Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» icon

Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»



НазваниеИсследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
Сизикова В.И
Дата конвертации10.12.2012
Размер318.07 Kb.
ТипИсследовательская работа


Городское управление образования

МОУ «Лицей № 43»


Секция литературоведения


Исследовательская работа по литературе


Образ дороги в лирике А.С. Пушкина и поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души»


Выполнила: ученица 10 А класса

Говрякова Дарья

Руководитель: учитель литературы

МОУ «Лицей №43»

Сизикова В.И.


Саранск 2005


Содержание.

I Введение

II Основная часть:

  1. Тематическое многообразие образа дороги в лирике А. С. Пушкина

  2. Дорога как творческий стимул Н. В. Гоголя

  3. Тема дороги - композиционный стержень поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души»

  4. Дорога в значении «жизнь человека» и «пути развития человечества» в поэме Н. В. Гоголя. Художественные средства описания дороги

III Заключение

IV Список использованной литературы


Введение


В жизни каждого человека бывают такие мгновения, когда хочется выйти на простор и отправиться «в прекрасное далеко», когда поманит вдруг тебя дорога в неизвестные дали. Но дорога – это не только путь следования. В поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» и лирике А.С. Пушкина образ дороги представлен в разнообразных значениях. Это многообразие понятия дороги помогает читателю глубже осознать и понять величие творения классиков, их взгляд на жизнь и окружающее общество, на взаимодействие человека и природы. Пейзажные зарисовки, связанные с восприятием дороги, зачастую несут в себе идейную направленность всего произведения или отдельно взятого образа.

Образ дороги встречается в творчестве многих писателей-классиков, как-то: Л.Н. Толстого, А.П. Чехова, И.С. Тургенева, Н.А. Некрасова, Н.С. Лескова и других писателей.

Нами же выбран сопоставительный анализ данного образа в творчестве Н.В. Гоголя и А.С. Пушкина неслучайно: именно в произведениях этих классиков мотив дороги заключает в себе большой идейный потенциал и выражает различные чувства и их оттенки лирических героев. Все это и определяет актуальность данной темы.

Цель работы – выявить различные оттенки мотива дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души», представить их роль в раскрытии тем и идейной направленности произведений, сравнить художественные средства изображения дороги в творчестве указанных классиков.

Для реализации данной цели необходимо решить следующие задачи:

- подробно познакомиться с поэмой Н. В. Гоголя «Мертвые души» и лирикой А.С. Пушкина;

- выявить многообразие значений понятия «дорога» в творчестве писателей;

- познакомиться с научно-критической и методической литературой по теме исследования;

- охарактеризовать роль дороги в раскрытии идеи поэмы Н.В.
Гоголя и лирике А.С. Пушкина;

- представить художественные методы изображения дороги в лирике А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя.

- скорректировать и провести подробный сопоставительный анализ собранного материала.

При написании работы использовались описательный метод и метод анализа-синтеза.

Следует отметить, что данная тема в научно-практической литературе представлена достаточно поверхностно, если не считать отдаленных высказываний исследователей, таких как М.Б. Храпченко в книге «Николай Гоголь. Литературный путь. Величие писателя», в статье Н. Скатова «Русский гений», в книге Ю.М. Лотмана «А.С. Пушкин», Ю. Манна «В поисках живой души» и другие. Более подробно характеристику мотива дороги в творчестве А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя мы нашли в исследовании Н.М. Азаровой «Текст. Пособие по русской литературе XIX века», на которую мы, в основном, в своей работе и опирались.

Данная исследовательская работа может представлять интерес, прежде всего, для старшеклассников, а также быть полезной и тем читателям, которые занимаются изучением творчества классиков русской литературы XIX века, в частности, А.С. Пушкина и Н.В. Гоголя.


^ 1.Тематическое многообразие образа дороги в лирике

А. С. Пушкина.

I. Мотив дороги в лирике А.С. Пушкина можно рассматривать, учитывая эволюцию творческого метода автора. В ранних произведениях поэта образ дороги испытывает на себе влияние классицистической поэтики. Это всегда часть статистического пейзажа:

Плывет — и бледными лучами

Предметы осветила вдруг.

Аллеи древних лип открылись пред очами,

Проглянули и холм и луг. ¹

("Воспоминания в Царском Селе", 1814. т.3; стр148)

Романтическая дорога связана с мотивами изгнания, бегства.
Возникает образ одинокого путника, мотив тщетного побега:

Не удалось навек оставить

Мне скучный неподвижный брег,

Тебя восторгами поздравить

И по хребтам твоим направить

Мой поэтический побег.

("К морю", 1824. т.2; стр180)


¹А.С.пушкин. Полное обрание сочинений в десяти томах. Л.1979 (Далее будет указан том и страница данного издания)

В поэме «Цыганы» дорога — вольное странствие, она символизирует тему свободы.

Цыганы шумною толпою

По Бесарабии кочуют…

Как вольность весел их ночлег

И мирный сон под небесами.

(т.4; стр. 154)

Более позднее творчество — господство реализма, дорога
здесь выступает частью топографического пейзажа:

От большой дороги справа,

Между полем и селом,

Вам представится дубрава,

Слева сад и барский дом.

("Если ехать вам случится...", 1835 т.3; стр.325.)

II. Чаще всего возникает образ зимней дороги.

— традиционно сопутствующие ей образы — луна, ямщик, тройка:

По дороге зимней, скучной Тройка борзая бежит...

("Зимняя дорога", 1826. т.2; стр.309)

Я ехал к вам: живые сны

За мной вились толпой игривой,

И месяц с правой стороны

Сопровождал мой бег ретивый.

("Приметы", 1829. т.3; стр.105)


Мчатся тучи, вьются тучи;

Невидимкою луна

Освещает снег летучий;

Мутно небо, ночь мутна.

("Бесы", 1830. т.3; стр. 167)

- динамика этого зимнего пейзажа подчеркивается размером — хореем:

В поле чистом серебрится

Снег волнистый и рябой.

Светит месяц, тройка мчится

По дороге столбовой.

("Бесы", 1830. т.3; стр.167)

— зимняя ночная дорога сопровождается мотивами грусти, тоски, тайны, блужданий:

Грустно, Нина: путь мой скучен,

Дремля смолкнул мой ямщик,

Колокольчик однозвучен,

Отуманен лунный лик.

("Зимняя дорога", 1826. т.2; стр.309)

— дорога может сопровождаться предчувствиями, ожиданием:

Глядишь в забытые вороты

На черный отдаленный путь;

Тоска, предчувствия, заботы

Теснят твою всечасно грудь.

("Няне", 1826. т.2; стр. 315)

— ночной буран, метель встречаются на дороге как знак не­известности, неясности будущего:

Сил нам нет кружиться доле, Колокольчик вдруг умолк; Кони стали... «Что там в поле?» — «Кто их знает? пень иль волк?»

("Бесы", 1830. т.3; стр.167)

Буран может быть знаком изменений в судьбе героя.

В «Метели»: «ветер дул навстречу, как будто силясь остановить молодую преступницу» - дорога становится участницей событий.

(т.4; стр.79)

III. Дорога — это «карнавальное пространство» (термин М.Бахтина), и на ней можно встретить кого угодно:

— путника:

Иль путник в домик мой

Пришел искать ночлега,

Дорожною клюкой

В калитку постучится...

("Городок", 1815. т.1; стр.83)

нечистую силу:

В мутной месяца игре

Закружились бесы разны,

Будто листья в ноябре...

("Бесы", 1830.т.3; стр.167)

— кудесника:

Из темного леса навстречу ему

Идет вдохновенный кудесник...

("Песнь о вещем Олеге", 1822.т.2; стр.100)

— Деву Марию:

Путешествуя в Женеву,

На дороге у креста

Видел он Марию-деву...

("Жил на свете рыцарь бедный...", 1829.т.3; стр.113)

IV. Философское осмысление дороги.

— В основе философского осмысления дороги в лирике А.С. Пушкина — метафора: дорога, путь — жизненный путь. «Телега жизни» строится на метафорическом ряду: дорога - судьба, телега — жизнь, ямщик — время:

Хоть тяжело подчас в ней бремя,

Телега на ходу легка;

Ямщик лихой, седое время,

Везет, не слезет с облучка.

("Телега жизни", 1823. т.2; стр.148)

— Дорога-судьба у каждого человека своя:

Нам разный путь судьбой назначен строгой;

Ступая в жизнь, мы быстро разошлись:

Но невзначай проселочной дорогой

Мы встретились и братски обнялись.

("19 октября", 1825. т.2; стр.244)


Разлука ждет нас у порогу,

Зовет нас дальний света шум,

И каждый смотрит на дорогу

С волненьем гордых, юных дум.

("Товарищам", 1817. т.1; стр.228)

V. Дорога предполагает выбор, поэтому лирический герой может оказаться на перепутье:

Духовной жаждою томим,

В пустыне мрачной я влачился,

И шестикрылый серафим

На перепутье мне явился...

("Пророк", 1826. т.2; стр. 304)

— на перепутье оказывались фольклорные персонажи, тради­ционный выбор одной из трех дорог предлагается и героям сти­хотворения «Будрыс и его сыновья» (1833. т3; стр.241):

Нынче сам я не еду, вас я шлю на победу,

Трое вас, вот и три вам дороги.

VI. «Персонажи дороги» — путник, странник, путешественник, паломник:

И путник усталый на Бога роптал:

Он жаждой томился и тени алкал.

("Подражания Корану", 1824. т.2; стр.188)


Младой еврей встает и дверь

С недоуменьем отворяет —

И входит незнакомый странник.

В его руке дорожный посох.

("В еврейской хижине лампада...", 1826. т.2; стр.310)

VII. Когда мечтой Пушкина становятся дом' и семья, в образе дороги начинают преобладать мотивы одиночества и неприкаян­ности. Дорога — антитеза семье. Дорога, динамика противопо­ставлены семье — покою и неизменности:

Не в наследственной берлоге,

Не средь отческих могил,

На большой мне, знать,

дороге Умереть господь судил...

("Дорожные жалобы", 1829. т.3; стр.121)

— Дорога ведет обратно в семейное гнездо:

Где в гору подымается дорога,

Изрытая дождями, три сосны стоят...

...По той дороге

Теперь поехал я и пред собою

Увидел их опять.

("Вновь я посетил...", 1835. т.3; стр.313)

Возникает мотив возвращения блудного сына, как в «Станци­онном смотрителе».

VIII. В любовной лирике дорога — это разлука или преследование:

За нею по наклону гор

Я шел дорогой неизвестной,

И примечал мой робкий взор

Следы ноги ее прелестной.

("Таврида", 1822.т.2; стр103)

Путешествие иногда способно вылечить от любви, от страсти:

Скажите: в странствиях умрет ли страсть моя?

("Поедем, я готов; куда бы вы, друзья...", 1829. т.3; стр.129)

IX. Поэтическая дорога как символ свободы:

Ты царь: живи один.

Дорогою свободной

Иди, куда влечет тебя свободный ум...

("Поэту", 1830.. т.3; стр.165)

X. Мотив дороги соотносится у Пушкина, как впоследствии и у Гоголя, с темой Родины:

Что-то слышится родное

В долгих песнях ямщика:

То разгулье удалое,

То сердечная тоска...

Ни огня, ни черной хаты...

Глушь и снег...

Навстречу мне

Только версты полосаты

Попадаются одне.

("Зимняя дорога", 1826. т.2; стр.309)

XI. Передвижения героев занимают также большое место в «Евгении

Онегине».

1. Они связаны с художественным временем романа.

— В Петербурге время течет быстро, это подчеркивается ди­намизмом

1- ой главы: «летя в пыли на почтовых», «К Talon помчался он...» или:

Мы лучше поспешим на бал,

Куда стремглав в ямской карете

Уж мой Онегин поскакал.

(т.5;стр.21)

— Потом художественное время замедляется:

К несчастью, Ларина тащилась

Боясь прогонов дорогих,

Не на почтовых, на своих,

И наша дева насладилась

Дорожной скукою вполне:

Семь суток ехали оне.

2. По отношению к дороге противопоставляются Онегин и Татьяна. Так, «Татьяне страшен зимний путь», об Онегине же Пушкин пишет:

Им овладело беспокойство,

Охота к перемене мест

(Весьма мучительное свойство,

Немногих добровольный крест).

3. Социальный аспект темы дороги (пафос иронический):

Теперь у нас дороги плохи,

Мосты забытые гниют,

На станциях клопы да блохи

Заснуть минуты не дают...

4. Дорога как средство раскрытия характеров героев. Дорога, привидевшаяся Татьяне во сне, с одной стороны, предваряет по­явление фольклорных образов — это сказочная дорога, с другой — она навеяна сентиментальными романами:

Ей снится, будто бы она

Идет по снеговой поляне,

Печальной мглой окружена.


XII. В прозаических произведениях дорога часто выступает сюжетным или композиционным компонентом («Метель», «Капитанская дочка», «Станционный смотритель»). В «Дубровском», кроме того, дорога – элемент композиции, особенности которой определяются влиянием жанра авантюрного романа.

Таким образом, исходя из анализа поэтического и прозаического текста поэта можно сделать вывод, что мотив дороги в лирике А. С. Пушкина достаточно многообразен, образ дороги встречается во многих его произведениях и каждый раз поэт представляет дорогу в различных аспектах.

Образ дороги помогает А.С. Пушкину показать и картины жизни, и усилить такие настроения, как грусть. Тоска, одиночество, предчувствие. Дорога у поэта – это «карнавальное пространство», где можно встретить и случайного путника, и нечистую силу, и кудесника… И в прозе, и в поэзии А.С. Пушкина дорога часто предстает как символ судьбы, выбора жизненного пути (на перепутье), а в любовной лирике дорога часто ассоциируется с разлукой влюбленных или их преследованием. Когда поэт пишет о свободе, он называет ее поэтической дорогой.

В романе «Евгений Онегин» дорога становится одним из средств раскрытия характеров героев и частью сюжетной композиции произведения.

Развитие темы дороги у А.С. Пушкина достигает своего апогея, когда сливается с темой Родины.


^ 2. Дорога как жизненный стимул Н. В. Гоголя


В пору жизненных невзгод, тягостных переживаний, краха творческих планов Н. В. Гоголь стремился куда-нибудь уехать, лишь бы только сменить обстановку. Дорожные происшествия и впечатления помогали ему рассеяться, избавиться от дурного расположения духа и обрести внутренний покой. Возможно, один из таких моментов своей биографии он запечатлел в известном лирическом отступлении в «Мертвых душах»:

«Боже! как ты хороша подчас, далекая, далекая дорога! Сколько раз, как погибающий и тонущий, я хватался за тебя, и ты всякий раз меня великодушно выносила и спасала!»

В пути-дороге Гоголь вынашивал и обдумывал свои будущие произведения, здесь обретали плоть и кровь его персонажи. Под звон колокольчиков и стук копыт Гоголь слушал их речи, вглядывался в выражения лиц, становился свидетелем их поступков. Благодарственным гимном дороги звучат строки писателя:

«А сколько родилось в тебе чудных замыслов, поэтических грез, сколько перечувствовалось дивных впечатлений!..».

Чтобы не ушли, не выветрились из памяти дорожные картины, Гоголь иногда прерывал путешествие и садился писать. Сохранился рассказ самого писателя, относящийся ко времени его пребывания в Италии, об одном из эпизодов такой работы:

«Со мной был такой случай: ехал я раз между городками Дженсано и Альбано, в июле месяце. Среди дороги, на бугре, стоит жалкий трактир, с биллъярдом в главной комнате, где вечно гремят шары и слышится разговор на разных языках. Все проезжающие мимо непременно тут останавливаются, особенно в жар. Остановился и я. В то время я писал первый том «Мертвых душ» и эта тетрадь со мной не расставалась. Не знаю почему, именно в эту минуту, когда я вошел в этот трактир, захотелось мне писать. Я велел дать столик, уселся в угол, достал портфель и под гром катаемых шаров, при невероятном шуме, беготне прислуги, в дыму, в душной атмосфере, забылся удивительным сном и написал целую главу, не сходя с места. Я считаю эти строки одними из самых вдохновенных. Я редко писал с таким одушевлением».¹


¹ Гоголь Н.В. «Мертвые души» М. 1990г. (Здесь и далее по тексту используется указанное издание)

И так уж получилось, что тема дороги стала излюбленным композиционным приемом в поэтике Гоголя. Его герои обязательно куда-нибудь идут или едут, а в пути с ними случаются различные истории...

Итак, дорога вдохновляла писателя и часто становилась его музой.


^ 3.Тема дороги – композиционный стержень поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души».

Тема дороги - композиционный стержень повествования « в бессмертных «Мертвых душах». Кроме того, в этой поэме во всю мощь заявляет о себе многогранный образ дороги. В сюжете поэмы — это и жизненный путь Чичикова («но при всем том трудна была его дорога»), и дорога, по которой этот герой едет в своей бричке, и дороги истории, по которым несется Русь-тройка, и пути развития человечества.… Со словом «дорога» тесно увязана идея произведения о путях развития России — жгучий вопрос современности, которому Гоголь хотел дать свое решение.

Прежде чем обратиться к рассмотрению слова «дорога», приведем краткую словарную справку, которая поможет более углубленному восприятию многозначной семантики этого слова в гоголевских «Мертвых душах». В «Словаре синонимов русского языка» (З.Е. Александрова. М.1975г.) читаем: «Дорога и путь совпадают почти во всех значениях. Различия между ними заключаются в очень тонких оттенках, основанных, главным образом, на том, что слово «дорога» имеет конкретное (предметное) значение, а «путь» — более общий и отвлеченный характер».

Изображая похождения Чичикова, Гоголь использует существительное дорога большей частью в прямом значении — направление, путь следования:

«Но Селифан никак не мог припомнить, два или три поворота проехал. Сообразив и припоминая несколько дорогу, он догадался, что много было поворотов, которые все пропустил он мимо»; узкая полоса земли, предназначенная для передвижения: «А Чичиков в довольном расположении духа сидел в своей бричке, катившейся давно по столбовой дороге»; вид местности, открывавшийся взору проезжающего: «...он занялся только одной дорогою, посматривал только направо и налево... Наконец и дорога перестала занимать его...» Кроме того, это слово у Гоголя выступает в следующих прямых значениях — перед отправлением в путь: «В продолжение этого времени он имел удовольствие испытать приятные минуты, известные всякому путешественнику, когда в чемодане все уложено и в комнате валяются только веревочки, бумажки да разный сор, когда человек не принадлежит ни к дороге, ни к сиденью на месте...»; как синоним наречия мимоходом: «дорогою оторвал прибитую к столбу афишу»; как обозначение завершения пути: «С дороги бы следовало поесть чего-нибудь, да пора-то ночная, приготовить нельзя» и др.

Принцип путешествия делает важнейшим сюжетообразующим и композиционным элементом лейтмотивы, связывающие достаточно самостоятельные сцены и эпизоды, объединяющие лирическое и эпическое в поэме. Такими лейтмотивами, играю­щими композиционно-связующую роль, являются образ Чичикова и его брички, запряженной тройкой лошадей, и образ дороги.

Дорога в поэме — это своеобразное «карнавальное простран­ство», где неизбежны неожиданные встречи и происшествия.

1) Образ дороги — самостоятельный сквозной образ и в тоже время образ дороги помогает раскрыть характеры помещиков.

I глава: Чичиков въезжает в губернский город. Ища полезного знакомства со всеми значительными лицами, герой губернатору намекнул как-то вскользь, что в его губернию въезжаешь как в рай, дороги везде бархатные.

Чичиков едет к помещикам. Городская мостовая сменяется проселочной дорогой.

«Едва только ушел назад город, как уже пошли писать по нашему обычаю чушь и дичь по обеим сторонам дороги: кочки, ельник, низенькие жидкие кусты молодых сосен, об­горелые стволы старых, дикий вереск и тому подобный вздор. Попадались вытянутые по шнурку деревни».

III глава:

После отъезда из деревни Манилова:

«А Чичиков в довольном расположении духа сидел в своей бричке, катившейся давно по столбовой дороге... Сильный удар грома заставил его очнуться и посмотреть вокруг себя: все небо было совершенно обложено тучами, и пыльная почтовая дорога опрыскалась каплями дождя. Лежавшая на дороге пыль быстро замесилась в грязь, и лошадям ежеми­нутно становилось тяжелее тянуть бричку...»

Потом Чичиков и Селифан ищут дорогу, с которой сбились из-за темноты:

«Между тем Чичиков стал примечать, что бричка качалась на все стороны и наделяла его пресильными толчками; это дало ему почувствовать, что они своротили с дороги и, вероятно, тащились по взбороненному полю».

Чичиков уезжает от Коробочки после дождя:

«Хотя день был очень хорош, но земля до такой степени загрязнилась, что колеса брички, захватывая ее, сделались скоро покрытыми ею, как войлоком, что значительно отя­желило экипаж; к тому же почва была глиниста и цепка необыкновенно. То и другое было причиною, что они не могли выбраться из проселков раньше полудня. Без девчонки было бы трудно сделать и это, потому что дороги расползались во все стороны, как пойманные раки, когда их высыплют из мешка... Скоро девчонка показала рукою на черневшее вдали строение, сказавши: «Вон столбовая дорога!»

IV глава:

В придорожном трактире Чичиков встречает Ноздрева и от­правляется к нему.

«Бричка Чичикова ехала рядом с бричкой, в которой сидит Ноздрев и его зять, и потому они все трое могли свободно между собой разговаривать в продолжение дороги.

На следующий день Чичиков спасается бегством из имения Ноздрева:

«...сел в бричку и велел Селифану погонять лошадей во весь дух».

V глава:

«...бричка мчалась во всю пропетую, и деревня Ноздрева давно унеслась из вида, закрывшись полями, отлогостями и при­горками...»

Дорожное происшествие — столкновение экипажей, первая встреча с губернаторской дочкой:

«Все, не исключая и самого кучера, опомнились и очнулись только тогда, когда на них наскакала коляска с шестериком коней и почти над головами их раздался крик сидевших в коляске дам, брань и угрозы чужого кучера... ...и опять осталась дорога, бричка, тройка знакомых читателю лошадей, Селифан, Чичиков, гладь и пустота окрестных по­лей».

Из усадьбы Собакевича Чичиков, хоронясь от хозяина, едет к Плюшкину.

«[Чичиков] велел Селифану, поворотивши к крестьянским из­бам, отъехать таким образом, чтобы нельзя было видеть экипажа со стороны господского двора».

VI глава:

Начинается лирическим отступлением о том, как было весело подъезжать в первый раз к незнакомому месту в юности. Можно предположить, что это символизирует молодость, счастливую жизнь в будущем»

Дорога тем вре­менем привела Чичикова к дому Плюшкина:

«Покамест Чичиков думал и внутренне посмеивался над про­звищем, отпущенным мужиками Плюшкину, он не заметил, как въехал в середину обширного села со множеством изб и улиц. Скоро, однако же, дал заметить ему это препорядочный толчок, произведенный бревенчатою мостовою, перед кото­рою городская каменная была ничто... Сделав один или два поворота, герой наш очутился, наконец, перед самым домом.

Были уже густые сумерки, когда подъехали они к городу. Тень со светом перемешалась совершенно, и казалось, самые предметы перемешалися тоже. Пестрый шлагбаум принял какой-то неопределенный цвет... Гром и прыжки дали заме­тить, что бричка въехала на мостовую... Наконец бричка, сделавши порядочный скачок, опустилась, как будто в яму, в ворота гостиницы...»

VII глава:

Лирическое отступление о двух типах писателей начинается так:

«Счастлив путник, который после длинной, скучной дороги, с ее холодами, слякотью, грязью, невыспавшимися станци­онными смотрителями... видит наконец знакомую крышу».

Чичиков путешествует по городу в прокурорских дрожках — с бала у губернатора в гостиницу:

«Чичиков смекнул и сам, что начал уже слишком развязы­ваться, попросил экипажа и воспользовался прокурорскими дрожками... Таким образом, уже на прокурорских дрожках доехал он к себе в гостиницу...»

Почему Чичиков в путешествии к помещикам все время терпит какие-то неудобства на дорогах? Можно предположить, что все эти пути-дороги (а значит и судьбы помещиков) тупиковы, ложны.

VIII глава:

Коробочка приезжает в город:

«... в отдаленных улицах и закоулках города дребезжал весьма странный экипаж, наводивший недоумение насчет своего названия... лошади то и дело падали на передние коленки, потому что не были подкованы, и притом, как видно, по­койная городская мостовая была им мало знакома. Колымага, сделавши несколько поворотов из улицы в улицу, наконец поворотила в темный переулок мимо небольшой приходской церкви Николы на Недотычках и остановилась перед воротами дома Протопопши». Какая великолепная характеристика помещицы Коробочки!

IX глава:

Приятная дама едет с новостями к даме приятной во всех отношениях.

Лакей тут же захлопнул даму дверцами, закидал ступеньками и, ухватясь за ремни сзади коляски, закричал кучеру: «По­шел!»... Всякую минуту выглядывала она из окна и видела, к несказанной досаде, что все еще остается полдороги.

X глава:

[Чичиков] призвал к себе тот же час Селифана и велел ему быть готовым на заре, с тем, чтобы завтра же в шесть часов утра выехать из города непременно, чтобы все было пере­смотрено, бричка подмазана и прочее, и прочее.

XI глава:

В назначенное время Чичикову уехать не удается:

..донесли, что бричка еще не была заложена и ничего не было готово. Но всему бывает конец, и желанная минута настала: все было готово: Наконец и бричка была заложена... и экипаж пошел опять подплясывать и покачиваться благодаря мостовой, которая, как известно, имела подкидывающую силу. С каким-то не­определенным чувством глядел он на дома, стены, забор и улицы, которые также с своей стороны, как будто подска­кивая, медленно уходили назад и которые, Бог знает, судила ли ему участь увидеть еще когда-либо в продолжение своей жизни... «подплясывать и покачиваться», «..подскакивая» - это и есть сама жизнь Чичикова!

Чичиков встречает похоронную процессию прокурора.

^ Бричка между тем поворотила в более пустынные улицы... Вот уже и мостовая кончилась, и шлагбаум, и город позади, и ничего нет, и опять в дороге...

И опять по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать версты, станционные смотрители, колодцы, обозы, серые деревни .. – это и есть Россия!

-Отступления о Руси, дороге, птице тройке.

2)Во второй половине первого тома образ дороги становится более лирическим.

3) Дорога в «Мертвых душах» воспринимается шире, чем просто композиционный прием; она связана:

— с положительным идеалом, с концепцией русского нацио­нального характера.

«И какой же русский не любит быстрой езды?»

— с образом автора.

«Боже! как ты хороша подчас, далекая, далекая дорога! Сколько раз, как погибающий и тонущий, я хватался за тебя, и ты всякий раз меня великодушно выносила и спасала!»

— с философскими понятиями жизненного пути; путей, из­бираемых человечеством.

4) Время и пространство в поэме также неотделимы от образа дороги.

Сам автор говорит о том, что повесть его раздвинется «шире и просторнее по мере приближения к концу, венчающему дело».

— Художественное время постепенно убыстряется к концу I тома поэмы.

— Сначала оно тянется, течет неспешно:

В ворота гостиницы губернского города NN. въехала довольно красивая рессорная бричка...

— Потом бежит, летит:

Кажись, неведомая сила подхватила тебя на плечо к себе, и сам летишь, и все летит...

Кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг... и вон она понеслась, понеслась, понеслась! Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.

— Пространство расширяется:

а) замкнутое пространство — город.

б) сочетание закрытого и открытого пространств — окрестные имения.

в) в конце герой выезжает на открытую дорогу, на бескрайние просторы Руси: эпическая дорога трансформируется в лирическую.

5) Мотив дороги проходит и через пейзаж «Мертвых душ».

— лирический пейзаж:

...и сам летишь, и все летит: летят версты, летят навстречу купцы на облучках своих кибиток, летит с обеих сторон лес с темными строями елей и сосен, с топорным стуком и вороньим криком, летит вся дорога нивесть куда в пропа­дающую даль, и что-то страшное заключено в сем быстром мельканье, где не успевает означиться пропадающий пред­мет,— только небо над головою, да легкие тучи, да проди­рающийся месяц одни кажутся недвижны.

— эпический (описание поместий):

Едва только ушел назад город, как уже пошли писать по нашему обычаю чушь и дичь по обеим сторонам дороги: кочки, ельник, низенькие жидкие кусты молодых сосен, об­горелые стволы старых, дикий вереск и тому подобный вздор. Попадались вытянутые по шнурку деревни, постройкою по­хожие на старые складенные дрова, покрытые серыми кры­шами с резными деревянными под ними украшениями в виде висячих шитых узорами утиральников. Несколько му­жиков по обыкновению зевали, сидя на лавках перед воротами в своих овчинных тулупах. Бабы с толстыми лицами и перевязанными грудями смотрели из верхних окон; из ниж­них глядел теленок или высовывала слепую морду свою свинья. Словом, виды известные.

Социальный пейзаж — необходимая деталь в ряду деталей, характеризующих помещиков.

2. Бричка Чичикова — самостоятельный композиционный эле­мент.

1) Естественно, он неотделим от образа дороги, и они вместе создают обрамление каждой из глав о помещиках, каждому де­тальному описанию владений помещиков: автор описывает, как герой в бричке въезжает в имение того или иного помещика и как он отбывает.

глава II.

Манилов смотрит на подъезжающую бричку Чичикова:

...по мере того, как бричка близилась к крыльцу, глаза его [Манилова] делались веселее и улыбка раздвигалась все более. А потом провожает глазами уезжающего гостя:

Манилов долго стоял на крыльце, провожая глазами удаля­ющуюся бричку, и когда она уже совершенно стала не видна, он все еще стоял, куря трубку.

глава III.

Заблудившийся Чичиков попадает к Коробочке:

Селифан, не видя ни зги, направил лошадей так прямо на деревню, что остановился тогда только, когда бричка ударилася оглоблями в забор и когда решительно уже некуда было ехать.

После долгого и нудного разговора герой вновь отправляется в путь:

Селифан помог взлезть девчонке на козлы... Вслед за нею и сам Чичиков занес ногу на ступеньку и, понагнувши бричку, потому что был тяжеленек, наконец поместился, сказавши: «А! теперь хорошо! прощайте, матушка!» — Кони тронулись.

глава IV.

Между тем три экипажа подкатили уже к крыльцу дома Ноздрева.

На следующий день Чичиков спасается бегством из имения Ноздрева:

„.сел в бричку и велел Селифану погонять лошадей во весь дух. глава V.

Подъезжая к крыльцу, заметил он выглянувшие из окна почти в одно время два лица...

Когда бричка выехала со двора, он [Чичиков] оглянулся назад и увидел, что Собакевич все еще стоял на крыльце и, как казалось, приглядывался, желая знать, куда гость поедет...

глава VI.

[Чичиков] въехал в середину обширного села со множеством изб и улиц... Сделав один или два поворота, герой наш очутился наконец перед самым домом. Засим это странное явление, этот съежившийся старичишка проводил его [Чичикова] со двора...

Образ брички создает обрамление всему первому тому.

— Бричка появляется на первой же странице:

В ворота гостиницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка, в какой ездят холо­стяки... Два русские мужика, стоявшие у дверей кабака против гостиницы, сделали кое-какие замечания, относившиеся, впрочем, более к экипажу, чем к сидевшему в нем. «Вишь ты,— сказал один другому,— вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?» — «Доедет»,— отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет?» — «В Казань не доедет»,— отвечал другой.

— В конце I тома образ трансформируется в метафорическую «птицу тройку»:

Лошадки расшевелились и понесли как пух легонькую брич­ку... Тройка то взлетала на пригорок, то неслась духом с пригорка...

2) С бричкой связаны повороты в сюжете:

— Чичиков попадает к Коробочке, так как бричка съезжает с прямой дороги и в конце концов опрокидывается в поле.

Между тем Чичиков стал примечать, что бричка качалась на все стороны и наделяла его пресилъными толчками; это дало ему почувствовать, что они своротили с дороги и, вероятно, тащились по взбороненному полю... Затем начал он [Селифан] слегка поворачивать бричку, поворачивал, поворачивал и на­конец выворотил ее совершенно на бок. Чичиков и руками и ногами шлепнулся в грязь.

— Ноздрев предлагает менять мертвые души на бричку:

..я тебе дам шарманку и все, сколько ни есть у меня, мертвые души, а ты мне дай свою бричку и триста рублей придачи.

— Столкновение двух экипажей — завязка произведения.

Вслед за тем он [Селифан] стал отсаживать назад бричку, чтобы высвободиться таким образом из чужой упряжи.

— Чичиков не может выехать из города, так как сломалось колесо:

...шину нужно будет совсем перетянуть, потому что теперь дорога ухабиста, шибень такой везде пошел... Да если позво­лите доложить: перед у брички совсем расшатался, так что она, может быть, и двух станций не сделает.

Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи... наскоро живьем, с одним топором да долотом, снарядил и собрал тебя ярославский расторопный мужик. Не в немецких бот­фортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит черт знает на чем; а привстал, да замахнулся, да затянул песню — кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановив­шийся пешеход! и вон она понеслась, понеслась, понеслась!..

Через связь с образом «птицы тройки» тема народа в конце первого тома подводит читателя к теме будущего Руси.

...и мчится вся вдохновенная Богом!.. Русь, куда ж несешься ты, дай ответ? Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик... и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.

Таким образом, дорога в поэме – основной композиционный стержень произведения.


^ 4.Дорога в значении «жизнь человека» и «пути развития человечества» в поэме Н. В. Гоголя. Художественные средства описания дороги.

В лирических отступлениях автора, где речь идет о творческих замыслах писателя, особенностях его художественного метода, высоком значении человека, будущности России, слово дорога выступает уже в других, на этот раз переносных значениях. Прежде всего в значении «жизнь человека»: «Но не таков удел, и другая судьба писателя, дерзнувшего вызвать наружу все, что ежеминутно пред очами и чего не зрят равнодушные очи,— всю страшную, потрясающую тину мелочей, опутавших нашу жизнь; всю глубину холодных, раздробленных, повседневных характеров, которыми кишит наша земная, подчас горькая и скучная дорога, и крепкою силою неумолимого резца, дерзнувшего выставить их выпукло и ярко на всенародные очи!»

Затем — как процесс творчества, призыв к неустанному писательскому труду: «И долго еще определено мне чудной властью идти об руку с моими странными героями, озирать всю громадно несущуюся жизнь, озирать ее сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слезы!... В дорогу! в дорогу! прочь набежавшая на чело морщина и строгий сумрак лица! Разом и вдруг окунемся в жизнь со всей ее беззвучной трескотней и бубенчиками и посмотрим, что делает Чичиков».

Гоголь высвечивает в слове дорога и другие значения, например способ разрешить какую либо трудность, выйти из сложных обстоятельств: «И сколько раз уже наведенные нисходившим с небес смыслом, они и тут умели отшатнуться и сбиться в сторону, умели среди бела дня попасть вновь в непроходимые захолустья, умели напустить вновь слепой туман друг другу в очи и, влачась вслед за болотными огнями, умели-таки добраться до пропасти, чтобы потом с ужасом спросить друг друга: где выход, где дорога?». Экспрессия слова дорога усилена здесь с помощью контраста. Выход, дорога противопоставлены болоту, пропасти.

А вот пример использования этого слова в рассуждении автора о путях развития человечества: «Какие искривленные, глухие, узкие, непроходимые, заносящие далеко в сторону дороги избирало человечество, стремясь достигнуть вечной истины...». И вновь тот же прием расширения изобразительных возможностей слова — противоставления прямого, торного пути, который «всех других путей шире... озаренный солнцем», кривой, уводящей в сторону дороге.

В заключающем первый том «Мертвых душ» лирическом отступлении автор говорит о путях развития России, о ее будущем:

«Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонимая тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади... летит мимо все, что ни есть на земли, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства». В этом случае выразительность слова усилена с помощью противопоставления его разных значений: путь развития России и место для прохода, проезда.

Образ народа метаморфически связан с образом дороги.

Что пророчит сей необъятный простор? Здесь ли, в тебе не родиться беспредельной мысли, когда ты сама без конца? Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?

Эх, тройка! птица тройка, кто тебя выдумал? знать, у бойкого народа ты могла только родиться в той земле, что не любит шутить, а ровнем-гладнем разметнулась на полсвета, да и ступай считать версты, пока не зарябит тебе в очи... наскоро живьем, с одним топором да долотом, снарядил и собрал тебя ярославский расторопный мужик. Не в немецких бот­фортах ямщик: борода да рукавицы, и сидит черт знает на чем; а привстал, да замахнулся, да затянул песню — кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановив­шийся пешеход! и вон она понеслась, понеслась, понеслась!..

Через связь с образом «птицы тройки» тема народа в конце первого тома выводит читателя к теме будущего России.

. . . и мчится вся вдохновенная Богом! . . .Русь, куда ж несешься ты, дай ответ? Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик… и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства.

Таким образом, можно сказать, что образ дороги у Н.В. Гоголя выступает в различных значениях.

Язык стилистического многообразия образа дороги в поэме «Мертвые души» соответствует возвышенной задаче: здесь используется высокий стиль речи, средства, характерные для поэтического языка. Представим некоторые из них:

- гиперболы:

«Здесь ли не быть богатырю, когда есть место, где развернуться и пройтись ему?»

- поэтический синтаксис;

а) риторические вопросы:

«И какой русский не любит быстрой езды?»

«Но какая непостижимая, тайная сила влечет к тебе?»

б) восклицания:

«Эх, кони, кони, что за кони!»

в) обращения:

«Русь, куда ж несешься ты?»

г) анафоры:

«^ Летят версты, летят навстречу купцы на облучках своих кибиток, летит с обеих сторон лес с темными строями елей и сосен, с топорным стуком и вороньем криком, летит вся дорога невесть куда в пропадающую даль…»

д) повторы:

«Его ли душе, стремящейся закружиться, загуляться, сказать иногда: «черт побери все!» - его ли душе не любить ее? Ее не любить, когда в ней слышится что-то восторженно-чудное?»

е) ряды однородных членов:

«И опять по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать версты, станционные смотрители, колодцы, обозы, серые деревни с самоварами, бабами и бойким бородатым хозяином….»

ж) градации:

«Какое странное, и манящее, и несущее, и чудесное в слове: дорога! Как чудна она сама, эта дорога: ясный день, осенние листья, холодный воздух…»

з) инверсия:

«Русь! Русь! Вижу тебя из моего чудного, прекрасного далека тебя вижу…»

Таким образом, исходя из анализа художественных средств описания дороги и пейзажного пространства, можно предположить, что Н.В. гоголь испытывал влияние поэтической лексики А.С. Пушкина, но это лишь наши предположения.


Заключение.

Итак, выявив основные оттенки мотива дороги в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» и лирике А. С. Пушкина, можно сделать следующие выводы:

- В лирике А. С. Пушкина мотив дороги можно рассматривать в зависимости от эволюции творческого метода автора.

В ранних стихотворениях заметно влияние классицизма, поэтому дорога – это часть пейзажа, она статична.

Под влиянием роматизма дорога – это мотив изгнания, бегства, возникает образ одинокого путника.

В период господства реализма дорога выступает частью топографического пейзажа, она сопровождается мотивами грусти, ожиданием неизвестности, неясности будущего.

Дорога – это пространство, и на ней можно встретить кого угодно: путника, нечистую силу, кудесника, деву Марию.

При философском осмыслении дорога – это жизненный путь, судьба человека, Родины.

Когда мечтой А. С. Пушкина становится дом и семья, в образе дороги начинают преобладать мотивы одиночества и неприкаянности. В любовной лирике дорога – это разлука или преследование. Часто дорога выступает как средство раскрытия характеров героев.

- Тема дороги является композиционным стержнем повествования в бессмертной поэме «Мертвые души»

- Дорога – это и жизненный путь Чичикова, и дорога, по которой этот герой едет в бричке, и дороги истории, по которой несется Русь-тройка, и пути развития человечества, и путь развития России – жгучий вопрос современности, которому Н. В. Гоголь хочет дать свое решение.

Вот такое всеобъемлющее слово – «дорога»!

Охарактеризовав образ дороги в лирике А.С. Пушкина и поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души», мы прекрасно осознаем, что данная тема требует еще более детального анализа и в дальнейшей своей учебной деятельности мы продолжим работу над ней.


Список использованной литературы


  1. Азарова Н.М. Текст. Пособие по русской литературе ХIХ века. М., Прометей. 2000 г.

  2. Благой Д.Д. Творческий путь Пушкина (1826 – 1830) М., 1967 г.

  3. Бочаров С.Г. Поэтика Пушкина. М., 1974 г.

  4. Вересаев В.В. Гоголь в жизни. М., 1990 г.

  5. Гоголь Н.В. «Мертвые души». М.,1985 г.

  6. Гуревич А. М. Романтизм Пушкина. М.,1993 г.

  7. Гус М. Живая Россия и «Мертвые души». М., 1981 г.

  8. Лотман Ю.М. Пушкин. СПб.,1995 г.

  9. Манн Ю.В В поисках живой души. М., 1987 г.

  10. Набоков В. Лекции по русской литературе/ Пер. с англ. М., 1996 г.

  11. Храпченко М.Б. Н.В. Гоголь. Литературный путь «Величие писателя». М., 1984 г.

  12. Пушкин А.С. Собраний сочинений в 10 т. ( т. 1,2,3). М., 1990г.

  13. Степанов Н.А. Лирика Пушкина. М., 1959 г.

  14. Скатов Н.Н. Русский гений. М., 1987г.





Похожие:

Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconМертвые и живые души в поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”
Гоголь умеет увидеть и показать обыденное под совершено новым углом зрения, в неожиданном ракурсе. И рядовое событие обретает зловещую,...
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconНаучно-историческая, общественно-политическая газета Виртуальный (электронный) выпуск №10, декабрь 2009г Послесловие к 200-летнему юбилею Гоголя Пророчество Гоголя. Духовный сказ в поэме «Мёртвые души»
Так представляют нам Гоголя его биографы. Но к этому представлению следует добавить ещё и пророческий дар писателя, который особенно...
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconКремлевский дворец ул. Воздвиженка, 1 Тел.: (495) 628-52-32 3- 6 (20. 00), 7 (15. 00 и 20. 00), 8 (13. 00 и 18. 00)
Похождение, по поэме Гоголя «Мертвые души» (Театр-студия п/у О. Табакова) 3 (19. 00)
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconФинк Татьяна Николаевна Имя собственное в поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души»
Но самое важное, что их интерес к познавательной деятельности переносится затем и на другие предметы
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconИсследовательская работа по литературе Тема преступности в лирике В. С. Высоцкого ученица 10 а класса
Я не пишу для определенной категории зрителей и слушателей. Я пытаюсь затронуть души людей, независимо от возраста, профессии и национальности...
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconТема дороги в произведениях русской классической литературы
Мы все говорим о лирике Пушкина, Лермонтова и других русских классиков, о теме свободы, любви, одиночества в их творчестве. Но почему-то...
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconИсследовательская работа по литературе Роль мистики в творчестве Н. В. Гоголя ученица 10 а класса Родькина Ксения
У всякого есть что-то, чего нет у другого, у всякого чувствительнее не та нерва, чем у другого, и только дружный размен и взаимная...
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconТемы рефератов по литературе в 2008/2009 учебном году. № п/п Тема реферата фио ученика Класс Учитель 1
«Тема «маленького человека» в творчестве Н. В. Гоголя, А. С. Пушкина, Ф. М. Достоевского»
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconГоголевский “смех сквозь слезы” в поэме “Мертвые души”
В. Г. Белинский, давая дорогу в большую литературу будущему автору “Мертвых душ”. Но к гоголевскому смеху примешана далеко не одна...
Исследовательская работа по литературе Образ дороги в лирике А. С. Пушкина и поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» iconДокументы
1. /Исследовательская работа/Карта участков Ровеньского лесничества.doc
2. /Исследовательская...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов