Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века icon

Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века



НазваниеСостав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века
Дата конвертации30.11.2012
Размер79.01 Kb.
ТипДокументы

Карелин Н.М.

Г. Красноярск, СибГАУ

СОСТАВ СЛУЖБ ЕНИСЕЙСКОГО КАЗАЧЕСТВА ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XIX ВЕКА


Последние 20 лет в России активно возрождаются казачество и его традиции, в том числе и Енисейское казачье войско. Связи с этим вновь становятся актуальными проблемы истории казачества Приенисейской Сибири. Изучение традиций, структуры, правового статуса, культуры, служб и обязанностей енисейских казаков в разные периоды истории, должно помочь закрыть не только белые пятна в истории края, но и способствовать развитию патриотического воспитания молодежи. В первую очередь это касается истории XIX в., так как этот период истории Енисейского казачества наименее изучен.

Историографию работ по казачеству Енисейской губернии XIX века, открывают труды дореволюционных авторов. Это первый губернатор Енисейской губернии А. П. Степанов [6], И. С. Пестов[4] и другие чиновники, исполнявшие свои должности в губернии. Встречаются материалы по енисейскому казачеству и в общих работах по истории Сибири это Корнилов, П. А. Славцов, Г. Н. Потанин, Г. Е. Катанаев, Ф. Н. Усов, А. И. Вагин и другие. Из современных историков специальные работы по истории казачьих войск Сибири вышли у С. М. Андреева, Г. Ф. Быкони, Н. Ф. Емельянова, А. С. Зуева, Ю. Г. Недбая, и ряда других авторов. Главный опубликованный источник по истории казачества в данный период, который положен в основу статьи, это «Устав о Сибирских городовых казаках»(в данном случае речь идет о городовых казаках и станичных казаках, находящихся в гражданском ведомстве) от 1822 г.[5. С. 532-557]. Большинство названных книг являются библиографическими редкостями. Дореволюционные издания находятся в плохом состоянии и не всегда доступны для читателей, а труды современных исследователей издаются малыми тиражами. Следует отметить также, что существует большой объем архивных материалов, но фонды по казачеству разрознены, и это существенно затрудняет их изучение.

Первая четверть XIX в. ознаменована серией проектов и преобразований Сибирских иррегулярных войск. Составили их командир Сибирской пограничной линии Г. И. Глазенап и гражданский губернатор Сибири И. Б. Пестель. Их проекты были рассмотрены Государственным Советом в 1810 г., и отложены в «долгий ящик». Вместе с тем проблемы, поднятые в проектах, оставались не решенными. В 1808 г. связи с необходимостью укрепления Западных рубежей империи в Сибири начался вывод регулярных частей, в 1810 г. была отменена посылка башкирских и мещерских казаков. Многие функции, выполнявшиеся ими, переложили на казаков, положение их становиться все более бедственным. Поэтому в ходе общесибирской реформы М. М. Сперанского было обращено особое внимание и на положение казаков гражданского ведомства. 13 апреля 1822 г. в «общем собрании» члены Сибирского комитета «сообразив все обстоятельства» нашли, что Устав «составлен основательно…» 22 июня 1822года он был утвержден императором[1. С. 44-51].


Так был учрежден Енисейский городовой казачий полк, в состав которого вошли казачьи команды Красноярска, Енисейска, Туруханска, Канска и Минусинска[2. С. 327- 329]. Полк числился в составе окружной полиции, следовательно, принадлежал гражданскому ведомству. Енисейские казаки делились - на полковых и станичных. В полк зачислялись казаки, не имеющие прочного хозяйства или те, которые отправляют службу в местах отдаленных от места постоянного жительства, они получают казенное довольствие. В станицах числились казаки, имеющие постоянное домообзаводство, службу они отправляли по месту жительства, жалования не получали и должны были помогать местным жителям в отправлении внутренних повинностей. В штате полка числилось 500 казаков, 46 урядников и 5 сотников соответственно, возглавлял его полковой атаман. Станичные казаки управлялись выборными головами и старшинами, которые выбирались казачьим обществом, и утверждались в должности гражданским губернатором. Непосредственным начальником казаков в губернии был он же, а сотни подчинялись окружному начальству тех мест, где располагались, а где его нет - городничему[3. С. 289-297]. Таким образом, как пишет И. С. Пестов, по реформе М. М. Сперанского, казаки получили свое окончательное формирование и узнали свои права и обязанности[4. С. 264- 284].

До реформы 1822 г. казаки употреблялись по усмотрению ближайшего начальства, и связи с этим происходили разного рода злоупотребления. Как пишет А. П. Степанов: «до реформы казаки были не что иное, как вещь…»[6. С. 171-172]. Дореволюционной традиции свойственно описывать жизнь казаков до реформы в темных тонах, и идеализировать ее после. Однако это не совсем так, Устав 1822 г. существенно упорядочил службу казаков, но обязанностей возлагаемых на них не стало меньше, и подчинялись они все тем же чиновникам. Как и ранее они имели право подавать жалобы сотникам и атаману, который имел прямое сношение с губернатором. Основной его обязанностью как раз и было попечение о казаках, и надзор за правильным их употреблением на службе[5. Ст. 41-44]. Однако сам атаман не мог отменить указов городничего или других начальников, он имел лишь право в случае их неправильности подать представление губернатору[5 ст. 52-54].

Служба, как городовых, так и станичных казаков была нескольких видов: «По делам полицейским: ночные разъезды в городах, поимка беглых, конвой казенных транспортов, пикеты и разъезды около заводов и фабрик, в предупреждение побегов ссыльных, этапирование ссыльных, составление конной стражи на этапах, по особому о том уставу, исполнение особенных поручений при чиновниках, охрана соляных озер, побуждение к платежу податей, взносу недоимок и исправлению повинностей, наблюдение на сельских и инородческих ярмарках, отправление должностей в составе губернской и окружной полиции. По делам хозяйственным: развозка, хранение и продажа от казны предметов продовольствия в отдаленных северных местах, по правилам по сему установленным, сбор податей с инородцев по особому о том Уставу, разные поручения на заводах, фабриках и казенных промыслах по части землемерной и строительной, разные поручения при казенных заготовлениях посредством комиссий». Эти обязанности были возложены на всех сибирских казаков, но они варьировались по губерниям. Так енисейские казаки редко употреблялись при заводах и фабриках, а если употреблялись, то в основном это были станичные. Конвой и охрана ссыльных, отправление на поселение, также в основном были обязанностью станичных казаков. Больше енисейские казаки употреблялись на приисках и при казенных магазинах, как станичные так и полковые.

Служба эта считалась постоянной обязанностью казаков и осуществлялась по очереди. Очередность регулировалась расписанием, составляли его сотники, и начальники, в подчинении которых находились казаки. При составлении расписания они должны были руководствоваться местными потребностями, расположению сотен и числом городовых казаков. Утверждалось оно Главным Управлением, и изменяться без его утверждения не должно было. Во время отправления постоянных обязанностей начальники сотен и команд должны были вести подробный журнал и представлять его ежемесячно полковому атаману[5. Ст. 31-38]. Полковой атаман, ревизуя журналы, должен был следить, чтобы употребление казаков было законно, чтобы оно согласовалось с общим расписанием, с особыми предписаниями гражданского губернатора, а также, чтоб в нарядах непременно соблюдалась очередь и уравнительность[5. Ст. 45-46].

Другой вид службы это исправление постоянных должностей: счетчиков, служащих при канцеляриях и правлениях и так далее. На все должности казаки назначались поименно, по назначению гражданского губернатора, приказом полкового атамана. В должности они зависели от своего непосредственного начальника. Отправляя службу, они должны, руководствоваться Уставами и Положениями о каждой из них. Увольняться от должностей они могли так же по порядку, в определении их постановленному[5. Ст. 26-30].

«А также взамен других команд городовые казаки могли употребляться: в пограничные караулы и разъезды, где не устроено особой пограничной стражи, в караулы при казенном имуществе, где не находиться или не достаточно воинских команд, в счетчики по казначейству, при их не достатке, по особым распоряжениям главного управления, употребляются также взамен воинских команд, по обязанностям внутренней стражи[5. Ст. 23-25].» Службы эти считались как командировки и временные поручения, употреблялись в них казаки по мере надобности. Делалось это по предписанию гражданского губернатора, приказом полкового атамана, или по требованию полицейских властей, приказом сотника соответственно. При этом губернатор мог назначить казака поименно или оставить это на усмотрение казаков, а полицейские власти могли назвать только место, откуда должен отправиться казак, а непосредственный исполнитель выбирался самим казачьим обществом[5. Ст. 40-41].

Чтобы казаки исполняли все выше перечисленные обязанности исправно и по правилам, помимо сотников и атамана, за ними должны были следить городничие и другие полицейские чины[5. Ст. 55].

Особое место среди казаков занимали пограничные казаки, проживавшие в станицах на юге губернии. По мимо обычных полицейских функций, главная служба их заключалась в объезде пограничных знаков. По данным Пестова[4. С. 264-284], таких знаков было три, находились они на юге Енисейской губернии, в Саянских горах. Их обслуживали казаки Саянской и Абаканской станиц, казаков этих по традиции называли пограничными. Они должны были ежегодно в назначенные дни встречаться с китайской пограничной стражей, обмениваться дарами и заверениями взаимной дружбы. По возвращении со знаков станичные головы отправляли донесения начальству[4. С. 264- 284]. В остальное время станичные казаки обязаны были охранять и защищать населяемые ими места, а также наблюдать за тишиной и спокойствием в своем участке. Для исполнения обыкновенной полицейской службы их не должны были отряжать далее 150 верст от их места жительства, командировка считалась мерой чрезвычайной, но и тогда казаки назначались поименно и по выбору казачьего общества. Командировки в станицы городовых команд запрещались. Все станицы в округе подчинялись исправнику[3. С. 289-297]. Находились станицы и во внутренних округах губернии служба их, так же состояла в охранении занимаемых ими территориях.

Таким образом, службы Енисейского казачества были самыми разнообразными. На казаков возлагались не только жандармско-полицейские функции, но помимо этого они были важной составляющей бюрократического аппарата губернии. В основном его нижнего звена, что было чрезвычайно выгодно центру, так как существенно снижало затраты на его содержание. Связано это и с тем, что уровень грамотности у казаков был достаточно высоким, благодаря полковым и сотенным школам. Создание и попечение о них возлагалось на губернатора. Дети, оказывающие особые успехи могли поступать в уездные училища и гимназии[3. С. 289-297]. Реформа Сперанского углубила разрыв между городовыми и линейными казаками. Линейные казаки эволюционируют в сторону регулярных войск. А у городовых казаков состав обязанностей все больше меняется в сторону подчинения целям и задачам гражданского ведомства. В основном это полицейские, фискальные и хозяйственные функции. Об этом свидетельствуют и другие стороны жизни казаков. Особенно ярко чинопроизводство, по которому не давалось потомственного дворянства, казачьи чины не были при равнины к армейским. Менее жесткой была регламентация форменной одежды у казаков, а так же система подготовки и обучения казачьей молодежи. Более гибкими были подход к сословному формированию и регламентация конфессиональной принадлежности. Запрет на выход из сословия, как и верстание в казаки, были условным и не раз нарушались. Возможность выхода из сословия, как и раньше, сохранялась. Казаки были более тесно связаны с производственной деятельностью и находились практически на полном самообеспечении. Все это делало казаков незаменимыми в управлении Енисейской губернией, поэтому власти ведут гибкую политику и берут курс на обособление казачества, и законодательное закрепление этого статуса. Однако полумеры не разрешили существовавших проблем и не принесли желаемого результата. Уже через четверть века потребовалась новая реформа казачества.


Примечания

  1. Зуев А. С. Русское казачество Забайкалья во второй четверти XVIII – первой половине XIX вв. Новосибирск: Новосибирский гос. ун-т; 1994.

  2. Казачьи войска. Под ред. Шенк В. К., Составитель Казин В. Х., 1912г. Репринтное издание, «Дорваль», 1992.

  3. Вагин А. И. “Исторические сведения о деятельности графа М. Сперанского в Сибири с 1819-1822г.” Том II. СПб 1872.

  4. Пестов И. С. Записки об Енисейской губернии Восточной Сибири. Москва, 1833.

  5. Полное собрание законов Российской империи. Том XXXVIII. СПб. 1830.

  6. Степанов А. П. “Енисейская губерния”. Вводная статья и комментарии

  7. Быконя Г. Ф. Красноярск. Изд-во «Горница», 1997.



Похожие:

Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconГосударственная идеология в россии второй четверти XIX века: пропаганда и реализация
Работа выполнена на кафедре истории России Саратовского государственного университета
Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconЮ. Е. Кондаков Деятели европейского религиозного возрождения И. Линдль и И. Госснер в России первой четверти XIX века. Спб. 2008 Исследование
Деятели европейского религиозного возрождения И. Линдль и И. Госснер в России первой четверти XIX века
Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconЮ. Е. Кондаков Деятели европейского религиозного возрождения И. Линдль и И. Госснер в России первой четверти XIX века. Спб. 2008 Исследование
Деятели европейского религиозного возрождения И. Линдль и И. Госснер в России первой четверти XIX века
Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconВлияние европейского религиозного возрождения на политическую ситуацию в России первой четверти XIX века

Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconА. Ю. Минаков
России первой четверти XIX века. Степень разработанности данной проблемы сравнительно невелика, несмотря на недавно появившуюся коллективную...
Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconОглавление Предисловие (. Минаков А. Ю) Раздел I. Теоретические аспекты традиционализма и консерватизма
Война и мир в политической риторике России первой четверти XIX века (Вишленкова Е. А.)
Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconНиколай I. (1825-1855) Внутренняя политика второй четверти XIX в
...
Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconНиколай I. (1825-1855) Внутренняя политика второй четверти XIX в
...
Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconЕ. П. Маточкин кандидат искусствоведения
Как бы в противовес этому бездушному позитивистскому мышлению во второй половине XIX века в литературе и искусстве Западной Европы...
Состав служб енисейского казачества во второй четверти XIX века iconРелигиозная литература в России первой четверти XIX века
С духовными произведениями И. Г. Юнга-Штиллинга “Победная повесть” (СПб. 1815), Е. И. Станевича “Беседа на гроб младенца…” (СПб....
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов