Ex Libris Jabx icon

Ex Libris Jabx



НазваниеEx Libris Jabx
страница10/11
Дата конвертации13.11.2012
Размер2.36 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
1. /Фон Бек1 - Пес войны и боль мира.docEx Libris Jabx
Глава 15


- Эта страна похожа на мою родину - она почти как степи Украины, - почти с радостью произнес Григорий Петрович Седенко.

После широкой, поросшей травой степи мир как будто вздымался вверх и пропадал в зеленоватой голубизне огромного спокойного леса.

Мы миновали небольшое нагромождение камней, выглядевшее как несколько недостроенный город.

- Граф Отто любил эту стену, - сказал Филандер Гроот. - Рассказывают, что он построил свой замок на виду у Неба, и что он, когда умер, не захотел один вознестись туда, а взял с собой и замок. Поэтому теперь здесь нет и следа его.

- Цель моего путешествия не должна находиться далеко отсюда, - предположил я.

- Грааль все еще находится там? - спросил Седенко.

- Мне бы это тоже хотелось знать. - Я ненадолго замолчал. - Хотелось бы мне знать, что все эти приключения и все эти тяжкие испытания имеют хоть какой-нибудь смысл.

Человек борется за мечту, которую он создает сам благодаря вмешательству своей судьбы. И все эти лишения, я думаю, ведут ни к чему иному, как к лишениям и нужде.

- Вы стали фаталистом, - заметил Филандер Гроот, не оборачиваясь.

- Я знаю, что человек смертен, - продолжил я свою мысль, - что он не может победить голод и болезни. Я всегда успокаивал себя тем, что я человек дела, и все, что я делаю - к лучшему. А все, что я принес в мир, - это еще больше боли.

- Но сейчас вы в пределах досягаемости лекарства, - дружески успокаивал Филандер Гроот. - Вдруг это действительно возможность освободить людей от их зависимости, от заточения, от Бога и Люцифера. Мы можем увидеть восход нового мира, мира разума.

- А что поможет, когда людям наскучит разум, как и все остальное человеческое? - спросил я. - Почему мы должны подчиняться их несчастной логике, создавая законы, которые не приносят ничего хорошего?

- Ну, ладно, - согласился Филандер Гроот, - может быть, это все, что мы имеем. Разве мы не должны учиться на ошибках?

- В уплату нашей собственной человеческой сущности?

- Вполне может быть. - Филандер Гроот пожал плечами. - Я только возьму свою лошадь, рыцарь. Я буду следовать за вами, сколько смогу.

- Разве у вас больше нет волшебных сил, которые вам помогают?

- Все израсходовано, как я уже говорил. Вожди Ада отзывают оставшиеся на Земле силы. Я предвидел это раньше и рад, что так случилось. У меня нет настроения сейчас что-либо терять, и моя тяга к потерям давно иссякла. Внезапно Седенко закричал:

- Посмотрите! Смотрите назад!

Мы повернули головы.

Одновременно с трех сторон к нам приближалось большое темное облако.


- Это Клостерхайм со своим адским отрядом, - проговорил Филандер Гроот. - Вы должны их остановить, капитан фон Бек.

Они хотят убить только вас.

- Их много? - спросил я.

Он улыбнулся.

- Достаточно.

- Они удовлетворятся вами. Филандер Гроот, я настаиваю на том, чтобы вы скакали со мной. Садитесь позади меня, - распорядился Седенко.

- Я люблю жизнь, - сказал волшебник. - И я принимаю ваше предложение, московит.

Мы продолжили наше путешествие втроем на двух лошадях. Филандер Гроот трясся за спиной у Седенко. Мы продвигались гораздо медленнее, чем хотелось бы, и большое черное облако нагоняло нас с каждым шагом. Скоро уже земля вибрировала под нами, как при землетрясении, но мы не замечали этого, глядя за голубовато-зеленую линию горизонта.

Почти сразу весь мир потемнел.

Позади нас из тучи пыли вынырнул отряд воинов Ада с Клостерхаймом во главе, перед нами было Небо, которого мы не сможем достичь. Мы находились теперь как бы в чистилище - последние трое смертных, спасшихся от беспощадной и лишенной смысла войны, уничтожившей весь мир, и мы оказались между враждующими армиями.

До леса оставалось еще много миль, когда за нашими спинами раздался боевой клич, и мы увидели около дюжины всадников, направляющихся к нам. Это был передовой отряд воинства Клостерхайма.

Это были неожиданные, удивительные воины с иссохшимися, изъеденными проказой лицами. На некоторых из них плоть отпала, и были видны кости. Все они ухмылялись застывшими улыбками трупов. Ни один из них не обнажил меча - они знали, что оружие тут бессильно.

Они настигали, и было невозможно уйти от них. Я подумал о том, чтобы применить волшебные формулы, которые их смогли бы удержать. Однако Гроот нашелся первым, он закричал:

- Братья! Зачем вы преследуете фон Бека? Посмотрите, вот он, уже совсем близко от Леса!

Когда они повернули свои мертвые взгляды на меня, Гроот уже более тихим тоном заметил:

- Кажется, это молчаливые отродья...

Всадники пришпорили коней и еще немного приблизились к нам. Позади них по всему горизонту виднелась приближающаяся армия. Из-за этого нашествия померкло солнце, темнота все сгущалась.

С востока ледяным ветром пришел холод, но он не остановил меня, и мы продолжали скачку.

- Король Ариох распространяет влияние, - сказал Гроот, оглядев черное облако. - Он поставил во главе своего воинства Клостерхайма.

В воздухе распространялся запах гнилой плоти: руки трупов тянулись к нам. За первыми всадниками следовали другие, вновь и вновь прибывающие: странные существа - наполовину обезьяны, наполовину люди, с пиками и деревянными кольями, на концах которых были вставлены шипы. За ними следовал воин с несколькими лицами и серыми волосами, в зеленовато-белой тоге и без доспехов. С обеих сторон его окружали демоны, похожие на воинов прошлых столетий, но на дьявольских конях-демонах, шли женщины с выпавшими зубами, женщины со свиными сосками вместо грудей, с образованиями, отделяющими плоть от тела, а мы все скакали голова в голову с этими дьявольскими созданиями. Седенко звал на помощь Бога, проклинал его, звал на помощь Папу и Святую Софию. Гроот был бледен, и от прошлого веселого настроения у него не осталось и следа.

Хлюпающий, чавкающий, кашляющий звук раздавался у нас в ушах, и в такое состоянии мы уже не замечали вони. Наши кони очень устали. Я посмотрел на Седенко, за спиной которого сидел волшебник. Мне показалось, что Филандер Гроот так же обуян ужасом, как и я, и что он полностью деморализован. И теперь нам не оставалось ничего другого, кроме как надеяться, что мы достигнем леса раньше, чем нас остановят.

Мы попытались совершить маневр, разделившись, но это не помогло. Наши преследователи цепко держались за нашими спинами и начали окружать нас.

- О Боже, будь снисходителен ко мне! Я умоляю! Я умоляю! - кричал Саденко, разрубая до седла одного из демонов. - Я обещаю, что стану монахом! - Слетела еще одна голова. Кровь брызнула казаку на лицо. Он плакал, он никогда не знал страха смерти. И я подумал - уж не просит он у мертвяков пощады? - Матерь Божья, прими меня к своему сердцу!

Воющая масса затопила нас, окружая все больше и больше, но ни один меч не поднимался на нас, ни один удар не был нанесен. Клостерхайм, видимо, приказал захватить нас живыми.

Он успокоится только тогда, когда увидит нашу смерть собственными глазами.

- Волшебная книга! - кричал мне Седенко. - Там, в волшебной книге, должно было что-нибудь на этот случай.

Я достал книги из седельной сумки, одну за другой, я прокричал заклинание, потом еще одно, которое запрещало слугам Ариоха находиться поблизости от говорящего. Но никаких изменений не произошло среди адских созданий. Это могло лишь означать возросшее влияние Ариоха и ослабление силы Люцифера. Я кинул волшебные книги в ухмылявшиеся, шелушащиеся лица. Я бросил карты в Клостерхайма, когда он пробирался сквозь массу своего воинства к нам. В ответ он рассмеялся замогильным смехом, протянул руку, поймал планшет с картами, открыл его и вытряхнул карты на землю. Пожав плечами, он сказал:

- Теперь вы принадлежите мне, фон Бек.

В это время Филандер Гроот тихо слез с коня и встал между нами.

- Клостерхайм, - сказал он слабым голосом, который оттенял значение сказанного. - Вы - воплощение духовного невежества.

Клостерхайм издевательски ухмыльнулся.

- Но я здесь, Филандер Гроот, и моя звезда в зените, а все, что вы так любили, увенчалось бесславным концом. Возможно, вы скажете, что это несправедливо. И я предупрежу, что быть сильным - означает иметь свои собственные законы, дела и силу.

- Вы скоро потеряете силу, Иоганес Клостерхайм, король Ариох долго не продержится.

- Я повелеваю всем этим. - Клостерхайм указал распростертыми руками на бесконечные ряды проклятых. - Люцифер повержен!

Смотрите! Мы почти достигли границ Неба! Стоит только захотеть, и мы завоюем Святой Город. Мы свергнем слабого старого декадента Бога, который там засиделся. Мы свергнем его идиотского сына. Ариох вынуждает меня, это правда, но он использует меня так же, как Люцифер фон Бека.

- В отличие от вас, фон Бек мужественен, - сказал Филандер Гроот. - Но для вас, Иоганес Клостерхайм, это пустой звук.

- Какой смысл в мужестве?

- Сомнение порождает мысли и поступки, - говорил волшебник. - Сомнение ведет по меньшей мере к лучшему пониманию мира. Все остальное в сомнении бессмысленно, причем вы ставите ваши желания превыше возможностей. У меня предчувствие, Иоганес Клостерхайм, что в конце концов вы не найдете успокоения. Ваши сомнения - наихудшие из тех, какие могут быть. И поэтому лица обманывают вас, как вы, несомненно, обманываете короля Ариоха, который тоже, несомненно, обманывает своего повелителя Люцифера. А кого обманывает Бог, спрашиваю я себя... Возможно, простого смертного, который счастлив своим существованием и не обманывает никого.

- Я больше не хочу слышать этих глупых рассуждений, - заявил Клостерхайм, - вы задерживаете меня, Филандер Гроот. Если будете задерживать и дальше, я убью вас!

Филандер Гроот выпрямился. Он выглядел теперь очень эффектно и теребил усы.

- Ба! Это неудачная шутка, Иоганес Клостерхайм. Если вы так говорите, то, видимо, готовы что-то сделать.

Адские создания вокруг нас вертелись и извивались, шипели и скреблись, так сильно они жаждали нашей смерти.

- Это все, что вы жаждали от жизни? - продолжал Филандер Гроот, движением руки указывая на демонов и полумертвых полуживых людей. - Неужели? Страх - самое естественное из человеческих чувств. Вы знаете это? Клостерхайм все еще не мог оставить волшебника без внимания. Он пожал плечами:

- Но вы должны иметь в виду, что страх не имеет значения тогда, когда достигаешь цели. В ином случае он лишен смысла, так, философ?

- Я полагаю, что наш темперамент ему противостоит, - сказал Филандер Гроот таким тоном, будто играл роль гостеприимного хозяина, - и каждый из нас может представить побудительные мотивы и цели других.

Он поднял руку вверх. Это выглядело так, будто он что-то показывает. На его ладони возник шар цвета пылающего золота.

Он светился все сильнее и сильнее, пока все тело Гроота не оказалось охваченным пламенем. Со спокойным выражением достигнутого успеха на лице он посмотрел на нас, а создания Ада, бормоча и вздрагивая, подались назад. Гроот двинул рукой, и огненная река запылала перед демонами, стоявшими вокруг нас. Некоторые очутились прямо в пламени, не имея возможности выйти из него. Еще одно движение руки и несколько дюжин других созданий запылали. Клостерхайм отпрянул назад и попытался закрыться рукой от жара. Он закричал:

- Что?! Вам не провести меня! Убейте его!

Будто происходящее было самым обычным делом, Филандер Гроот заговорил со мной:

- Через некоторое время я умру. Но удержу их настолько, насколько смогу.

- Спасаемся вместе! - предложил я ему.

- Нет. Я рад этому.

Я посмотрел на запад, где расстилалась моя цель - зеленовато-голубая дымка.

- Держите! - Я кинул ему бутылочку, содержащую эликсир Люцифера. Он поймал ее с благодарным кивком и приложил к губам.

- Седенко! - закричал я своему спутнику. Потом пришпорил коня.

- Вы будете убиты! - Услышал я крик Клостерхайма позади себя.

Мы помчались по заросшей травой равнине. Все застилала пелена, и можно было различить только золотой огонь, который пожирал ряды проклятых. Седенко был бледен, как труп. Он все время оборачивался. Мне казалось, он плачет.

Я видел, как движется Филандер Гроот, и между нами и адским воинством пролегла река пламени. Запах тления пропал, и мы двигались теперь в свежем воздухе.

Когда мы достигли леса и были между первыми деревьями, Седенко почти свалился с коня, держась за его шею. Его дыхание срывалось. Беспомощный звук срывался с его губ.

Я видел, что его плечи вздрагивали. Он плакал.

- Они убили меня! О, ради всех святых, они убили меня, капитан!

Золотой огонь погас. Оставшиеся воины Клостерхайма устремились в нашу сторону.

Я знал, что они не могут войти в Лес на Краю Неба и будут ожидать моего возвращения.

Я соскочил с измученного коня и обнял Седенко. Я поднял его и усадил обратно в седло. Кровь его запятнала мое платье. Он взглянул на меня, на его лице было несчастное выражение.

- Неужели я тоже проклят, капитан?! И тоже отправлюсь в Ад?!

Я не смог ответить.

Когда он умер, я встал и огляделся. Вокруг было тихо. За деревьями расстилалась темнота, но лес не казался густым, в темноте блуждали серые мерцающие огни, будто злоба проникла и сюда.

Я обратил свое лицо к небу и расправил плечи.

- О, я проклинаю тебя, я ненавижу твое Небо и я ненавижу твой Ад! Делай со мной что хочешь, но знай, что твои желания меня не касаются, а мольбы не имеют значения!

Я говорил это Никому. Вселенной. Пустоте...


Глава 16


Тишина пришла в мир. Поверхность долины, насколько хватало глаз, покрывало воинство Клостерхайма - ожидающая, сплоченная воедино масса. Зелено-голубой лес напоминал мне о том, благодаря кому я попал сюда, чтобы завершить сделку с Люцифером. Ни зверей, ни птиц, ничего здесь не было, только сладкий запах цветов и трав. Я собрал листья и дикие тюльпаны и покрыл ими тело Седенко. У меня не было сил его похоронить. Я зарезал его коня, чтобы он охранял своего хозяина. Затем сел в седло и поскакал в тишину леса. Своеобразное оцепенение охватило мое тело и разум. Может быть, я больше не был равнодушным к страданиям других, к их боли?

Мне стало понятно, что со времени, когда я заключил договор с Люцифером, я изменился так же сильно, как в период с моего детства и до события в Магдебурге. Изменения были незаметными. Не было ничего подобного откровениям. Моя душа просто стала другой. Теперь я знал, что Бог ответственен за Боль Мира. Я решил следовать собственной дорогой. Если мне удастся снова достичь мира, который я покинул, я буду служить не только протестантам, но и католикам. Я буду использовать свои воинские знания, если этого потребуют обстоятельства, но никогда не приму участие в войне добровольно. Я скорбил по Седенко и по Филандеру Грооту и говорил себе, что я должен просить о милости отомстить за их смерть, но, тем не менее, не испытывал никакого собственного гнева против бедного Иоганеса Клостерхайма, тяжелое положение которого ухудшалось с каждым днем тем больше, чем большей он обладал властью.

Местность стала подниматься и, видимо, вела к концу моего путешествия.

Я скакал многие часы, пока не стало ясно, что в этом лесу не бывает ночи. Небо было свободно от облаков, и солнце все еще стояло в зените. Внезапно я услышал детский смех.

Взобравшись на пригорок, я увидел покрытый дранкой дом с несколькими пристройками - конюшней и дровяным сараем. Три маленьких мальчика играли во дворе, а в дверях дома стояла седовласая женщина со стройной фигурой и чистой молодой кожей. Даже в отдалении я видел ее глаза, они были зелено-голубого цвета, как и лес. Женщина улыбнулась и помахала мне. Недолго думая, я подъехал ближе и въехал во двор.

- Должен вас предупредить, - сказал я, - большая армия из Ада окружила ваш Лес.

- Я знаю, - ответила хозяйка. - Как вас зовут?

- Меня зовут Ульрих фон Бек, и я ищу кое-что. Точнее, Святой Грааль, чтобы освободить мир от его боли и чтобы Люцифер мог вернуться обратно в небесное царство.

- Ага, - произнесла она, - вот наконец и вы, Ульрих фон Бек. И здесь, у меня есть то, что вы ищете.

- Что у вас есть, добрая женщина?

- У меня есть то, что вы называете Граалем... Думаю, это как раз то, что вы ищете.

- Я не могу в это поверить. До сих пор я не верил, что смогу найти Грааль, и еще меньше верил, что получу его от кого-нибудь вроде вас.

- О, Грааль - особенная вещь, и у нее особенное предназначение, Ульрих фон Бек.

Мои ноги отказывались идти. В глазах у меня потемнело. Впервые за все время я понял, насколько невежественен.

Женщина приказала одному из мальчиков взять у меня коня. Она положила руку на мое плечо. Рука оказалась неожиданно сильной.

Она ввела меня в прохладное спокойствие своего дома и усадила на скамью. Она подала молока, дала мне хлеба, намазанного медом. Она сняла с меня шлем и погладила меня по голове. И тут я расплакался.

Я плакал в течение целого часа. Когда мне стало легче, я посмотрел на женщину и сказал:

- Все, что я любил в прошлом, потеряно.

- Так должно быть, - проговорила она.

- Мои друзья мертвы. Моя единственная любовь в руках Сатаны, как и я сам, и я не могу рассчитывать на то, что мой повелитель сдержит свои обещания.

- Люциферу нельзя доверять.

- Он обещал освободить мою душу.

- Да, это все, о чем его можно попросить, Ульрих фон Бек, но для смертных такая просьба бесполезна. Можно просить силы и знаний, но это тоже бесполезно, если в обмен за это отдается душа. Многие приходили ко мне в лес, многие солдаты и многие философы.

- В поисках Грааля?

- Да.

- И вы показывали им его?

- Да, некоторым показывала.

- И они забрали его с собой в мир?

- Один или два - да.

- Теперь все на своих местах. У Грааля нет никаких особенных свойств. - Этого я не говорила, Ульрих фон Бек. - Она подошла ближе, снова наполнила молоком высокую кружку и намазала медом хлеб. - Многие ожидали от него магии. Многие, по меньшей мере небесной музыки. И многие были так бедны, Ульрих фон Бек, и так несчастны, что не могли вынести правду.

- Как? Неужели Грааль - исчадие Сатаны? Если это так, то все, что я совершил, не имеет никакого значения.

Она улыбнулась.

- Вы ожидаете нечто особенное, так как ваше сознание заставляет ожидать вас этого. Я сама была страшно разочарована, когда узнала правду, так же, как Клостерхайм, который теперь повелевает адским воинством.

- Клостерхайм здесь побывал? Когда?

- Много лет назад. Он искал Грааль, как и все остальные. Но он ожидал многого и не получил ничего. И он ушел восвояси, полоснув меня на прощание мечом. - Она показала на свою левую грудь.

- Но он вас не убил?

- Конечно нет. Он был не очень сильным тогда.

- А теперь стал во много раз сильнее.

- Он хотел знать то, чего не знал Люцифер. Только, я думаю, что вы, Ульрих фон Бек, знаете это.

- Все, что я узнал - это несправедливость мира.

- Ага, - сказала она, - и это все, что вы узнали? И это все?

- Думаю, да, - ответил я. - Удивительное - на самом деле ложь, метафора, которая помогает правде. Единственное, что мне хотелось бы знать, - как можно узнать Боль Мира, добрая женщина. Или, по крайней мере, я хотел бы знать, что с ней делать.

- А если это случится, Ульрих фон Бек?

- Если хотя бы единственный раз соврать себе или кому-то другому, это приведет к Боли Мира. И боль, милостивая госпожа, наводит боль. И неважно тогда, кто виноват - святой или грешник, Бог или Дьявол. Нужно стремиться к тому, чтобы становиться человечнее и любить свое человеческое естество.

Я замолчал.

- Это все, что я узнал, милостивая госпожа.

- Это то, что поддерживает Небо, - произнесла она.

Я посмотрел в окно.

- Неужели существует такое место-Небо?

- Я уже думала над этим, - улыбнулась женщина. - Идемте, Ульрих фон Бек, мы немного прогуляемся.

Я чувствовал себя освеженным. Она взяла меня за руку и вывела из дома, провела по лесу, добравшись до пропасти, из которой восставал зелено-голубой лес.

Буквально мгновенно мною овладело убеждение, что мой дух и мое сознание расширились и возникло состояние, которого раньше у меня никогда не было. Состояние спокойствия и мира, какого до сих пор я ни разу не испытывал. Но женщина держала меня за руку, и я вынужден был отвернуться от Неба.

До сих пор не могу себе простить, что тогда не всмотрелся в то, что представляло собой Небо. Оно было облегчением, пониманием. Вполне может быть, что суть отличия Неба от Ада является отличием знания от незнания. И я отвернулся от Неба.

Я повернулся к Небу спиной и пошел вместе с женщиной обратно в дом. Дети исчезли, во дворе были только конь и корова, которые мирно щипали траву. Я подошел к столу и налил себе молока из кувшина.

- Где же мы находимся? - спросил я ее. - И где находится Небо?

- Это можно только увидеть, а рассказать невозможно. - Она подошла к деревянному шкафу, стоящему у стены, и открыла створку. Оттуда она вынула маленький кувшин и поставила его передо мной на стол.

- Это? - Кроме кувшина я не видел ничего. - Это-Святой Грааль?..

- Это та вещь, про которую вы думаете, что она - Святой Грааль, - ответила она. - И он свят, я думаю. И сделала его я.

И все, что он дает - это гармония. Он делает любого, кто находится неподалеку от него, сильным. Но по иронии он может это сделать только с тем, кто уже силен.

- Я, чья душа стоит на службе у Люцифера, должен быть сильным?

- Вы мужчина. И смертный. И вы не отличаетесь от других. Но вас нельзя уничтожить. Да, фон Бек, вы сильны.

Я указал пальцем на маленький кувшин.

- Мой повелитель не поверит в это.

Она пожала плечами.

- Ваш повелитель-сопляк, - сказала она.

- Ну, хорошо, я отнесу ему это, - согласился я. - И я расскажу ему, что вы мне сказали. Что я принес ему лекарство от Боли Мира.

- Вы принесете ему гармонию, - говорила она. - Это-лекарство. Оно находится в каждом из нас.

- Может быть, у этого предмета есть какая-нибудь другая сила, милостивая госпожа?

- Самая сильная сила - это сила гармонии, - тихо сказала она.

- Это трудно представить, - я почти развеселился.

Она улыбнулась. Потом встряхнула плечами и больше не захотела распространяться на эту тему.

- Ну, благодарю вас за гостеприимство, милостивая госпожа. И за ваш подарок, Святой Грааль. Могу ли я в него верить?

- Думайте, что хотите. Этот кувшин-то, что он есть, - заключила она. - И он создан для вас, верите вы в это или нет.

Набрав воздуха в легкие, я взял кувшин. Он тепло лег в мою руку. У меня снова возникло подозрение, что меня обвели вокруг пальца.

- Я благодарю вас за ваш подарок, - еще раз сказал я.

- Это не подарок, - напомнила она. - Он вам еще послужит, Ульрих фон Бек. Имейте это в виду.

- У меня не будет возможности воспользоваться им, когда я найду своего повелителя.

- Здесь вы не можете его отыскать, но когда вы сделаете это, то сможете достичь Ада или того места, где властвует Ад. Это правильно.

- Но, милостивая госпожа... я совершил такое длительное путешествие! И что я принесу?

- Правило действует только один раз. Когда пересечете Лес, воспользуйтесь кувшином. И он тогда вам послужит.

- Клостерхайм и орды Ариоха поджидают меня у леса.

- Все равно, - сказала она. - Я знаю.

- Итак, в тот момент, когда я окажусь у выхода из леса, то смогу достичь своей цели?

- Как вы захотите.

- Вы должны мне сказать! - Слезы выступили у меня на глазах. - О, милостивая госпожа, вы должны мне это сказать.

- Возьмите Грааль, - сказала она. - И выполняйте то, что вам предписано, и он будет вам служить. Покажите Клостерхайму Грааль и напомните ему, что раньше он уже видел его.

- Он посмеется надо мной.

- Конечно, он будет над вами смеяться.

- Он убьет меня! - воскликнул я.

- Вы должны мужаться!

Она встала, и я понял, что это означало, что мне пора уходить.

Когда я вышел во двор, один из мальчиков уже держал моего коня на поводу. Второй сидел на завалинке и наблюдал за мной. Третьего, который занимался с коровой, я не увидел.

- О вас не будут рассказывать легенды, - на прощание сказала седовласая женщина. - Но среди тех, кто приходил ко мне, вы понравились мне больше всех. - Мать, - сказала я. - Назовите мне свое имя.

- Ах, - легко выдохнула она. - Я всего лишь обыкновенная женщина, которая сделала кувшин из глины, и которая живет в крестьянском доме в Лесу на Краю Неба.

- Но ваше имя?

- Ах, называйте меня как хотите, - сказала женщина. Потом улыбнулась теплой улыбкой и положила свою руку на мою. - Называйте меня Лилит, некоторые зовут меня так.

Она легко шлепнула моего коня по крупу, и я поскакал на восток. Туда, где меня поджидал Клостерхайм и его темное воинство.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов