Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ icon

Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ



НазваниеПовесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ
Дата конвертации14.11.2012
Размер94.26 Kb.
ТипРассказ
1. /философия жизни и смерти.docПовесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ

О.В.Вологина

Орел


ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ И СМЕРТИ
В ПОВЕСТИ ИВАНА НОВИКОВА


«ВОЗЛЮБЛЕННАЯ – ЗЕМЛЯ» (1922)


Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная – Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказа. 54-летний интеллигент, барин, писатель, после революции вынужден зарабатывать на жизнь сапожным мастерством. Он уезжает из Москвы в свое имение, в тридцати верстах от города, и поселяется там, никем не узнанный, в барском доме. В деревне он по-прежнему сапожничает, заведует своей же сохранившейся библиотекой и собирается зимой учить грамоте ребятишек. Общается он по большому счету с одной семьей – крестьянином Королевым, который крепко держится за хозяйство – «с этой позиции никто бы не сдвинул» (1,29), его сыном Павлушей и дочерью Ольгой, напомнившей ему прежнюю возлюбленную Ольгу из Мокрого.

Развитие действия составляют следующие события:

— пожар на окраине деревни, спаливший и избу Королевых, вследствие чего погорельцы переселяются в барский дом;

— отважный поступок Ольги, вытащившей из горящего дома двухлетнего малыша;

— письмо, найденное в книге и адресованное герою от бывшего управляющего имением, сообщавшего, где он спрятал фамильные драгоценности;

— наконец, спасение героем Павлуши от укуса змеи ценой собственной жизни.

Однако помимо внешних событий, параллельно развиваются события внутренней жизни героя, напряженной, исполненной философских размышлений, открытий, подведений итогов. Эта внутренняя жизнь и составляет главную коллизию повести. В этой части повесть можно назвать автобиографичной, ибо она отразила размышления и нравственные поиски самого автора.

Один из вопросов, который в это время решал для себя И.А.Новиков, — отношение к революции. К 1922 году покинули Россию или готовились к отъезду близкие друзья и единомышленники писателя по «Studio italiano», Книгоиздательству писателей – Б.Зайцев. М.Осоргин, П. Муратов и другие. Герой повести рассуждает о трагедиях, произведенных революцией в судьбах людей. Его приятель не смог принять отделение Бессарабии, Польши, Литвы, Латвии, Финляндии, ибо для него Россия – «храмина, строй, идея, история» (1,23). Но герой не осуждает уехавших в эмиграцию, ему просто жаль их, оторванных от родной земли.
Он сам пострадал: погибли два его сына, оказавшиеся по разные стороны баррикад и любившие родную землю «оба по-своему честно» (1, 21), которых он не может судить («…видно, одно у отца сердце в груди и одна в нем любовь» — 1, 23); живет вдали от отца во Флоренции его дочь Надежда. Сапожничая на Остоженке, видел горе других: «Чего только я не нагляделся и не наслушался. Как будто в один мусорный ящик свалила их жизнь, и они выползли оттуда ко мне, немножко хоть починиться. Я и чинил – шилом и дратвой; случалось, и словом. Ляжешь – не спится, раздумаешься – сердце щемит» (1, 24–25).

И хотя в начале своего повествования герой говорит о революции: «…пришла революция. Иначе и быть не могло. Таковы, вероятно, законы судьбы. …она пришла вовремя и для меня» (1, 21), но это не значит приятие им революционных событий, как это считает, например, Я.Волков в предисловии к сборнику повестей и рассказов И.А.Новикова, вышедшему в 1989 г. Он пишет: «Все, что вызывало сомнения в те годы, — это лишь пена на гребне чистой волны революции. Главное же – это очищение родины от скверны» (1, 10). Герой вообще далек от политики, она ему чужда. Неприкрытая ирония звучит в адрес победителей, овладевших «искусством политики»: «…там, полагаю, идеи, уверенность в их правоте. (…) …грезится им – стать у руля, повернуть, овладеть» (1, 22). Отвечая на звучащие на каждом шагу речи большевиков: «…тот, кто теряет классовое свое самосознание, перестает просто быть социальною единицей» (1, 21), герой констатирует: «Пусть так, пусть я выбыл из строя, но все ж у меня кое-что есть еще за душой, и вещи, я бы сказал – на скромный мой вкус – не последние…» (1, 22).

Революцию герой воспринимает как рубеж, давший ему возможность обратиться к первоистокам и начать все с чистого листа: «Личная жизнь – завершена, огромный пожар; все отгорело, испепелилось и ветром развеяло по ветру» (1, 21). Прошлая жизнь – «почет, уважение, отчасти и слава, и уж, конечно, богатство со всеми ему присущими благами» (1, 22) – кажется ему ложью и самообманом. Не случайно, говоря о поворотном моменте в своей жизни, герой упоминает Л.Толстого: «То, что Толстому так трудно давалось и на что ушла целая жизнь, нам подарила судьба» (1, 22). Если Толстой смог уйти, оставив материальное, то герою нужна была внешняя встряска, чтобы коренным образом изменить свою жизнь. Он сравнивает себя, как Толстой героя повести «Хаджи-Мурат», с татарником: «Так дикий татарник, все переживший, венчает чело гордыми терниями» (1, 22; Ср. у Толстого: «Какая, однако, энергия и сила жизни, — подумал я… (…) …он все стоит и не сдается человеку, уничтожившему всех его братий кругом», 2, 568).

Герой Новикова уезжает в деревню, не взяв из города почти ничего – «с котомкой и узелком» (1, 24): «…хорошо, что облетела моя мишура, что нищета мне открыла меня» (1, 35). Отказ от прежнего образа жизни, преодоление собственного тщеславия, подспудно совершающаяся переоценка ценностей, приводящие к решительному изменению жизни, – поступок сродни почитаемому И.А.Новиковым Франциску Ассизскому, проповедовавшему евангельскую бедность, любовь, смирение. Подобно умрийскому святому, герой стремится к уединению и подолгу бродит в окрестностях деревни, размышляя над тем, что ему открылось.

Главное, что понимает «пришелец и чужак; немного чудак» (1, 23), — Россия, несмотря на суровую годину, жива: «А эта Россия… — старая Русь – стоит и цела. (…) Огромна она и неистребима» (1, 23).

В пору «ясного видения» (1, 22), как определяет герой свой возраст, он говорит «о душе, о себе» (1, 21), то есть именно через себя, свою душу пропускает окружающий его мир.

Герой возвращается к своим истокам, в те места, где прошли его детство и юность: «Каждый мне здесь уголок памятен, дорог, каждый исполнен…меня самого» (1, 25). Он погружается в прежние чувства, эмоции. Прошлое напоминает ему и ночной шепот сада – «Какой он все тот же!» (1, 31), и невидимая коряга у дуба в пруду, и сиреневая беседка, и Павлуша, похожий на героя в детстве. Он как бы раздваивается во времени: то он мальчик, то взрослый и много переживший человек: «Эта же зыбкая грусть, в которой дробится, двоится мой облик теперешний, она неизменно со мною по вечерам, когда я один путешествую в доме: и у себя, и не у себя, я и не я…» (1, 25).Детские мечты о путешествиях переплетаются с воспоминаниями о реальных поездках по Европе, и рождается новый мир фантазии: «Уступы, долины, холмы; я путешественник. И ни усталости, ни проводников» (1, 26).

Путешествуя, герой открывает для себя бесчисленные миры.

Под сенью векового дуба-шатра, который пережил не одно поколение, он осматривает свои владения: небо с облаками, откуда сеет дождь и возвращается с испарениями назад, как кусочек неба, и облака – замкнутый круг; землю до горизонта, где, «как грань бытия…— церковь и кладбище» (1, 27); между небом и землей – вечное движение. Герой может расширить этот мир, приподнявшись, — так он «овладевает пространством», «играет» им. И над всей этой панорамой высится татарник – «на самой вершине и над вершиной; сизый, суровый, огромный», «вся колокольня внизу не больше одной его острой колючки» (1, 27), «он больше, чем дуб, он царь и властелин этих мест» (1, 27).

Другой мир возникает, если опуститься лицом в траву. Мир сокращается и оживает, и у него – «земля и подножие, замкнутый круг» (1, 27).

Замкнутый круг говорит о бесконечности, совершенстве и законченности мира, непрерывности развития мироздания, времени, жизни и их единстве.

Еще один мир – Павлуша с его поэтическим созерцанием, широтой души, народной смекалкой и сноровкой. Он любит стихи, может смастерить что угодно, знает травы, и что какая лечит, интересуется звездами.

Следующий мир – любви — открывает герою Ольга: «И что за страна необычайная – сердце! Страна эта девственная, и сколько по ней ни броди, всю ее не изведать, всю не обойдешь» (1, 31).

Все эти миры пересекаются во времени и пространстве. На уровне генетической памяти герой видит в реальности битвы с татарами, первозданность степи («давняя, дикая»), луну как «медлительный щит». И постепенно приходит осознание того, что прошлое, настоящее и будущее связаны: «Так видел я прошлое, и было оно настоящим. История здесь. И когда заглянул я вперед, то увидел…все то же: степь и полынь» (1, 37). Герой находится на перекрестке времен и пространств: «Мир наш стал шире, и мы овладеваем пространством, а то, что называем пространством (как посмотреть и как ощутить), не есть и время?» (1, 36); «И где-то, наверное, есть уже то, что придет, и, ступая во времени, мы совершаем свой путь – вернее сказать: по времени…» (1, 37).

Ольга, в которой есть природная сила, способная сгореть в огне пожара ради спасения ребенка, видится герою не только реальной девушкой, но и символом вечной женской души: «Наверное, тут были бои, шла татарва и натыкалась на русские копья. И я шел под луной, и времени не было. Было славянское имя, живое и древнее. И я думал об Ольге, и была она так же вот, в крайней избе, и ждала у окна. Может быть, пряла, но и ждала. Степь и бои – недавние, давние: сеча; все это было одно, была только ночь, сердце – костер, и эта земля; она же и Ольга» (1, 27).

С проникновением в прошлое и будущее связаны и сны. На отъезд героя в деревню повлиял увиденный сон – «не жизнь и не смерть, похоже на облако», когда явившийся отец сообщает, что хотел бы для сына прикупить земельки. «…не иначе, как к смерти», — прокомментировал рассказанный сон Павлуша.

Свое пребывание в деревне герой подчас сравнивает со сном. Сон и явь переплетаются. Уже не ясно, во сне или наяву, умирающий герой слышит «дыхание матери»: «Домой к себе позвал меня голос отца, встретила мать» (1, 41). Как сон, воспринимаются и видения из истории: «Дикая степь, и в дикой степи раскинут костер, и только одно знаю, что Русь, древняя степь, и седая полынь, ровный огонь. И опять налетает скакун, и как всколыхнется, взметнет, затрещит в черную ночь адское пламя» (1, 35).

Герой естественным образом принимает народные приметы и суеверия. Пожар отзывается в его снах адским пламенем костра; касатки, как предвестники несчастья, вылетевшие из-под крыши горящего дома, вызывают суеверный страх: «…суеверный огонь пронизал меня» (1, 34); кровь на губах от ости пшеницы воспринимается как «земное причастие».

О своей вере герой говорит: «…немного…христианин. Это «немного» выдает меня с головой. Нельзя быть н е м н о г о христианином. Но эта стихия сильна, и от нее не отрекаюсь. Но…но я бунтую – на старости лет. (…) И не есть ли в терзаниях – мое отпадение, гордыня моя?» (1, 35). Бунт – возвращение к язычеству. И хотя в жизни героя присутствует Бог (не случайно он достает с полки «Цветную Триодь», православную богослужебную книгу, содержащую песнопения и молитвы, в которой обнаруживает письмо управляющего), но мир природы, первозданности, народной естественности привлекает его не меньше.

Герой ощущает свое слияние с природой: «Или, и впрямь, я – как мой сад. Или как дуб, тот, что стоит на полухолме» (1, 31); «Я – как вершина, как дуб…» (1, 35); воспоминание о своих чувствах к Ольге из Мокрого он сравнивает с жизнью березы: «Я стою и касаюсь руками гладкой коры. И мне чудится – соки и под моею корой также возносят ветвистый фонтан, и я ощущаю сонмом ветвей упругое озеро воздуха, и это плывучее счастье крепит мои ветви…» (1, 32). В общем мироздании он определяет свое место таким образом: «Отныне живу я под солнцем и только тут, наконец и опять, я в родимой стране: Перун в вышине, земля под ногами и человек – как он есть»(1, 38). В своем сознании он соединяет христианство и язычество: «Завтра Илья, грозный, громовой пророк. И не только пророк, между святых он как бог, древних отцов древний Перун, доселе живущий и в христианстве нашем, проблематическом» (1, 37). Один из вопросов, который герой не может понять в христианстве, связан с проблемой добра и зла: «Разве не знаем, как часто добро развращает и сеет порок, и напротив того, как упорно ко благу ведут на железной цепи и подгоняют ременным кнутом? (…) Достойной ценой на земле покупается святость…и не есть ли часто она – окаянная святость?». Правду он находит в «космическом дыхании»(1, 35), в ощущении своего духовного родства со всем миром: «…мораль – человека не покрывает, и все мироздание задумано шире, чем в этой диаде: добро и зло» (1, 35).

Главное для героя сокровище, которому он поклоняется – это Земля: «Земля не обманывает. Сердцем, душою, всем существом я тебе предан, земля» (1, 37). Земля – это Ольга, древняя и нынешняя, возлюбленная и мать, это Павлуша, родной дом, родовая память, могилы предков и история, дуб и татарник, жизнь и смерть, хранилище всех жизненных форм. Именно земля объединяет все, что окружает героя в пространстве и времени.

Повесть Ивана Новикова изобилует символикой. Змея, сыгравшая роковую роль в судьбе героя –«Странная, непостижимая тварь» (1, 26) – в начале повести олицетворяет злое начало в природе, соотнесенное со стихией земли. Косы у Ольги, которые герою показались змеями, добавляют к образу символику женского начала. Змея появляется и жалит Павлушу в тот миг, когда герой идет откапывать клад, как страж источников жизни и бессмертия, зарытых кладов.

Символична и сцена в поле. Герой укладывает снопы с Ольгой «крест— накрест», как будто строит дом: «Так оба мы строили, крестец за крестцом, общий наш дом … было такое полное счастье – строить свой дом, и мы никуда из него не уйдем, и никогда не разлучимся» (1, 39). Дом как символ упорядоченного пространства и крест как образ мира в пространственно-временном аспекте в христианстве – знак победы над смертью и залог будущего воскресения, соединяется у Новикова с символом земли: «Крест-накрест. И неразрывно. Как неотрывна земля; родная земля» (1,40).

Узнав перед смертью, что Ольга – внучка его давней возлюбленной Ольги из Мокрого, герой понимает притчу Павлуши о траве веронике, «где веточки сбоку перегоняли верхушку»: «…враг головку откусил, бог отросточки пустил» (1, 40) – «…что-то струится во мне, что и Павлуша, и Ольга – веточки сбоку… Тогда я тебя понимаю, Перун. Есть у земли своя мудрость, которую, может быть, приугадать дано человеку только в последние дни…» (1, 42). Трава вероника здесь выступает как мировое дерево, символ вечной жизни, бессмертия, соотнесенности человека с мирозданием – микро- и макрокосмосом, которое питает жизненной энергией земля.

«А зачем мы живем?» — спрашивает Павлуша в начале повести. Герой смог ответить на него только перед самой смертью: «Пока я живу, ничто не бесцельно, что в жизни» (1, 41).

Герой спокойно встречает свою смерть, ибо разгадал для себя загадку жизни: «земля и цветет, и родит, и принимает», она осуществляет неразрывность всего живого: «Да, я хочу там лежать, под диким татарником. (…) Это там, по весне, соки мои – зеленым глазком окинут владения мои неотрывные…» (1, 42). Смерть воспринимается героем как продолжение жизни.

Повесть «Возлюбленная – Земля» отразила философские воззрения И.А.Новикова. Это идея всеединства, восходящая к Достоевскому и Владимиру Соловьеву, но построенная на основе синтеза христианства и язычества, когда главным становится закон сопричастия, по которому мир предстает единым целым и бессмертным.


* * *

1. Новиков И.А. Возлюбленная – Земля: Повести и рассказы. – М.: Правда. – 1989.

2. Толстой Л.Н. Избранные произведения: В 2-х т. – Т.2. – Л., 1964.



Похожие:

Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ icon3 (171) март 2009
С большим интересом прочитал я в «Хронике» №2/2009 статью Виктора Вахрушева, посвященную очередному ежегодному докладу свердловского...
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconИ автора. Определи вид: рассказ это или повесть?
Прочитай отрывки из произведений. Вспомни, название и автора. Определи вид: рассказ это или повесть?
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconРассказ по картинке (например, «В зоо­парке», «На детской площадке», «Отдых на море», «За гри­бами» ит д.)
Из книги юоуо департамента образования г. Москвы «Первый раз в первый класс» 2006 г. Москва издательский дом «Новый учебник»
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconРейтинг: g жанр: расказ, грустненький
Сюжет: рассказ от первого лица о последних днях некогда великой рассы (для меня драконы не существа, а расса, вполне имеющая право...
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconНачало эмигрантской литературы: 1922 – 1928 годы. Литература в эмиграции или эмиграция литературы? Проблема эмигрантского менталитета. Исповедь Шмелёва
Конец эйфории и начало серьёзности. Борис Зайцев, “Афон”. Его же "Спас на крови", неоконченная повесть
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconА. С. Пушкин «Повести Белкина», поэмы «Полтава», «Медный всадник»; М. Ю. Лермонтов «Песня про царя Ивана Васильевича…»
М. Е. Салтыков-Щедрин. «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», «Дикий помещик»
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconПервый выстрел и первая кровь: октябрь 1993 Александр Черкасов
Третье октября 1993 года наполнено событиями, на первый взгляд, необъяснимыми. Событиями, породившими массу вопросов. Или не вопросов...
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ icon-
Во второй том этой книги входят дневниковые записи первого периода эмигрантской жизни Ивана Алексеевича и Веры Николаевны. Начинаются...
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconДанная брошюра была написана в 1990 году и впервые издана

Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconСергеймогилевце в допро с
На первый взгляд то, что происходит в пьесе «Допрос» совершенно абсурдно. Три
Повесть Ивана Новикова «Возлюбленная Земля» написана в 1922 году. Сюжет ее, на первый взгляд, незамысловат и скорее соответствует жанру рассказ iconГеография-8 Задание по карте карта выполняется на стр. 14 Рабочей тетради
Земля Франца-Иосифа, Врангеля, Северная Земля, Новосибирские, Новая Земля, Колгуев, Курильские, Сахалин
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов