Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР icon

Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР



НазваниеВсесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР
страница1/14
Дата конвертации12.09.2012
Размер2.77 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


ВСЕСОЮЗНЫЙ ИНСТИТУТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК

МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ СССР


Проф. М. М. ГРОДЗИНСКИЙ


КАССАЦИОННОЕ И НАДЗОРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МОСКВА -1949

- 3 -

ПРЕДИСЛОВИЕ


Настоящая работа представляет собой опыт систе­матического изложения действующего законодательства Союза ССР и союзных республик, относящегося к пере­смотру приговоров в кассационном порядке и в порядке судебного надзора, а также опыт обобщения практики Верховного суда СССР, получившей свое выражение в руководящих постановлениях Пленума, в постановлениях Пленума по отдельным делам и в определениях коллегий Верховного суда СССР: Судебной коллегии по уголов­ным делам (УСК), Военной коллегии, Железнодорожной коллегии (ЖДК) и Водно-транспортной коллегии (ВТК).

Особый раздел посвящен вопросам оценки доказа­тельств в кассационном и надзорном производстве. В ра­боте использована статья автора «Оценка доказательств в кассационной и надзорной практике Верховного суда СССР», помещенная в VIII выпуске Ученых трудов Все­союзного института юридических наук (1946 г.).

Не претендуя на исчерпывающее освещение всех во­просов, возникающих в связи с пересмотром приговоров в советском уголовном процессе, работа эта может слу­жить пособием для практических работников, для сту­дентов и для всех лиц, изучающих советское право, и в том числе право уголовно-процессуальное.

Автор


- 5 -


РАЗДЕЛ I

Глава 1

^ СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ ПЕРЕСМОТРА ПРИГОВОРОВ В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

§ 1. Задачи социалистического правосудия заключают­ся в защите от всяких посягательств: «а) установленного Конституцией СССР и конституциями союзных и авто­номных республик общественного и государственного устройства СССР, социалистической системы хозяйства и социалистической собственности; б) политических, тру­довых, жилищных и других личных и имущественных прав и интересов граждан СССР, гарантированных Конституцией СССР и конституциями союзных и авто­номных республик; в) прав и охраняемых законом инте­ресов государственных учреждений, предприятий, кол­хозов, кооперативных и иных общественных организаций. Правосудие в СССР имеет своей задачей обеспечение точного и неуклонного исполнения советских законов всеми учреждениями, организациями, должностными ли­цами и гражданами СССР» (ст. 2 Закона о судоустрой­стве СССР, союзных и автономных республик).

Осуществлению этих задач социалистического право­судия служит советский последовательно демократиче­ский уголовный процесс.
«Демократизм проекта новой Конституции является не «обычным» и «общепризнанным» демократизмом вообще, а демократизмом социали­стическим»1. Это полностью относится и к советско­му уголовному процессу, качественно отличающемуся от процесса буржуазного и построенному на принципах


- 6 -


последовательного и до конца выдержанного социалистического демократизма.

Успешное осуществление задач, стоящих перед советским уголовным процессом, требует чтобы каждое рассматриваемое судом дело было им правильно разрешено по существу и чтобы при этом был правильно при­менен как закон, определяющий порядок расследования и рассмотрения дела, так и закон, определяющий пре­ступность и наказуемость того деяния, в совершении которого был признан виновным подсудимый.

Преступление, составляющее предмет исследования в уголовном деле, всегда является событием прошлого для органов расследования и суда, событием, которого они не наблюдали и наблюдать не могли. Поэтому за­дача расследования и рассмотрения дела заключается, в конечном счете, в том, чтобы на основании соответствующего доказательственного материала восстановить ^картину того прошлого, которое подлежит исследова­нию, таким путем прийти к выводам, которые правильно отражают то, что имело место в действительности, и затем на основании этих выводов решить вопрос о винов­ности подсудимого, о квалификации совершенного им преступления и о назначении наказания в соответствии с тяжестью преступления и с личностью и степенью ви­ны преступника.

Выводы, правильно отражающие то, что имело место в действительности в данном деле, содержат в себе объективную истину этого дела. Отыскание этой объектив­ной истины, обычно называемой истиной материальной, является одним из основных условий осуществления социалистического правосудия и требует такого построе­ния уголовного процесса, которое обеспечило бы все­стороннее и полное исследование и правильное раз­решение каждого уголовного дела. И этому основно­му требованию подчинены вся система советского уго­ловного процесса, весь установленный им порядок рас­следования и рассмотрения уголовных дел. Так, советское уголовно-процессуальное право устанавливает, как не­преложное правило, что расследование по каждому делу должно быть проведено полно, всесторонне и объективно, что обвиняемому во время этого расследо­вания должна быть обеспечена широкая возможность давать показания и объяснения, представлять доказа­-


- 7 -


тельства, знакомиться, по окончании расследования со всеми материалами дела и требовать дополнения этих материалов. В последующих стадиях процесса, при поступлении дела в суд, сторонам и представителям их интересов обеспечивается право представления доказа­тельств как до судебного заседания, так и во время су­дебного разбирательства, а также право представлять свои соображения и давать объяснения по делу. Наряду с этим закон обязывает суд не довольствоваться деятель­ностью сторон по представлению доказательств, но про­являть и свою инициативу в истребовании доказательств, а в случае необходимости, и в направлении дела на дополнительное расследование. Той же цели — выясне­нию всех обстоятельств дела и правильному его разре­шению—служит установленный советским уголовным процессом порядок рассмотрения и оценки доказательств и получения на этой основе соответствующих выводов по делу (ст. ст. 55; 111—114, 128, 134—139. 162-195, 204, 906, 239, 271—274, 277, 283—302. 319, 324, 334 УПК РСФСР и соответствующие статьи УПК других союзных республик1).

Советский уголовный процесс строится так, что в одних его стадиях имеет место расследование дела, а затем его разрешение по существу, в других же ста­диях происходит проверка полноты и всесторонности этого расследования и проверка правильности получен­ных на этой основе выводов по делу.

Стадия предварительного расследования в советском уголовном процессе имеет своей задачей собрать дока­зательства и выяснить обстоятельства дела так, чтобы затем суд, рассмотрев это дело в стадии судебного раз­бирательства на началах устности, непосредственности, гласности и состязательности, мог бы правильно раз­решить вопрос о том, имело ли место преступление, бы­ло пи оно совершено подсудимым, какова квалификация этого преступления, какова степень опасности преступле­ния и лица, его совершившего, и какое наказание должно быть назначено осужденному. Поэтому орган расследова­ния может направить дело для предания обвиняемого суду


- 8 -


лишь в том случае, когда по делу собрано достаточно доказательств для получения правильного ответа на ука­занные вопросы и тем самым для правильного решения Дела в целом.

При этом, однако, вопрос о предании обвиняемого суду ставит перед соответствующей судебной инстанци­ей, не орган, расследования непосредственно, а прокурор, который наблюдает за расследованием и им руководит;

поэтому все материалы предварительного расследования, как и выводы лица, производившего это расследование, о возможности и необходимости передачи дела в суд для расследования по существу подлежат обязательной проверке; проверку эту производит прокурор и, в зави­симости от ее результатов, либо возвращает дело на доследование, либо прекращает дело производством, либо согласившись с выводами лица, производившего рассле­дование, направляет дело в суд (ст. 221 УПК РСФСР).

Но эта проверка, при всем ее значении, представляет собой не что иное, как заключительный момент произ­веденного по делу предварительного расследования. Поэтому советский уголовный процесс устанавливает правило, в силу которого дело, направленное в суд прокурором, до рассмотрения его по существу подлежит проверке в особой стадии предания суду.

Предание суду является той контрольной стадией, в которой подвергаются проверке все действия как лица, производившего расследование, так и прокурора, напра­вившего дело в суд с обвинительным заключением. Вви­ду этого подготовительное (распорядительное) заседание должно каждый раз проверить, были ли соблюдены все требования уголовно-процессуального закона о порядке предварительного расследования, произведено ли это рас­следование полно, всесторонне и объективно; обосновано ли материалами дела обвинение, формулированное в обвинительном заключении; правильно ли квалифициро­вано преступление, совершение которого приписывается обвиняемому; правильно ли составлено обвинительное заключение. Если на все эти вопросы последует утвер­дительный ответ, обвинительное заключение будет утверждено, обвиняемый будет предан суду и дело бу­дет принято судом к рассмотрению по существу; в про­тивном же случае дело будет прекращено производством, либо возвращено для дополнительного расследования,

- 9 -


В стадии судебного разбирательства дело рассматри­вается по существу с соблюдением гласности, состязатель­ности, устности и непосредственности. Здесь суд рассма­тривает доказательства, собранные в стадии предвари­тельного расследования, а также доказательства, до­полнительно представленные сторонами, и на этой основе выносит свой приговор. По протесту и жалобам сторон приговор может быть пересмотрен кассационной инстан­цией, которая проверяет как правильность действий су­да первой инстанции в стадии предания суду и судеб­ного разбирательства, так и действий прокурора и органа расследования в предшествующих стадиях процесса. Если в течение кассационного срока приговор не был опротестован и обжалован, или же если он был остав­лен в силе, либо изменен кассационной инстанцией, он вступает в законную силу, приводится в исполнение, и как правило, производство по делу на этом заканчивается.

Но в некоторых случаях вступивший в законную си­лу приговор может быть пересмотрен в порядке судеб­ного надзора. Если пересмотр этот имеет место после кассационного рассмотрения дела, то он заключается в проверке деятельности прокурора, органа расследова­ния и суда во всех предшествующих стадиях процесса, в том числе и в стадии кассационного пересмотра.

Таким образом советский уголовный процесс строится как последовательная смена стадий, в которых происхо­дит исследование дела, и стадий, задача которых заклю­чается в проверке этого исследования и выводов, полу­ченных по делу. Именно, стадия предварительного рас­следования сменяется проверочной стадией предания су­ду, а стадия судебного разбирательства сменяется проверочной стадией кассационного пересмотра при­говора, причем в некоторых случаях за этой стадией сле­дует проверочная же стадия пересмотра приговоров в порядке судебного надзора.

Изложенная выше система советского уголовного процесса определяет построение всех его стадий и в том числе стадии пересмотра приговоров, качественно отличного от пересмотра приговоров в буржуазном уголовном процессе.

§ 2. Несмотря на различия, имеющиеся в уголовно-процессуальных кодексах отдельных буржуазных стран, пересмотр приговоров в буржуазном уголовном процессе,


- 10 -


как в форме апелляции, так и в форме кассации, строит­ся, в основном, одинаково и на одних и тех же нача­лах. Так, апелляционный пересмотр предполагает, по мысли закона, новое рассмотрение дела по существу су­дом второй инстанции. Кассационный пересмотр находит применение по тем делам, где приговоры не допускают апелляционного пересмотра, в частности, по делам, рас­сматриваемым с участием присяжных заседателей. Кро­ме того, в кассационном порядке могут быть пересмотре­ны приговоры апелляционного суда. При этом кассаци­онный пересмотр дела изображается как гарантия со­блюдения законности и охватывает только проверку правильности применения уголовного закона и правиль­ного соблюдения закона уголовно-процессуалъного при расследовании и рассмотрении дела. Самое же существо этого дела—ценность собранных по делу доказательств и правильность выводов, сделанных судом на основе этих доказательств,— изъято из ведения кассаци­онной инстанции и проверке в кассационном порядке не подлежит.

Такова буква буржуазного уголовно-процессуального закона, относящегося к пересмотру приговоров. Но как всегда и везде, действительность резко расходится с буржуазным законом, который тщетно пытается эту действительность скрыть и затушевать. Фактическое со­держание и назначение стадии пересмотра приговоров в буржуазном уголовном процессе является совсем иным, имеет совсем другое содержание и другие задачи.

Пересмотр приговоров в буржуазном уголовном про­цессе, как и весь этот процесс в целом, направлен на осуществление задач буржуазной классовой юстиции, на поддержание правопорядка, выгодного и угодного буржуазии как господствующему классу.

Буржуазный уголовный процесс формально строит апелляцию как вторичное рассмотрение дела по суще­ству, подобное судебному разбирательству в суде первой инстанции. Но фактически вторичный допрос свидетелей, ранее допрошенных в суде первой инстанции, а равно и допрос новых свидетелей обставлен законом и судебной практикой рядом ограничительных условий и имеет место в апелляционном производстве буржуазных судов только в очень узком объеме и в редких случаях. Апелляцион­ное производство в большей своей части сводится к


- 11 -


рассмотрению письменных материалов дела и к вынесе­нию на этой основе приговора. При таком положении вещей реальная проверка апелляционным судом пригово­ра суда первой инстанции чрезвычайно затруднена и фактически оказывается доступной только для очень немногих, для представителей имущего меньшинства, которые могут, с помощью квалифицированного адвока­та, использовать лазейки, имеющиеся в законе, пред­ставить в апелляционный суд свои доказательства и активно участвовать в апелляционном производстве для защиты своих интересов.

Кассационное производство, заключающееся в 'про­верке правильности применения материального и процес­суального закона, в буржуазном уголовном процессе является чрезвычайно сложным. И поэтому самое принесение кассационной жалобы на приговор, а также поддержание этой жалобы в заседании кассационного суда оказывается без помощи квалифицированного юриста совершенно невозможным. На деле это приводит к тому, что неимущие, каковыми является подавляющее боль­шинство обвиняемых в буржуазном суде, лишены воз­можности использовать свое право на обжалование при­говора, и поэтому права которые формально им предоставлены, фактически лишены всякого реального значения.

Как уже было указано, кассационный суд по бук­ве буржуазного закона, не вправе входить в рассмотре­ние существа дела и должен ограничиваться исключи­тельно проверкой правовых его моментов. Но разрешение правовых вопросов, возникающих в деле, невозможно без рассмотрения их в связи с фактическими обстоятель­ствами этого дела. Поэтому буржуазный кассационный суд, якобы не касаясь существа дела, в действительности всегда учитывает фактические обстоятельства дела, его характер и значение и, в зависимости от этого, признает наличие или отсутствие в деле тех или иных нарушений закона и тем самым определяет судьбу приговора, оставляя его в силе в одних случаях и отменяя его в других. Таким путем буржуазный кассационный суд, формально не касаясь существа дела, фактически раз­решает каждое рассматриваемое им дело в соответствии с классовыми интересами буржуазии. В то же время этот классовый характер кассационного пересмотра при­говоров маскируется в буржуазном уголовном процессе


- 12 -


мнимой объективностью этого суда, который разрешает дело и определяет судьбу подсудимого, якобы руковод­ствуясь только законом, и изображается как «нелицепри­ятный орган правосудия», «верный страж законности»,

На принципиально иных началах строится пересмотр приговоров в советском уголовном процессе с первого же дня его существования. Исторический Декрет о суде № 1, упразднив старый царский суд и старый царский уголовный процесс, заложил основы нового советского процесса. Одним из основных процессуальных положений, содержавшихся в Декрете о суде № 1 (ст. 2), был кате­горический отказ от апелляции. Это положение пол­ностью сохранило свою силу во всех последующих законодательных актах и в том числе во всех действую­щих уголовно-процессуальных кодексах союзных рес­публик, а также и в общесоюзном уголовно-процессуальном законе — в Основах уголовного судопроизводст­ва Союза ССР и союзных республик 1924 года, которые в статье 25 указывают, что «все дела рассматриваются по существу в одной инстанции. Апелляция не допускает­ся. Приговоры проверяются высшими судебными инстан­циями по жалобам и протестам в кассационно-ревизионном порядке или в порядке высшего судебного надзора».

Отказ от апелляции имеет глубокие корни в самой структуре советского уголовного процесса.

Допущение апелляции означает, что каждое дело может быть рассмотрено по существу в двух инстанци­ях: в первой, а затем в апелляционной, а это неизбежно затягивало бы и усложняло бы производство по делу. Кроме того, поскольку приговор апелляционного суда в свою очередь подлежит проверке, то возникла бы не­обходимость создать еще и третью инстанцию, стоящую над инстанцией апелляционной. Но множественность ин­станций и всякое усложнение и затягивание движения судебных дел чужды советскому законодательству и противоречат Программе ВКП(б), которая указывает, что «создав единый народный суд взамен бесконечного ряда прежних судов различного устройства со множеством инстанций. Советская власть упростила устройство суда, сделав его абсолютно доступным для населения и устра­нив всякую волокиту в ведении дел»1.


- 13 -


Далее, апелляционные суды, как суды второй инстан­ции, могли бы быть организованы только в относительно немногих пунктах — в областных, краевых, окружных центрах и, следовательно, были бы значительно отдале­ны от населения по сравнению с народными судами. Это, в свою очередь, привело бы к тому, что явка сто­рон и свидетелей в заседании апелляционного суда была бы в большинстве случаев чрезвычайно затруднительна, а поэтому апелляционный суд был бы вынужден разре­шать дело преимущественно на основе письменных ма­териалов. Иными словами, все судебное разбирательство в апелляционном суде было бы поставлено в процес­суально худшие условия по сравнению с судебным раз­бирательством в суде первой инстанции.

Наконец, допущение апелляции противоречило бы тем исходным началам, на которых строится вся совет­ская судебная система. Основным звеном этой системы является народный суд, который стоит к населению ближе других судов и рассматривает подавляющее боль­шинство уголовных дел. Между тем допустить апелля­ционный пересмотр приговоров значило бы признать приговоры народного суда только как бы предваритель­ными и перенести окончательное разрешение дела в апел­ляционную инстанцию, стоящую над народным судом.

Отвергая по всем этим основаниям апелляцию и уста­навливая пересмотр приговоров только в кассационном порядке, советский уголовный, процесс организует этот кассационный пересмотр на особых началах, которые делают советскую кассацию принципиально отличной от кассации буржуазного процесса.

В то время как кассационный пересмотр в буржуаз­ном уголовно-процессуальном законодательстве формаль­но рассматривается только как проверка правильности применения закона без проверки правильности приговора по существу, советский уголовный процесс ставит перед кассационной инстанцией иные задачи. Как было уже указано, кассационный пересмотр приговоров в советском уголовном процессе представляет собой стадию, в которой подвергается проверке вся деятельность суда, вынесше­го приговор, равно как и вся деятельность прокурату­ры, органов расследования и суда в предшествующих стадиях процесса. Вследствие этого кассационная инстан­ция в каждом рассматриваемом ею деле должна не толь-


- 14 -


ко проверить правильность применения уголовного и уголовно-процессуального закона, но должна выяснить, было ли дело полно и всесторонне исследовано, собраны ли все необходимые по делу доказательства и являются ли обос­нованными те выводы, которые сделаны судом в пригово­ре. Таким образом кассационный пересмотр приговоров в советском уголовном процессе охватывает проверку как правовых моментов, так и существа дела. Эта основная, специфическая для советского уголовного процесса черта кассационного производства, получает предельно ясное и четкое свое выражение в Законе о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик, который в ст. 15 ука­зывает, что «при рассмотрении жалоб и протестов выше­стоящий суд по имеющимся в деле и представленным сторожами материалам проверяет законность и обоснован­ность вынесенного судом приговора или решения». Оба эти момента — законность и обоснованность приговора — находятся в тесной между собой связи и взаимозависи­мости. Только обоснованный приговор является закон­ным, отвечает требованиям советского закона. И вместе с тем такой обоснованный приговор может быть вынесен тогда, когда судом будет правильно применен закон, определяющий преступность и наказуемость деяния, со­вершенного подсудимым, а также, когда будут соблюдены требования уголовно-процессуального закона, обеспечи­вающего полное и всестороннее исследование дела и пра­вильное его разрешение по существу. Поэтому произво­димая вышестоящим судом проверка законности и обос­нованности приговора охватывает все стороны и все содер­жание данного приговора и представляет собой реальную гарантию осуществления правосудия в советском суде.

Той же цели — осуществлению социалистического правосудия—служит и другая характерная черта совет­ской кассации. В буржуазном уголовном процессе кас­сационный суд, по общему правилу, рассматривает дело только в пределах протеста и жалоб сторон и поэтому, если то или иное нарушение закона в протесте или в жа­лобе не указано, то хотя бы оно было совершенно оче­видно для кассационного суда, оно никакого влияния на исход дела не оказывает. Формально это рассматривает­ся как одно из выражений начала состязательности в кассационном производстве и обосновывается следующим образом: так как кассационный пересмотр может иметь


- 15 -


место только по жалобе заинтересованной в том сторо­ны, то поскольку сторона, принесшая жалобу, не ука­зывает на данное нарушение закона как на основание отмены приговора, предполагается, что нарушение это не затрагивает прав данной стороны и, значит, не должно быть предметом рассмотрения в кассационной инстанции. Но не трудно разглядеть подлинную сущность и классо­вый смысл такого ограничения пределов кассационного производства в буржуазном уголовном процессе.

В тех случаях, когда в деле окажутся те или иные на­рушения закона, прокурор, как обвинитель, а также имущий обвиняемый с помощью квалифицированного юриста-адвоката всегда сумеют надлежащим образом указать в протесте или жалобе на данное нарушение за­кона и тогда вопрос этот будет рассмотрен и разрешен кассационным судом. Если же допущенные по делу на­рушения затрагивают — как это и имеет место по обще­му правилу в буржуазном суде — права и интересы не­имущего обвиняемого, который не может воспользоваться помощью адвоката, а сам не в состоянии юридически оформить и обосновать свою кассационную жалобу, то судьба обвиняемого не интересует кассационный суд, и он — под предлогом осуществления принципа состяза­тельности — спокойно проходит мимо допущенного по делу нарушения закона так, как если бы этого наруше­ния совсем не было в деле.

И в данном вопросе советский уголовный процесс сто­ит на принципиально иной позиции. При пересмотре при­говора в кассационном порядке вышестоящий суд дол­жен, в первую очередь, проверить, имеются ли в деле те нарушения, которые указаны сторонами в их кассацион­ном протесте и в кассационных жалобах, и должны ли эти нарушения влечь за собой отмену или изменение при­говора. Но этого одного недостаточно для исчерпываю­ще полной проверки законности и обоснованности при­говора, вынесенного судом первой инстанции. Возможны и встречаются в практике случаи, когда, кроме наруше­ний, указанных в протесте и в жалобах сторон, в деле имеются и другие нарушения и, более того, иногда доводы кассационного протеста и кассационной жалобы оказы­ваются неосновательными, а между тем приговор подле­жит отмене либо изменению вследствие того, что по делу допущены те или иные нарушения, которые сторо-


- 16 -


нами почему-либо указаны не были. Возможно и такое положение вещей, когда приговор обжалован только од­ним или некоторыми подсудимыми, между тем как в де­ле имеются нарушения, затрагивающие интересы друго­го подсудимого, который по той или иной причине жало­бы на приговор не принес. Если бы вышестоящий суд рассматривал дело только в пределах кассационного протеста и кассационных жалоб, то в ряде случаев до­пущенные по делу нарушения не были бы устранены и не был бы отменен либо изменен неправильный приговор только потому, что нарушения эти не были указаны сто­ронами в их протесте и жалобах, либо потому, что дан­ный приговор не был обжалован кем-либо из подсуди­мых. Ясно, что такая, ограниченная пределами протеста и жалобы, проверка приговора не могла бы обеспечить правильного разрешения дел и охраны прав и законных интересов сторон и потому в корне противоречит основ­ным началам кассационного пересмотра приговоров в со­ветском уголовном процессе и тем задачам, которые» этот пересмотр ставит перед собой. Поэтому советское уголовно-процессуальное право требует, чтобы вышестоя­щий суд, не ограничиваясь проверкой доводов, содержа­щихся в кассационном протесте и кассационных жало­бах, наряду с этим проверял в ревизионном порядке все дело в полном его объеме для разрешения вопроса о на­личии или отсутствии оснований для отмены либо изме­нения вынесенного по этому делу приговора.

Таковы основные черты пересмотра приговора в coветском уголовном процессе. Всесторонняя и исчерпы­вающая проверка, охватывающая все содержание приговора и всю деятельность прокуратуры, органов расследова­ния и суда по делу, и притом проверка каждого дела в полном его объеме — эти черты советской касса­ции определяют ее как совершенно новую, специфиче­скую для советского уголовного процесса, форму пере­смотра приговора, качественно отличную от пересмотра приговоров в буржуазном уголовном процессе. В соот­ветствии с этим и самый термин «кассация» получает в советском уголовно-процессуальном законодательстве со­вершенно новое содержание, ничего общего не имею­щее с тем содержанием, какое вкладывает в этот тер­мин буржуазный закон.

Это содержание советской кассации находится в пол-


- 17 -


ном соответствии с тем значением, какое она имеет в советском уголовном процессе.

Проверяя приговоры, кассационный суд осуществляет контроль над судом первой инстанции и вместе с тем руководит им. Так, отменив либо изменив тот или иной приговор кассационная инстанция исправляет ошибки и устраняет нарушения, допущенные по делу, и вместе с тем указывает суду первой инстанции, как он должен дейст­вовать в последующем, для того чтобы такие ошибки и нарушения впредь не имели места. В тех случаях, когда вышестоящий суд отклоняет протест или жалобу и оста­вляет приговор в силе, он тем. самым подтверждает пра­вильность действий суда первой инстанции и определяет дальнейшие действия этого суда при разрешении анало­гичных вопросов.

Далее, отменив либо изменив приговор при наличии нарушений, затрагивающих законные интересы сторон, как например, лишение или ограничение права обвиняемого на защиту, нарушение прав потерпевшего, как граждан- :

ского истца, обвинителя по делам частного обвинения и др.,— кассационная инстанция таким путем охраняет права и законные интересы участников процесса и обес­печивает осуществление прав, предоставленных им зако­ном. Такое же обеспечение правильного применения закона осуществляется отменой или изменением приговора в кассационном порядке в тех случаях, когда приговором оправдан подсудимый при наличии в его действиях соста­ва преступления, когда преступление обвиняемого не­правильно квалифицировано судом, вынесшим приговор, и т. д. Осуществляя все эти функции, руководя судами первой инстанции и направляя их деятельность в сторо­ну правильного разрешения каждого рассматриваемого ими дела, охраняя права и законные интересы сторон, обеспечивая правильное применение советских законов при расследовании и рассмотрении уголовных дел, касса­ционный пересмотр служит таким путем делу социали­стической законности и осуществлению социалистическо­го правосудия в советском уголовном процессе.

Кроме кассационного пересмотра, советский процесс знает также пересмотр приговоров и определений в по­рядке судебного надзора. Эта стадия наступает — при из­вестных условиях — после того, как дело было рассмот­рено кассационной инстанцией, а иногда после того,


- 18 -


как вынесенные по делу приговор или определение не были опротестованы и обжалованы в течение установ­ленного законом срока и вступили в законную силу. Возможно и такое положение, когда дело было уже рас­смотрено в порядке судебного надзора, а затем оно сно­ва рассматривается в том же порядке соответствующей высшей судебной инстанцией.

Во всех этих случаях пересмотр в порядке судебного надзора имеет своей задачей проверить законность и обоснованность приговора и правильность определений, вынесенных по данному делу, а в связи с этим проверить деятельность органов расследования, прокуратуры и суда во всех предшествующих стадиях процесса. Поэтому про­верка, производимая вышестоящим судом в порядке су­дебного надзора, является, в основном, такой же по со­держанию своему, как и проверка кассационная, с тем лишь, что если дело уже находилось в производстве кас­сационной инстанции либо судебного надзора, то прове­ряется как законность и обоснованность приговора, так и правильность определений, вынесенных по данному де­лу вышестоящим судом, которым был пересмотрен при­говор в кассационном порядке либо в порядке судебно­го надзора.

Равным образом и задачи, стоящие перед стадией пе­ресмотра приговоров и определений в порядке судебно­го надзора, являются такими же как и задачи касса­ционного пересмотра приговоров. Проверяя законность и обоснованность приговоров и правильность определений, отменяя либо изменяя эти приговоры и определения и устраняя ошибки и нарушения, если они были допущены по делу, инстанция судебного надзора осуществляет кон­троль над нижестоящими судами и руководит их дея­тельностью. Таким путем пересмотр приговоров в порядке надзора охраняет права и законные интересы участ­ников процесса, обеспечивает правильное применение со­ветских законов и, следовательно, как и кассационный пересмотр обеспечивает соблюдение социалистической за­конности и осуществление социалистического правосудия.

Это сходство — по содержанию и задачам — провер­ки, производимой в кассационном порядке и в порядке судебного надзора, не исключает, однако, существенных процессуальных различий между этими двумя формами пересмотра приговоров.


- 19 -


В советском уголовном процессе каждое дело рассма­тривается, по общему правилу, только в двух инстанци­ях: в первой инстанции по существу и в кассационной — для проверки правильности вынесенного по делу при­говора. Поэтому пересмотр приговоров и определений в порядке судебного надзора представляет собой изъятие из укачанного общего правила и является исключительной стадией советского уголовного процесса. Этим опреде­ляются и особенности производства в порядке надзора, а именно: в то время как пересмотру в кассационном порядке подлежат приговоры, не вступившие в за­конную силу, в порядке судебного надзора подвергаются пересмотру уже вступившие в законную силу приговоры и определения. При этом пересмотр в порядке судебного надзора, в отличие от пересмотра кассационного, не ограничен сроками.

Равным образом исключительный характер стадии пересмотра приговоров и определений в порядке надзора получает свое выражение в тех условиях, при которых этот пересмотр имеет место. После того как дело рас­смотрено судом первой инстанции по существу, оно мо­жет поступить в суд второй инстанции для рассмотрения в кассационном порядке по протесту прокурора как сто­роны в процессе либо по жалобе любой другой стороны;

иначе говоря, условием кассационного пересмотра при­говоров является наличие в деле протеста или жалобы кого-либо из сторон. Что же касается пересмотра при­говоров и определений в порядке судебного надзора, то он имеет место только тогда, когда это признают необходимым исчерпывающе в законе указанные прокурорские и судебные органы. Вступившие в законную силу приговоры и определения могут быть пе­ресмотрены в порядке судебного надзора Верховным су­дом СССР или Верховным судом союзной республики по протесту Генерального Прокурора СССР, Председате­ля Верховного суда СССР, Прокурора союзной республи­ки или Председателя Верховного суда союзной республики (ст. ст. 16, 51, 64, 66, 69, 71, 75 Закона о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик).


- 20 -


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14




Похожие:

Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconТворческое наследие воспоминания и размышления о театре
Всесоюзный научно-исследовательский институт искусствознания Министерства культуры СССР
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconСНиП 02. 03-84
Л. Гугель), Южгипрошахтом Минуглепрома СССР (Е. М. Дуров, А. М. Парецкий), вними минуглепрома СССР (кандидаты техн наук И. И. Добкин,...
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconА. А. кандидат юридических наук, доцент Оренбургский институт мгюа статья
Некоторые аспекты реализации принципа диспозитивности в рамках производства по делам частного обвинения
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconСтроительные нормы и правила защита горных выработок от подземных и поверхностных вод сниП 06. 14-85 издание официальное
Шахтспецстрой и треста Союзшахтоосушение Минмонтажспецстроя СССР (инженеры Я. И. Фэйгин, Э. В. Олизаревич, Л. Н. Московская). Всегингео...
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconТезисы докладов том I
Экономические предпосылки необходимости создания министерства охраны природы е. А. Тюгашев Институт экономики унц ан СССР
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconЕ. А. Тюгашев, А. А. Часовских институт экономики унц ан СССР (г. Свердловск)
Госплан cссp госкомтруд СССР цсу СССР еженедельник ЦК кпсс "Экономическая газета"
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconУказ Президента РФ от 13 октября 2004 г. N 1313 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации"
В целях совершенствования деятельности Министерства юстиции Российской Федерации по защите прав и свобод человека и гражданина и...
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconCНиП 01. 09-91
Усср (канд техн наук А. А. Петраков; канд техн наук Ю. Л. Бучинский), Киевзнииэп госкомархитектуры (канд техн наук В. Б. Шевелев),...
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconА. С. Сливков, преподаватель кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, кандидат юридических наук, капитан юстиции
Ти государственной политики в области материального обеспечения военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, связанные с...
Всесоюзный институт юридических наук министерства юстиции СССР iconДействительный член Академии исторических наук
Ссср, так и самого СССР. В силу названных причин эти люди не столько перестали ухаживать за «виноградником», сколько активно принялись...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов