Зоогеографические признаки нефтеобразования icon

Зоогеографические признаки нефтеобразования



НазваниеЗоогеографические признаки нефтеобразования
Дата конвертации27.09.2012
Размер124.43 Kb.
ТипДокументы



ЗООГЕОГРАФИЧЕСКИЕ ПРИЗНАКИ НЕФТЕОБРАЗОВАНИЯ

Эвапоритовые бассейны – мощный фактор морфофизиологической эволюции морских и солоноватоводных видов. Симпатрическое видообразование в них было связано с изоляцией популяций эвригалинных организмов фронтальными зонами палеорек с высокими горизонтальными градиентами солености от ~2 до минимум 8 г/л. Часть популяций на предустьевых пространствах приспособилась к размножению в пресной воде, а голоэвригалинные (M5-M4) и галофитные виды эволюционировали в зонах опреснения. Т.о. надежным фито- и зоогеографическим признаком существования в прошлом эвапоритового бассейна является наличие голоэвригалинных морских и солоноватоводных видов и их видов-двойников или морфологических аналогов, эволюционировавших до уровня рода (реже семейства), в пресных водах. Например, род Dunaliella (Volvocales) включает несколько галофитных лагунных и континентальных форм, многочисленные пресноводные виды на всех континентах, исключая Антарктиду, и несколько морских видов (см. [Масюк, 1977]). Филогения пресноводных и морских эритробактерий [Турова и др., 1995] показывает, что симпатрическая модель пригодна и для бактериальных форм, а морфологическое разнообразие эритробактерий в пресных водах может быть объяснено многократным видообразованием от немногих морских предков в различных эвапоритовых бассейнах.



Рис. 10. Плеоподы самцов видов-двойников Isopoda рода ^ Jaera (по суммарным литературным данным): 1 – J. albifrons; 2 -- J. ischiosetosa; 3 – J. shelenbergi; 4 – J. nordmanni; 5 – J. nordica


Термопатия голоэвригалинных видов и их морских предков является индикатором палеоклимата. Например, в северном Средиземноморье обитает Jaera italica Kesselyak, 1938 (Isopoda). Ее морфологический голоэвригалинный двойник J. ischiosetosa Forsman, 1949 и их общий предок, бореальная J. albifrons Leach, 1814 (рис. 10), живут в Северной Атлантике от южного побережья Франции до Берингова и Белого морей. Это указывает, что климат мессина был более холодным, чем ныне.

Аналогичная картина наблюдается в распределении близкородственных пресноводных и морских видов Gammarus и Anisogammarus (Amphipoda) в бассейнах рек северо-востока Азии, Северной Америки, Северном Ледовитом и северной части Тихого океана (см. [Цветкова, 1975]), мизид Mesipodopsis (Mysidacea) в реках бассейна Персидского залива и Атлантическом океане [Mauchline, Murano, 1977]. Все голоэвригалинные реликты балаханского времени (см. выше) размножаются при температурах более 10оС. Если бассейну ПТ были свойственны климатические особенности современного Каспия (см.
[Родионов, 1991]), то падение его уровня было связано с аридизацией климата при потеплении. Последовавшая за ним акчагыльская трансгрессия маркирует похолодание. Это объясняет отсутствие балаханских реликтов в Мировом океане и наличие в фауне Каспия многочисленных стеногалинных солоноватоводных арктических реликтов.

Приспособление морских и солоноватоводных организмов к размножению в пресной воде определялось не только их осморегуляторными способностями, но и термопатией, особенностями размножения и площадями опресненных зон. Мессинские пресноводные реликты, как и понтические реликты («lago-mare»), приурочены в основном к рекам и фреатическим водам северного побережья Средиземного моря. Видовое разнообразие балаханских пресноводных реликтов в Волге (>50 видов донных беспозвоночных), Куре и Араксе (7-9), Сефидруде – (~5 видов) и в реках Горганского залива (1?) соответствует ранжированию водности рек в современный период (см. рис. 2). Среди ~100 видов пресноводных балаханских реликтов наиболее примечательны двойники голоэвригалинных солоноватоводных видов. Рыба-игла, атерина и бычок-бубырь имеют репродуктивные ареалы в Волге [Коблицкая, 1981] и Урале. В оз. Иссык-Куль обитает пресноводный Cyprideis pedashenkoi (Daday, 1909), Ostracoda. В Араксе и Верхней Куре живут Turcogammarus turcatum (Stock, 1974) и T. setosus (Schaferna, 1914) (Amphipoda) [Barnard, Barnard, 1983a, b.]. К рекам бассейна Каспия, впадавшим в водоем ПТ разными руслами (см. рис. 2), приурочены эндемичные Theodoxus astrakhanicus Starobogatov, 1994 (Волга, Урал), Th. doriae (Issel, 1865) (Сефидруд), Th. major Issel, 1865 (Аракс) и Th. subthermalis Issel, 1865 (Кура). Последний вид сходен с голоэвригалинным Th. pallasi даже строением радулы. Они отличаются формой зубовидного выроста оперкулюма и имеют дизъюнктивные ареалы. Из бассейна Амударьи описано 6? видов Caspiohydrobia (Hydrobiidae) [Старобогатов, Иззатуллаев, 1974].

Средиземноморские Hydrobiidae живут при 90 г/л, а пресноводные – в реках и пещерах [Spandl, 1926; Воробьев, 1949; Jaeckel, 1967; Radoman, 1983]. Их раковины отмечаются в мессинских отложениях [Selli, 1983] и «lago-mare» [Sturani, 1973]. Процесс приспособления немногих морских видов к обитанию в широком диапазоне солености и в пресной воде в Мессинских эвапоритовых бассейнах за ~0.48 Ma проходил >10 раз. Период адаптации не превышал нескольких тысяч лет и определялся трендом солености. Это подтверждается заключением Veuille [1979] о минимум трех подвидах J. nordmanni и объясняет «эволюционный парадокс» изопод и амфипод оз. Охрид (см. [Salemaa, Kamaltynov, 1994]).

Голоэвригалинная морская ^ J. nordmanni (Rathke, 1837) и пресноводная Jaera shelenbergi Kesselyak, 1938 эволюционировали от бореальной J. nordica Lemerceier, 1958 (см. рис. 10). Corophium volutator Pallas, 1766 и Cor. orientalis Schellenberg, 1928 от бореального Cor. affine Bruzelius, 1859. Голоэвригалинная Ficopomatus enigmaticus и пресноводная Marifugia cavatica Absolon et Hrabe, 1930, вероятно, от Serpula (Serpulidae). Пресноводная Moerisia lyonsi Boulenger, 1908, обитавшая в оз. Карун (Египет), и голоэвригалинная M. maeotica (Ostroumov,1896) (Moerisidae, Cnidaria) – возможно от Thaumantias hemisphaerica Esch. (Taumantidae). Фреатическая Troglochaeta beranecki Delachaux, 1920 и голоэвригалинный морской Nereis diversicolor O.F.Muller, 1776 (Nereidae) – виды-аналоги. Пресноводные и морские виды Gammarus Fabricius, 1775, родственные лузитанскому голоэвригалинному Gam. aequicauda (Martynov, 1931), настолько многочисленны, что я затрудняюсь указать на видов-двойников лишь по морфологическим признакам.

Рис. 11. Распространение Mytilopsis (?Dreissenidae, Bivalvia) (A), родов и подродов сем. Neritidae, Gastropoda (Б) в континентальных водоемах (по [Старобогатов, 1970], с дополнениями): 1 – Theodoxus; 2 – Neritila, Clithon (Vittolliton), Neritina (Neritina, Clupeolum, Vitta); 3 – Clithon (Clithon, Pictoneretina); Neritina (Neritina, Neritona, Vittina, Dostia, Vittoidea), Septaria; 4 – Pseudonerita


Зоогеографический анализ за пределами Паратетис был выполнен мной по таксономическим группам, вселившимся в Каспий и родственным каспийским, и исключительно на основе опубликованных карт (например, рис. 11-12). Он был верифицирован по распространению типовых видов Mollusca (по [Thiele, 1925-1935]). При этом регионом формирования пресноводной фауны я считал район, в котором имеется минимум три не- родственных между собой родовых таксона с ярким морским генезисом. В реках Мексиканского залива живет пресноводный краб Rhithropanopeus harrisii Gould, 1841, а его голоэвригалинный вид-двойник Rh. tridentatus (Maitland, 1874) освоил не только восточную Атлантику, но Арал и Каспий. Гребневик M. leidyi, некогда обитавший у восточных побережий обоих Америк, эволюционировал от менее стеногалинного вида, например M. mccradyi, в один из эвапоритовых кризисов Мексиканского залива или Карибского моря после окончания формирования Атлантики, т.е. за последние ~130Ma. В реках бассейна Мозамбикского пролива, кроме пресноводных Neritidae (см. рис. 11), обитают пресноводные десятиногие раки (см. рис. 12) и мизида Lepidophtalmus servatus Fage, 1924 (Занзибар). В реках Австралии, Тасмании и Новой Зеландии обитают эндемичные десятиногие раки (см. рис. 12), а также несколько пресноводных видов р. Danuliella. В реках бассейна Красного моря (Синайский полуостров) живут пресноводные виды Pirenella (Gastropoda), не отличимые от голоэвригалинных Cerithium sp., живущих в оз. Gavish Sabkha при 130 г/л (см. [Hypersaline …, 1985]).

Рис. 12. Распространение речных раков (по [Бирштейн, Виноградов, 1934; Starobogatov, 1995]): I - Astacidae; II – амурские и III - японские Cambaroides, Cambaridae; IV –Pacifastacus, Pacifastacidae; V – восточно-американские; VI - бразильские; VII - чилийские; VIII - новозеландские; IX - раки о.Фиджи; X - раки о.Тасмания; XI - австралийские; XII - раки о. Мадагаскар (Parastacidae)


Центры формирования рецентных пресноводных фаун и флор мессинского и балаханского типов сосредоточены, по меньшей мере, в 28 районах (рис.13). В Атлантическом – Амазонка, Иордан, Ла-Плата, реках Гвинейского и Мексиканского заливов, Карибского и Средиземного морей. В Индийском – Инд и Мюррей, реки Красного моря, заливов Карпентария, Мартабан, Бенгальского и Персидского, проливов Басса и Мозамбикского (Западно-Мадагаскарский и Нижне-Замбезийский НГБ). В Тихом – реки Новой Зеландии, морей Берингова, Охотского, Японского, Желтого, Восточно- и Южно-Китайского и Индо-Малайского архипелага, заливов Калифорнийского, Ванкуверского и Аляскинского. Как минимум, в 27 случаях из 29 центры формирования рецентных пресноводных фаун и флор совпадают с разведанными или перспективными НГБ (по [Бека, Высоцкий, 1976]).

Рис. 13. Центры формирования пресноводных фаун (оригинал): 1–4 – мессинского и балаханского типов (1 – совпадают с разведанными НГБ; 2 – совпадают с перспективными НГБ; 3 – центры с признаками формирования фаун; 4 – районы, перспективные на нефть и газ); 5 – центры формирования пресноводных фаун ледовитоморского типа; 6 – паннонского; 7 – известные области разгрузки углеводородных потоков (по [Иванов, 1999])


Данные по районам тихоокеанского шельфа Южной Америки в Панамском заливе и южнее Вальпараисо (Чили), а также районам атлантического шельфа Намибии, ЮАР и южнее залива Ла-Плата, где известны признаки нефтепроявления, недостаточны для конкретных выводов. Скорее всего, эвапоритовые бассейны существовали на месте современного Кораллового и Тасманового морей. По зоогеографическим признакам могут быть указаны минимум три перспективных района формирования нефтепроизводящих отложений. В Японском море можно прогнозировать открытие шельфовых месторождений, а не только скромных нефтяных залежей по западному побережью Японии. Подобный прогноз может быть сделан по бассейну Карпентария (по нефтегазоносности Юго-восточной Папуа, месторождений Cornarvonn и подводным «нефтяным» вулканам (см. рис. 13)), шельфу Бразилии (в районах бассейнов Potiguar, Sergipe-Alagoas, Reconcavo, Espirito Santo) и Аргентины.

Юго-восточнее устьевой области Ла-Плата известны нефтегазовые проявления (см. рис. 13), а севернее – НГБ Бразилии. При этом бассейн Potiguar на севере и Espirito Santo на юге Бразилии совпадают с НГБ Берега Слоновой Кости, Нижне-Нигерийским и Кванза-Камерунским на западном побережье Африки (рис. 14). Раннемеловой (апт-альб) эвапоритовый НГБ Кампос (рис. 14В, 15А), в окрестностях которого сосредоточено более 70% запасов нефти Бразилии, начал формироваться до раскола Южной Атлантики, который произошел в раннем мелу примерно на рубеже апта и альба [Barron, et. al, 1981]. Он совпадает с аптским Кванза-Камерунским НГБ западной Африки (ср. рис. 14 А-В). Нефтегазоносность Нижне-Нигерийского и Западно-Африканского бассейнов также связана с апт-альбом [Высоцкий, Кучерук, 1973]. Естественно, что на противоположном берегу раскрывающейся Южной Атлантики также накапливались эвапоритовые осадки (см. рис. 15 Б). Например, в Анголе битуминозные известняки формации Букомази, подстилающие соленосную толщу верхнего апта, рассматриваются в качестве основного нефтегенерирующего комплекса [Конюхов, 1985].



Рис. 14. Предполагаемое положение континентов в позднем триасе (А), НГБ Африки (Б) и юго-востока Бразилии (В) (по [Высоцкий Кучерук, 1973] и ресурсам Интернет): 1 – промышленно нефтегазоносные бассейны; 2 – потенциально нефтегазоносные; 3 – возможно нефтегазоносные (3 – Нижне-Нигерийский; 4 – Кванза-Камерунский; 6 – Западно-Африканский; 18 – Нижне-Замбезийский; 19 – Западно-Мадагаскарский; 20 – Берега Слоновой Кости

Поскольку в позднем мелу (сеноман-коньяк) осадконакопление в Атлантике приобрело океанический характер [Тимофеев и др., 1985], зоогеографические данные маркируют эвапоритовые бассейны, существовавшие, как минимум, 130 Ma. Этот метод прогноза является наименее затратным, в сравнении с традиционными.




Рис. 15. Геологический разрез пассивных окраин Южной Атлантики: бассейн Кампос (А) и Западной Африки (Б -- на этапе формирования подводной карбонатной платформы; В – поздний апт): А 1 - конгломераты, песчаники; 2 - песчаники, алевролиты, глинистые сланцы; 3 - ракушечные известняки; 4 - мелкообломочные известняки; 5 - эвапориты; 6 - базальты; 7 - линия корреляции; 8 - возрастные границы; 9 - несогласие в кровле серии Жиквита; 10 - несогласие в подошве верхнего эоцена; 11 - подошва серии мелководного ракушняка Коквинас. Б, В. 1 — прибрежные хребты, 2 — пролювиальные конусы выноса, 3 — дюны и барханы, 4 — болота и озера на прибрежной равнине, 5 — береговые бары и приливно-отливные равнины, 6 - речная дельта и авантдельта, 7 — озера на аллювиальной равнине, 8 —открытый шельф, 9 - барьерные рифы, 10 — уступы, площадки и каньоны на материковом склоне (10а — Б; 10б – В), 11 — перемещенные массы осадков (11а — Б; 11б – В), 12 — мелкие оползни на склоне (12а — Б; 12б – В), 13 — системы распределительных русел в глубоководных конусах выноса; 14—29 — породы и осадки в разрезах древней материковой окраины: 14 —континентальная кора, 15 — древние континентальные отложения платформенного чехла, 16 - коры выветривания, 17 — красноцветные терригенные (молассоидные) образования, 18 — эвапориты (18а — Б; 18б – В), 19 — рифовые известняки, 20 — брекчированные карбонатные осадки материкового склона, 21 — доломиты, 22 — карбонатные илы, 23 - шельфовые терригенные пески, 24 — песчано-алевритовые осадки прибрежной равнины, 25 — глины прибрежно-шельфового и озерного генезиса, 26 — шельфовые алевритовые осадки, 27 — отложения глубоководного конуса выноса, 28 — отложения дистальной части конуса, 29 - терригенно-карбонатные углеродистые осадки ("черные" сланцы) (по [Конюхов, 1985; Diaz et al., 1990])





Рис. 16. Осадочный чехол на периферии Скандинавии (по [Троцюк, 1982]): бассейны I – Лофотен; II – Воринг; III – Североморский; комплексы: 1 – терригенно- карбонатно-эвапоритовый палеозоя, мезозоя и кайнозоя; 2 – терригенно-карбонатный мезозоя и кайнозоя; 3 – преимущественно терригенный комплекс кайнозоя


Эвапоритовые моря с палеозоя по кайнозой существовали на шельфе Северного и Баренцева морей (рис. 16), но бассейны их рек неоднократно находились в зонах оледенений и для точных заключений необходимо использовать палеогеографические, палеонтологические, генетические и физиологические данные.

Например, пресноводные и голоэвригалинные мизиды Mesipodopsis появились не позднее, чем прервалась связь Индийского океана и Средиземного моря, т.е. на рубеже палеогена и неогена (22-25 Ma). Возможно, что этот же кризис солености маркируют «левантийские» униониды в отложениях рек Персидского залива и Кавказа [Богачев, Шишкина, 1915] и формирование верхов т.н. «главных известняков» месторождений Ирака (см. [Высоцкий, Кучерук, 1973]).

Прямое отождествление всех центров видообразования пресноводных фаун с перспективными районами нефтеобразования было бы крайне неосмотрительным. Эвригалинные морские виды Северной Атлантики и Арктических морей сближают пресноводных ледовитоморских реликтов севера Евразии и Америки с мессинскими. Но баренцевоморские популяции переносят изменение солености от 15 до 45-50%о, тогда как балтийские существуют при 3-4…30-35%о [Беляев, 1957]. Т.о. физиологическая адаптация голоценовых баренцевоморских реликтов в Балтике – актуалистическое подобие видообразования при опреснении палеоводоемов.

Например, в Паратетис существовали Паннонское (~5 Ma) и Понтическое (~2 Ma) палеоозера (см. рис. 1). Однако в их отложениях нет и не может быть УВ, сравнимых даже с южно-каспийскими, поскольку их геологическая история была связана с опреснением. Пресноводные Theodoxus aff. transversalis (Pfeiffer, 1828) и Th. aff. danubialis (Pfeiffer, 1828) отмечаются в «палюдиновых» слоях (~5.5 Ma) опреснившегося Паннона [Jurisic-Polsak, 1979; Papp, 1985]. В реках северного Причерноморья Theodoxus sp. впервые фиксируется в понтическое время (5.5-4.5 Ma) [Неогеновая…, 1986: 1, 281], а в Ниле и на Крите в комплексе с Corbicula, Unio, Bithynia и Physa появляются ~5.0 Ma назад [Чумаков, 1967; Demitzacis, 1979]. На Крите и Балеарских островах, где живут рецентные виды [Jaeckel, 1967], отсутствуют реки, подобные Нилу. Это показывает, что Эпипонтическое озеро, место рекрутирования фауны «lago-mare», было пресным, и объясняет отсутствие нефтематеринских толщ выше мессинских эвапоритов. Независимое происхождение ледовитоморских реликтов Евразии и Америки (см. рис. 13) за последние ~0.1 Ma [Сущеня и др., 1986], генезис пресноводных видов Theodoxus в четырех центрах видообразования Паратетис (см. рис. 11Б), многократное видообразование в Мессинских эвапоритовых бассейнах – проявление номогенеза, т.е. развития, в основе которого лежит закономерность, а не случайность [Берг, 1977]. Приведенные данные также подтверждают гипотезы Э. Майра [1974], С.Дж. Гаулда и Н. Элдриджа о высоких темпах видообразования в изолированных популяциях. Физиологическая адаптация морских видов к размножению в пресной воде может проходить при опреснении палеоводоема (ледовитоморский и паннонский типы) и его осолонении (мессинский и балаханский типы). Последние пути видообразования связаны с появлением голоэвригалинных морских или солоноватоводных видов в солеродных бассейнах и пресноводных – в континентальных водах.

Преобладание теплого климата в фанерозое (>80% из 540 Ma) и протерозое (>90% из ~2000 Ma), эвапоритовые цианобактериальные сообщества архея, делают вероятным эвапоритовое симпатрическое видообразование и заселение пресных вод на первых этапах биологической эволюции. Увеличение V, Ni, Fe и Cu при сокращении Mg и постоянном Ca в нефтях от кайнозойских к мезозойским и палеозойским [Севостьянов, 1999] можно объяснить эволюцией эвапоритовой системы (постоянство Ca). Появившиеся в ней ракообразные обогащают нефть V и Fe, а моллюски – Cu (за счет пигмента гемоцианина). Увеличение Ni, Fe и Cu можно также связать с эволюцией пресноводных экосистем и увеличением потока аллохтонных ОВ континентального генезиса.

Можно допустить, что на первых этапах существования биосферы – с архея по ордовик, т.е. до освоения гидробионтами пресных вод нефтеобразующие биосистемы существовали не только в гипергалинных водах, но и в солоноватых. Так, в Волго-Уральской области нефтегазоносность докембрийских отложений связана с гожанской и калтасинской свитами верхнего рифея (R3), формировавшихся в эвапоритовых бассейнах на стадиях доломито - и ангидритообразования, а байкибашевская и старо-петровская свиты венда (V), по мнению авторов [Лагутенкова, Чепикова, 1982], накапливались в трансгрессивную фазу в солоноватоводных условиях. В.М. Горленко, С.И. Жмур [1989] также считают, что диктионемовые сланцы ордовика Прибалтики образовывались в условиях низкой солености. В подтверждение своей точки зрения авторы [Лагутенкова, Чепикова, 1982] приводят данные о низком содержании хлора, однако, в цементе байкибашевской и старо-петровской свит присутствует хлорит, являющийся одним из индикаторов аридного осадконакопления в условиях повышенной солености [Справочник …, 1983]. В диктионемовых сланцах детектированы алюмосиликаты [Горленко, Жмур 1989], характерные начальным стадиям повышения солености [Страхов, 1962]. Против таких предположений выступают и данные С.Г. Неручева [1982], который установил взаимосвязь между уранонакоплением, развитием фитопланктона и накоплением органического вещества. Причем в такие периоды, начиная с раннего протерозоя, состав фитопланктона резко обеднялся до 1-2 форм, которые достигали массового развития. Приуроченность высоких концентраций урана к доломитам обычно объясняют его миграцией в виде уранил-карбонатных комплексов и комплексных органических ионов. Формирование верхнеюрского уранового оруднения в Зауралье происходило не просто при смене гумидных условий на аридные [Зайцев, 2000], а в условиях максимальной аридизации позднеюрского климата (см. [Корж, 1978]). Образование фосфоритов Средиземноморской провинции, где содержание урана очень невелико (0,003%) [Григорьев и др., 1990], также как и формации Фосфория (США), происходило в условиях аридного климата и высокой солености, на что указывают гипсы в их разрезах [Страхов, 1962]. Образование осадочных месторождений урана, меди, цинка, свинца, ванадия, пластовых фосфоритов часто сопровождалось значительной доломитизацией и связывается с начальной стадией аридного литогенеза [Страхов, 1962; Справочник …, 1983].








Похожие:

Зоогеографические признаки нефтеобразования iconЗоогеографические признаки нефтеобразования
Турова и др., 1995] показывает, что симпатрическая модель пригодна и для бактериальных форм, а морфологическое разнообразие эритробактерий...
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconПризнаки Признаки
Алгоритм действий при обнаружении закладки взрывного устройства и попадании в завал в результате взрыва
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconДомашнее задание по химии
Выписать тезисно признаки типов признаки типов «кольчатые черви», «моллюски» в тетрадь
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconМодуль. Решение уравнений
Признаки равенства треугольников, равнобедренный треугольник и его свойства, параллельные прямые (признаки, свойства)
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconМетодические рекомендации уо для работы со слабоуспевающими учащимися Признаки отставания начало неуспеваемости учащихся
Ученик не может ответить на вопросы по тексту, сказать, что нового он из него узнал. Эти признаки могут быть 'обнаружены при решении...
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconКосвенные признаки употребления наркотиков и наркотической зависимости
Можно отличать наркоманов в толпе по внешним признакам. Они не абсолютны, но все же часто помогают. Вообще, наружность употребляющих...
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconКосвенные признаки употребления наркотиков и наркотической зависимости
Можно отличать наркоманов в толпе по внешним признакам. Они не абсолютны, но все же часто помогают. Вообще, наружность употребляющих...
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconМаркеры эвапоритового нефтеобразования
Ов цианобактерий, аналогичных рецентным матам гипергалинного приморского озера Gavish Sabkha (см. [Hypersaline …, 1985]). Эти примеры,...
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconМаркеры эвапоритового нефтеобразования
Ов цианобактерий, аналогичных рецентным матам гипергалинного приморского озера Gavish Sabkha (см. [Hypersaline …, 1985]). Эти примеры,...
Зоогеографические признаки нефтеобразования iconГорючие ископаемые в отложениях эвапоритовых палеобассейнов
Наличие в разрезе осадочного бассейна «черных» сланцев считается одним из признаков его потенциальной нефтеносности, а вопрос их...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов