Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» icon

Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции»



НазваниеСанкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции»
страница2/2
Дата конвертации06.11.2012
Размер464.2 Kb.
ТипДокументы
1   2

Литература.

1. Ричард Пайпс Россия при старом режиме, М., "Независимая газета", 1993 г., пер. с английского.

2. А. и Б. Стругацкие Попытка к бегству. Трудно быть богом, М., СП "Вся Москва", 1989г.

3. Викинги: Набеги с севера. Пер. с английского Л. Флорентьева, М., "Терра", 1996 г. (энциклопедия "Исчезнувшие цивилизации").

4. Серавин А.И. Метод "Дубликата" как вариант защиты личности исследователя. Психология XXI века (Тезисы Международной межвузовской научно-практической студенческой конференции "Психология XXI века") под ред. Крылова А.А. - СПб, Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1999 .

5. Серавин А.И. Игровики. Психология XXI века (Тезисы Межвузовской научно-практической конференции "Психология XXI века") под ред. Крылова А.А. - СПб, Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1998 г.

6. Мельников В.М., Ямпольский Л.Т. Введение в экспериментальную психологию личности: Учебное пособие для слушателей ИПК преподавателей пед. дисциплин ун-тов и пед. ин-тов - М., "Просвещение", 1985 г.

7. Психология личности. Тексты / Под ред. Гиппенрейтер Ю. Б., Пузырея А.А. - М., Изд-во Моск. ун-та, 1982 г.

8. Психология. Учебник - М., "Проспект", 1999 г.

9. Психология индивидуальных различий. Тексты. Под ред. Гиппенрейтер Ю.Б., Романова В.Я. - М., Изд-во Моск. ун-та, 1982 г.

10. Елисеев О.П. Конструктивная типология и психодиагностика "личности", Псков, Изд-во Псковского областного ин-та усовершенствования учителей, 1994 г.

11. Современный словарь по психологии, М., "Современное слово", 1998 г.

12. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии: Учебное пособие / Балин В.Д., Гайда В.К., Гербачевский В.К. и др. // Под общей ред. Крылова А. А., Маничева С.А. - СПб, Изд-во "Питер", 2000 г.

13. Боброва Е.Ю. "Основы исторической психологии", СПб., Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1997 г.

14. Ганзен В.А. "Системные описания в психологии", Л., 1984 г.

15. Шкуратов В.А. "Историческая психология", - 2-е, переработанное издание, - М., "Смысл", 1997 г.

16. Шевандрин П.И. "Психодиагностика, коррекция и развитие личности" - М., Гуманитарный изд. центр Владос, 1998 г.

17. Барская А.Д. "Возможности метода психолого-исторической реконструкции при воссоздании психики человека времен античности". Тезисы (Материалы Международной конференции студентов и аспирантов по фундаментальным наукам "Ломоносов". Секция "Психология"), М., Изд-во Моск. ун-та, 1998 г.

18.Гумилев Л.Н. "Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации" .М.Экопрос.1993

19.Гумилев Л.Н "Этносфера: история людей и история природы". М,Экопрос.1993

20.Барро..М "Торквемандра ("великий инквезитор"), его жизнь и деятельность в связи с историей инквизиции".С-Петербург.1893

21.Быков. А.А "И.Лойола: его жизнь и общественная деятельность".С-Петербург.1894

22.
Жорж Дюби "Европа в средние века". Смоленск, "Полиграмма".1994,перевод с французского В.Колесникова.

23.Рыбаков Б.А "Язычество древней Руси". М, "Наука", 1987

24.Гуревич. А.Я., Харитонович Д.Э. "История средних веков". Учебник. М.,Интерпракс, 1995.

25.Гуревич А.Я. "Средневековый мир: культура безмолвствующего большинства". М.,1990.

26. Поршнев Б.Ф. "О начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии). М.,1974.

27. Фрейд З., Буллит У. "Томас Вудро Вильсон. 28президент США. Психологическое исследование". М.,1992.

28. Фрейд З. "Леонардо Да Винчи". М.,1978

29. Фром Э. "Адольф Гитлер: Клинический случай некрофилии". М.,1992.

30. Франко Кардини. "История средних веков". М.,1993

31.Мария Осовская. История средневекового рыцарства. М.,1976

32.Шпенглер О. "Закат Европы". Новосибирск,1993

33."Повесть временных лет". Пер. Д. С. Лихачева; вступительная статья и прил. О.В. Творогова; Петрозаводск, Карелия, 1991

34.Рапппопорт П.А. "Зодчество Древней Руси".Л.,1986

35.Трусов О.А. "Памятники монументального зодчества Белоруссии ХI - ХVII вв. Архитектурно - археологический анализ". Минск, Наука и техника, 1988

36.Штыхов Г.В. Киев и западные земли Руси в IХ - ХIII в. Минск,1982.

37. Фадеев Б.В. "Ролевые (моделирующие) игры". Психология ХХI века: (тезисы Международной межвузовской научно- практической студенческой конференции "Психология ХХI"). Под ред. А.А.Крылова, СПб., Издательство С.- Петербургского Университета, 1999.

38.Культурология: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений; Ростов-на-Дону: издательство "Феникс", 1999.

39.Клюев А.С. "Смысл музыки". Тезисы международной научной конференции "Смысл культуры", Санкт-Петербург 1996 год.


^ НА БЕЛОРУССКОМ ЯЗЫКЕ

1.Ткачев М.А. "Замки и люди". Под ред. Г.Ш. Штыхова. - Минск. Наука и техника.,1991

2.Тарасов "Кастусь. Память о легендах".(память прошлого Белоруссии).Минск.,Полымя.,1994.

3.Летопись великих князей Литовских (В сборнике белорусских летописей). Минск, 1993

4.Микола Ермалович. "Древняя Беларусь". Миск,1992.


^ НА АНГЛИЙСКОМ

1.Anthony Kemp. "Castles in Colour". BRANDFORD PRESS. Pole,1977


Приложение №1

Текст доклада на студенческой межвузовской научно-практической конференции "Психология 21 века" в 1998 году.

Вы идете в метро, по улице или сидите в электричке, и вдруг ваше внимание привлекает парень, девушка, мужчина или женщина в средневековой одежде. "Кто это?" - задаете вы себе вопрос. Может, рядом происходят съемки сказочного, фантастического или исторического фильма? Нет. Это своеобразная реальность наших дней и основная тема моего сегодняшнего доклада.

"Пусть начнется же песнь эта

по былинам нашего времени,

а не по замышлению Баяна".

Представьте: вы отправляетесь в туристический поход и вдруг натыкаетесь в лесу на "средневековый" замок или палаточный город, где жители одеты в стилизованную под средневековье одежду, а может и в точно реконструированную одежду и доспехи былых времен. На дорогах вы увидите воинов, рыцарей, поблескивающих стальными доспехами, женщин с грацией прекрасных дам, воспетых трубадурами, длинноволосых девушек, детей. Мир фантазии, сказки, средневековья, воплощенный в наше время, приоткроет для вас свои ворота. Эта встреча может произойти как в чешских горах, так и на холмах Калифорнии, в карельских или Уральских лесах. Этих людей может быть всего несколько человек, а бывает и десять тысяч. Для удобства стоит их объединить одним названием - игровики.

Сколько же их? Нужно учесть, что проведенные исследования численности участников игр приблизительны. В Санкт-Петербурге их около полутора тысяч, в Москве - около двух тысяч. По другим городам России (Казани, Новгороде, Уфе, Новосибирске и т.д.) до двух тысяч. В республиках бывшего СССР: Белоруссия - 200 человек, Украина - 200, Латвия - 100 и т. д. В Чехии - 500,в Австрии, Франции, Германии, Дании, Швейцарии - 1000, в Англии - 15000, в США- 25000, в Австралии и Японии - 1000. Всего в мире можно говорить примерно о 50000 активных поклонников такого вида досуга.

В движении игровиков можно выделить четыре течения: толкинисты (к ним относятся перумисты, хоббиты, фэнтези и т.д.), творческие Анахронизмы, реконструкторы и поединщики. Но стоит учесть, что люди из одного течения могут участвовать в играх другого.

Толкинисты являются преобладающим течением в нашей стране. Возраст основного состава участников - от 16 до 25 лет. Основополагающими сценариями и сюжетами для игр являются легенды и романы о рыцарях круглого стола, книги Толкина, Перумова и др. писателей стиля фэнтези. О них хочется сказать так:

"О славном парне

будет речь,

он звался Робин Гуд,

недаром имя смельчака

в народе берегут.

Еще он бороду не брил,

а был уже стрелок,

и самый дюжий бородач

тягаться с ним не мог".

У толкинистов в играх, как и в читаемых ими книгах, преобладает магия и колдовство. Маги, колдуны, драконы являются хозяевами и неотъемлемой частью их игр. Оружие и доспехи - не реконструкция, и, зачастую, условны, мечи деревянные. Характеризующей чертой этого течения является то, что его пополняют рекруты из таких движений, как хиппи, панки, униформисты-милитари.

О творческих Анахронизмах известно не много. В основном это люди среднего возраста, различных профессий и специальностей. В этом течении гармонично сливаются фантазии и реконструкция. Они являются доминирующим движением в США. Одежда их представляет собой причудливую смесь фэнтези и реконструкции. Доспехи - не условные, но и не реконструкция, оружие не стальное.

Реконструкторы стремятся как можно точнее реконструировать одежду, нравы и доспехи средних веков. Возраст участников такой же, как и у творческих Анахронизмов. Одежда и доспехи достойны музейных стендов. Игры и турниры проходят в стальных доспехах, со стальным оружием. Больше всего реконструкторов в Англии. О них можно сказать:

"Была одета пышно рать,

и было рыцарям подстать

великолепье их забав.

Когда бывало всех собрав

и дам и рыцарей в кружок,

звучал в старинном замке рог".

Поединщики - это люди разных возрастов для которых поединок на холодном оружии стал, в некотором смысле, жизненной необходимостью.

В процессе наблюдения за игровиками, опроса и интервьюирования их, мне удалось выделить семь причин, способствующих и чаще всего приводящих людей на игры, но для каждого отдельного игровика наборная мозаика из этих причин индивидуальна и для каждого различна доминанта.

1. Влекомые кольчугой и мечом. Начну словами из "Песни о Нибелунгах":

^ Полны чудес сказания давно минувших дней:

про громкие деянья былых богатырей,

про их пиры, забавы, несчастья и горе

и распри их кровавые услышите вы вскоре.

Вот уже минуло с тех пор почти 800 лет, а герои средневековья притягивают нас своим колоритом. Король Артур, рыцари круглого стола, Робин Гуд, Ричард Львиное Сердце, Владимир Красно Солнышко, Александр Невский. Кто их не знает? Они являются частью истории и частью нас самих. Они до сих пор оказывают на нас свое влияние. 92% мальчиков, посмотрев фильм о Робин Гуде и другие, ему подобные, фильмы, делали себе луки, копья, мечи и играли в войну. Из них 80% когда-нибудь дрались на деревянных мечах, палках. Интерес к средневековью - не каприз нашего времени: сюжеты и люди, жившие в те далекие времена, вдохновляли не только писателей нашего времени. Романы всем хорошо известного Вальтера Скота "Квентин Дорвард" и "Айвенго" были написаны почти 200 лет назад, а дилогия Конан Дойля о Найджеле Лоринге "Белый отряд" и "Сэр Найджел" 100 лет назад. Успех "Белого отряда" превзошел самые смелые ожидания автора. Только за 8 лет после первой журнальной публикации роман переиздавался 25 раз. Чем вызван этот непрекращающийся интерес к средневековью? Не тем ли, что за прошедшие столетия изменилось многое, и в то же время ничего. Иным стал облик Земли и людей, но прежними остались человеческие проблемы и мечты, и где-то в глубине души не исчезла тяга к истинной Красоте, Любви, Благородству, Отваге - к ценностям без времени, без расовых, культурных и территориальных различий. Давно прошли те времена, но институты дворянства и рыцарства, созданные в средневековье и окруженные романтизмом чести и приключений, до сих пор будоражат воображение и вдохновляют на дерзкие подвиги. Кто из нас хоть изредка не мечтал оказаться в средневековье? Кто хоть раз в жизни не поддался магии этого времени? Будь то мальчишка, мнящий себя рыцарем, или девочка, чувствующая себя принцессой. Неудивительно, что некоторые люди создают для себя средневековье не только в мечтах, но и в реалиях нашего мира.

2. Удлинение сроков физического существования отцов и детей. Известный французский демограф А. Сави подсчитал, что в конце XVIII века средний возраст детей в момент смерти одного из родителей был 16 лет, средний возраст в момент смерти второго родителя 32 года, средний возраст сына в момент смерти отца был 20 лет. Сегодня считается нормой, если у 20-летних живы не только отцы, но и деды. Удлинение сроков физического существования "отцов" и "детей" при одновременном увеличении социально-культурных различий между ними, необходимо ставит общество перед проблемой оптимального распределения социальных функций, соотношения старых и молодых кадров в разных видах деятельности и т. д. В связи с этим расширяется период "детства" и, соответственно, возрастает количество и разнообразие молодежных движений. Уменьшение в наше время смертности пожилых людей оставляет не у дел часть молодежи, которой гораздо труднее в нынешнее время занять социально значимое место в обществе. Не найдя себя в общественной жизни, многие молодые люди стремятся найти себя в чем-то другом: в выпивке, спорте, семье, а некоторые в играх, которые дают им шанс на своеобразную психотерапию их фрустрированных надежд на жизнь и социальное положение. В игре этот молодой человек может побыть как королем, правящим миром, колдуном, решающим судьбы народов, так и воином, нищим. Об этом же говорится в одной из толкинистских песен:

^ Все неясно в этом мире -

пей милая, пей.

Кто на троне, кто в сортире -

пей милая, пей.

3. Одиночество.

Кто не уйдет от всех забав,

Отшельничий посох взяв,

И кто не предпочтет покой

Безумной суете мирской.

Однако на покой мало кто стремится, чаще всего одиночество не только тяготит, но и угнетает человека. Оноре де Бальзак писал: (Человека страшит одиночество. А из всех видов одиночества страшнее всего одиночество душевное.( А.И. Юрьев писал, что одиночество стимулирует человека к вступлению в какое-то движение, партию или приобретение хобби. Многие люди именно поэтому приходят на игры.

4. В журнале "Итоги" была статья об игровиках, в которой отмечалось, что "хоббитские игрища" - лучший отдых от действительности. В самом деле, попадая на игру, вы не только забываете на некоторое время о нашей действительности, но и прекрасно проводите время в палатках, средневековых замках, на свежем воздухе, в общении с интересными и неординарными людьми.

5. Жажда приключений, необычных ощущений и испытаний, вкус неведомого ведет человека на вершины гор, в глубины пещер. Она же приводит некоторых к участию в рыцарских турнирах. Ведь участие в крестовом походе где-нибудь в Америке или в штурме средневекового замка в Чешских горах дадут вам не только незабываемые приключений, но и воспоминания на всю жизнь.

6. Желание привлечь к себе внимание. У многих людей, особенно у молодых, есть желание как-то выделиться из привычной им обстановки, шокировать окружающих своим поведением, высказываниями или одеждами. Это особенно ярко проявляется в молодежных движениях, где прически и одежда необычны, вызывающие и всячески привлекающие внимание окружающих к их владельцу. Когда по эскалатору идет рыцарь в полном боевом снаряжении или хотя бы хиппи со щитом и мечом в руках, они получают достойную их долю общего внимания.

7. Агрессия. Многим из нас уже доказали, что человек произошел от обезьяны, т.е. от животных, и он наделен всеми теми инстинктами, что и его братья и сестры меньшие. Хочу сказать об агрессии, т.е. инстинкте борьбы, направленном против собратьев по виду у животных и человека. Конрад Лоренц советует его переадресовывать, и считает этот механизм этологически выработанным, дабы получить умиротворяющее действие. На играх можно воплотить этот инстинкт в реалии игрового мира, создав войско и отправившись с ним в поход, не ради каких-то материальных ценностей, а для того, чтобы (порубить( собратьев по игре.

И.С. Кон в своей книги "Психология ранней юности" отмечает, что юношеские группы и их соперничество - всеобщий факт человеческой истории. В первобытном обществе существовали специальные союзы. В феодальном - так называемые "королевства шутов", в деревнях "левобережные" враждовали, когда условно, а когда и нет, с "правобережными". В послевоенном Ленинграде проходили довольно жестокие стычки между ребятами с Петроградской и Выборгской стороны. Явление это многоуровневое. Самые глубинные, универсальные его пласты - противопоставление "Мы" и "Они". Это и наблюдается на играх, где проходят постоянные сражения между государствами и народами, населяющими их.

Приведу пример, как в ситуации игры могут сочетаться приведенные выше причины, побуждающие людей заниматься играми. Молодой человек становится королем какого-то государства и отправляется в поход на соседнее королевство (типичный случай на игре). Игра идет на средневековую тему, и молодой человек пытается поступать, как популярные герои средневековья - первая причина. Он никогда не станет в жизни королем, но на игре может попробовать управлять миром и воплотить, таким образом, может быть, свои несбыточные надежды - вторая причина. У него войско, друзья, единомышленники. Он не одинок - третья причина. В процессе игры, если его угнетает современная действительность со своими законами и нравами, он может ее поменять. В нашей жизни бывает трудно распознать, хороший человек или плохой, правду говорит или ложь. На игре все ясно, там человек если играет плохого, то очень плохого, и ты сразу это видишь - четвертая причина. Парадокс, чем человек добродушнее и неагрессивней в жизни, тем чаще его можно увидеть в роли очень агрессивных и отрицательных персонажей. Поход может принести приключения и подвиги - пятая причина. Став королем, он выделится из окружающих и получит заслуженную славу - шестая причина. Отправившись в поход, порубится и повоюет с сотоварищами - седьмая причина. Какая причина была доминирующей, - это вопрос индивидуальных мотиваций и различий личности.

У нас в Санкт-Петербурге пытаются бороться с игровиками, конфискуя у них мечи и ставя на учет в милицию. Но это не решение проблемы. Проблема наполовину решена, если удалось ее понять, осмыслить.

Бесполезно бороться с распространением холодного оружия: те кому оно нужно, все равно его приобретут, что хорошо видно на примере казаков, которые начали делать себе шашки из рессор, поддавшись всеобщему движению к самоопределению и возвращению к обычаям предков, ведь здесь речь идет не о сотне клинков, а о тысячах незаконных клинках, хранящихся дома, и государство бессильно что-либо с этим сделать. Те, кто родился в конце 30-х - начале 50-х годов, играли в хулиганов, поголовно по всей стране делали из напильников ножи, - увлечение не безобидное. Однако таким количеством холодного оружия они поранили удивительно мало людей. Мои сверстники, надеюсь, помнят времена, когда мы переболели ушу, ниндзю-цу, фильмами с участием Брюса Ли, Джеки Чана, Чака Норриса. Почти каждый имел у себя, если не нунчаку, то какое-нибудь холодное оружие, но немногие пользовались им в реальной драке. Стоит, узаконив холодное оружие, контролировать его распространение, как в странах Западной Европы, или ввести на него такие же правила ношения и приобретения, как сейчас у нас введены на газовое оружие.

В заключении хочется сделать следующие выводы:

1. Движение игровиков, заявившее о себе в конце 60-х за рубежом, приобретает сейчас все большие размеры. У нас в стране пять лет назад на игру съезжалось около ста человек в карельские леса, а теперь может съехаться около пятисот, и можно прогнозировать дальнейший рост этого движения.

2. Относиться к игровикам нужно, как к своеобразной форме клубного поведения. Это не только экзотический отдых от современной действительности, но и необычная форма психотерапии, при помощи которой люди стремятся избавиться от избыточной агрессивности и воплотить свои фрустрированные надежды на жизнь, попасть в идеализированный мир морали и законов, где "зло" - это зло, а "добро" - это добро. В нашем мире, где так много значат слова "надо" и "должен", бывает иногда полезно вернуться к детской непосредственности, в сказочный мир фантазии и забыть, хотя бы на краткий миг, слово "надо" и слово "должен".

^ Я говорю, что в сказках наша жизнь.

Я говорю, что иллюзорен мир вокруг.

Мне говорят, что в сказках только дети.

Мне говорят,

что иллюзорна

лишь мечта.

Приложение №2

Битва

(Чехия, г. Млазовице, август 1997 года)

Мне позвонил брат и сказал, что через двадцать дней, в городе Млазовице, будет проходить международный рыцарский турнир. От Белоруссии туда едет команда фехтовальщиков, и он приглашает меня принять участие в этом приключении, остальное напишет в письме. Потренировавшись и подштопав доспехи, я решил, что готов ехать в Чехию. В письме описывался путь от Санкт-Петербурга до Кракова и назначено место встречи с моим братом 27 июля в 18.30 у памятника Адаму Мицкевичу в Кракове. За двадцать дней, что у меня были, удалось собрать кое-каких денег, и я отправился к указанному месту, взяв минимальный комплект вооружения и доспехов. По дороге я на один день остановился в Варшаве и прибыл в Краков к 17.00 27 июля. Встретившись с братом, который работал в этом городе на раскопках, я узнал, что к остальным белорусскими фехтовальщикам мы присоединимся за два дня до турнира в Млазовице. С первых же слов обсуждения предстоящей кампании Максим меня остудил, сказав, что вряд ли там кто-нибудь будет особенно зверствовать и главное, нам не стоит конфликтовать с иностранцами. На турнир приедут немцы, швейцарцы и др., и мы, как в первый раз приехавшие, можем себя негативно зарекомендовать. Слово за слово, мы пошли обходить местные краковские кабачки, которые славятся своим крепким пивом и добрыми хозяевами. Ночевали у знакомых брата, которых в Кракове было много и которым хочу выразить, пользуясь моментом, свою признательность и благодарность за радушный прием и кров над головой. Четыре дня в Кракове пролетели быстро и с приключениями, мы три раза встречались с русским бандитизмом. Краков - великолепный город: королевский замок и старинные улочки придают ему средневековый колорит, который незримо присутствует в центре Кракова, кружит голову преданиями былых легенд. Жители - само спокойствие, у меня сложилось впечатление, что это самый уютный город из всех виденных мною. Великолепная выставка оружия и доспехов делает его еще более привлекательным для любителей средневековья. Я понял, что как в Кракове, так и в Праге, уличные бои, бои за каждую улицу в средневековом городе, можно было вести очень успешно. Узкие улочки, толстые стены домов и неприступные железные двери делают каждый дом крепостью. В Краковсом замке есть место около одной из стен, где в нее вмурован один из древних волшебных камней. Рядом с этим местом люди сидят, стоят и даже медитируют. Говорят, что тот, кто не пил краковского пива, не видел Кракова. На удивление, в Праге говорят то же самое, только о своем городе и вспоминают бравого солдата Швейку. Может, в преддверие турнира и не стоило пить пиво, но мы вспомнили флибустьеров, которые были отменными фехтовальщиками-пьяницами и могли в количестве 25 человек напасть на военный фрегат с экипажем в несколько сотен бойцов и в рукопашном бою взять его на абордаж, викингов-берсерков, самураев, среди которых тоже встречались любители выпить, но тем не менее оставались при этом исключительными фехтовальщиками. В общем, пиво полилось рекой. От Кракова мы поехали на поезде в Чехию до города Градец Кролев. Приехав в Градец Кролев, мы узнали, где находится Млазовице, сели на автобус и поехали, в ожидании замков и рыцарей. Когда мы приехали в Млазовице, оказалось, что это название одного из районов Градца Кролев и тут не то что не слышали о средневековом турнире, а даже замка нет. Уставшие и голодные мы вернулись обратно на вокзал, где решили начать наши поиски с новой силой, но ни кто не мог нам помочь. Совсем было уже отчаявшись, я зашел в какую-то контору и спросил: "Говорит ли тут кто-нибудь по-французски, по-немецки, по-польски, по-английски или по-русски?" На меня с интересом посмотрел пожилой чех и на чистом русском языке спросил: "А на каком языке вы хотите, чтобы я с вами разговаривал?" Это был первый чех, который говорил с нами не по-чешски за все это время, и если мы сначала смеялись над чехами, как можно быть такими тупыми и не знать иностранных языков хотя бы на уровне что?, где?, то в дальнейшем мы превзошли в тупости самых тупых. Этот дедушка открыл справочник и, найдя Млазовице, объяснил, как к нему добраться. После чего мы купили билеты и уже собрались ехать, но решили еще раз проконсультироваться. Выяснилось, что мы не туда купили билеты. Поменяв билеты, чех нам объяснил, что сначала надо сесть на автобус и проехать несколько остановок, так как наводнение разрушило железную дорогу и прямое железнодорожное сообщение нарушено, а потом пересесть на поезд. Мы пошли искать где останавливаются автобусы, и не найдя их, вернулись обратно в контору к нашему опекуну, чем весьма его изумили. Он повел нас к автобусам и, усадив в один из них, попросил водителя высадить нас на нужной остановке. Выйдя из автобуса, мы сели на поезд и доехали до какого-то маленького городка, там пересели на совсем маленький поезд, в котором было всего два вагона, примерно по двадцать мест в каждом и с маленьким паровозом во главе. Я все время смотрел в окно и ждал, когда же появятся горы и замки, а в окне видел только поля. Через некоторое время появились горы, одноколейная дорога петляла между ними, поезд постоянно кренило то в одну, то в другую сторону. Один раз поезд так качнуло в сторону, что он, казалось, собрался перевернуться. По берегам речушек, которые попадались на пути, лежали огромные деревья и камни. Наводнение оставило и здесь свой неизгладимый след. В вагончике сидел кондуктор, у которого мы осведомилось о городе Млазовице и о рыцарском турнире. На какой станции нам лучше выйти, чтобы попасть в этот город, он сказал, а о турнире ничего не слышал. Когда я вышел на станцию, моему изумлению не было границ. Кроме маленького зданьица, размерами ровно для того, чтобы поместилась надпись, сообщающую название самой станции, там стояло еще десяток строений. Местные жители нам объяснили, что до города Млазовице еще по дороге километров пять. Дорога огибала гору, и мы пошли по ней, таща свои доспехи. В мою голову лезли самые скверные мысли, я даже начал шутить о том, что сейчас выяснится, что турнира здесь никакого нет, и это был чей-то очень удачный розыгрыш, и мы с братом оказались в самой глухой чешской деревушке в горах, позабыты, позаброшены...

Придя в город, если можно назвать так место с парой сотен домов, мы вышли на главную площадь и не увидели ни одного рыцаря. На улицах никого не было. "Черт побери! - в отчаянии думал я, - Вокруг горы! Чехия! Языка не знаем, денег мало! Как выбираться, неизвестно!!!" Однако, на доске городских объявлений висел маленький листок с извещением, что через несколько дней здесь произойдет реконструкция средневековой битвы на 1425 год, войско гуситов будет штурмовать замок немецких рыцарей. Боже, какое облегчение, мы хоть знаем, что приехали на турнир, и он будет действительно в этом городе, но где же все участники?! Город пуст, спросить некого. Мы зашли в пивную, там сидело несколько человек, явно не рыцари. Выйдя на улицу, мы у первого попавшегося человека спросили, где проходит турнир. Женщина непонимающе посмотрела на нас, не объяснившись словами, мы попытались жестами, из которых она, похоже, тоже мало что поняла. Она повела нас к своему дому, который стоял на краю города, и объяснила нам, что мы можем оставить у нее вещи и пойти найти кого нам нужно. Сейчас она уйдет на работу, а чтобы мы могли забрать вещи, дом она не закрывает. Город находился на склоне горы. Спустившись опять на главную площадь, зашли в ресторан и немного перекусили, следуя мысли Портоса: "Главное - вкусно поесть", и моему убеждению, что если у человека хороший аппетит, значит еще не все потеряно. Потом мы пошли искать место турнира, нашли несколько палаток, одна из которых была шатром. Там мы и остановились в ожидании хозяев. Лагерь располагался на склоне горы, рядом с местным футбольным полем и открытым бассейном, наполненным проточной минеральной водой, где мы в последствии по утрам купались в ожидании турнира. До его начала оставалось четыре дня. Сразу за лагерем возвышался лес. До вершины горы деревья были вековые, в несколько обхватов. Дождавшись руководителя чешской ассоциации, который единственный из всех мужчин-чехов говорил по-русски, мы узнали интересующие нас детали предстоящих событий. В процессе общения я невольно проникся уважением к этому человеку, организовавшему средневековый международный турнир, точнее реконструкцию битвы 1425 года, взятие гуситами штурмом немецкого замка. План намечающейся кампании был прост: гуситское войско штурмом должно овладеть замком. На случай, если операция не удастся, в одном месте была специально сделана тонкая стена, чтобы она могла рухнуть - все-таки, это реконструкция битвы, и все защитники-немцы должны были погибнуть, желательно выйдя из замка, чтобы зрителям было удобней смотреть. Зрителей во время битвы набралось около четырехсот человек, их места находились слева от поля боя. Я поинтересовался правилами поединков: можно ли бить по доспехам, если они дорогие, в голову, ноги, делать броски и подсечки и т. д. Мне сказали, что в то место где есть доспех, можно бить без разговоров, даже в шлем (а куда же бить, как не по голове). Мой вопрос их удивил, а по поводу борцовских приемов в правилах ничего не говорится, так что делай, если получится. "Ну и в местечко я попал, - подумалось мне, - правила крутые!" Сказали, однако, что особо зверствовать не стоит, никто убивать друг друга не собирается, но и проигрывать тоже. Все держится на самоуважении, взаимном уважении и благородстве. Чехи рассказали, что в прошлом году они в союзе с французами разбили англичан, которые вышли в поле с заточенным оружием (что англичанам не помогло), и объединенное войско, разбив англичан, разделилось пополам и начало биться между собой, так как по сценарию чехи с французами должны были проиграть. Хозяева турнира приютили нас в своем шатре, где мы и остались до конца фестиваля. Более или менее понимать чехов и разговаривать с ними мы начали после двух дней совместной пьянки. Мы им что-то говорили по-русски, они нам по-чешски и, как это ни странно, прекрасно понимали друг друга.

В ожидании приезда белорусской команды мы подключились к строительству замка. Сколько за это время было выпито пива - неизвестно, но к приезду белорусских фехтовальщиков нас в местных пивных все уже знали. Поверьте, деревянные столы в пивных, лавки, люди в средневековой одежде, песни трубадуров, я сам в средневековой одежде, дешевое пиво и многое другое располагали к посещению местных кабачков. Это было всеобщее место сбора и по вечерам становилось своеобразным клубом по интересам. Как-то ночью мы особенно засиделись за столами, что и отметили веселым пиршеством ландскнехтов. Лагерь к тому времени разросся до нескольких десятков палаток, а к самому дню битвы до нескольких сотен. Как потом выяснилось, в битве принимало участие около 250 бойцов из разных стран Европы, из которых 40 должны были обороняться в замке, остальные штурмовать. В эту ночь, по рассказам на утро тех, кого не было с нами, около двух часов над лагерем, пробуждая "лучшие" чувства и ностальгию по Родине, из ближайшей пивной неслось:

Че-ор-ный во-о-рон

Что ты вье-о-шься

Над мое-е-ю го-ло-вой...

Мы пели, вокруг нас сидели чехи и слушали наши песни и ответно запевали свои, угощая нас пивом. Прости меня, мой дорогой читатель, что я описываю это. Сначала я написал этот рассказ, не упоминая о выпивке, но мои друзья сказали, что это несправедливо и не стоит изображать из себя ангела. При том я описываю лишь самую невинную часть приключений, остальное не осмеливаюсь написать, и стыжусь этого, но все это могут рассказать участники битвы в каком-нибудь кабачке за кружкой пива. Поэтому лишь намекаю в рассказе, как это все было, а знатоки смогут представить, что же там творилось на самом деле. Я сам - человек малопьющий, но для вхождения в образ ландскнехта это было необходимо. Я был зачислен вместе с братом в гарнизон замка, точнее - в охрану ворот. О ландскнехтах в средневековье говорили, что они пропьют все кроме своего меча, нашими словами: "все пропьем, а флот не опозорим". Пришлось выпить. Утром брат взял у кого-то в долг денег, и мы собрались за день до битвы съездить в Прагу, но денег хватило только на одного, и Максим сказал, что он уже был в Праге, а я еще нет, и поэтому должен ехать я, за что ему нижайший поклон.

О Праге говорить можно долго: о замках, улицах, мостах, но это как-нибудь в другой раз. В Праге вместе со знакомыми моего брата мы попытались осмотреть наиболее известные достопримечательности, и как следствие опоздали на автобус, идущий в сторону Млазовице. Следующий должен был идти только утром. Думали уже остаться ночевать там, но я испугался, что на утро не успею к турниру, и уговорил всех отправиться на вокзал. Там нам удалось повстречать не совсем обычную пару: молодой человек лет двадцати пяти в средневековой шотландской одежде, в шкурах и с мечом на поясе шел с девушкой, одетой тоже в средневековую одежду. Они нам и помогли добраться к месту турнира. Уже ночью, приехав в лагерь, я обнаружил множество народу в средневековой одежде. В городских кабачках сидели и пили рыцари в доспехах с мечами на поясе, бесноватых шотландцев, варваров в шкурах с копьями, мечами, луками и т.д. Эти фестивали, особенно международные, очень полезны для обмена опытом среди любителей средневековья разных стран. Это лучше чем в музее: можно потрогать, примерить любой доспех и оружие, все участники относятся друг к другу с предельной доброжелательностью, тактичностью и доверием.

Настал день битвы. Утром лагерь ожил. Я проснулся с легким ознобом после выпитого ночью пива и узнал неприятную новость, что участникам битвы продавать пиво в кабачках города запрещается. После того, как участники фестиваля прошли парадом по городу, все поделились на отряды и прослушали краткий инструктаж на чешском: кто, где, чего, из которого мы на трезвую голову ничего не поняли. Но организатор битвы нам потом вкратце все растолковал. Все разошлись готовиться к сражению.

Около сорока бойцов, а также десятка два женщин и их детей, зашли в замок. Мы с Максимом и Боханом (его знакомым) стояли в открытых воротах. На поле перед замком бегали женщины и дети. Вдруг из леса вышло гуситское войско. Черт возьми, когда я увидел три отряда, стоящих ровными прямоугольниками на опушке леса, поблескивающие на солнце стальные доспехи, сверкающие обнаженные мечи, топоры, секиры и цепи, душа "ушла в пятки", внутри все съежилось, и по спине пробежал холодок. Сколько раз я представлял себе эту картину, читая книги, смотря фильмы и мечтая, но в реальности все было жутко и просто. Сколько раз я мечтал увидеть перед собой вражеское войско, и, опустив копье или, взяв в руки меч, с криком побежать на врага без страха, не надеясь на победу, не думая о поражении, а ради чести. Но, когда я увидел войско гуситов, сверкающее оружием и стальными доспехами, мое сердце переполнил страх. Боже мой, в какую авантюру я попал! От войска гуситов отделился отряд легкой пехоты и бросился к воротам замка. Женщины и дети так ломанулись к замку, что чуть меня не затоптали. Из замка навстречу неприятелю вышло человек десять. Мы медленно двинулись вперед. Обернувшись, я увидел, что несколько человек стоит в воротах замка, а все остальные смотрят нам в спины со стен. Услышав звон оружия, повернулся. Первые несколько человек уже схлестнулись, а остальные участники обоих отрядов еще подтягивались к центру боя. Войско неприятеля остановилось и наблюдало за ходом этого маленького сражения. На участке в двести метров между гуситским войском и стенами замка началась сеча. Я потерял брата из виду, влетев в общий вихрь боя. Увидел какого-то вражеского солдата и ударил его шестопером в плечо, парень рухнул, потом все закружилось. Встретил брата, вдвоем мы погнались за каким-то рыцарем, он, убегая, не заметил еще одного нашего и упал сраженный, потом еще с кем-то рубились. Я погнался за каким-то рыцарем с двуручным мечом, прикрываясь от его ударов щитом, но никак не мог догнать. Тут у него за спиной я увидел, что до вражеского войска осталось метров пятьдесят и решил не рисковать, развернулся и пошел обратно. Мой противник меня не преследовал, а остался стоять у своего войска. На обратном пути я очутился в тылу у сражавшихся гуситов и долбанул шестопером по шлему одного из врагов. По стенам нашего замка прошелся смех, так как у моего убиенного был очень обиженный вид. Через несколько минут на поле остались выжившие защитники замка, а гуситы все полегли. Мы повернулись к вражескому войску, и я заметил, что страх исчез из моего сердца, и я готов хоть один сейчас броситься на все войско гуситов. Внутри все пусто, только что-то рвется в бой. Главное - пережить первую схватку, а потом уже все равно, бой начался. Еще один отряд, человек в десять, отделился от гуситского войска. Это были казаки и турки. Мы с братом схлестнулись с двумя турками. Мой турок лихо наносил удары по моему щиту, отмахиваясь от меня своей саблей, и прикрывался своим щитом от моих ударов. В процессе сечи наши глаза встретились, и я понял, что его взгляд говорит: "Давай просто красиво и технично побьемся". Я кивнул в ответ и мы начали извращаться, нанося друг другу красивые, но неэффективные удары. Каждый старался показать такой элемент, который бы понравился противнику, но вдруг рядом что-то рухнуло. Мы повернули головы и увидели как мой брат добивает лежащего напарника моего противника. Кровь ударила мне в голову, как это так, мой брат там сражается, а я тут "ути-пути" развожу. И со всей бывшей у меня энергией насел на противника. Он начал пятиться и споткнулся о лежащего на земле убитого. Отвлекся, посмотрев себе под ноги, и сразу получил по шлему звонкий удар моим шестопером. Оглядевшись, я увидел рядом моего брата, разглядывающего саблю своего поверженного противника и почти всех нападавших лежащими. С нашей стороны тоже были потери. Гуситское войско ринулось к воротам. Отбегая к замку, я увидел двух бьющихся рыцарей. Один из них показался мне вражеским недобитком и, недолго думая, я с размаху заехал ему шестопером по шлему. Он пошатнулся и что-то мне сказал, по его укоряющему взгляду я понял: "Завалил своего". Мы вбежали в замок и закрыли ворота. Я нашел этого рыцаря и принес ему свои искренние извинения. Мои слова утонули в грохоте штурма, было ощущение, что снаружи вышедшая из берегов река ударилась в стены замка. Под ее напором ворота начали вибрировать. Мне так хотелось посмотреть на это со стены, что мы с Максимом взобрались по лестнице на стену. Вот это вид!..

Недалеко от замка стоял центральный гуситский отряд, справа и слева от ворот два отряда штурмовали замок. Увидев под стеной нескольких человек из Белоруссии, я прокричал им что-то приветственное и помахал рукой. Они мне помахали в ответ и продолжили яростно лезть на стену замка. Вдруг я увидел, что неподалеку по одной из лестниц лезет рыцарь из белорусской команды, из солидарности с земляком стал кричать ему, чтобы он залезал в крепость. Ему оставалось совсем немного, как вдруг проломилась лестница, и он снова оказался на земле. Пока я всем сердцем сочувствовал земляку, краем глаза уловил какое-то подозрительное движение и отдернул голову. Меня слегка зацепил цепом один из нападавших. От злости я сначала хотел запустить в него шестопером, но, подумав, с чем же сам останусь, решил, что хватит выпендриваться и пора сойти со стены и вообще я зря сюда полез, чуть не убили по глупости.

Спустившись во внутренний двор замка, я нашел брата, и мы обменялись впечатлениями о прошедших схватках. Максим возбужденно делился впечатлениями, его глаза лихорадочно горели. Неожиданно, недалеко от нас, со стены спрыгнуло несколько человек и, выхватив оружие, опасливо стали оглядываться. Они имели странный вид, как у шотландцев. За ними спрыгнуло еще несколько человек, и они начали драться между собой. Тут я понял, что эти пять человек, спрыгнувшие первыми - гуситы и рванулся в бой. Одного из гуситов вынесло ко мне спиной, я схватил его сзади за горло, рывком поставил на колени и придушил шестопером. Хоть мы не говорили на одном языке, но когда я его по-русски спросил, признает ли он себя побежденным, то он мне ответно заморгал. Со стен спустилось несколько человек, поверженных противников взяли и как камни побросали на наступающих гуситов. Вдруг кто-то увидел, что во дворе лежат бревна, их тут же подняли на стены и покидали в нападавших. "Убьют же кого-нибудь" - подумал я. После битвы этот момент мне рассказывал один из белорусских фехтовальщиков. Он подбежал к стене и увидел, что на него со стены кидают бревно. "Совсем обалдели" - мелькнула у него мысль. Удар бревном пришелся по шлему, но шлем выдержал, только наносник погнулся, а рядом с ним рухнул чех, которого увезли в больницу. Что-то просвистело у меня над ухом и с тупым звуком вошло в землю. Посмотрев в это место, я изумился: там торчала стрела... Если воткнулась в землю, воткнется и в меня! Еще несколько стрел повтыкались в землю и мы - все кто стоял во внутреннем дворе замка - побежали под защиту стен и башен. Дальше, мой дорогой читатель, время потянулось для меня мучительно долго. Что делается за стенами замка, я не видел, а только слышал гул и лязг битвы. Гуситы то штурмовали, то отходили, в короткие минуты отдыха мы выкатывали пушку из ворот и стреляли в гуситов. С двух сторон от ворот в замке стояло две башни, из которых в гуситов постоянно стреляли какими-то пыжами. У гуситов была целая батарея из нескольких пушек. И хотя они стояли почти в двухстах метрах от нас, все пригибались, когда они давали залпы в промежутках между штурмами. Нет, они не стреляли ядрами, но, как рассказывали, на прошлогодней битве из пушек была случайно убита девушка. Недалеко от поля боя стояло четыре машины скорой помощи и, если кому-то слишком доставалось, его увозили на одной из этих машин. Зрителям, сидевшим недалеко на склоне горы это, наверное, казалось наиболее интересным. В один из очередных штурмов нам чуть не выломали ворота, и их пришлось, как подпорками, укреплять бревнами. Но вот в крепость кинули дымовую шашку. Это означало, что замок горит, и та часть стены, что была наиболее слабая поддалась, и гуситы начали прорубать в ней проход. Мы поняли, что сейчас замок падет, и решили дать бой в поле. Открыли ворота. Противник только этого и ждал. Отряд правой руки рвался через проход в замок, отряд левой лез на стены, а центральный отряд стоял в ста метрах от замка и ждал, когда начнут выходить защитники. Нас оставалось в живых около двадцати человек. Как истинные немецкие рыцари, мы построились клином и побежали на противника. Пока мы преодолевали эти пятьдесят метров, наш клин рассеялся. Я бежал третьим с правой стороны, за мной брат. Хоть мы и рассеялись, однако отбросили противника метров на десять. До схватки добежало человек двенадцать. Центральный отряд гуситов выставил вперед наиболее тяжело закованных воинов своего войска, они и приняли удар на себя, легковооруженные воины полукругом стояли сзади. Посмотрев вперед, мне показалось, что мы с братом сможем прорваться. Я сказал ему об этом, но он мне ответил, что нехорошо бросать товарищей в беде, и мы умрем вместе со всеми по сценарию. Схлестнувшись с тяжелыми рыцарями, мы все перемешались, легкие воины построились вокруг этого вертепа и сами непосредственно в бой не вступали. Но как только они видели, что кто-то из немцев повернулся к ним спиной, они тут же ударяли в спину, и он падал. В процессе этой битвы можно было часто видеть, как бьются два рыцаря между собой, а легкие воины не подходят (боясь, что рыцарь может увернуться, в него не так-то легко попасть, а если же рыцарь заденет легкого воина, то тот уже в ближайшее время принимать участие в битве не будет). Все завертелось, я схлестнулся с одним рыцарем в красивом готическом доспехе. Мы стали осыпать друг друга градом ударов, искры летели от нашего оружия, стоял оглушительный грохот. Наконец, изловчившись, я броском послал его на землю, добивать не стал и побежал искать в этой кутерьме брата. Наших оставалось все меньше и меньше. Вот, наконец, кто-то и меня ударил в спину. Я повернулся, намереваясь наказать обидчика, но он мне что-то начал кричать, и я понял: "Меня убили. Наверное, вот и пришел мой конец". Падая, увидел, как Максим ударил своего противника мечом, у того брызнула кровь из головы, и он рухнул в полуметре от меня. Уже лежа я увидел, как брат склонился над ним и его кто-то ударил. Он тоже упал рядом, еще недолгое сопротивление - и от клина ничего не осталось. Пока над нами еще докипало сопротивление парочки оставшихся бойцов из крепости, я спросил у лежащего рядом, не сильно ли его ударил мой брат. Хоть кровь и лилась у него из головы, он улыбнулся мне в ответ и жестом показал, что все нормально и мы с братом хорошие ландскнехты. Он отвернулся и заговорил о чем-то с моим братом. Моя рука затекла и судорожно сжимала щит. Правой рукой разогнув пальцы на левой руке, вытащил ее из щита. Мне было очень хорошо: небо, тепло, лето, горный воздух и битва, уже кончившаяся для меня. Необыкновенно хорошо было лежать убитым в гуще сражения, я бы даже сказал, что в этот момент я был счастлив. Попадали последние люди из клина, из замка еще кто-то выбегал, но я этого уже не видел. Со стороны, где лежал мой брат и им убитый противник, послышался смех. Лежа, ни чему-то там смеялись. Надо мной согнулся какой-то старик лет шестидесяти с седеющей бородой до середины груди, весь закованный, только шлем снят. Посмотрев на него, я сказал: "Ну что смотришь, добей меня". Он выхватил при этих словах, к моему удивлению, из ножен свой полуторник и, с силой размахнувшись, вогнал его мне в живот... Но удара не было, он только слегка коснулся моего живота. Я подыграл и несколько раз конвульсивно дернувшись, затих. Мне вдруг стало очень смешно, старик тоже стоял и улыбался. Неожиданно он помрачнел и нагнулся ко мне: нас снимала камера. Я закатил глаза, а он ,подняв мою безвольную руку, вытер об нее свой меч. Камера стала снимать других, и мы с ним снова рассмеялись, самым дружеским смехом. Теплее компании, чем убитый и убийца, быть не может. Наконец было объявлено об окончании битвы. Гуситы победили.

Я никогда не видел, что такое Валгалла, никогда не мог представить, что такое Скинерия, и тут после битвы я увидел и то, и другое. В таком пире я участвовал в первый раз, хотя выпил на своем веку немало. Чтобы около семисот человек упились до состояния готовальни и без одной драки - это что-то. Все пытались встретиться со своими противниками, выпить на брудершафт, обменяться адресами. Постоянно кто-то орал тост за Валгаллу, Тора, Одина и т. д. Мы с братом пили за наемную пехоту - ландскнехтов. Зрители старались угостить пивом того бойца, который им понравился во время битвы. Доспехов я не снял, чтобы меня узнали, те с кем я сражался. Этот банкет трудно описать. Почти все из тех, кого убили в бою, упились до состояния поросячьего визга, а некоторые не могли даже хрюкнуть. На утро белорусский автобус отправился обратно. Я полтора дня думал, что допился до белой горячки и мне все это приснилось, а воспоминания о фестивале - бред моего больного воображения. Мне казалось, что в моих жилах течет не кровь, а пиво, но через два дня я окончательно протрезвел, и теперь об этой пьянке вспоминаю, как о постыдном факте в своей биографии. Столько пить нельзя. Побыв три дня в роли ландскнехта, скажу так: "Жизнь у них была веселая, но короткая, если не умрет на поле брани, то от зеленого змея точно".

Приложение №3

Метод «дубликата» как вариант защиты личности исследователя


Изучая поведение, исследователь сталкивается с рядом сложностей связанных с собственными личностными изменениями, появляющимися вследствие методов «полевого» наблюдения. Особенно яркие изменения поведения самого исследователя наблюдаются при использовании метода включенного наблюдения. Так в исследованиях зоопсихологов, антропологов и этологов [Р.Ф.Лесли, 1987; Д.Л.Гудол, 1974, 1993; Ф.Моуэт, 1992; Х.Майнхардт, 1983; Д.Фосси, 1990 и др.] отмечались личностные изменения, которые проявлялись не только в изменениях их поведения, но нередко приводили к неверной интерпретации данных исследования. Чаще всего исследователи при самоанализе подмечали у себя изменение поведения, проявлявшееся, в первую очередь, в очеловечивании интерпретируемых данных поведенческих реакций у животных. Далее этот эффект наблюдается в изменении поведения самих исследователей. Так Ф.Моуэт, научившись спать, как волки (свернувшись калачиком и через определенные промежутки времени просыпаясь и осматриваясь), вернувшись с полевых исследований, еще долго не мог избавиться от этой привычки. Подобные трудности наблюдаются и у людей занимающихся социально-психологическими исследованиями.

Так, при исследовании таких субкультур как: игровики (толкинисты, реконструкторы, поединщики и др.), эфирщики, «влекомые землей» (спелеологи, спелестологи, пещерники, дигеры) – при самоанализе я замечал определенные личностные изменения, вследствие использования метода «включенного» наблюдения. Нечто похожее наблюдалось и у коллег изучающих другие субкультуры. Имитация поведения исследователями «подопытных» является одним из составных частей метода. Использование метода включенного наблюдения представляет некоторую опасность для личности и поведения исследователя.

На наш взгляд, оптимальная защита личности и поведения исследователя будет наблюдаться при использовании методов «дубликата» личности, исследуемых М.Ш.Магомед-Эминовым. Например, исследователь создает образ, наделенный определенными свойствами и характеристиками, необходимыми для успешного исследования группы. Этот образ существует, практически независимо от самого исследователя. В результате появляется возможность наблюдать за происходящими событиями как бы «со стороны», в то время как созданный образ, наделенный, по возможности, всеми свойствами личности, корректирует его поведение в исследуемой ситуации. Мы считаем, что данная методика поможет исследователям обойтись с минимальными личностными изменениями после применения методов «включенного» наблюдения.


Приложение №4


Схемы


Наш метод состоит из двух блоков (схема 1):


Схема №2





Схема №3







1   2



Похожие:

Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconФилологический факультет Санкт-Петербургский государственный университет

Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconФилологический факультет Санкт-Петербургский государственный университет

Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconПутешествие по Санкт Петербургу
...
Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconСанкт-Петербургский государственный университет Факультет журналистики Кафедра международной журналистики полное название дипломного сочинения

Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconСанкт-Петербургский государственный морской технический университет
Комитета по молодёжной политике и взаимодействию с общественными организациями Санкт-Петербурга
Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconНовый методологический подход в исторической психологии. Занимаясь исторической психологией по теме «реконструкция средневековой личности»
В связи со всем вышеперечисленным, метод палеопсихологической реконструкции следует понимать как своеобразный системный историко-психологический...
Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconРабочая программа дисциплины
Министерство образования российской федерации санкт-петербургский государственный университет
Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconРабочая программа дисциплины
Министерство образования российской федерации санкт-петербургский государственный университет
Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconРабочая программа дисциплины
Министерство образования российской федерации санкт-петербургский государственный университет
Санкт-петербургский государственный университет факультет психологии «Метод палеопсихологической реконструкции» iconРабочая программа дисциплины
Министерство образования российской федерации санкт-петербургский государственный университет
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов