Основы техники построения репертуарных личностных методик icon

Основы техники построения репертуарных личностных методик



НазваниеОсновы техники построения репертуарных личностных методик
страница1/23
Дата конвертации20.11.2012
Размер4.05 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
1. /kelly_01.docОсновы техники построения репертуарных личностных методик

ОСНОВЫ ТЕХНИКИ ПОСТРОЕНИЯ РЕПЕРТУАРНЫХ ЛИЧНОСТНЫХ МЕТОДИК

Ученый в своей работе создает средства двух видов:

одни дают ему возможность предугадывать событие — теоретические, другие помогают заметить это событие, когда оно происходит, — инструментальные. Они всегда взаимосвязаны и, как правило, имеют в своей основе одни и те же отправные точки. Без подобных исследовательских средств, как теоретических, так и инструментальных, ученый будет блуждать в потемках: он не будет знать, где искать и как искать.

Дж. Келли

Предположим, что Фред считает, что люди с холодным взглядом, как правило, скупы. Предположим также, что Фред—психолог, причем один из тех, кто верит в существование врожденных фиксированных личностных черт. Он, несомненно, постарается обосновать свои взгляды статистически. Поэтому естественно, что он для проверки своих предположений попробует оценивать каждого человека в терминах холодный взгляд—теплый взгляд и скупой—щедрый. Результаты своих наблюдений над выборкой, скажем, из ста человек он может представить в виде следующей четырех клеточной таблицы и вычислить затем коэффициент у2:




Холодный взгляд

Тёплый взгляд

Скупой

28

19

Щедрый

2

51

Y2 =39,9(n0,001)


Эти данные можно рассматривать с двух сторон. С одной стороны, мы можем действительно полагать, что они дают возможность судить о взаимосвязи выражения глаз и скупости или щедрости людей. Иными словами (отдавая дань строгим требованиям к терминологии в традиционной практике планирования эксперимента), можно сказать, что на данном уровне значимости параметр холодный—теплый взгляд коррелирует с параметром скупость—щедрость. Затем можно попытаться обосновать эту связь, сформулировать новые гипотезы и спланировать эксперименты по их проверке.

С другой стороны, можно рассматривать эти данные как информацию о психологии Фреда. Обнаруженную зависимость можно интерпретировать как показатель того, что для Фреда конструкты теплый взгляд—холодный взгляд и скупой—щедрый связаны между собой.
Продолжая рассуждать подобным образом, мы можем обнаружить иные взаимосвязанные конструкты, являющиеся частью общей системы конструктов, а также предположить, каким образом подобные представления о людях отразятся на поведении Фреда и какого рода положительный или отрицательный опыт способен усилить или изменить его способ восприятия и оценки людей.

Один подход отнюдь не отрицает другой. В теории конструктов используются принципы первого подхода при решении задач валидизации, поскольку то, что мы называем конструированием или порождением конструктов, — это не что-то замкнутое в себе, а живой процесс, с помощью которого человек пытается предугадывать развитие событий — реальных событий во внешнем мире.

Однако если мы встанем на позиции второго подхо­да и рассмотрим полученные результаты как данные о системе личных конструктов Фреда, тогда в составлен­ной им четырех клеточной таблице мы сможем увидеть основы техники репертуарных методик. Множество таких четырех клеточных таблиц составит решетку. За каждым единичным актом оценки — сознательной или неосознаваемой — у каждого человека скрывается собственная имплицитная теория причин и следствий реальных событий, в рамках которой он выносит суждения. Техника репертуарных решеток (во всем многообразии ее форм) и представляет собой способ изучения структуры и содержания таких имплицитных теорий. У каждого из нас имеется множество подобных имплицитных теоретических представлений, скажем о бильярде, о любви, о бухгалтерском деле, о детях или родителях. В свою очередь наши частные теории (или, иными словами, подсистемы конструктов) объединяются в общую теорию, которую мы называем системой личных конструктов.

Используя метафору «теория», мы отнюдь не беремся утверждать, что такие теории четко сформулированы и структурированы: они могут быть вербализованными, невербальными или пре вербальными, с жесткой и гибкой структурой, легко или с трудом поддающимися проверке, и, наконец, они могут быть идиосинкретическими или общепринятыми. Тем не менее, это теории в том смысле, что они представляют собой сеть значений, посредством которой человек воспринимает окружающее, пытается управлять событиями и действовать в соответствии с ситуацией. В этом смысле личные теории человека, то есть его система личных конструктов, могут быть соотнесены с тем, что в рамках других психологических подходов называется «личностью», «установками», «привычками», «системой подкреплений», «системой кодирования информации», «психодинамикой», «концептами», «философией» или даже «центральной нервной системой».

Келли показал, что систему личных конструктов целесообразно и удобно представить в виде находящихся в иерархических отношениях совокупностей биполярных конструктов: приятный—противный, здесь—там, уродливый—красивый, щелочь— кислота, прошлое—будущее, хозяин—слуга, четный— нечетный и т. д. и т. п. Так, например, словарь является наглядным отображением общепринятой взаимосвязи вербализованных конструктов. Трудности изучения системы конструктов, будь то при помощи решеток или других методов, вынуждают нас исследовать в первую очередь более доступные, вербализованные конструкты. При этом, однако, нельзя допускать смешения понятий «конструкт» и «вербальный ярлык». Конструкт — это отличительный признак, а не вербальный ярлык. Мы должны постоянно помнить, что, говоря об индивидуальной системе конструктов, мы имеем в виду отношения и установки человека к миру, его позицию в мире, рассматриваем его как личность. Келли следующим образом описывает конструкт:

«Конструкт можно представить себе как референтную ось, основной параметр оценки, зачастую не вербализованный и не нашедший отражения в символе, иногда вообще ничем не означенный, кроме как стихийными процессами, им управляемыми. На поведенческом Уровне его можно рассматривать как открытый человеком способ поведения; система же конструктов обеспечивает каждого человека его собственной сеткой поведенческих тропинок, не только ограничивающих его действия, но и открывающих перед ним свободу, которая в противном случае оказалась бы для него психологически несуществующей».

Предположим, меня преследует чувство, что чем больше людей будет знать мои секреты, тем меньше меня будут любить. Это можно представить в виде диаграммы:

знает мои секреты - не знает моих секретов

не любит меня - любит меня

С помощью статистической обработки можно показать, что эти конструкты в моем представлении действительно связаны. Но сказать так, даже с опорой на статистическое доказательство, - значит чрезвычайно упростить действительное положение дел: ведь мы «вырываем» пару конструктов из системы, в которой все взаимосвязано. Смысл и значение этих конструктов можно точно определить, только учитывая их положение в целостной системе, которая в свою очередь может изменяться различными способами. Предположим, однако, что использование решетки дало возможность установить, что в моем представлении действительно существует связь между этими конструктами; тогда вы можете использовать свои собственные наблюдения как источник информации обо мне, рассматривать эту связь либо саму по себе, либо в вашей собственной системе конструктов более высокого порядка (например, определяя ее как «невротическую» в отличие от «нормальной»).

Вместе с тем я могу использовать это открытие и для того, чтобы выяснить, какие ограничения накладывает на меня такой тип предсказания реакций других людей (то есть мой способ конструирования событий) на мои межличностные отношения. У меня может появиться желание продолжить изучение своей собственной системы конструктов для того, чтобы выявить те из них, которые противоречат или сводят на нет, мое непоколебимое убеждение в том, что чем больше людей знает мои секреты, тем хуже они ко мне относятся. Может оказаться и так, что, даже будучи твердо уверен в этом, я, тем не менее, делаю исключение для психотерапевтов и некоторых женщин. Может оказаться и так, что, когда я делюсь своими секретами, они кажутся мне не такими уж предосудительными. Наконец, я могу перестать относиться к данному типу конструирования событий как к самодостаточному пророчеству, и мне откроется что-то такое, что радикально изменит мои взгляды на эту проблему.

Цель применения решеток — показать нам направление развития нашей системы конструктов, ее ограничения и возможности. Получаемые при помощи репертуарных решеток результаты можно рассмотреть как своеобразную карту системы конструктов индивида — нечто вроде идеографической картографии в противоположность, скажем, номотетической картографии семантического дифференциала. В той степени, в которой репертуарные решетки дают возможность получить карту системы конструктов человека, они являются настолько же информативными, насколько аккуратными и подробными были карты американского побережья, составленные Колумбом. В этом смысле решетка является гораздо более тонким инструментом психологического исследования, чем те, которые мы используем в настоящее время.

По всей видимости, решетку лучше считать специфической разновидностью структурированного интервью. Обычно мы исследуем систему конструктов другого человека в ходе разговора с ним. В процессе беседы мы постепенно начинаем понимать, как он видит мир, что с чем связано, что из чего следует, что для него важно, а что нет, как он оценивает других людей, события и ситуации. Решетка формализует этот процесс и дает математическое обоснование связей между конструктами данного человека, позволяет более детально изучить отдельные подсистемы конструктов, подметить индивидуальное, специфическое в структуре и содержании мировоззрения человека. Однако информация, которую дает нам решетка, не является неким специфическим порождением нашего «научного метода». Это формализованный вариант той информации, которую мы всегда стремимся получить о другом, того понимания каждого человека, которого мы постоянно добиваемся.
Решетка как составляющая часть теории личных конструктов

Психологи часто считают, что для эффективной диагностики достаточно одной какой-то идеи или метода. При этом они забывают о том, что за каждой конкретной идеей стоит множество предположений и еще больше таких предположений стоит за методом. Предположения, положенные в основу создания «метода», могут противоречить допущениям, лежащим в основе «идеи». Так, психологи нередко используют метод решеток вне контекста породившей его теории. Этот метод зачастую рассматривается как некий способ измерения «установок», «значений», «личности» или «концептов», получивший статус дорогостоящей разновидности семантического дифференциала для богатых исследователей.

Однако психологи, вдумчиво применяющие метод решеток, вынуждены будут признать истинность многих допущений теории личных конструктов, даже если они не знакомы с этой теорией как таковой. Ниже мы рассмотрим лишь те ее аспекты, на которые непосредственно опирается техника репертуарных решеток и где, взаимосвязь теории и практики особенно важна.
Что измеряют решетки?

В основе теории конструктов эксплицитно содержится идея о том, что «каждый человек представляет собой исследователя». Келли резонно полагал, что мы стремимся найти смысл во вселенной, в самих себе и тех ситуациях, в которые мы попадаем. Для этого каждый из нас вновь и вновь создает и перестраивает различные имплицитные теории, которые, хорошие ли, плохие ли, и составляют нашу систему личных конструктов. Сообразуясь с этой системой, мы живем, предугадываем события, строим свое поведение, задаем себе и другим различные вопросы. Исходя из этой же системы, мы оцениваем результаты наших действий, и корректируем наши способы интерпретации. Таким образом, мы являемся «исследователями», выдвигающими гипотезы (предположения) на основе собственных теорий (собственной системы конструктов). Мы подвергаем эти гипотезы экспериментальной проверке (подстраиваем под них свое поведение, так сказать, активно рискуем, опираясь на них). Мы можем наглядно увидеть результаты наших экспериментов (ощутить последствия нашего поведения). Мы вносим изменения в нашу теорию (изменяем свое мышление, меняемся сами), и все повторяется вновь и вновь.

Келли разработал технику репертуарных решеток в качестве метода изучения систем личных конструктов, как способ «влезть в шкуру другого», увидеть мир его глазами, войти в его положение.
Решетки выявляют конструкты

Келли предлагал несколько определений понятия «конструкт». Вот одно из них: конструкт — это то, «чем два или несколько объектов сходны между собой и, следовательно, отличны от третьего объекта или нескольких других объектов». Это определение нашло свое непосредственное отражение в одной из процедур выявления конструктов для построения решеток. В другом месте Келли называл конструктом «способ выхода за границы очевидного». В этом определении особо подчеркнут тот факт, что при порождении новой абстракции мы получаем возможность замечать новые «факты», которые не существовали для нас в старой системе абстракций.

Во всех своих определениях Келли настойчиво подчеркивал биполярность конструктов. Он считал, что, утверждая что-нибудь, мы всегда одновременно что-то отрицаем. Этим понятие «конструкт» отличается от понятия «концепт». Когда мы говорим: «Билл Блоггс честен», мы не имеем в виду, что Билл Блоггс обладает этим качеством вследствие того, что он не хризантема, не линейный крейсер, не квадратный корень из минус единицы. Когда мы говорим, что Билл Блоггс честен, мы подразумеваем, что он не плут. Мы не всегда, скорее даже редко, определяем для себя явно противоположный полюс, но, согласно Келли, в поисках смысла в окружающей действительности мы подмечаем и сходство и различие одновременно. Польза конструкта — именно в контрасте. Биполярность заключена в нем самом, а не в двух совокупностях элементов, различающихся по данному конструкту. Север—юг—это референтная ось: элементы, которые в одном контексте являются «севером», в другом становятся «югом». Сущность конструкта заключается в его подвижности: это средство, при помощи которого мы переходим от одной ситуации к другой.

Именно биполярность конструктов и делает возможным построение репертуарных решеток. Что получится, если мы попытаемся использовать для построения решетки «понятия»? Возьмем, к примеру, понятие местность. Некоторых своих знакомых мы можем назвать честными, оставив других за рамками объекта данного понятия. Проделаем то же самое с понятием жестокость: и опять мы назовем жестокими часть своих знакомых, также оставив остальных за рамками объема понятия жестокость. В результате мы сможем судить лишь о включенности или не включенности в класс и сделать вывод о количестве людей, попавших в первую категорию и попавших или не лопавших во вторую. При этом нам не удастся установить взаимоотношения между концептами, мы сможем говорить только об их частичном совпадении.

Вместе с тем можно использовать простую биполярную решетку и отнести каждый из данных элементов к тому или другому полюсу конструкта, или проранжировать элементы от одного полюса к другому, или, скажем, оценить их по семи балльной шкале. В каждом случае именно мерность, биполярность конструктов даст нам возможность, так или иначе, получить матрицу взаимоотношений между ними.

Благодаря способности решеток выявлять именно взаимоотношения конструктов мы можем снять проблему оценки того, насколько «Правомерной» или «неправомерной» является система конструктов данного человека. Если мы ограничимся работой с однополюсными понятиями, то нам придется довольствоваться выводами типа «сверхвключение» или «недовключение». Но сказать, что понятия человека включают в себя слишком много или слишком мало, означает допустить, что существует истинный уровень включенности объектов в понятие, (определяется ли он нормативными стандартами или какой-то системой логики). Работая с решетками, мы можем сравнить при желании выявленные в каждом конкретном случае реальные взаимосвязи между конструктами с нормативными стандартами или с любыми другими стандартами, установленными нами. Однако совсем не обязательно ограничиваться только этим: мы можем рассматривать систему конструктов человека саму по себе, перейдя затем к изучению более сложных проблем.
Диапазон пригодности

Понятие «решетка» тесно связано с понятием «диапазон пригодности». Келли считал, что конструкт (или подсистема конструктов) всегда работает в контексте и данный человек в данный момент может применить его к ограниченному набору элементов. Это явление можно легко обнаружить в разговорной речи: о мебели мы говорим, что она старинная или современная, а о числах, — что они простые или составные, однако мы не рассуждаем о старинных или современных числах или о простой и составной мебели. Конечно, бывают случаи расширения диапазона пригодности, например в поэзии, но, как правило, диапазон пригодности наших конструктов весьма ограничен. Из этого положения о природе конструирования Келли вывел главное правило построения решеток: все элементы должны находиться в пределах диапазона пригодности данного конструкта для человека, заполняющего решетку. В противном случае заполнение решетки превратится в абсурдную деятельность. Например, человек делит своих знакомых на привлекательных и непривлекательных. Однако мы не дали ему возможности сообщить нам, что для него привлекательный—непривлекательный — это конструкт, диапазон пригодности которого включает только женщин, и единственное, что ему остается, — это часть знакомых женщин отнести к привлекательным, а остальных женщин и всех мужчин — к непривлекательным. Мы вынудили его к этому, так как не оставили ему возможности выбора. В результате при соотнесении конструкта привлекательный с другими конструктами решетки мы неизбежно получим искаженное представление о системе его конструктов.

Надо отметить, что при создании семантического дифференциала Осгуд не принимал во внимание правило о диапазоне пригодности, что позволило ему сделать любопытные выводы именно о конструктах, имеющих неограниченный диапазон пригодности. Его знаменитая триада хороший—плохой, активный—пассивный, слабый—сильный, по существу, не что иное, как основные, суперординатные конструкты в терминологии Келли. Работы Осгуда, таким образом, породили бесконечные вопросы о том, что же происходит со значением в процессе его определения (например, вопрос Брауна «Камень — сладкий или кислый?»), а также споры относительно проблем типа взаимодействия между шкалой и понятием.
Следствие индивидуальности

Это положение указывает просто на то, что люди различаются между собой по способу конструирования. Человек реагирует не на стимул, а на то, что он воспринимает как стимул. Цель применения решеток — расширить возможности исследования индивидуальных систем значений, сообразуясь с которыми мы живем. Даже наиболее «общепринятые» конструкты (например, применяемые в математике или в естествознании) индивидуальны в том плане, что каждый из нас наделяет их смыслом и делает частью собственной системы конструктов. «Общепринятые» конструкты признаны всеми, они дают возможность лучше предугадывать определенные события, и обладают более или менее фиксированным значением, как это подчеркнуто вследствие общности Келли. Таким образом, ни теория конструктов, ни решетки не нацелены исключительно на исследования тех расплывчатых конструктов (из области чувств и отношений), которые обычно называют «личными».
Следствие общности

В той степени, в которой система конструктов одного человека похожа на систему конструктов другого, его психология сходна с психологией этого другого человека. Следствие общности — противоположный полюс следствия индивидуальности, в контексте же целостной теории это следствие напоминает нам о том, что решетки эффективны тогда, когда они позволяют проследить все линии связей данного конструкта (все способы его импликации). На уровне точных взаимосвязей между конструктами процессы конструирования какой-либо области опыта у двух людей могут оказаться весьма сходными, однако, если принять во внимание способы импликаций этих конструктов, обнаружатся радикальные различия. Они видны и на групповом уровне. Например, как сторонники лейбористской, так и сторонники консервативной партии видели положительную связь между конструктами горжусь, что я британец и голосую за консерваторов. Если проследить эту взаимосвязь далее, то обнаружится, что для сторонников лейбористской партии конструкт горжусь, что я британец связан положительной корреляцией с конструктом нетерпимость, в то время как для сторонников тори он связан с ним отрицательной корреляцией.
Следствие социальности

Оно гласит: «В той степени, в которой человек способен воссоздавать способы конструирования, используемые другим человеком, он способен участвовать в социальном процессе, включающем другого». Важное следствие этого положения заключается в том, что воссоздание способов конструирования другого человека означает не просто понимание этих способов или подражание им. Если я утверждаю, что способы, при помощи которых вы интерпретируете события, противоречат друг другу, я не просто копирую ваш метод конструирования, но сам воссоздаю его. К сожалению, это один из малоизученных аспектов теории конструктов.
Следствие организации

Оно гласит: «Каждый человек для большей эффективности прогнозирования событий создает иерархическую систему конструктов, включающую порядковые отношения между ними». Этим Келли подчеркивал, что конструкты бывают субординатные (подчиненные) и суперординатные (превосходящие по классу). Это можно проиллюстрировать следующим образом: транспортные средства включают суда, суда включают лодки, лодки—шлюпки и т. д. В обыденной речи это называют важными мыслями, главной идеей, основными чертами в противоположность деталям и мелочам. При использовании стандартных способов применения решеток может создаться впечатление, что конструкты надо рассматривать и описывать в терминах евклидовой геометрии, то есть расположенными на одной плоскости, а не в виде пирамиды.
Типы конструктов

Теория конструктов предлагает следующую их классификацию: предопределяющие (если это ложь, то это ложь и ничего больше), констеллятивные (если это ложь, тогда это нечестно), наказуемо, явный признак морального разложения и т. п.) и пропозициональные (можно предположить, что это, помимо всего прочего, ложь). Если бы метод решеток использовался главным образом в рамках теории конструктов, можно было бы без труда проследить развитие форм решеток, разработанных специально для исследования различных способов использования конструктов. Однако вследствие того, что решетки широко применялись вне их прямой связи с теорией, этот аспект остался малоизученным и ему посвящено относительно небольшое число исследований.
Конструкты в движении

Исследователи не только часто прибегали к использованию решеток вне контекста теории конструктов, но применяли их также в контексте других теорий. Теоретические допущения, лежащие в основе большинства применяемых психологами тестов, сводятся к признанию существования неизменных и постоянных черт личности, которые и представляют первостепенный интерес для исследователей. Келли же утверждал, что «человек—это форма движения», и предложил несколько способов описания конструктов в движении. Если мы обратимся к изучению истории использования решеток, то обнаружим, что активно исследовались и такие представления, которые противоречат некоторым принципам теории конструктов, например представление о когнитивной сложности - простоте. Исходя из этих представлений, можно прийти к выводу, что система конструктов в целом обладает структурным одним-единственным качеством, в то время как теория конструктов допускает структурное разнообразие различных подсистем. Более того, по Биери, когнитивная сложность — простота является некоей статичной чертой, что противоречит теории конструктов. Если бы решетки разрабатывались только в рамках теории конструктов, было бы легче модифицировать существующие методы диагностики и коррекции подвижных конструктов.
Заключение

Хотя утверждение о том, что решетки — это метод, а не тест, уже стало трюизмом, его, однако, часто не принимают во внимание. Так, мы постоянно забываем, что использование решеток предполагает решение всех тех же проблем, что и при планировании эксперимента. Какой бы вопрос ни решался на экспериментальном уровне, использование решетки неизбежно поставит перед исследователем ряд проблем, таких, как природа используемых элементов, способы выявления конструктов, тип оценочных операций испытуемого (например, ранжирование, классификация или отнесение к одному из полюсов биполярного конструкта). Кроме того, существует множество методов анализа данных, полученных с помощью решетки, а также множество допустимых способов интерпретации. Однако психологи порой слишком увлекаются использованием решеток, как при исследовании индивидуальных случаев в процессе психотерапии, так и при изучении больших выборок испытуемых. В результате они часто оказываются не в состоянии справиться с огромным объемом полученных данных.

Возможности, которые предоставляет метод репертуарных решеток, можно обоснованно доказать и легко продемонстрировать на практике. Огромное преимущество решеток заключается в том, что к данным, полученным от одного конкретного испытуемого, можно применить весь арсенал статистических методов, традиционно используемых для анализа групповых данных. Таковы, например, методы кластерного анализа, Т-критерии различий, меры оценки консистентности и значимости корреляций, коэффициент согласия и ряд других статистических мер. Они могут выявить скрытую структуру и содержание конструктов, которые обусловили тот или иной ответ при заполнении решетки. Использование групповых статистических методов при обработке результатов отдельного испытуемого позволяет выявлять значимые связи и устанавливать, что конкретная решетка заполняется не случайным образом. Однако возможность выявления структуры значимых взаимосвязей между ответами (в статистическом смысле слова «значимый») не уменьшает трудностей, которые могут возникнуть при интерпретации их психологической значимости.

Хотя метод решеток логически вытекает из теории конструктов, неверно было бы утверждать, что их надо использовать только в рамках этой теории. Единственно, на чем можно настаивать, — это чтобы каждый психолог, применяющий метод решеток, ясно осознавал теоретические посылки, лежащие в его основе, и доводил их до сведения своих коллег. Таким образом, ученый сможет еще раз перепроверить теорию личных конструктов. Именно в этом смысле метод нельзя отрывать от теории конструктов.

Английский эмпиризм — вот та традиция, которая, к сожалению, и сегодня, учит многих психологов оценивать инструментарий выше, чем идеи и доводы, на которых этот инструментарий базируется. Печальным примером этого может служить преувеличенный интерес психологов к «тестам интеллектуальности» в ущерб изучению интереснейшей проблемы мышления. Придется только сожалеть, если решетки станут таким же широко применяемым инструментом, а интерес к изучению природы конструктов угаснет.


КОНСТРУКТЫ И ЭЛЕМЕНТЫ


Для любого из нас проникновение во внутренний мир другого означает реконструкцию опыта этого человека, и бессмысленно надеяться, что он сумеет просто передать нам свой опыт, будто открыть свои карты. Теория конструктов как раз и представляет собой удобный подход для понимания теоретических проблем проникновения во внутренний мир человека.

Дж. Келли

Здесь обсуждаются некоторые проблемы, связанные с выбором конструктов и элементов, с которыми вам надо познакомиться прежде, чем вы сами приступите к разработке собственных решеток.

Не бывает элементов, являющихся только элементами, и конструктов, которые представляют собой только конструкт и ничего более. Так, параметр отец— не отец может быть использован в качестве шкалы, на которой можно разместить и других людей (например, по степени похожести—непохожести на отца). Но «отец» — это и элемент, который тоже в свою очередь может быть оценен, скажем, по параметру человек с сильным характером—человек со слабым характером.
Выбор элементов

Элементы следует выбирать так, чтобы они представляли репрезентативную выборку относительно исследуемой области. Если это сфера межличностных отношений, то лучше всего в качестве элементов выбирать людей. Сделать это можно различными способами, например просто предложив испытуемому взять наугад нескольких своих знакомых или подобрать конкретных людей к определенному набору ролевых персонажей.

Келли предложил список из 24 ролевых персонажей:

1. Учитель, которого вы любили (или преподаватель предмета, который вы любили).

2. Учитель, которого вы не любили (или преподаватель предмета, который вы не любили).

3. Ваша жена или подруга.

3а (для женщин). Ваш муж или друг.

4. Руководитель, под чьим началом вы работали или служили и с которым вам трудно было найти общий язык (или некто, под чьим руководством вы работали в неблагоприятной для вас ситуации).

5. Руководитель, под чьим началом вы работали или служили и который вам нравился (или некто, под чьим руководством вы работали в благоприятной для вас ситуации).

6. Ваша мать (или та женщина, кто заменила вам мать).

7. Ваш отец (или тот мужчина, кто заменил вам отца).

8. Ваш брат, самый близкий вам по возрасту (или некто, кто был вам за брата).

9. Ваша сестра, наиболее близкая вам по возрасту (или некто, кто заменил вам сестру).

10. Коллега по работе, с которым вы легко ладили.

11. Коллега по работе, с которым вам было трудно достичь взаимопонимания.

12. Сосед, с которым вы ладили.

13. Сосед, с которым вам трудно было достичь взаимопонимания.

14. Мальчик, с которым вы дружили, когда вам было 16 лет.

15. Девочка, с которой вы дружили, когда вам было 16 лет.

16. Мальчик, который не нравился вам, когда вам было 16 лет.

17. Девочка, которая вам не нравилась, когда вам было 16 лет.

18. Человек одного с вами пола, с которым вы пошли бы в поход.

19. Человек одного с вами пола, с которым вы не пошли бы в поход.

20. Человек, с которым вы были в близких отноше­ниях и которому вы сейчас не нравитесь.

21. Человек, которому вам бы очень хотелось помочь в чем-нибудь (или которого вы очень жалеете).

22. Самый умный человек из всех, кого вы знаете лично.

23. Самый удачливый человек из всех, кого вы знаете лично.

24. Самый интересный человек из всех, кого вы знаете лично.

Конечно, каждый разработчик новой решетки может модифицировать этот список так, чтобы он отвечал его конкретным требованиям. Вот примеры различных наборов элементов, которыми пользовались исследователи: профессии, эмоции, ситуации, болезни, помещения, фотографии людей, карточки теста Роршаха, магазины, иностранные государства, мифологические представления, красочные манекены. Помимо названных здесь, использовалось и множество других наборов элементов; а, сколько их еще может быть использовано, предсказать вряд ли вообще возможно.

Райл и Ланхи придумали, безусловно, очень полезный тип элементов. Каждый элемент - это отношение между двумя конкретными людьми. Например, отношение Фей к Дону, отношение Дона к Фей, отношение Фей к своему мужу, его отношение к ней. Число элементов этой диадической решетки, в частности, определяется количеством значимых для испытуемого лиц. Райл и Брин предложили двойную диадическую решетку: двое испытуемых (например, супружеская пара) совместно заполняют диадическую решетку. Однако в качестве элементов, как и в простой диадической решетке, берутся единичные отношения.

При выборе элементов для решетки необходимо учитывать два важных фактора:

а) Элементы должны находиться в диапазоне пригодности используемых конструктов. Конструкты — это, по сути, различия, которые мы проводим между людьми, событиями или предметами. Но каждый из наших конструктов приложим к ограниченному набору людей, событий, предметов. Поэтому, например, не имеет смысла использовать решетку, в которой в качестве конструктов используются характерные черты современной молодежи, а среди элементов присутствуют один-два пожилых человека: они окажутся вне диапазона пригодности данных конструктов. Скажем, бессмысленно решать, является ли ваш дедушка поклонником коммерческой поп музыки или прогрессивной рок-музыки. Опираясь лишь на здравый смысл, исследователь не всегда может точно оценить диапазон пригодности конкретных конструктов. Поэтому испытуемому всегда следует предоставлять возможность сообщить психологу о том, что конструкт неприменим к элементу.

б) Элементы должны репрезентировать выборку, из которой они взяты. «Если разрабатываемый тест должен выявлять, каким образом восприятие других людей влияет на ролевое поведение испытуемого, необходимо, чтобы люди, выбранные в качестве элементов для теста, в достаточной степени репрезентировали всех людей, на которых испытуемый ориентируется в своем ролевом неведении». Келли разработал свой ролевой список именно для того, чтобы по возможности более полно обеспечить репрезентативность элементов.

Репрезентативность элементов ролевого списка исследовал Митсос. У одной группы людей он выявил конструкты, используя ролевой список Келли, а у другой — список имен личных друзей испытуемого. При повторном тестировании через три месяца группа, в которой использовался ролевой список, продемонстрировала значимо больше идентичных конструктов, чем группа, в которой использовался список личных друзей испытуемого. Правда, Митсос указал одну возможную причину этого явления: при повторном тестировании в ролевой список испытуемый, по-видимому, подставляет тех же самых людей, в то время как через три месяца друзья могут смениться. Возможность такого объяснения подтверждается экспериментом Педерсена, установившего, что при использовании ролевого списка 77% испытуемых называют тех же самых людей при повторном обследовании с интервалом в одну неделю. Для проверки своего предположения Митсос, спустя три месяца, повторил эксперимент на группе, в которой использовался список Друзей (то есть через шесть месяцев после первого обследования), применив элементы предыдущего тестирования. Однако это не повлияло на количество идентичных конструктов.
Выявление конструктов

Келли приводит шесть положений, лежащих в основе его репертуарного теста ролевых конструктов. Эти положения в равной мере приложимы и ко всем последующим модификациям репертуарных методик, и к проблеме выявления конструктов в целом.

а) Выявленные конструкты должны быть проницаемыми. Это означает, что выявляемые конструкты должны быть приложимы и к другим элементам (людям и межличностным ситуациям), отличным от тех трех, посредством которых каждый конструкт был получен. «Мы надеемся, что в процессе тестирования испытуемый приоткроет для нас те реальные пути и способы, которыми к нему приходит новый опыт и реализуется старый».

б) Необходимо выявлять уже существующие конструкты. Конечно, в некоторых случаях испытуемый может порождать совсем новые конструкты. Однако, как правило, предполагается, что это происходит редко и что существует «некая длительная стадия постоянства конструктов».

в) Присваиваемые конструктам словесные наименования должны быть понятны. Это означает, что исследователь должен иметь четкое представление о том, что именно подразумевает в каждом конкретном случае испытуемый. Если возникают какие-то сомнения, необходимо просить у испытуемого дополнительных разъяснений. Отметим, что необходимость в этом возникает довольно часто.

г) Выявленные конструкты должны «отражать субъективное представление, неважно, правильное или неправильное, испытуемого о том, как другие люди воспринимают мир. Если испытуемый описывает свои отношения к другим людям так, как он бы описывал свои отношения к не мыслящим животным, то это означает, что метод не смог выявить реальные ролевые конструкты. Способ восприятия испытуемым других людей действительно может быть неадекватным или даже нелепым, однако в той мере, в которой он представляет реальную основу социального взаимодействия с этими людьми, он отражает реальную систему конструктов человека».

д) Не должно быть отчуждения испытуемого от элементов или названных им конструктов. Он должен быть в состоянии увидеть и себя в каком-либо месте на оси каждого конструкта.

е) В процессе выявления конструктов необходимо явно определить оба полюса. Установив то, что из себя представляет человек или вещь для испытуемого, необходимо также добиться понимания того, что именно они из себя не представляют.


Методы выявления конструктов
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23



Похожие:

Основы техники построения репертуарных личностных методик iconПлан работы педагога психолога на учебный год
Диагностика личностных качеств учащихся 5-11-ых классов (диагностический пакет методик)
Основы техники построения репертуарных личностных методик icon«Согласовано» Руководитель мо / / фио протокол № от 200 г. «Согласовано»
Содействие обучающимся в познании своих личностных особенностей, способностей, возможностей через проведение диагностических методик,...
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconДокументы
1. /В.М. Вишневский - Теоретические основы построения компьютерных сетей.djvu
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconДокументы
1. /В.М. Вишневский - Теоретические основы построения компьютерных сетей.djvu
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconУрока: Расчетные формулы для построения прямой юбки. Построение чертежа прямой юбки в масштабе 1: 4 Цель урока: Ознакомить учащихся с последовательностью построения основы чертежа прямой юбки
Тема урока: Расчетные формулы для построения прямой юбки. Построение чертежа прямой юбки в масштабе 1: 4
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconДокументы
1. /Байбородин Ю.В.Основы лазерной техники.1988.djvu
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconДокументы
1. /Мальцева Л.А. Основы цифровой техники.1986.djvu
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconДокументы
1. /Ломовицкий В.В. Михайлов А.И. Шестак К.В. Основы построения систем и сетей передачи информации....
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconДокументы
1. /МРБ 1097. Мальцева Л.А. и др. Основы цифровой техники.djvu
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconДокументы
1. /Куракина К. Основы техники речи в трудах К.Станиславского.doc
Основы техники построения репертуарных личностных методик iconДокументы
1. /Береснев А.Е. Буряк В.С. Основы холодильной техники. 1996.pdf
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы