Повесть 2002 Санкт– Петербург icon

Повесть 2002 Санкт– Петербург



НазваниеПовесть 2002 Санкт– Петербург
страница1/5
Дата конвертации14.11.2012
Размер0.68 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5
1. /Рыцари зеленой цепи.docПовесть 2002 Санкт– Петербург


А. А. Альбинский


Рыцари зеленой цепи

повесть


2002

Санкт– Петербург


Первое звено


Все началось со сна. Да-да с самого обыкновенного сна. В ту ночь, едва закрыв глаза, Пашка, обнаружил себя стоящим на верхушке занесенного мелким песком холма. Вокруг, сколько ни кинь взгляд, простиралась безбрежная пустыня с мелким зеленоватым песком. Даже странно было видеть как повсюду, то тут то там, из него выступают корпуса старинных деревянных кораблей.

Таких, что только в музее или старом кино и увидишь. Может, когда-то здесь было море? Пашка не удивлялся особо – мало ли что во сне может произойти. Он только порадовался, какой классный сон ему снится.

Над его головой простиралось чистейшее, без единой тучки, небо, освещенное мягким светом пяти лун. И странная вяжущая тишина стояла вокруг.

Вдали со всех ног убегал человек. Его черная фигурка отбрасывала причудливый узор теней на ближайшем бархане. Человек часто оглядывался, заметно прихрамывая, он упорно пытался увеличить скорость, хотя, видно было, силы на исходе. Пашка знал, что роскошный плащ и рубашка незнакомца изодраны в клочья и сквозь них проглядывают свежие бинты.

Он вдохнул удивительно чистый, режущий легкие воздух и поднял правую руку вверх. Как бывает во сне, ему никак не удавалось разглядеть, что он держал в ней.

Далеко впереди человек споткнулся на полушаге, будто получил толчок в спину. Плащ наполз ему на голову, он резким движением содрал его и отбросил прочь. Вскочив, заковылял вперед с удвоенной силой.

Пашка знал: чтобы спастись, незнакомцу осталось пробежать совсем немного. Цель их общего пути откроется совсем скоро, может за ближайшим дымным барханом.

Он с восторгом кинулся в погоню. Его собственные тени, казалось, извиваются и разговаривают друг с другом.

Страха не было. Может потому, что даже сейчас Пашка четко помнил – все вокруг всего лишь сон. Земля дрогнула под ногами, взвились буруны зеленого песка. Где-то далеко, за Пашкиной спиной, прогремел страшный взрыв. Непонятное воспоминание забилось у него в голове, но он мучительно не мог вспомнить. Знал только, нужно спешить.

Он с трудом забрался на гребень следующего бархана, где совсем недавно впервые увидел незнакомца. Земля продолжала подрагивать под ногами, зеленый песок уже плотным потоком толкал Пашку в грудь: «Назад, поверни назад…».

Вздрогнув, Пашка остановился – он стоял на краю пропасти. Казавшаяся бесконечной пустыня вдруг оборвалась у его ног огромным кратером, вымощенным пыльным серым камнем. Витая лестница, проложенная странным ломающимся рисунком, уходила вниз, к центру впадины.
Там, полускрытая паутиной каких-то конструкций и лесов, на дне горела сапфировым светом каменная фигура. Древнее изваяние было полуразрушено и истерто, несмотря на гигантские размеры, Пашка с трудом мог определить, что оно изображало. Со всех сторон к нему тянулись обрывки каких-то кабелей и переплетений труб. Самое удивительное зрелище, особенно среди зеленого песка, на фоне пяти лун.

Но именно к нему так рвался незнакомец. Светящаяся фигура, казалось, узнав его, перестала мигать и загорелась ровным уверенным сиянием. «Догнать или все пропало?» – пришла на ум чужая мысль.

Пашка перестал глазеть по сторонам и, кивнув невидимому советчику, бросился в погоню...

Назойливое пищание будильника обрушилось с горящих небес. Подскочив в кровати, Пашка еще пару минут чувствовал, как по коже скребется удивительный зеленый песок.

– Ты собираешься в школу? Опять будешь завтрак всухомятку по дороге жевать!

Влетевшая суперменом мама пронеслась по комнате, творя одновременно кучу дел: включила немилосердный верхний свет, распахнула желтые занавески. Брошенная кое-как вчера одежда в ее руках мгновенно расправлялась и аккуратно укладывалась на стул. Пашка даже подозревал, что сразу и гладится.

Закончила она, порхнув к его письменному столу, распахнув рюкзак и одним шулерским движением проверив наличие нужных тетрадок и учебников.

– Ну, ма-а-м! – возмущенно взвыл Пашка, – когда я последний раз чего-то забыл? Остатки сна мигом слетели с него.

Мама удивленно посмотрела на него сквозь очки. Быстро пощелкала клавишами записной книжки.

– Ровно неделю назад, милый. Если помнишь, ты забыл выложить чучело африканской летучей мыши-вампира, и притащил его на урок к Татьяне Анатольевне. Директор мне сказал потом, что у нее очень здоровое сердце. А то могли и не спасти. Ты уже забыл?

Конечно, Пашка все помнил. Мышь он честно выменял у Димки Угарова из шестого «Б» на диск с первым «Квейком». Тот, увидев подобный раритет, аж затрясся весь, и на следующий день притащил Пашке вампира. Проносившись во дворе весь день, Пашка действительно забыл выложить мышу. Кинул рюкзак, и, пользуясь тем, что дома никого не было, бухнулся спать не ужиная. Опоздав утром на литературу, он покорно поплелся к учительскому столу. Сунув руку за дневником, Пашка покрылся холодным потом, вспомнив, что там лежит.

Татьяна Анатольевна была строгой училкой, поэтому, восприняв его копание в рюкзаке за желание отсрочить неизбежное, ловко сунула наманикюренную руку внутрь. Внутри рюкзака кроме мыши ничего не было.

Улов был извлечен на свет.

С расстояния меньше метра на учительницу скалилась жуткая зубастая пасть мыши-кровососа. Злобно блестели черные глазки, топорщился бурый мех.

Дернув плечом, Татьяна Анатольевна, закатила глаза и беззвучно завалилась мимо кресла. Класс шумно выдохнул…

– Ну, ладно, – примирительно сказал Пашка, – зато теперь ты видишь, все в полном порядке. Удивительный сон снова встал перед ним, поэтому он быстро оделся, и, не вступая в пререкания, пошел завтракать.

Мама проводила его удивленным взглядом. Чтоб Пашка, да не стал горячо доказывать свои права… «Взрослеет», – умиленно подумала мама.

Пашка в одно мгновение уплел все, что стояло на столе, и убежал мыться. Быстро одевшись, он был снова перехвачен мамой у самой двери. С торжественным видом она протягивала ему поводок от ошейника Крыса, толстой таксы шоколадного цвета.

– Паш, выгуляй Крысушку, а то совсем не успеваю доделать свой доклад. – Мама Пашки была кандидатом медицинских наук, работала в институте сердца.

Крыс отчаянно посмотрел на маму, не веря, что священный акт прогулки будет проходить с таким чудовищем.

Зеленая пустыня на миг снова пахнула Пашке в лицо сухим ветром. Он вздрогнул, кинул сумку, и, схватив поводок, унесся во двор. Крыс обреченно повесил голову и побрел следом: Пашка на прогулке редко замечает, семенит собака сзади, или волочится за поводком, отчаянно пытаясь встать на ноги.

Мама медленно ушла на кухню, но долго еще не могла сосредоточиться на своем докладе…

По дороге в школу Паша в сотый раз вспоминал сон, чувствуя странный прилив сил. «Чего только не снилось, – думал он, – помню один раз приснилось, что я мороженное и меня продают в стаканчике. Но такое…»

Шлепнувшись за парту на первой математике, он даже пытался записывать за учительницей примеры, хотя стоило чуть отвлечься, как наглый зеленый песок начинал сыпаться перед глазами.

В первую перемену он даже не стал носиться в коридоре, за что тут же и поплатился – подкравшийся со спины Колька огрел его учебником по голове и пустился в бега.

– Стой, труп ходячий! – издав клич-приговор, Пашка бросился в благородную погоню.

Колька несся через первый этаж к другой двери на лестницу, и сердце Пашки взорвалось мстительной радостью – та дверь была покрашена и заперта завучем на ключ. Колька, видно, пока этого не знал.

Свернув за угол, Пашка увидел Кольку, затравлено топчущегося в тупике, который еще вчера был коридором, тоскливо смотрящего на запертую дверь.

Увидев Пашку, он выставил перед собой руки с учебником и заныл:

– Ну ладно Паш, – все, хватит!

– Что, хватит? – угрожающе приближался Пашка. – Ща я тебе сам залимоню!

Как назло никого вокруг не было. Колька побледнел.

– Да я ж в шутку! Ну, смотри, – он пару раз хлопнул себя учебником по голове, – не больно совсем…

– Дай-ка я сам, – решительно сказал Пашка, – и в расчете.

Он схватил сникшего Кольку за шиворот, но вид поверженного противника смягчил сердце героя. Пару раз тряхнув для порядка, он отпустил не сопротивляющееся тело на свободу.

Быстро повеселевший Колька, расправил смятый свитер и спросил:

– Завтра вечером на свалку идешь?

Пашка удивленно посмотрел на него:

– Ты когда там последний раз был? Там уже вторую неделю кодовый замок на железной двери стоит.

– Ха! – Отстал от жизни, деревня! – Колька огляделся по сторонам, словно вокруг было полно народу: – Вчера вечером Рыжий Костян сторожа кинул!

– Чего? – на этот раз искренне удивился Пашка. – Там же такие амбалы работают…

– Ну… не совсем, чтоб кинул… – Колька пожевал губами. – Он уже там вчера пьяный в доску валялся. А Рыжий Костян с пацанами из спортзала шел. Ну, они и подошли посмотреть, что к чему. Тот давно лыка не вязал, кто-то уже и куртку с него попер, и бумажник распотрошил. Костян бумажник подобрал, да только там одни старые визитки да рекламки. Но в окошко обрывок листа вставлен, пять цифр нацарапано. Костян сразу понял, что за цифры...

– Замок то недавно поставили, вот он для памяти и записал, – тоном Холмса важно сказал Колька. – Завтра, как стемнеет, полезем…

– Код-то какой? – нетерпеливо спросил Пашка.

– Ты чего! Костян узнает – убьет. Хочешь, приходи завтра, Костян всех поведет, кто захочет. Если, конечно, не струсишь… Заработать можно прилично.

Пашка внимательно посмотрел на снова раздувшегося от важности Кольку и медленно переместился к выходу из тупика, отрезая ему дорогу к отступлению.

– Да ладно, ты, да не знаешь…

– Я сам себе не враг, – усмехнулся Колька, – Костян потом так наваляет, что неделю не встанешь. – Типа, сам не знаешь…

Рыжего Костяна Пашка, конечно, великолепно знал. Здоровый второгодник вместе с приятелями из соседней школы давно держал в страхе всю окрестную малышню. С остальными, с кем мог справиться, обходился по настроению. Пашка несколько раз схлестывался с ним, но Костян по какой-то причине не доводил дело до драки и даже выказывал уважение Пашке. Видно хотел, чтоб тот присоединился к его компании.

Но надо знать и Кольку Лоскутова, который просто не ложится спать не сунув нос не в свое дело. Поэтому Пашка показно зевнул, проникновенно сказав: – Слушай Колян, мы же свои люди. Я никому не растреплю, просто код больно нужен. У меня свои счеты с теми уродами со свалки. Когда еще случай будет! Код наверняка скоро сменят.

Услышав про счеты, Колька навострил уши.

– А чего за дело-то?

– Скажешь код, я чуть раньше вас слазаю, дело сделаю, никто меня не увидит. А потом ты первый узнаешь – зуб даю!

Пашка по глазам Кольки понял, что дело в шляпе.

– Слушай, но ты уж там поосторожней, не сболтни, а то меня Костян и правда по стенке размажет…

– Слышь, я же зуб дал! – для наглядности Пашка покачал передний зуб двумя пальцами.

– Ладно. Двадцать восемь ноль двадцать два. Запомнишь? Только не записывай.

– Да чего ты секретные материалы разводишь, не боись, память не дырявая.

Душа у Пашки взлетела к небесам. Даже зеленая пустыня отступила на задний план.

Со свалкой была связана не одна история. Она была не простая, а автомобильная. Из-за границы привозили десятки старых грузовиков и легковушек, выстраивали их на свалке длинными рядами и запускали внутрь покупателей. Там они могли ковыряться в металле сколько угодно, выискивая подходящую деталь, после чего, тужась, притаскивали ее на проходную, где отчаянно торговались со сторожами-продавцами за каждый рубль.

Машин месяц от месяца становилось больше, и свалка потихоньку росла во все стороны, откусывая кусок за куском территорию у пустыря. В ее центре даже оказалось небольшое озеро с развалинами старой трансформаторной станции, сгоревшей еще при СССР. Свалка жутко привлекала мальчишек из всех окрестных новостроек.

Надо ли говорить, какую непримиримую войну с ними вели ее хозяева. Если сначала сторожа просто гоняли стайки мальчишек, то с ростом свалки за ними стало просто не уследить. Да особенно и не хотелось. Тогда хозяева выпустили на территорию собак. Тройка здоровенных ротвейлеров днем разгуливала в намордниках, а ночью им давали полную свободу. Дело закончилось тем, что ротвейлеры однажды вырвались на свободу и разорвали пекинеса жены местного депутата. Женщина совершала с любимцем укрепляющую здоровье пробежку и неосторожно приблизилась к забору свалки.

Скандал вышел громкий. Даже в газетах писали и показывали в сводке новостей по телевизору. Собак сразу убрали, жене депутата хозяева свалки подарили щенка шарпея. Мальчишки же в отместку, пробравшись ночью, отломали и открутили все, до чего дотянулись руки, устроив рядом на трассе дешевую распродажу всего добра проезжающим. Пашка был одним из главных исполнителей. В тот день он заработал себе на модем.

На следующий день возникла высоченная ограда из колючей проволоки, стремительно окружившая старую ограду. Новые трудности лишь внесли разнообразие в дворовую жизнь. Оградой хозяева не удовлетворились, и вот несколько дней назад на всех проходах возникли железные двери с кодовыми замками.

Но вообще не нажива влекла Пашку внутрь, а жажда приключений. Конечно, заработать совсем не плохо, но внутри было потрясающе интересно. Он сам не знал, что впервые привело его в лабиринты старого железа. Идя мимо рядов молчаливо возвышающихся грузовиков, он представлял себя разведчиком дальнего космоса, крадущимся по заброшенному городу чужих или потерявшимся путешественником во времени.

После рейда Костяна, который явно запланировал большой тарарам, быстро последуют ответные меры. Может, последний раз и удастся посетить свалку…

Школьный звонок обрушился сверху раздирающим трезвоном.

Отпустив Кольку с миром, Пашка понесся на последний урок. Голова шла кругом, а тут еще училка в кои-то веки вызвала к доске. Пашка отвлеченно промямлил что-то, вяло водя мелом по доске. Обычно с математикой у него проблем не было, но сегодня не до уравнений. Тройка как подарок.

После школы Пашка бегом отправился прямо домой, отказавшись от пары заманчивых предложений.

До самого вечера он слонялся как потерянный, лениво погонял свежую стрелялку на компе, долго гулял с Крысом, но время тянулось как резиновое. Чувство, что сон продолжится, постепенно переросло в твердую уверенность. Жаркий ветер, казалось, уже толкал в грудь, и загадочные луны кружили вокруг.

Едва дождавшись ночи, Пашка пожелал спокойной ночи маме, и пулей влетел в кровать.

Это случилось во второй раз. Глаза не успели закрыться, как квартира растаяла вокруг Пашки, и ноги ощутили шероховатую твердость лестницы.

Враг впереди бежал часто оступаясь, покачиваясь, взмахивая руками для равновесия. Старая лестница дрожала и вибрировала под его сапогами.

На Пашку навалилась жуткая усталость, он с трудом переводил дыхание. Повернув голову, он впервые обратил внимание, что сжимает что-то в руке. До этого голова отказывалась смотреть туда, куда он хотел. Сон явно становился все реальней и реальней.

В правой руке Пашки извивалось гибкое изумрудное лезвие. Оно уходило в рукоятку с широкой гардой, совсем как у шпаги, шероховатую, удобно лежащую в руке. Несмотря на мягкие, волнообразные движения, в нем кипела невидимая мощь. Пашка был абсолютно уверен – это смертоносное оружие. Именно его боялся бегущий человек.

Пашка несколько раз взмахнул лезвием в воздухе, любуясь его завораживающе-ленивыми извивами. Казалось, будто он всю жизнь не выпускал удивительного клинка из рук.

Внезапно пришедшая ненависть буквально швырнула его в погоню. Он двинулся вперед, быстро набирая скорость. Через пару сотен метров, ему удалось сократить расстояние – это придало уверенности, Пашка прибавил шагу.

Медленно, виток за витком они приближались к подножию странной статуи– комплекса. Уже было видно, как старая эстакада проглатывается тенью узкого прохода внутрь.

Незнакомец впереди теперь часто хватал воздух ртом, бросая через плечо затравленные взгляды на преследователя. Он явно был на последнем дыхании, хотя еще опережал Пашку на добрый бросок камнем.

Зев прохода поглотил его первым, Пашка сначала замешкался на границе света и тьмы, но подумав, что потеряет незнакомца в темноте, рванул дальше отбросив все страхи. Глаза ясно видели дорогу впереди, оказалось, что коридор наполняет мягкая голубая дымка, в которой можно разглядеть стены и потолок. Пол постоянно повышался, поэтому Пашка понял, что они скоро окажутся или у подножия, или внутри самой статуи. Очень хотелось нажать кнопку сохранения игры, вот только рука находила лишь шершавую гарду странной цепи-лезвия.

Коридор сделал несколько резких поворотов, после чего упирся в глухую стенку, у которой стояло несколько стеллажей с пыльными коробками. Вверх шла узкая лестница, исчезающая в люке на потолке. Из него бил сильный поток голубого света. Пыль и ржавчина со ступенек кружились в воздухе, красиво освещенные, но противно залезающие в глаза и нос.

Оступаясь, Пашка полез по ступеням. «Не треснул бы он меня по голове…» – мелькнула мысль. Выбравшись наверх, он замер.

Перед ним расстилался огромный зал, стены которого были сложены из полупрозрачного голубого камня. Без всякого сомнения, он был внутри статуи. Снаружи она казалась гораздо меньше. Свет заливал зал со всех сторон, не оставляя места теням. Щурясь, Пашка оглядывался по сторонам. Весь центр зала был затянут какой-то странной пеленой. Когда Пашка смотрел в ее сторону, казалось, в глаза набивался песок, так что он никак не мог сконцентрироваться на ней.

Смотря в сторону, он сделал несколько шагов к центру зала…

Новый удар, сильнее прежнего, потряс зал.

Свет погас, уступив место тусклой мгле.

Не удержавшись на ногах, Пашка полетел на пол.

– Он пришел… пришел…пришел… – зашелестело вокруг.

Вокруг него начали проступать темные фигуры, закутанные в разноцветные плащи…

…Грохнувшись с кровати, Пашка завопил так, что в ответ зазвенел хрусталь у всех соседей. Запутавшись в одеяле он барахтался и бился с ним не на жизнь, а на смерть. С дробным топотом в комнату ворвался Крыс и, довольно рыча, запустил зубы в край одеяла. Битва разгорелась с новой силой.

Вспыхнул свет, в комнату вбежала мама, потрясая спортивными гантелями.

Пашка не переставал вопить.

Оглядевшись по сторонам и не найдя в комнате ни воров не злых террористов, мама кинула гантели на пол, от чего у соседей снизу качнуло люстру. Спорту мама всегда уделяла много времени и сил.

После чего, принялась распутывать вопяще-рычащий клубок.

– Что случилось, Паш? Сон страшный увидел или опять эксперимент на мне ставишь. Это в три-то ночи? – пыталась добиться она, держа в одной руке извивающегося Крыса, а второй распутывая брыкающегося Пашку.

Вопли мгновенно прекратились. Из под одеяла показалась встрепанная Пашкина голова. Он очумело и невидяще посмотрел на мать, на Крыса, потом его взгляд прояснился. Пашка оглядел комнату, затем посмотрел на пустые руки.

– Ни фига себе… – только и произнес боец с одеялом, – вот это глюки…

Пашка и сам весьма перепугался такого реального повторения сна. Еще и Фредди Крюгер скоро появится для компании…

Мать строго посмотрела на него. – А тебе не кажется, милый мой, что пора мне кое-что объяснить? – Она поплотнее запахнула халат, и ушла на кухню, где решительно загремела посудой.

Пашка хмыкнул, сгреб с пола мятое одеяло, закинул его на кровать, после чего поплелся на кухню.

Разговор получился неприятным. Пашка честно попытался рассказать, что с ним случилось. У него до сих пор не прошел азарт погони. Мама лишь грустно кивала, отхлебывая кофе. Обычно она легко понимала все его беды и несчастья, но сегодня Пашка чувствовал, что налетел на стену непонимания. От этого становилось до того нестерпимо обидно, что Пашка начинал путаться, горячиться и нести совсем уже полную чушь. Он никак не мог передать словами не побывавшей ТАМ маме, что это было совсем непохоже на обычный сон.

Стало непохоже.

– Пашута, ну давай сходим к Галине Михайловне, – решила после долгих переговоров мама. – Может у тебя переутомление или витаминов не хватает… С такими вещами не шутят.

Пашке ничего не оставалось, как грустно кивнуть. Галина Михайловна была школьная подруга матери, работала в крупной фирме психологом. Ее прием был расписан на многие месяцы вперед. Если уж мама решила показать его такому врачу – дело плохо. На этом разговор и затих.

Решив проспать остаток ночи, Пашка чмокнул маму и поплелся в свою комнату. Он с опаской подошел к постели, ожидая, что сейчас опять окажется в окружении мрачных фигур. Но ничего не произошло, Пашка уснул как убитый, даже сон успел увидеть, обычный, повседневный – без песка, беготни, и обжигающего ветра.

Наутро, едва проснувшись Пашка засобирался в школу с удвоенной силой. Появившаяся в проходе мама, склонив голову набок, спросила:

– Паш, может тебе в школу не ходить? Выспишься, поваляешься дома, а завтра я записку в школу напишу.

Ого!

– Не, мам, сегодня же контрольная, да еще я с Витьком договорился…

Упоминание Витька как всегда произвело положительный эффект. Он был отличником и жутким занудой.

– Ну, ладно, раз с Витей… – успокоено протянула мать.

Пашка, уже в уличном снаряжении, со скоростью болида из Формулы-1 рванул из квартиры.
  1   2   3   4   5



Похожие:

Повесть 2002 Санкт– Петербург iconРабота журналистов в кризисных ситуациях (Санкт-Петербург, 28 июня 6 июля 2005 г.) Регистрационная форма
Санкт-Петербург, 1-ая линия В. О., дом 26, офис 602. Масс Медиа Центр факультета журналистики спбГУ. Тел./факс: (812) 323-00-67,...
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconЕжемесячный сборник февраль 2008 содержание банки
Коммерсантъ Санкт-Петербург (Санкт-Петербург), 18 февраля 2008 г., №026-p, С. 34 приложение "Коммерсантъ" Банк
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconВ правительство Санкт-Петербурга 193060 Санкт-Петербург, Смольный
Красногвардейского района Санкт-Петербурга были нарушены требования закона Санкт-Петербурга от 05. 07. 06 №400-61 «О порядке организации...
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconСавчук В. В. Кровь и культура Санкт-Петербург Изд-во Санкт-Петербургского ун-та
Рецензенты: д-р филос наук А. А. Грякалов (Рос гос педагог, ун-т им. А. И. Герцена)
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconС. П. Зайцеву 190000, Санкт-Петербург
Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 22. 08. 2006 г. №989 (далее по тексту «Постановления»), на «участке №4» должны быть...
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconСанкт-Петербург 2007 Составители
Лисицына Л. С. – зав кафедрой «Компьютерные образовательные технологии» спбгу итмо, к т н., доцент, заместитель председателя предметной...
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconОт 15. 06. 2005г. Губернатору Санкт-Петербурга
Фонд имени генерала А. П. Кутепова считает своим долгом поблагодарить Вас за приглашение, направленное Комитетом по внешним связям...
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconInternational festival of choral art «the singing world»
Санкт-Петербург. С 31 июля по 5 августа 2009 года Комитет по культуре Санкт-Петербурга и Творческое объединение «Интер Аспект», при...
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconСерия турниров санкт-петербурга
Место проведения: Санкт-Петербург, ул. Восстания дом 8; Гуманитарная гимназия №209 (проезд до ст метро пл. Восстания)
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconИнформация для размещения на сайте фгуз «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Санкт-Петербург» 13 Мая 2010 года в 14. 00 часов состоится День открытых дверей фгуз «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Санкт-Петербург»
Мая 2010 года в 14. 00 часов состоится День открытых дверей фгуз «Центр гигиены и эпидемиологии в городе Санкт-Петербург»
Повесть 2002 Санкт– Петербург iconПо вопросу строительства Орловского тоннеля под р. Невой в Санкт-Петербурге
Пискаревский пр., д. 21, Санкт-Петербург, 195176, направляет Вам свои возражения по поводу проекта строительства Орловского тоннеля,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов