Ex Libris Jabx icon

Ex Libris Jabx



НазваниеEx Libris Jabx
страница9/11
Дата конвертации13.11.2012
Размер2.36 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
1. /Фон Бек1 - Пес войны и боль мира.docEx Libris Jabx
Глава 13


- Вы, господин, - сказал Великий Магистр, глядя на меня, - будете сражаться с Демоном первым. Правда, до сих пор его еще не мог победить никто. Если вы каким-либо образом победите его и убьете, дверь его жилища откроется и вы будете свободны. Если же вы не появитесь в течение одного часа, ваш друг составит вам компанию.

- Разрешено ли мне будет взять с собой меч? - спросил я.

- Все, что вам потребуется, - ответил он.

- Я готов, - сказал я.

Великий Магистр поговорил с солдатами на своем языке. Один вышел вперед, чтобы охранять Седенко, другие повели меня из Зала совета на площадь, где все еще моросил дождь.

Мы поднялись по ступенькам на помост. В железной бочке была закрытая маленькая круглая дверь. Один из солдат приблизился к ней. Он явно нервничал.

Мне показалось, что на площадь спустился некий дух.

Клостерхайм был теперь немного более опытным, чем в последний раз, когда мы с ним виделись. Он ухмыльнулся мне, почти дрожа от счастливого ожидания. Его черное платье было грязным и рваным, пурпурно-красные перья на шляпе облезли.

Он подбросил шляпу в воздух в злобном приветствии как раз в тот момент, когда я осторожно открывал дверь, и солдаты затолкали меня вовнутрь.

- Это ваших рук дело, Клостерхайм? - спросил я напоследок.

Колдун пожал плечами.

- Я друг Баксинакса, - ухмыльнулся он.

- Демон - ваш подарок городу?

Он отвернулся и дал стражникам указания.

Меня втолкнули внутрь железного цилиндра, в вонючую, жирную, мокрую темноту. Там, внутри, что-то шевелилось, но что я не мог разобрать. Дверь за мной закрылась. Некоторое время я не мог различить ничего, воздух поступал сюда из какого-то невидимого отверстия в стене бочки. На меня из темноты что-то надвигалось, по влажному полу цилиндра слышался клацающий шум. Я не мог различить цветов - все выглядело черным, серым или бледно-белым. Нечто, приближающееся ко мне было больше, чем я размером, оно обладало чешуей и имело большую, грустно опущенную голову, которая свешивалась на сторону и все время лежала на левом плече создания. Длинные зубы были остры, губы искусаны, как будто оно поедало самого себя. Из больших ноздрей изредка вырывалось теплое дыхание.

Монстр вопрошающе поквакивал.

- Ты - Демон, обитающий тут? - спросил я.

Голова приподнялась с плеча. Потом, через некоторое время, он проговорил тихим, шипящим голосом.

- Да, это я.

- Ты должен знать, что моя душа не может быть использована. Она принадлежит только нашему повелителю, Люциферу, - предупредил я.

- Люцифер? - Слово камнем упало на землю.
- Люцифер?!

- Он повелевает тобой. Поэтому я хочу просить тебя только об одном одолжении, честный демон. Я хочу просить тебя только о смерти.

- Смерть! - Его заостренные зубы впились в губы. Что-то похожее на смех вырвалось из глотки. - Люцифер?! Я хочу быть свободным. Я больше не хочу есть! Зачем меня заперли здесь?

Они должны освободить меня, и я немедленно отправлюсь в Ад!

- Вы не хотите оставаться здесь?

- Нет, не хочу. Я пресытился. Я знаю, что ваша душа не предназначена для меня, смертный, и я хочу питаться только тем, что уготовано мне, и я не могу съесть вашу душу.

- Но вы все же можете меня убить, так?

Демон уселся на зад. Его перепончатые лапы постукивали по полу.

- Дети и подростки. Только подобные вещи еще возможны. Ни единой взрослой души! Я не стану вас убивать, смертный. Вы принадлежите к тем немногим, кто умеет со мной разговаривать. Все остальные только кричат дети, юноши, девушки, которых я поедал. И это успокаивает мой голод на некоторое время, но мне нужно больше, чем обычно, больше, чем обычно...

- Но вы не отпустите меня?

- Как я могу? Я сам заточен...

- Какое волшебство ввергло вас сюда?

- Его звали Филандер Гроот. Умный человек. Сначала я был свободен и держал в страхе и повиновении целое королевство.

Теперь я в Баксинаксе, в этом сортире. Ах, как я люблю эти безвкусные души детей. - Он облизал один из перепончатых пальцев и заурчал.

- Вы боитесь сами себя, - сказал я. - Поэтому вы до сих пор здесь, вы думаете, что будете убиты, если не будете питаться душами?

- Но люди же все одинаковы, - ответил Демон. - Хотелось бы мне знать, что я еще могу сказать?

Я поздравил себя с тем, что мне удалось договориться с Демоном, но это если не считать стенок цилиндра.

- Они не освободят ни вас, ни меня, У вас есть еда, у меня ее нет. Из этого следует, что либо я буду голодать, либо использую в этом качестве вас.

Демон посмотрел на меня, - Я не замышлял убивать вас, смертный, Это было бы потерей для нашего повелителя. Ваше время еще не настало.

- Я тоже верю в это, - начал я, - так как я путешествую в поисках одной вещи, за которой меня послал сам Люцифер...

- Тогда перед нами обоими дилемма дилемма... - задумался Демон.

Я подождал мгновение.

- Я могу попытаться освободить вас, - заговорил я, - но куда вы после этого отправитесь?

- Прямиком обратно в Ад, - Где вы хотите жить?

- Я не хочу больше покидать Ад, - затосковал Демон.

- Мне ничего не известно о заклинании Духов. - Можно попытаться заговорить меня, правда, тот, чья душа принадлежит Люциферу, не может этого сделать, - Это значит, что я не могу заклять вас?

- Кажется, так...

- Мы оба спасемся одним способом, - предложил я.

Демон положил голову обратно себе на плечо и сильнее зацарапал лапами по полу, - Да, да...

- А если я вас убью, - поинтересовался я, - куда отправится ваша душа?

- В безвестность. Я не могу умереть, господин.

- Мне кажется, что как только я убью вас, откроется дверь, - До сих пор никто не смог меня убить, насколько вам известно.

- Может быть, Филандер Гроот?..

Я помолчал некоторое время, - Они могут в каждый момент открыть дверь и втолкнуть моего спутника, который должен стать вашей следующей жертвой, сюда. Почему бы нам не попытаться выбраться отсюда, когда они это сделают?

- Может, вы и можете попытаться, - жалостливо заявил Демон, - больше всего мне нравится не железо, а свобода, - Так вас может освободить только Филандер Гроот?

- Это так.

- Но Филандер Гроот теперь живет отшельником в довольно отдаленном королевстве, - Ему обо мне надо доложить.

- Итак, если я хочу выйти, для меня возможен только один выход - убить вас, причем я знаю, что это невозможно...

- Я очень силен, - пожаловался демон, - и так же внешне неуязвим.

- Я думаю, - сказал я, - что надо подождать, пока закончится час и после этого попытаться выбраться через дверь, когда сюда будут впихивать моего друга.

- Как будто все верно, - проговорил Демон, - но они без сомнения убьют вас, как вы думаете?

- Это вполне возможно.

Демон некоторое время размышлял.

- Я пытаюсь найти другой выход, одинаково хороший для нас обоих...

- Не говоря уже о бедных детях и девушках Баксинакса, - добавил я.

- Конечно, - подтвердил Демон. Он снова задумался. - Вы не знаете, татары еще существуют?

- Существуют, но их немного, Дух, который у них есть, охраняет их.

- Который в сосуде?

- Видимо, тот...

- Ага. - Он поскреб лоб. - Я понимаю татар.

Снова и снова мне казалось, что сверхъестественное существо этой страны на самом деле является бессильным созданием. Мне подумалось, что не только Серединная Граница, но и сам Ад близится к упадку. Или, может быть, были силы, как говорил Клостерхайм, способные разжечь гражданскую войну, которая происходила между Люцифером и его соратниками.

Я протянул Демону руку, Он пожал ее своими перепончатыми пальцами.

- Не будете ли вы так любезны подставить свои плечи, чтобы я мог взобраться на них, когда дверь откроется и выпрыгнуть наружу, - попросил я.

- Несомненно, - ответил он. - если вы готовы к нападению. Если ваш побег получится, попытайтесь найти Филандера Гроота и передать ему, что я обещаю вернуться обратно к себе на родину, и не буду больше терроризировать земную жизнь.

- Возможность снова увидеть Гроота у меня невелика, - признался я честно, - но все равно даю вам слово поставить его в известность о том, что вы мне сказали, все равно увижу ли я его сам или передам с нарочным.

- Тогда от имени Люцифера я желаю вам успеха, - от души пожелал Демон и пригнулся. - И, я надеюсь, что вы убьете Великого Магистра, который содержал меня столько времени в заточении.

Дверь отворилась. Я услышал смех солдат и проклятия Седенко.

Его лицо появилось надо мной. Я приложил палец к губам. Он подмигнул в знак понимания. Я прошептал:

- Держи меч. Мы попытаемся спастись.

- Но... - начал было Седенко.

- Без вопросов, - оборвал его я.

Казак пожал плечами и закричал:

- Подожди, тварь, я только подготовлю саблю.

Сабля оказалась у него в руке. Я достал свой меч, когда Демон выпрямился и подтолкнул меня к двери. Я швырнул себя в проем, миновал Седенко и оказался возле стражника, которому воткнул меч в грудь. Я обезвредил еще двух, прежде чем им стало понятно, что происходит. Трое напали на Седенко и меня и вскоре умерли, как и их товарищи - ни одно движение руки Седенко не пропадало даром. Затем я повернул голову, чтобы посмотреть, что происходит вокруг. ...Это был Клостерхайм на тяжелом черном боевом коне. За ним следовали 20 всадников, чьи панцири поблескивали угрожающим черным пламенем. Вооруженные воины короля Ариоха были тут как тут.

Через мгновение я решил, что пора возвращаться обратно в бочку. Клостерхайм, усмехаясь, ожидал окончания борьбы.

Я убил следующего солдата, а Седенко за раз уложил двоих.

За нами раздались стоны заточенного в бочку Демона. На нас смотрело торжествующее лицо Клостерхайма и его двадцати не принимающих участия в сражении всадников. - Теперь мы пропали! - пробормотал Седенко.

Волшебные слова, которые отсылают слуг Ариоха обратно в Ад, я выучил давно. Я поднял руку:

- Регойм, Фарах, Ниадаг!

Клостерхайм все еще смеялся. Тогда я снова взмахнул рукой:

- Нивер. Оагр. Шун. Арньойа!

Выражение его лица изменилось.

- Я разбил ваши планы, фон Бек. Поверите ли, я весь прошлый год думал над тем, каким образом вы в прошлый раз заставили остановиться моих людей?

- Я могу это сделать.

- Я тоже. Я знаю вашу цель. Я знаю, что вы должны пересечь эту страну, чтобы найти Святой Грааль в Лесу на Краю Неба.

Этого леса вы не увидите, фон Бек!

- Как обстоят дела с войной в Аду? - поинтересовался я.

- Вполне нормально, - ответил Клостерхайм, откинувшись в седле. - Люцифер становится все слабее. Его силу уже не вернуть. Скоро он откажется от сражения. А к нам присоединяются все новые и новые союзники. Я был бы сопляком, если бы не воспользовался своим шансом.

- Я бы переменил цель, чтобы при этом остаться жить. Но сделка есть сделка, - заметил я. И у Люцифера в руках моя душа, а не у вас. Клостерхайм. Внезапно на весь город упала тень. Я посмотрел вверх и увидел существо, с которым встречался не только в Аду, но и в Серединной Границе. До невозможности большой кот смотрел на нас с неба. Одним движением лапы или хвоста он определенно мог уничтожить город. Сначала я подумал, что кот-сторонник Клостерхайма, но потом заметил, что колдун так же поражен, как и я.

- Что это, фон Бек? - спросил Клостерхайм. Потом он выругался, увидев что-то позади нас.

Седенко обернулся и воскликнул от изумления. Послышался легкий звук, похожий на шепот звезд ночью. Я тоже оглянулся.

Легкая, блестевшая бронзой и серебром карета, запряженная тысячей маленьких золотых птиц, спускалась к нам с неба.

- Черт знает что, - пробормотал Клостерхайм и, пустив своего коня вскачь, подъехал ко мне, запахиваясь мечом. Я отразил удар, черные вооруженные лакеи Ариоха тяжело взбирались по ступеням - скоро мы будем схвачены.

Я услышал голос из кареты - дружеский, немного издевательский голос, который произнес:

- Демон цилиндра, я освобождаю тебя из заточения, так как доверяю слову, которое ты дал, и потому что ты способствовал уничтожению врагов твоего повелителя, восставших против Люцифера.

От изумления я повернул голову. Маленький человек в карете поклонился мне. Запах венгерской воды достиг моего обоняния.

Я увидел ленты и кружева. Это был Филандер Гроот.

- Не хотите ли присоединиться ко мне, мои господа? - спросил он. - Я думаю, что Баксинакс скоро превратится в поле битвы, что, несомненно, было бы очень на руку простым людям.

Седенко не требовалось другого приглашения. Он как оглашенный кинулся в карету. Я последовал его примеру.

С наполовину прикрытыми глазами и звуком скрежетания зубов возник из бочки Демон. Он встал в полный рост. Его лапы задвигались и вспыхнули слепящим пламенем. Он засмеялся, будто в ожидании крови.

Клостерхайм подстегнул коня и направился к карете. Он все еще не терял надежды убить меня.

Демон и всадники Ариоха схватились. Мне была видна эта несравнимая ни с чем борьба. Однако Демон всех их задавил.

Конь Клостерхайма пронесся под нами, когда карета поднималась в небо, влекомая маленькими птицами. Колдун заскрежетал зубами. Он вел себя, как ребенок, у которого отняли сласть.

Как был, на коне, он соскочил с помоста и бросился прочь. Потом я увидел двух закованных в латы всадников, которые пролетели по воздуху и упали на площадь. Куски стен и камни падали вниз. А там, где упали всадники Ариоха, вспыхнул неземной огонь.

Под неотразимым взглядом огромного кота мы пролетели над Баксинаксом и окружающей его местностью.

- Все это не было запланировано, - сказал Филандер Гроот, будто извиняясь. - Но я знал, что состояние отрешенности, которого я достиг, не может продолжаться долго. Я рад, господа, что я успел вовремя.

Я молчал. Денди приподнял бровь.

- Без сомнения, вы спрашиваете себя, каким образом я оказался здесь? Ну, я некоторое время размышлял над вашей историей, капитан фон Бек, а также о моей отрешенности от человечества, богов и демонов. Все больше я думал о предмете ваших поисков, пока не решил тоже принять участие в них.

- Я и понятия не имел о том, какой вы великий волшебник, - проговорил я.

- Вы очень добры. В ранние годы я познал очень многое. В Долине Золотых Облаков мои силы укрепились, и я решил снова воспользоваться ими.

- Я воспринимаю вас как дар небес, - ответил я на это.

Казалось, он обрадовался моей искренности.

- Ну, это не так, капитан фон Бек, Это не так.

Некоторое время он молчал, пока продолжалось наше путешествие в воздухе, потом заговорил снова.

- Напротив, - сказал он, - ни один солдат соратников Ада не может достичь Земли. Но Люцифер хочет облегчить положение, и когда на все созданное опустится Хаос, это, без сомнения, будет означать конец мира. Может, не будет Антихриста, о котором стоило бы говорить, но Клостерхайм стоит их всех.

Возможно, будет война между Небом и Адом. Армагеддон, мои господа, как это было предсказано. Человечество погибнет. И, мне кажется, результат будет таким, как про него рассказано Библия.

- Но Люцифер не может вести войну против Бога, - задумался я.

- В этом Люцифер не может много понимать. Как и Бог. Возможно, оба будут проверять силу своего авторитета.

- А Грааль? - спросил я. - Какую роль может сыграть Грааль?

- Может быть, никакой, - ответил Гроот. - Может быть, он не более чем символ.


Глава 14


Карета Филандера Гроота снова устремилась к земле и приземлилась на прелестном холме, с которого можно было наблюдать долину, напомнившая мне имение Бек и мою потерянную родину.

Внизу, в долине, горела деревня, и я видел черный дым, поднимавшийся от объятых пламенем дворов. Темные фигуры с факелами метались по всей округе и поджигали все, что могло гореть. Картина была мне знакома. Такие уничтожения мне приходилось видеть довольно часто.

- Мы все еще в Серединной Границе, - спросил я Гроота, - или мы вернулись обратно на Землю?

- В Серединной Границе, - ответил он, - но точно так же может быть и на Земле, как вам известно. Немногое осталось не уничтожено и не сожжено.

- И все это лишь потому, что Люцифер послал меня за Граалем?

- Не все. - Гроот сделал движение рукой, и карета снова поднялась в воздух. Он долго молчал, а потом произнес:

- Это будет последнее, что мы увидим. Такие дела силы Тьмы совершают чужими руками, если сами не могут это совершить.

Знаете ли вы это, капитан фон Бек?

- Нет.

- Теперь, поскольку я не принадлежу к Серым Владыкам, как те из нас, которые остаются нейтральными, я больше не могу видеть, что так легко происходят подобные вещи. - Он потрогал свои маленькие усики. - Вы невозможный человек, капитан, но все это происходит не из-за поисков Грааля. Желание Люцифера достичь мира со своим создателем переживает кризис, который тянется еще со времен рождения Христа. Границы стираются, и вы должны об этом знать. Святая вера теперь несколько отличается от той, какой была при основании. И в этом виноваты Будда, Магомет, Христос... Для многих смерть является уходом из представляемого мира - я не буду распространяться об этом дальше, так как тема слишком обширная. Мы несем ответственность как за Бога, так и за Люцифера. Я не уверен, что Бог ожидает этого от нас, но, может быть, он этого жаждет. Вселенная бесконечна, капитан.

- Если я добуду лекарство от Боли Мира, это поможет?

- Я не знаю. Грааль, возможно, объект обмена в игре, правила которой неизвестны, так что оба ее участника не вполне представляют, как играть. Но в этом обозначении я могу оказаться полностью неправым. Во всяком случае вы должны знать: Клостерхайм теперь могущественнее, чем командир двадцати всадников, он вместе со своими подчиненными не оставил вас в покое, а продолжает преследовать. Он, вероятнее всего, является теперь предводительствующим генералом восставших в Аду. И ваши поиски могут означать угрозу его положению.

- Но мне теперь ясно, что найти Грааль можно только с помощью волшебника - такого, как вы, - сказал Седенко.

Гроот усмехнулся.

- Теперь не беспокойся за Клостерхайма. И не перебивайте меня. То немногое, что я могу, уже использовано. Силу я использую для другого. И вы можете повернуть все обратно, если хотите. Мои столкновения с духами и демонами на самом деле являются безобидными делами. И силы, которые я применяю для успокоения Ада, смехотворны. Я многого не могу. Но я поеду с вами, если мы отправимся дальше. Мы поблизости, в одном или двух днях пути от Леса на Краю Неба, и думаю, что вы хотели бы отдохнуть некоторое время от Клостерхайма. В побоище Баксинакса он, может быть, и потерял нескольких всадников, но когда он снова появится в поле зрения, и на этот раз с куда большим количеством подчиненных - гораздо большим, чем он обладал в прошлом. - Все сверхъестественное объединилось против меня, - проговорил я, вторя предостережению Гроота.

- Да. Все сверхъестественное. Некоторые думают, что чудеса, участниками которых вы стали, являются произведенными формами Боли Мира. Без боли, говорят многие, они бы нуждались и не смогли бы существовать.

- Хотите ли вы при этом сказать, что все это касается и человеческих интересов?

- Человек - благодарный восприимчивый зверь, - сказал Филандер Гроот. - Пойдемте, там, внизу, для вас приготовлены кони.

Некоторое время мы спускались по склону и нашли коней там, где ожидали. Гроот болтал о жизни. Пока мы взбирались на скакунов, он рассказывал анекдоты о людях, которых знал, и описывал места, в которых побывал. Можно было предположить, что мы принимали участие в одной из воскресных увеселительных прогулок. Мы съехали с холма и скакали всю ночь, чтобы не встретиться с солдатами из долины. Наконец мы достигли указателя, Филандер Гроот прочитал в лунном свете надпись.

- Там, - сказал он внезапно и показал на доску, на которой было написано "На Вольфсхабей, 3 мили". - Вы знаете Вольскабен, капитан? А вы, Седенко?

Мы оба ответили отрицательно.

- Примечательный город. Если вы хотите женщин, то можете посетить публичный дом - их там множество. Сам я остановлюсь в борделе, где постели гораздо удобнее, чем на постоялых дворах.

- Я с трудом верю своим ушам, - присвистнул Седенко.

- Если у меня будет хорошая постель и никакой шлюхи, я с удовольствием составлю вам компанию, - сказал я.

Мои друзья по-королевски кутнули в прелестном веселом доме, хорошо известном среди путешествующих по Серединной Границе, а сам я проспал как мертвый до утра.

Весеннее утро было освежающе прохладно, когда мы покидали Вольсхабен, и свежий воздух сладко пах влажной светло-зеленой травой.

Филандер Гроот в веселом настроении скакал впереди нас, крича:

- Прекрасный день, мои господа! Неужели жизнь не прекрасна?!

Дорога привела нас в другую долину, такую же зеленую, но полностью изгаженную солдатами и травой. Нам пришлось остановиться, пропуская длинную вереницу мужчин, женщин и детей, пеших, конных и в повозках, с узлами на плечах и с выражением отчаяния в глазах. Здесь смешались все слои населения. Филандер Гроот приветствовал их так радостно, будто не понимал, кто они такие.

- Что это? Паломничество в Рим?!

Человек, чьи доспехи уже давно нуждались в чистке, подскакал к нему.

- Мы спасаемся бегством от армии, господин. Я предостерегаю вас от поездки в этом направлении.

- Я благодарю вас за предостережение. Чья эта армия?

- Мы не знаем этого, - сказала нищенски одетая женщина со множеством морщин на лбу. - Они напали на нас внезапно. Они убивали всех. И не говорили ни слова.

- Без сомнений. Без предупреждений. Беспощадно, - подтвердил человек в доспехах.

- Я думаю, господин, что мы на некоторое время присоединимся к вам, - сказал Гроот, взглядом показав, чтобы мы скрыли то, что нам известно. - Это будет мудро с вашей стороны.

Итак, мы отправились дальше вместе с этим шествием больше чем тысячи человек в сторону, противоположную той, куда направлялись. И все-таки мы возвращались не той дорогой, которой пришли сюда. Мы сопровождали беженцев в течение двух дней. Это были в большинстве своем образованные люди-мужчины и женщины, монахи и монахини, ученые и актеры.

Никто из них не знал, почему и кем они были изгнаны. А мы могли только предполагать, что сделали это смертные солдаты, военачальники которых были демонами из Ада.

После того, как на одной из моих карт мы обнаружили ведущую на запад дорогу, мы распрощались с беженцами. Но нам все время встречались новые группы.

Казалось, целый мир был охвачен пламенем. Целые леса сгорали в этом пламени. Целые города обращались в пепел, как это произошло с Магдебургом.

- Ах, - со вздохом говорил Филандер Гроот, - это может быть только конец, мои господа.

- Тогда мы, к счастью, оставили этот мир, плохой мир, исчерпавший себя мир. Он ожидает освобождения от своих недостатков, как ребенок или как зверь. И если его не освободят, он будет уничтожен. Какой смысл искать в нем лекарство от Боли Мира, Филандер Гроот?

- Потому что мы любим, я думаю, капитан фон Бек. Потому что у нас нет выбора, кроме надежды сделать его лучше. - При этих словах не было оснований не верить столь мудрому Филандеру Грооту.

- Мир есть мир, - заговорил Седенко. - Мы не можем его изменить. Только Господь способен на это.

- Может быть, он думает, что это наше дело, - тихо промолвил Гроот, но дальше свою мысль развивать не стал. - О, смотрите, мои господа!

Перед нами от земли до небес открылась великолепная картина. Строение из стекла и кварца, какого я еще никогда не видел.

- Оно гигантское, - воскликнул Седенко. - И, смотрите, наверху растут деревья. Они почти как джунгли.

Филандер Гроот приложил палец к губам и потер лоб. Потом его лицо прояснилось.

- Это может быть только знаменитый Дом птиц графа Отто фон Геранц-Хольффайна. Мы посетим его, мои господа? Дорога ведет туда, а на другой стороне снова поворачивает в нужную сторону. Я не знал, что мы находимся в этой местности. Я слышал о нем, но никогда не видел.

Граф Отто теперь мертв. Его страстью были экзотические птицы. Он доверил строить дом одному из своих друзей много-много лет назад. Дом полон деревьев, посмотрите, - деревья для птиц. И он еще существует! И это ли не чудо архитектуры?! Почему вы нервничаете? Мы посетим это место или обойдем стороной?

- Лучше обойдем, - проворчал Седенко.

- Мне хотелось бы осмотреть его, - предложил я, чувствуя, что это необходимо.

- Граф Отто был так горд коллекцией своих птиц, что хотел каждый день осматривать ее. Поэтому он провел туда дорогу, - рассказывал Филандер Гроот. Приблизившись, мы увидели, что вход полностью зарос, стеклянный птичий рай казался покинутым многие годы назад. Я прислушался в надежде услышать птичье пение, но слышались лишь шум, какое-то шуршание и скрежетание, наводящие на меня мрачные мысли.

- Граф Отто имел по меньшей мере один экземпляр неизвестной птицы, - продолжал Филандер Гроот, вводя нас в миниатюрные джунгли. - Когда он умер, его наследники не захотели возиться с Домом птиц, поэтому он теперь в таком запустении.

Сильно пахло цветами и влажными растениями, и в парящем зеленом солнечном свете я увидел, в отдалении, блеск. От перьев, подумал я.

- Видимо, большая птица, - предположил Седенко, тоже заметив это, - а также удобнейшее место для Клостерхайма, чтобы устроить засаду на нас.

- Он все время следовал за нами по пятам, - напомнил я московиту.

- И у него адская выдержка, - добавил Филандер Гроот. - Он принадлежит теперь к высшему командному составу Ариоха. Он больше не смертный и живет не в нашем времени.

- Неужели вы так беспомощны, Филандер Гроот? - спросил я изящно одетого мага.

Он улыбнулся мне, когда стена листвы раздвинулась.

Создание, появившееся перед нами, было по крайней мере раза в четыре больше лошади. Гребень, который я увидел раньше и принял за перья, блестел красным и черным. Его заостренные, светящиеся серебром зубы и тяжелый хвост находились в непрерывном движении.

Он двигался на нас с огромной скоростью. Гроот отскочил в одну сторону, Седенко - в другую, я остался с обнаженным мечом один на один с драконом.

Я не был искушен в драконоборстве и до сих пор не верил в существовании подобных созданий. Этот дракон не извергал огня, но его дыхание было горячим. И в том, что он хотел лишить нас жизни, не было никакого сомнения. Мой конь переступил с ноги на ногу и попытался уступить монстру дорогу, но я видел, что отступление невозможно. Я соскочил с коня и достал кончиком меча рыла бестии. Дракон взревел и кинулся на меня, но несколько медленно. Я снова вскочил в седло. Дракон направлял свое движение задними ногами и после того, как я поразил его, не мог нападать иначе, чем вперед. Увидев это, я заехал ему в тыл, вскочил на дико хлещущий хвост, но дракон внезапно повернулся.

Усеянная серебряными зубами пасть схватила меня за рукав и зацепила немного плоти. Я закричал от боли, однако удержался на его спине. Одновременно с этим я увидел Филандера Гроота под драконом, прыгающего и размахивающего мечом.

Я взбирался все выше и выше по шее, пока не оказался в тупике перед стеклянной стеной. Голова дракона развернулась, но зубы промахнулись по мне и вцепились в высоко задранную шею рыжей лошади. Дракон отпустил ее, и, мертвая, она упала куда-то вниз.

Дракон втянул воздух. Моим единственным спасением был меч. Я попытался уцепиться за большую ветку дерева и помнил только, что Дом птиц не давал путей к отступлению.

Стекло брызгало осколками под ударами хвоста дракона. Снизу доносился частый звонкий шум, потом оттуда выпорхнула стая разноцветных птиц и полетела вверх, под купол помещения.

Оттуда они заметили конские яблоки и кинулись пожирать их. Схватка их не интересовала, так же, как не волновал дракон.

Длинная шея снова изогнулась в воздухе по направлению ко мне. Он уже совсем было схватил меня, когда позади него закричали Филандер Гроот и Григорий Петрович Седенко и накинулись на яростно хлещущий хвост. Мои силы иссякли.

Вокруг падали осколки стекла, и некоторые из них больно ударяли по мне. Пасть снова разинулась, и зубы схватили меня за левую руку: боль придала силы, и одним движением я освободился от дракона. У меня потемнело в глазах, и я мог только ругаться.

Филандер Гроот что-то прокричал, но я не понял ни слова. Я снова ударил дракона по морде и воткнул меч в ноздрю. Он откинул голову назад, и меч оказался вырванным из моей руки.

Потом дракон снова взревел. Теперь я оказался полностью безоружным.

Я начал быстро спускаться по спине дракона на землю в надежде спастись. Что-то схватило меня за правую ногу, и обжигающая боль возникла в этом месте и растеклась по всему телу. Я все же продолжил свое спуск дальше, хватаясь руками за ближайшие ветви деревьев и свисающие лианы.

Моя рука наткнулась на что-то гладкое и теплое. Полуослепленный болью, я смог только различить, что это кусок обвалившейся крыши. Он поблескивал длинным острым краем. Я попытался схватить его одной рукой, но его заклинило между двумя стволами, поваленными друг на друга драконом.

Бестия развернулась и теперь продвигалась задними ногами вперед. Птицы взлетали, испуганные резкими движениями.

Серебряные зубы щелкали, и когда дракон попытался схватить меня, вытянув шею, я быстро откатился за стеклянный осколок.

Острие пробило чешую на его груди и пропороло ее. Дракон взревел и уставился на меня, как будто понял, что я являюсь причиной его боли. Черная кровь брызнула из раны, когда зверь здоровыми лапами оттолкнул от себя осколок, и каждое его движение, каждый удар хвоста заставляли все больше крови вытекать из его тела. И эта кровь, брызгая, покрыла меня всего с ног до головы. Но, думаю, я улыбался при этом.

Появились Филандер Гроот и Седенко. Они пробирались между поваленными деревьями ко мне. Гроот нес еще одну стеклянную пику в руке. Маленький человек от всех своих сил воткнул ее в бок дракона.

Бестия издала звук, похожий на оханье, и содрогнулась от новой боли.

Потом дракон кинулся, не разбирая дороги, прочь, и сокрушил одну из стен дома, повалившись в груду битого, перемешанного с поваленными деревьями стекла. В течение нескольких мгновений нам казалось, что он кинется снова, он всхрапывал, и кровь еще текла их его раны.

Птицы перелетали к новой добыче. Снова раздался сильный, гулко звучащий рев умирающего дракона.

Последний долгий стон, и он затих. Птицы накинулись на свежие раны. Филандер Гроот и Григорий Седенко подошли ко мне. Их восхищение было безмерно. Я посмотрел на свою руку - она была разрезана почти до самого локтя. На ногу я не мог наступать.

Я подошел к трупу лошади. Седельные сумки, кажется, не пострадали.

- Маленькая бутылочка... - Я замолчал - на меня нахлынула новая боль.

Седенко знал, какую бутылочку я имею в виду. Он подбежал к седельным сумкам и отыскал ее. Бутылка оказалась цела.

Потребовалась секунда, чтобы прочистить горлышко. Седенко вставил мне горлышко между губ, и я немного отпил. Боль пропала, и мне показалось, что на рану мне положили холодный тампон. Потом я потерял сознание. Мне приснилось, что я снова мальчик в замке Бек, и все приключения - только выдуманная игра.

Когда я пришел в себя, мои друзья обмыли меня и переодели в свежее белье. Некоторое время я не мог поверить, что действительно одержал победу над драконом.

На моей левой руке был рубец от раны, но я мог ею двигать, правда, немного скованно, и чувствовалась только легкая боль. Точно так же зажила и нога.

Филандер Гроот улыбнулся мне и подкрутил свои усы. Он был как всегда невозмутим. И его костюм был так же безукоризненен, как и мое поведение.

- Ну, теперь ты настоящий рыцарь, капитан фон Бек, - сказал он. - Для успешного завершения поисков Грааля вы убили дракона.

Он отложил свой меч и подал мне тетрадь в переплете изумительной работы.

- Теперь, - произнес он, - вы можете быть рыцарем и без клинка.

Я не пытался взять подарок. Я до сих пор был в неведении, зачем он сделал этот жест и почему он с такой готовностью последовал за нами.

- Благодарю вас, - ответил я.

Мы находились в одном из углов Дома птиц. Сквозь листву можно было различить прозрачную стену и кости дракона. Птицы исчезли, в ожидании, что где-нибудь поблизости снова прольется кровь.

Я поднялся на ноги.

- Вы все время пребывали в неведении, - заметил Филандер Гроот, пряча свой меч.

- Многие часы, - напомнил я ему, - потрачены на Клостерхайма.

- Возможно, - ответил волшебник.

Седенко сходил и привел двух оставшихся лошадей.

- Я разведал: огромная низменность лежит перед нами, на противоположном конце ее виден лес, который растянулся по всему горизонту. Я думаю, что мы достигли края мира, капитан, - сообщил он.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11



Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов