Ііі. Структура экономической организации icon

Ііі. Структура экономической организации



НазваниеІіі. Структура экономической организации
страница1/4
Дата конвертации09.09.2012
Размер1.06 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4


ІІІ. СТРУКТУРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ


"…множество авторов, принадлежащих разным направлениям, очень широко критиковали предпосылки и следствия меинстрима. Не смотря на это, перспектива меинстрима продолжает доминировать. Причина такого доминирования за­к­лю­ча­ет­ся в том, что критики во многом раз­деляют с меин­стримным "нео­инсти­ту­ци­о­на­ли­з­мом" ста­­ти­ч­ный, неэво­лю­­ци­онный и неисторичес­кий по­д­ход. Это, а также то, что большая часть критики носит ad hoc ха­рактер, то есть не исходит из единой общей теории, объяс­няет частично не­удачу подрыва и/или замены програм­мы меинстрима".

^ К.Пителис "Рынок и нерыночные иерархии. Теория институциональных неудач" [326,р.2]


Первые два раздела работы показали как историческое развитие организаций индустриальной эпохи, так и попытки теоретического осмысления этого процесса. К сожалению, как справедливо указывает эпиграф к данной главе, ни неоклассическая теория, ни претендующий на звание общей теории экономической организации неоинституционализм не дает возможности отражать развитие организаций адекватными теоретическими моделями. Фирма-пред­при­ни­ма­тель, фирма, состоящая из субъектов-оппортунистов совсем не похожа на успешно развивающуюся корпорацию или хотя бы рабочий кооператив. Поэтому мы вынуждены в процессе построения общей теории экономической организации отбрасывать очень многие положения обеих парадигм, хотя и признавая за ними свое, пусть и узкое, периферийное место в науке.

Основой для такого "критического строительства" для нас будет прежде всего НИЭТ, которая сознательно претендует на право называться теорией экономической организации, о чем писал Уильямсон [114, с.340]1 [373, р.50-51], [108,с.26-29]. Основанием такого глобализма НИЭТ служит редукция при­чин возникновения всех институтов индустриального капитализма к единому основанию – тран­сак­ционным проблемам [373, р.46]. В ней есть четкая и простая логика,


увязывающая все элементы экономической организации в единое целое, а также определенная возможность количественных измерений процессов, проходящих в фирме, с помощью показателя трансакционных издержек. Тем более важно сконцентрироваться имен­но на ней, так как НИЭТ, в отличие от других направлений теории фирмы, осознанно пытается дать ответы на все три вопроса, ох­ва­ты­ва­ющие функционирование организации ("вопросы Холмстрома-Тироля"). Кроме того, за последние несколько десятилетий основные категории НИЭТ стали частью мировоззрения не только экономистов-теоре-тиков, но и практически ориентированных специалис­тов2. Ресурсно-ориентированный подход в принципе также может претендо­вать на серьезный вызов НИЭТ, и мы будем очень активно использовать его элементы для своей общей теории.


Как мы показали, основа основ НИЭТ – возникновение фирмы только в зонах провалов рынка с целью их ликвидации. Для всего развития экономической теории, в том числе далеко не только неоклассической, характерен упор, фокус на рыночном аспекте экономической деятельности, и это понятно: сама экономическая теория возникла только после превращения рыночных взаимосвязей между людьми в один из господствующих типов кооперации. Однако, как мы видели в Разделе II, рынок никогда не был той всеобщей субстанцией, из которой вырастали какие-либо организационные формы. Рынок как механизм координации экономической деятельности всегда дополнял уже существующие и эволюционирующие организации, а не замещался ими в силу своих локальных сбоев. Очевидно, что у него была своя ниша, своя роль, но лишь роль дополнения организаций, даже если подавляющее большинство последних было представлено такой децентрализованной структурой, как система "выкладывания сырья". Поэтому наша задача заключается прежде всего в том, чтобы опровергнуть неоинституциональное представление о взаимосвязи экономической организации и рынка, организации как средства лечения локальных болезней всеобщей ткани рынка.


^ 3.1. Экономическая организация: основные понятия


Объектом нашей теории является индустриальная организация. Для того, чтобы можно было рассматривать в динамике процессы, связанные с ее эволюцией, надо определиться с понятийным аппаратом, так как представления об организации в науке достаточно сильно отличаются друг от друга, с нашей точки зрения прежде всего потому, что организация – объемное и многослойное социальное образование, анализ которого позволяет выделять то один сущностный слой, то другой, и порой эти слои остаются концептуально не интегрированными "обратно" в единое целое. Поэтому мы выбираем и частью конструируем из уже существующих элементов такие категории, которые наиболее адекватно подходят для "обслуживания" внутренней логики нашей концепции.

Определение экономической организации дают специалисты в области менеджмента (организационной науки), экономисты, социологи. Большинство из них, не всегда перечисляя все элементы, как правило, выделяет следующий ряд конституирующих признаков:

  1. коллективность совместной деятельности (команда, team),

  2. сознательную координацию деятельности,

  3. постоянство функционирования,

  4. достижение общих для коллектива, а не для отдельных его субъектов, целей [78,с.46], [310, р.96],

  5. доступные определению границы [76, с.22],

  6. совокупность формальных и неформальных норм (институциональный кластер), облегчающих координацию [306, р.172],

  7. дифференциация (глубокая специализация) объединяющихся в организацию индивидов [297], [310, р.128].

Многие подчеркивают, что в основе возникновения организации лежит процесс разделения труда. Единой теории разделения труда, как мы показали в [6] нет, но из обзора концепций фирмы было видно то, что для большинства исследователей проблема координации агентов для достижения общей цели появляется в силу дифференциации самих индивидов: разности объемов хозяйственной информации (профессиональных знаний и опыта), телесной организации, мировоззрения, социального статуса, необходимых трудовых функций. Мильнер пишет:


"Необходимость в организации вытекает из разделения труда. Организовывать означает разделять труд и координировать его таким образом, чтобы получить желаемый результат. Чем глубже разделение труда, тем большая требуется координация" [78, с.395].


Координация необходима в силу того, что деятельность и поведение субъектов разделения труда должны быть согласованы в отсутствие объективной "видимости" (=неоклассического рационального всезнания) всех возможных вариантов взаимодействия людей в процессе достижения коллективной цели заранее, в момент их встречи.

Но разделение труда – "участник" организации не только внутренний, но и внешний3. Тут уже можно согласиться с неоклассической теорией, которая вполне наследует классические взгляды на организацию как на специализированную производственную единицу: общество индустриальное состоит из огромного количества организаций, каждая из которых производит лишь часть национального богатства (ВНП), будучи лишь частью одной или нескольких масштабных технологических цепочек создания конечного потребительского блага (в марксизме и неоавстрийской теории предприятие есть создатель стоимости, value-creating enterprise) [69], [125], [288]. Мы помним определение фирмы Хикса, поэтому надо учитывать, что не только потребность во внутрикомандной координации вырастает и связана с разделением труда, но что и сама организация в конечном итоге есть единица этого же процесса, специализированный производитель.

Взаимосвязь организаций как специализированных социальных, производственных образований осуществляется (независимо от контрактной формы), как правило, посредством рыночных трансакций обмена или же иных форм взаимодействий (распоряжения государства, договоренности собственников-менеджеров без посредства ценового механизма и т.д.). Кроме того, специализацию команды субъектов организации надо понимать еще и так, что она использует (в развитом состоянии индустриальной экономики) лишь часть технологического аппарата социума, то есть часть средств производства. "Часть" кроме всего прочего локализована в пространстве, поэтому в предельном случае организация совпадает с предприятием, локализованной в пространстве и времени производственной, технологической единицей (правда, здесь уже может начаться игра слов: предприятие – совокупность локализованных в пространстве и времени средств производства и специализированной рабочей силы производителей, тогда как организация фактически и есть совокупность агентов вместе с технологиями).

Что касается координации, необходимо сразу отметить, что многообразие организационных форм, описанное в Разделе II, сводится прежде всего к различиям в форме координации трудовой деятельности субъектов организации. Так, в "чистых" рабочих кооперативах чаще преобладает принятие решений в ходе общего собрания трудового коллектива, а если в нем есть специалисты в области сбора информации о рынках и принятия решений (менеджеры), то они, как правило, выборные на короткий срок и сменные. В мелких и средних капиталистических фирмах стратегические и тактические решения, сбор информации, распределение труда наемных работников – функция собственников. В этом смысле они персонифицируют трудовую функцию менеджеров, сливающуюся с их деятельностью по распоряжению основными активами организации. В крупных корпорациях, как правило, стратегические и оперативные решения принимаются топ- и линейными наемными менеджерами, собственники же либо частично участвуют в выработке стратегии, либо выступают пассивными получателями доходов от прав собственности (акций).

В любой капиталистической фирме, особенно крупной, не смотря на иерархичность механизма ее координации, существует согласование управленческих (координационных) процессов между разными группами менеджеров, собственников и рабочих, так же как в кооперативах есть элементы иерархии. Поэтому любая форма координации так или иначе будет располагаться на оси, полюсами которой будут менеджерская иерархия и совместное согласование (отсутствие иерархии), предполагающее равенство участников принятия решений, что мы и видим на рис.2.7 Раздела II, иллюстрирующем континуум исторических организационных форм индустриальной экономики.

Институциональный кластер норм, регулирующих и облегчающих совместную трудовую деятельность и ее координацию, в нашей теории представляет собой лишь особую оболочку, которая, с одной стороны, скрепляет отношения между людьми, с другой – передает их в пространстве и времени, обеспечивая взаимодействия и осознанность их в момент самого взаимодействия [6, с.50-51]. Передача означает, что нормы, существующие в момент времени t, регулируют вновь возникающие отношения в момент времени t+1 или на новом месте. Нормы поведения могут быть разными: совокупность контрактов, обычное право (традиции), корпоративные кодексы. Права собственности являются одним из элементов этого кластера, привязывающего права распоряжения ресурсами и доходы от них к конкретным субъектам организации. Контракты передают эти права как кванты между агентами-частицами, но не создают их. Права собственности, в конечном итоге, лишь оформляют управленческие силовые линии в организации, поэтому организация не сводится и не определяется нами как "пучок контрактов". Сами контракты покрывают отношения между людьми, которые мы считаем более глубинным явлением и ставим в центр исследования.

Поэтому под экономической организацией мы понимаем производственную единицу, состоящую из команды специализированных субъектов, совместно эксплуатирующих локализованный технологический комплекс, которая координируется совместными соглашениями и/или иерархией менеджеров. Вспомогательным механизмом, обеспечивающим координацию и устойчивость команды является кластер формальных и неформальных норм поведения (институциональный кластер), а целью команды – производство продукта для его потребления вне самой организации.

Однако, как мы видели, в теории организацию часто смешивают с фирмой, что приводит к длительным дискуссиям, в результате которых исследователи приходят к прямо противоположным выводам. Так, Д.Ходжсон выдвигает требование дать четкое и связанное с юридическим пониманием, определение фирмы:


"…по ряду причин, однако, экономисты утеряли видение сущностных правовых элементов в определении фирмы…Результатом этой потери было то, что экономисты не в состоянии согласовать определение фирмы. Другим следствием было появление таких определений, которые делали неясными или несущественными границы между фирмой и рынком" [321, р.1].


С.Мастен же, критикуя Д.Ходжсона, считает бесплодными попытки дать определение фирмы, выступая за разбиение анализа фирмы на анализ отдельных "фирмообразных" процессов, например, отношений найма:


"Я придерживаюсь того мнения, что ясность и точность будут достигнуты наилучшим образом тогда, когда мы полностью остановим поиски теории "фирмы вообще" и примем для себя тот факт, что слово "фирма" представляет собой только общий термин для целого спектра наблюдаемых организационных структур. Мы улучшим состояние теории в том случае, если вместо дебатов о том, определять ли фирму как отношения найма или собственность на активы или как сеть контрактов, ограничим себя конструированием теории собственности, отношений найма или контрактов…" [304, р.58].


Это смешение также заметно в определениях фирмы разных авторов. Тот же Д.Ходжсон дает такое определение:


"Фирма – это интегрированная и длительно существующая организация, включающая двух или более людей, действующая открыто или скрыто как "юридическое лицо" (legal person), владеющая ресурсами, созданными с целью производства товаров и услуг для продажи или аренды их потребителю" [231, р.18].


Здесь и команда, и производство, и права собственности, все в одном определении. А.Шаститко вслед за Уильямсоном считает, что фирма – это структура управления, упорядочивающая взаимодействия между агентами в условиях оппортунистичности их поведения, ограниченной рациональности и специфичности активов [122, с.57]. Демсец, как мы видели, выделял в качестве необходимых признаков фирмы наличие группы (команды), "центрального контрактного агента", с которым остальные члены группы заключают контракты о выполнении работ, об извлечении прибыли, длительный характер существования и координацию распоряжениями [26, с.266]. Коулинг и Сагден трактуют фирму как средство координации производства из единого центра принятия стратегических решений [171, р.68]. Моррони также сводит в определении фирмы правовые и производственные характеристики:


"Фирма определяется как социальная организация и автономное юридическое образование, которое производит и продает товары и услуги посредством использования набора человеческих, физических и финансовых ресурсов, координация, комбинирование и контроль которых осуществляется в рамках административной структуры" [310, р.1].


С другой стороны, в традициях НИЭТ определять фирму как совокупность (пучок) контрактов между рядом субъектов, причем контракты эти оформляют отношения, отличные от рыночных, хотя Ченг, например, как и Алчиан с Демсецом в 1972 г., вообще отказался от представления о фирме как особой организации и свел ее к контрактному суррогату рынка [131, р.795]. Йенсен и Меклинг в известной статье "Теория фирмы: поведение менеджмента, агентские издержки и структура собственности" определяют фирму как:


"юридическую фикцию, связь контрактных отношений, искусственную конструкцию, позволяющую трактовать организацию как индивида" [244, р.310].


Шаститко дает еще одно определение фирмы как сети двусторонних долгосрочных контрактов между собственниками ресурсов, которые замещают рынок продуктов и ресурсов и в которых ценовые сигналы играют относительно небольшую роль [122, с.101]

Кроме того, во многих определениях фирмы смешивается фирма как таковая и фирма капиталистическая, хотя Ходжсон настаивает на их отличиях, вводя различие между капиталистической фирмой, фирмой, основанной на наемных отношениях, но без капиталиста, и просто фирмы [230]. Мы разделяем его точку зрения, а также то, что он подчеркивает связь фирмы как таковой и законодательного определения ее как юридического лица, отражающего какую-то важную сторону ее природы, связанную с институтом прав собственности.

Поэтому мы определяем фирму как организацию, в которой кластер прав собственности, независимо от формы их распределения (в кооперативе тоже существуют контракты), привязывает (юридически закрепляет) распоряжение совместно используемых ресурсов (активов) и доходы от этого использования к конкретным лицам или их группам. Права собственности определяют возможности распоряжения ресурсами для субъектов самой организации в процессе совместной трудовой деятельности, а также отделяют данные активы и команду, их эксплуатирующую, от других организаций с их активами.

Фирма – более узкая категория, чем организация, под нее могут быть подведены многие виды командного производства, которые созданы на основе существующие где-либо законодательства, такие как частные компании разных "организационно-правовых форм", кооперативы, государственные предприятия и т.д.

Капиталистическая фирма – еще более узкое понятие, которое требует отдельного определения. В капиталистической фирме появляется "центральный контрактный агент", который, во-первых, заключает со всеми остальными, как конечная ("центральная") инстанция, контракты на использование их ресурсов, а также может их в одностороннем порядке разорвать и, во-вторых, обладает правом распоряжения остаточным доходом или прибылью [131]. Это определение должно быть расширено, так как оно неполно и в нем не хватает указания на наемный труд.

Мы определяем капиталистическую фирму как фирму, в которой часть субъектов организации (собственник и/или действующие от его имени менеджеры) обладают де-факто правами собственности на (а) основные производственные активы, (б) продукт производства, (в) прибыль и денежные средства, генерируемые организацией, а также (г) по своей воле могут менять состав и количество членов команды (наемных работников). Наличие наемных рабочих является только одним из конституирующих признаков капиталистической фирмы, так как бывают, как подчеркивает Ходжсон, некапиталистические фирмы, основанные на наемном труде [230]. Крупные менеджерские корпорации подпадают под определение капиталистической фирмы, хотя слой отношений "собственник-менеджер" претерпел в них изменения: в том случае, если первый активно участвует в принятии решений, он является одним из менеджеров, если же нет, то все функции управления, а следовательно, собственности (распоряжение ресурсами и стоимостью, генерируемой организацией) осуществляются наемными менеджерами, коллективным собственником ресурсов организации.

Поэтому мы можем в качестве достаточно точной иллюстрации всего вышесказанного привести континуум организационных форм, предложенный Ходжсоном [230, р.40]:





^ Рис.3.1. Континуум организаций по Д.Ходжсону


Этот континуум указывает на переменный характер ряда фундаментальных свойств экономической организации. Мы видим, что капиталистические фирмы – самый узкий класс экономических организаций. По мере снижения степени "капиталистичности" другие параметры продолжают действовать, придавая организации "фирмообразную" (Демсец [26]) структуру отношений. И все четыре слоя организационных форм – "капиталистическая фирма", "фирма, основанная на отношениях найма", "просто фирма" и "организация" остаются по сути организациями, то есть соответствуют данному выше нами определению.

Имея определение организации, фирмы и капиталистической фирмы, мы должны уточнить ряд понятий, связанных с внутриорганизационными процессами. Прежде всего это координация, управление, организационная структура. Координация и управление – это взаимосвязанные, но разные по объему отражаемых процессов категории. Когда было дано определение организации, было подчеркнуто, что базой этой формы взаимодействия людей является разделение труда. Субъекты разделения труда, будучи дифференцированы по важнейшим поведенческим, трудовым, личностным параметрам, не могут сразу, без определенных согласований, подготовленных накоплением особой информации, которой изначально никто из членов команды не обладает в полном объеме, кооперироваться для производства. Координация поэтому кристаллизуется в особый вид деятельности, не совпадающий с непосредственной трудовой деятельностью по переработке полуфабриката в продукт. Собственно координировать необходимо именно потому, что каждый участник организации не несет информации о всей организации и к тому же может не желать взаимодействовать с другими членами для максимально быстрого достижения общих целей.

Координация – это распределение деятельности в пространстве и времени, обеспечивающее взаимодействие (взаимосогласование) субъектов организации и их групп в интересах выполнения стоящих перед нею задач [78, с.137]. Другими словами, это направление действий качественно разнородных субъектов к достижению единой цели, которую они сами самостоятельно достигнуть не могут.

Она включает в себя:

  1. сбор (накопление) информации о необходимой для достижения цели структуре совместной деятельности;

  2. планирование действий (создание образа деятельности до ее начала);

  3. принятии решений об осуществлении деятельности (взаимодействии агентов);

  4. оценка, контроль в ходе осуществления и корректировка результатов4.

Управление есть иерархическая координация. Когда мы говорим о координации, то мы можем говорить об общем собрании трудового коллектива с отсутствием постоянного менеджмента, но можем подразумевать действия менеджеров, концентрирующих в своих руках право принятия основных стратегических и тактических решений. Отличия тут в том, что во втором случае существует асимметрия отношений: один агент или их группа отдает распоряжение, приказ, принимая решения о том, какова должна быть деятельность других субъектов команды, но обратного "движения" приказов, распоряжений нет или почти нет5. Это говорит о наличии власти в отношениях или иерархии. Управление характерно для капиталистических фирм (собственнических и менеджерских), госпредпритий советского типа, многих кооперативов, системы "выкладывания сырья", хотя для последней в значительно меньшей степени.

Организационная структура понимается, как правило, как совокупность фиксированных взаимосвязей между субъектами организации и отдельными ее субъектами [78, с.73]. Однако такое определение достаточно абстрактно. Многие исследователи, понимая, что организация базируется на разделении труда, подчеркивают наличие двух взаимосвязанных процессов, формирующих структуру координации трудовой деятельности командного производства: собственно разделения труда (дифференциации) и "обратной" интеграции субъектов разделения труда или собственно координации. Г.Минцберг определил организационную структуру так:


"Структура организации – простая совокупность способов, посредством которых процесс труда сначала разделяется на отдельные рабочие задачи, а затем достигается координация действий по решению задач" [79, с.17].


В НИЭТ после работ Уильямсона появилась традиция рассматривать организацию только как структуру или механизм управления. Это понятие связывает управление фирмой с совокупностью контрактов, распределяющих права собственности (распоряжения активами) и соответственно, позицией человека в системе трансакций, называемых фирмой:


"…фирма понимается как сеть отношенческих кон­трактов между индивидами (в общем случае являющихся собственни­ками ресурсов), создаваемая в целях эффективной организации произ­водства. Отличительной особенностью фирмы является отдача распо­ряжений посредством управленческих или иерархических трансакций. Отношенческие контракты основаны преимущественно на добровольно заключаемых долгосрочных контрактах, защищаемых законом (напри­мер, контракты трудового найма), при заданной институциональной структуре… (конституционные и общие операциональные правила). Структура управления отношенческими контрактами определяет процессы произ­водства и передачи информации, а также методы, которые помогают сделать информацию достоверной. Иными словами, они определяют специфичное относительно конкретной фирмы распределение прав соб­ственности между отдельными ее членами и регулируют способ исполь­зования или передачи этих прав. [114, с.342-343], см.также [111, с.48-78, 470], [373, р.93-103].


Лучшее неоинституциональное определение с нашей точки зрения дал К.Менар:


"Управляющая структура – это институциональная матрица, в рамках которой контракты инициируются, обсуждаются, осуществляется их мониторинг, адаптация, принуждение к исполнению и прекращение" [307, р.22].


Мы с самого начала сказали, что контракты – лишь оболочка отношений между субъектами экономики, и потому в определениях НИЭТ надо увидеть "молчащее известное": кто и как вступает в отношения в контрактной форме, субъекта контрактных отношений, как было видно в Разделах I и II при анализе исторической системы "выкладывания сырья". Если так ставить проблему, то в общей форме структура или механизм управления НИЭТ – это совокупность контрактов, определяющих (а) субъектов принятия решений, (б) подчиненность их друг другу, (в) процедуру принятия решений, (г) распределение доходов, (д) распределение деятельнос­ти субъектов организации. Но тогда здесь смешивается субъект управления и дифференцированная деятельность, которую этот субъект или субъекты пытаются интегрировать. Поэтому, для того, чтобы избежать смешения, а также для совмещения понятия организационной структуры, имеющей долгую традицию в теории, и механизма управления, появившегося только в НИЭТ, мы вводим соподчинение понятий, используя их так, как это подсказывает логика разделения труда и устоявшееся словоупотребление в науке.

Организационная структура нами трактуется как более широкая категория, под которой нужно понимать совокупность (множество) форм и способов дифференциации (специализации) трудовых функций и их "обратной" ин­теграции для достижения единой организационной цели. Организаци­онная структура включает (а) механизм управления, (б) способы функционального деления субъектов организации и ресурсов, (в)  формы привлечения, развития, комбинации и интеграции труда субъектов организации и (г) институциональные нормы (институциональной матрицы по Менару), которые скрепляют, оформляют (а),(б) и (в).

Любая организация, в зависимости от своей организационной формы, по разному привлекает ресурсы (так, отличается капиталистическая фирма, основанная на наемном труде, и рабочий кооператив, по крайней мере частично, в плане привлечения рабочей силы). Комбинация труда подразумевает формы физического взаимодействия специализированных субъектов и их групп (деление на подразделения). Интеграция труда необходима из-за отсутствия, как мы сказали, автоматических предпосылок у субъектов разделения труда к согласованному достижению единой командной цели, что может быть достигнуто за счет осуществления только особой деятельности, как, например, мотивирования и т.д.. Поэтому организационная структура как необходимый элемент должна включать и мотивационную систему.

Механизму или структуре управления мы отводим более узкую роль координирующего блока. Механизм управления – это (а) субъекты принятия стратегических и оперативных решений в организации, (б) процедура, в ходе которой они принимаются, включая в том числе сбор, накопление информации, планирование и (в) способы трансформации решений в действия агентов (доведения до их сведения и контроль) независимо от контрактной (институциональной) формы, в которой (а)-(в) осуществляются.

Организационная структура – в основном рационально создающийся и устойчивый в течение определенного времени атрибут любой организации, главная задача которого – обеспечить протекание производства. В глобальном смысле понятие организационной структуры совпадает с термином "форма организации труда (производства)", активно применявшегося ранее в экономической теории от Маркса до Зомбарта. Мы будем использовать их как синонимы.

Из определения организации понятно, что не бывает организации без соответствующей координации ("обратного интегрирования"), но последняя не всегда становится управлением. Однако менеджерские, капиталистические и другие иерархии в современной экономике все же преобладают, поэтому оправданным во многих случаях будет употребление термина "организационно-управленческая структура", подразумевающего, что в данной организации ее субъекты координируются в иерархической форме.

Организационные структуры бывают централизованными и децентрализованными. Централизованная организационная структура – это организация, в которой информационные потоки, а также право принятия стратегических и большей части оперативных решений концентрируется у небольшой группы агентов (менеджеров), "выше" которых нет еще источника экономической власти, которые к тому же, как правило, осуществляют жесткий контроль над самим процессом труда остальных членов организации и в минимальной степени делегируют право принятия решений другим субъектам. Децентрализованная организационная структура­ – это организация, характеризующаяся диверсификацией центров принятия решений, делегированием этого права (экономической власти) нижним слоям менеджеров и иногда рабочих, децентрализацию информационных потоков, контроль менеджеров не столько за процессом труда, сколько за его конечным результатом. Как мы видели в Разделе 2, централизация/де-централизация частично совпадает с иерархичностью/не­ирерар­хич­ностью, хотя они не тождественны полностью. Скорее иерархическое управление в организации, иерархическая форма организации предполагает определенную степень централизации принятия решений, но только степень: так, капиталистическая фабрика и система "выкладывания сырья", хотя и отнесены были нами к капиталистической иерархии, но одна к централизованной, а другая – к децентрализованной, из-за отсутствия постоянного контроля купца-скупщика над непосредственным процессом труда ремесленников, связанных с ним контрактами.

Мы смогли найти единственную работу, в которой степень иерархичности экономических организаций подвергается эмпирическому анализу с помощью ряда количественных показателей. Сами ее авторы, итальянские исследователи М.Коломбо и М.Дельмастро, отмечают отсутствие такого рода исследований, не смотря на огромное количество теоретических работ, посвященных именно этому параметру организации [168]. Мы используем предложенную ими методику, однако в несколько модифицированной форме.

Коломбо и Дельмастро дают обзор исследования итальянской промышленности (машиностроения) с 1975 по 1997 гг. на предмет степени иерархичности ее организаций, для приближенной оценки которой они предлагают использовать: (1) количество уровней управления (number of managerial levels), (2) объем контроля на каждом уровне (span of control) и (3) распределение прав принятия управленческих решений (decision-making right). Все три так или иначе они связывают с распределением прав принятия шести стратегических решений, касающихся производства и организации: закупку отдельных единиц техники и крупномасштабного капитального оборудования, введение новых технологий, найм и увольнение работников, определение индивидуальных и коллективных стимулов, а также продвижение людей по карьерной лестнице [168, р.257-258]. Каждое из них они оценивают отдельно методом социологических опросов менеджеров предприятий и делают определенные выводы.

Однако нам кажется, что, во-первых, их измерениям не хватает общности и, во-вторых, интегральную оценку степени иерархичности можно дать, не используя все предложенные Коломбо и Дельмастро показатели, тем самым упрощая анализ. Для этого можно использовать ряд интуитивных предположений,

Прежде всего, мы переименуем показатели Коломбо и Дельмастро. Дело в том, что управление, как мы используем с самого начала это понятие, по сути является констатацией наличия власти одних экономических субъектов, менеджеров, над другими, исполнителями или работниками. Кроме того, власть – это ключевая характеристика иерархической организации. Поэтому более точным, особенно учитывая возможность приложения показателей для измерения иерархичности неэкономических объектов, будет замена в наименовании всех трех показателей термина "управление" на "власть". Тогда первый показатель будет называться "количество уровней власти" (lp), подразумевая в конечной итоге количество групп субъектов, обладающих одинаковым правом принятия решений, но большим или меньшим, чем другие группы; второй – "объем власти" (контроля), то есть количество человек, которые подпадают под власть одного из высших уровней власти или одного из его членов, а третий – "объем власти на каждом ее уровне", то есть у каждого субъекта организации, который также приравнивается количеству ключевых стратегических решений, принимаемых на каждом уровне (vp).

Во-вторых, мы отказываемся от попытки определить самостоятельное значение для общей степени иерархичности второго показателя, объема власти (контроля). Коломбо и Дельмастро сами указывают на то, что наименее определенным (tricky) по взаимосвязи с остальными показателем является именно он [168, р.259]. Более того, итальянские исследователи, в силу технических обстоятельств, не смогли подсчитать его для каждого уровня власти (иерархии) отдельно, и вынуждены были вывести его среднее значение для всей организации в целом [там же]. Мы также затрудняемся делать какие-либо предположения о его взаимосвязи с организационными процессами. Это говорит в пользу того, что пока можно отказаться от использования его для наших задач, так как любые построения в этой области будут слишком искусственными и неин­фор­ма­тив­ными.

Но вот по поводу взаимосвязи объема власти и количества ее уровней вполне возможно выдвижение простых, интуитивных гипотез, которые могут быть подтверждены впоследствии в результате эмпирических исследований. Так, анализ практики управления дает основания предположить, что по мере нарастания иерархичности структуры организации все большее количество стратегических решений (взятых хотя бы из перечня шести, предложенных Коломбо и Дельмастро) должно концентрироваться на более высоких уровнях власти. Но само нарастание этого количества от уровня к уровню не идет равномерно. Только иногда при перемещении на один уровень вверх мы будем получать все время постоянный прирост количества принимаемых решений из ограниченного набора, но этот случай достаточно редкий.

В действительности, в одних организациях количество функций на последнем и предпоследнем уровнях управления резко возрастает. Если мы возьмем максимальное количество стратегических решений равное шести, то, к примеру, в предпринимательской фирме на последнем уровне, то есть у собственника-менеджера будет концентрироваться право принятия шести решений, а на всех остальных скажем два и одно. В этом случае перед нами будем достаточно авторитарное управление собственником-менеджером, вполне отражающее реальность малого и среднего бизнеса, а также многих компаний XVIII-XIX вв. В других организациях, как например, в М-кор-порациях, наоборот, существует высокая степень делегирования власти на более низкие уровни иерархии. Скажем, президент обладает правом принятия шести стратегических решений, дивизиональные менеджеры, подразделения которых являются полусамостоятельными центрами прибыли – пяти, а менеджеры их предприятий – четырьмя. В этом случае, можно с определенной степенью уверенности сказать, что степень иерархичности в М-корпорации ниже, причем независимо от того, совпадает количество уровней иерархии в обоих организациях или нет.

Кроме того, мы можем в перечень стратегических решений в организации, предложенный Коломбо и Дельмастро, ввести еще и право вето на решения или даже только проекты решений нижестоящих субъектов управления. Возможно, что это несколько усложнит анализ распределения власти в конкретных компаниях, так как вполне вероятно, что право вето имеет свои особенности распределения, не связанные только с теми факторами, которые регулируют размещение права принятия остальных решений по управленческим уровням. Однако, власть есть власть, распределение права принимать решений вряд ли может быть равномерным и соответственно отражаться какой-то одной функцией. Поэтому право вето, хотя и разрывает плавность, не нарушает всех предположений, необходимых для выведения интегрального показателя степени иерархичности, который впоследствии можно будет связать с трендом изменения эффективности экономики и организационной эволюции.

Если на нижних уровнях власти концентрируется право принятия небольшого количества из набора основных стратегических решений относительно организации, а между одним или двумя последними уровнями происходит резкий скачок в сторону увеличения, то перед нами организация с высокой степенью иерархичности. Если право принятия этих решений "рассеяно" по многим уровням, по крайней мере, два-три предпоследних уровня ненамного отличаются по объему этих прав от последнего, высшего, то тогда степень иерархичности меньше.

Отложим по оси абсцисс количество (номер) уровней власти, а по оси ординат – объем власти (количество решений, принимаемых на каждом уровне) и соединим линией точки, каждая из которых представляет собой количество решений, принимаемых на каждом уровне. Тогда линия ОСВ будет отражать распределение власти в организации, и на основе ее использования мы сможем вывести интегральный показатель.

У нас есть две "предельные" точки на этом графике, которые дают полюснопротивоположные формы организации. Если на последнем уровне власти принимаются все шесть решений, а на предыдущих – ни одного и их субъекты являются автоматическими передатчиками приказов от диктатора исполнителям, то линия ОСВ превратиться в кривую с прямым углом ОАВ, то есть совпадет с катетами прямоугольного треугольника ОАВ. Это случай диктатуры. В противоположном предельном случае все решения могут приниматься только на нулевом уровне, то есть на уровне персонала. В таком случае управленческой власти, а следовательно, иерархии не будет вообще и тогда возникнет вопрос о правомерности причисления такой организации к классу иерархий и о необходимости рассмотреть возможность того, что это – типичный кооператив, в котором все решения принимаются только общим собранием. Кривая ОСВ совпадет в таком варианте с катетами прямоугольного треугольником ОDB.

Исходя их этого, мы можем взять за точку отсчета степени иерархичности ho последний случай нулевой иерархии, а точкой максимума, к которому может приближаться ho – точку А и ломаную ОАВ. Любая линия распределения власти в нескольких организациях (ОС1В, ОС2В, ОС3В) будет отражать объективную степень иерархичности каждой из них. ОС1В будет иллюстрировать меньшую из всех трех, ОС3В – большую, близкую к авторитаризму и диктатуре, а ОС2В – некое среднее распределение, в котором очевидно нарастание количества принимаемых стратегических решений от уровня власти к уровню идет равномерно (на одну и ту же величину).

Тогда, если мы вычислим отношение площади фигуры, отсекаемой линией ^ ОСВ от верхнего левого угла прямоугольника ОАВD (SOCBD) к площади самого прямоугольника (SOАBD), то мы и получим числовой показатель (индекс), говорящий о том, насколько организация приближается к нулевой или максимальной иерархии:





Вектор изменения SOCBD будет как раз таков, что по мере удаления от точки D в сторону точки А она будет расти и наоборот, по мере движения от А к D – падать. Соответственно показатель ho будет меняться в пределах от нуля до единица.




Рис.3.2. Распределение количества стратегических решений в организации по уровням управления (распределение власти) или степень иерархичности


Если в организации распределение власти будет осуществляться равномерно (линейно), то тогда ho будет равен 0,5. Исходя из того, что площадь прямоугольника ОАВD – это произведение длины на ширину, можно записать ее как произведение максимального количества уровней власти () на максимальное количество стратегических решений, по которому ведется сравнение организаций. Если vp означает количество принимаемых решений на каждом уровне, а максимальное обозначить как , то :



Показатель ho является универсальным и не зависит от количества уровней власти, так как объективные факторы и закономерности, управляющие распределением права принятия стратегических решений, одинаковы во всех организациях. Единственным общим критерием сравнения должно быть именно количество и суть принимаемых решений. В данном случае мы вполне согласны с перечнем из шести решений, предложенным Коломбо и Дельмастро и предлагаем его в качестве шаблона для дальнейших эмпирических исследований.

Последним мы хотели бы объяснить определение понятие технологии, которое активно используем в работе. Производство  индустриального типа – это прежде всего применение искусственных материалов и орудий труда, и именно они задают последовательность и методы собственного использования (хотя и в широких пределах, как правильно полагает Уильямсон). Поэтому под технологиями мы понимаем совокупность технической системы, приемов ее применения, знаний и опыта (профессий, социальных ро­лей), необходимых для ее эксплуатации. Техническая система, согласно Минцбергу, представляет собой инструменты или, точнее, средства производс­тва, используемые для превращения исходного материала в продукт, и включа­ет: (1) орудия труда, (2) передаточный механизм, (3) источник энергии, (4) ком­муникационные устройства, (5) вспомогательные устройства, (6) кон­троль­но-логические элементы [79, с.226].

Такое определение избавляет нас от необходимости делать оговорки в процессе употребления категории технологий об объективном, предзаданном технической системой характере приемов и методов использования средств и предметов производства, и в то же время указывать на субъективный элемент технологий – человека, выполняющего эти приемы. Наше определение объединя­ет человека и технические элементы производственного комплекса, фактичес­ки уже показывает их неразрывную связь в производственном ядре каждой орга­низации (а следовательно, и всего общества) и позволяет протянуть логичес­кую нить от производства, понимаемого как физическая трансформация ресур­сов в продукт, к социальным отношениям, в которых оно протекает.

После того, как были даны определения основных понятий, которые будут использоваться в дальнейшем, мы можем приступить к изложению основных положений общей теории экономической организации. В ходе этого изложения мы уточним и дополним в плане большей глубины раскрытия и причин выбора некоторых из данных определений. Появится и ряд новых, прежде всего касающихся издержек, трансакционных и организационных. Вероятно, нам надо было бы определить их сейчас, но тогда мы серьезным образом нарушили бы цельность логики, забегая далеко вперед. Основные категории НИЭТ уже известны, в том числе из нашего обзора, поэтому нет необходимости с самого начала еще раз давать им определение.

  1   2   3   4




Похожие:

Ііі. Структура экономической организации iconЗаключение. Начала общей теории экономической организации
Основные положения общей теории экономической организации, представленной в работе, суть следующие
Ііі. Структура экономической организации iconН. Д. Елецкий предметные миры экономической теории в мире формационных перемен
Отмечены причины и основные тенденции синтеза ведущих направлений мировой экономической мысли. Развитие методологии экономической...
Ііі. Структура экономической организации iconВопросы к экзамену/зачёту по дисциплине «Рынок ценных бумаг»
Финансовый рынок и его структура, место финансового рынка в общей экономической структуре государства
Ііі. Структура экономической организации iconСтруктура детско-юношеской организации «гуран»

Ііі. Структура экономической организации iconСтруктура организации Научного Общества учащихся школы №9. Автор: Проничев С. В. Структура ноу определяется исходя из «Положения о ноу»
В структуре основной единицей объединения учащихся являются секции. Характер секций определяется в зависимости от внутренних условий...
Ііі. Структура экономической организации iconЭкономическая культура Выполнил Никифоров А
Центральное место в анализе экономической системы отводится анализу экономической культуры, т е совокупности ценностей, значений,...
Ііі. Структура экономической организации iconВозвращаемся к обсуждению «Элементов экономической теории для Славян». Читатели нашего журнала уже имели возможность ознакомится с «нашей экономической теорией»
Читатели нашего журнала уже имели возможность ознакомится с «нашей экономической теорией» в статьях, опубликованных в журнале «Русские...
Ііі. Структура экономической организации iconТема Общие представления об экономической психологии
Экономическая психология как отрасль научного знания. Экономическое поведение как объект междисциплинарных исследований. Определение...
Ііі. Структура экономической организации iconРазработка «стратегического пакета» документов организации
Организацию, ведущую бизнес, как открытую социальную систему, которая борется за обладание ресурсами в экономической, социальной...
Ііі. Структура экономической организации iconЭкзаменационные вопросы по иэу содержание предмета и метода дисциплины "История экономических учений". Этапы развития экономической мысли. Систематизация знаний
Предпосылки возникновения экономической мысли. Особенности экономических воззрений в традиционных обществах
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов