Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон icon

Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон



НазваниеЭ. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон
страница1/13
Э.Ф.Куцова<><><><><>СОВЕТСКАЯ КАССАЦИЯ КАК<><> <> <>ГАРАНТИЯ ЗАК
Дата конвертации12.09.2012
Размер3.07 Mb.
ТипЗакон
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Э.Ф.Куцова


СОВЕТСКАЯ КАССАЦИЯ КАК

ГАРАНТИЯ ЗАКОННОСТИ В ПРАВОСУДИИ


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

ЮРИДИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


Москва—1957


- 3 -


Глава 1


ЗАДАЧИ И ПРИРОДА КАССАЦИИ

В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОЙ ПРОЦЕССЕ


1. Институт кассации, как одна из гарантий закон­ности в советском уголовном процессе, имеет особое зна­чение. Оно определяется тем, что предметом проверки в кассационном порядке является приговор.

Приговор представляет собой итог не только судебно­го разбирательства, но всего производства по делу. Поэтому законность и обоснованность приговора при правильном расследовании и рассмотрении дела постепен­но формируется в каждой стадии процесса. И, наоборот, нарушения, допущенные в предшествующих стадиях про­цесса, не всегда могут быть устранены в судебном разбирательстве, что может повлечь постановление неправо­судного приговора.

Поскольку правосудность приговора находится в зависимости от правильности действий, совершаемых органами расследования и судом, кассационная проверка не может быть ограничена лишь материалами судебного разбирательства; она должна охватывать все производство по делу, включая материалы предварительного расследования. Тем самым кассация становится одной из важных гарантий законности в уголовном процессе. Ибо она служит гарантией законности как деятельности суда, так и органов расследования1.

Важно отметить, что кассация гарантирует наиболее быстрое устранение нарушений закона, допущенных по данному делу, поскольку предметом проверки является приговор, не вступивший в законную силу.


- 4 -


Но не вступивший в законную силу приговор может быть проверен только по инициативе сторон, только при наличии кассационного протеста или кассационной жалобы. Однако это не умаляет значения рассматриваемого института. Вмешательство суда второй инстанции необ­ходимо, если есть основания сомневаться в правосудности постановленного приговора. Но если такие основания есть, стороны, как правило, приносят кассационный про­тест или кассационную жалобу, и суд второй инстанции приобретает право проверить постановленный приговор и принять необходимые меры, обеспечивающие соблюде­ние законности при расследовании и разрешении данного дела.

Важно отметить и другое.

Наличие у сторон права на обжалование (опротесто­вание) приговоров, несомненно, побуждает органы рас­следования и суд первой инстанции последовательно и тщательно исполнять требования закона. Поэтому и по тем делам, где стороны не требуют проверки приговора, институт кассации служит одной из гарантий законности.


Для того чтобы более полно раскрыть значение ин­ститута кассации как гарантии законности в советском уголовном процессе, необходимо рассмотреть конкретные задачи, которым служит этот институт. Каждая из этих задач — руководство судебной практикой, в процессе которой обеспечивается единое применение законов судами первой инстанции и органами расследования, гарантия прав и законных интересов личности в процессе, обеспечение правосудности приговоров — направлена на обеспечение строжайшей законности при расследовании и разрешении уголовных дел. Успешное разрешение всех этих задач делает советскую кассацию одной из существенных гарантий законности в советском уголовном про­цессе. Характер этих задач дает основание для вывода о том, что цель советской кассации — служить гарантией законности.

В числе задач советской кассации важное значение имеет руководство судебной деятельно­стью (судебной практикой), в значительной мере обеспечиваемое проверкой приговоров по кассационным про­тестам и жалобам. Рассмотрим эту задачу.

Для достижения цели деятельности каждого звена государственного управления должна быть не только да-


- 5 -


на правильная линия, но и обеспечена систематическая проверка исполнения. Поэтому судебная деятельность как одна из форм государственного управления невоз­можна без контроля и руководства. Учитывая, что на­правление судебной деятельности дано в законах, кото­рыми руководствуется суд при разрешении каждого де­ла, основным содержанием контроля и руководства в судебной области является обеспечение точного испол­нения норм права при разрешении конкретных дел, из которых и складывается судебная практика.

Для обеспечения правильного применения законов при разрешении конкретных уголовных дел, для осуще­ствления руководства судебной практикой, орган, осуществляющий руководство, должен иметь возможность изу­чить материалы данного уголовного дела, сопоставить с ними выводы приговора и дать указания, обеспечивающие правосудность приговора путем точного исполнения требований соответствующего закона. При этом должна быть гарантирована независимость судей.

Очевидно, что достижение этих целей административ­ными формами руководства обеспечено быть не может.

Руководство судебной практикой требует процессуальных форм. Одной из них является опреде­ление вышестоящего суда.

Кассационное определение суда второй инстанции является важной формой руководства судебной практи­кой, так как оно принимается на основе изучения материалов конкретного уголовного дела; в нем содержатся указания, связанные с расследованием и разрешением данного уголовного дела; эти указания суды второй инстанции вправе давать лишь в пределах, гарантирующих независимость судей; с помощью кассационных определе­ний меры, содействующие правильному разрешению данного судебного дела и, вместе с тем, обеспечивающие руководство деятельностью судов первой инстанции в це­лом, принимаются еще до вступления приговора в законную силу. Эти меры могут быть приняты практически по всем тем делам, по которым допущены существенные нарушения закона или правильность применения его по­рождает сомнения. Ибо при нарушении закона участни­ки процесса, интересы которых связаны с приговором, вправе требовать его проверки.


- 6 -


Все это дает основание утверждать, что кассацион­ное определение — важная форма руководства судебной деятельностью, важная форма обеспечения законности в уголовном процессе.

Суд второй инстанции при рассмотрении каждой жа­лобы и протеста преследует цель обеспечить законность и обоснованность приговора по данному делу. Однако было бы ошибочным значение кассационных определе­ний как формы руководства, как средства обеспечения законности в уголовном процессе ограничивать рамками того дела, в связи с которым оно постановлено. Если бы это было так, кассационные определения не имели бы такого большого значения в качестве формы руководства правосудием, которое им принадлежит в действительно­сти, задача руководства судебной практикой не была бы одной из основных задач института кассации.

Следователь и судьи, участвующие в расследовании или разрешении дела, по которому вынесено кассацион­ное определение, учитывают содержащиеся в нем указания и в своей последующей практике. Значение уже постановленного определения сохраняется тем самым и на будущее.

Определения вышестоящих судов изучаются не толь­ко теми судебно-следственными работниками, к кому непосредственно относятся указания суда второй инстан­ции. Поэтому влияние кассационных определений выходит за пределы как того отдельного дела, в связи с кото­рым постановлено кассационное определение, так и того круга работников органов расследования и суда, в производстве которых было или будет данное дело. Именно поэтому кассационные определения являются важным средством руководства судебной и следственной практикой, а советская кассация — важной гарантией закон­ности в уголовном процессе.

Используя кассационные определения как форму ру­ководства, суды второй инстанции направляют деятель­ность судов первой инстанции, а также и соответствующих органов расследования по пути точного и единообразно­го применения норм права, гарантируют законность в со­ветском уголовном процессе.

Следует отметить, что руководство, осуществляемое судами второй инстанции, имеет важную особенность. Условием и обязательной предпосылкой его осуществле-

Руководство в любой области государственного управления возможно при определенных условиях. Преж­де всего, оно может обеспечить достижение поставленной цели, если осуществляется со знанием дела. Применитель­но к советской кассации это положение не только предъявляет высокие требования к кадрам вышестоящих судов. Оно требует, чтобы объем проверки, осуществляемой по кассационным жалобам и протестам, обеспечивал выявление всех допущенных по делу нарушений. Только при этом условии суд второй инстанции может дать разъяснения и принять решение, которое обеспечит правильное и единообразное применение закона при расследовании и разрешении уголовных дел.

Советская кассация полностью отвечает указанному требованию. Ее важнейшей чертой является всесторон-


- 7 -


ния является инициатива с т о р о н. Приговор мо­жет быть проверен судом второй инстанции, если прине­сена кассационная жалоба или протест. Принесение жа­лобы или протеста всегда влечет за собой проверку при­говора вышестоящим судом. Это обстоятельство имеет большое значение для обеспечения контроля и ру­ководства судебной практикой1.

Осуществление руководства судебной практикой су­дами второй инстанции на основе проверки приговоров но отдельным делам дает возможность в наибольшей ме­ре конкретизировать его1. Принимая кассаци­онные определения по каждому изученному делу, суд второй инстанции может раскрыть значение данной правовой нормы на материале конкретного дела;


- 8 -


ность и полнота проверки приговоров по жалобам и протестам сторон2.

Для осуществления руководства государственный ор­ган должен обладать правом принимать практические меры, обеспечивающие устранение выявленных недостатков. Вместе с тем он должен иметь возможность выразить свое отношение к решениям, которые он признает правиль­ными. Применительно к советской кассации это означа­ет, что суды второй инстанции должны иметь право при­нять такое решение, которое в каждом конкретном слу­чае поможет устранению выявленного недостатка, предотвратит нарушение закона в будущей деятельности данного суда или следователя и обеспечит единообразное применение закона при расследовании и разрешении уголовных дел.

Советская кассация отвечает и этому требованию. Ибо одной из ее характерных черт является широта полномо­чий суда второй инстанции, который вправе приговор ос­тавить в силе, отменить его и передать дело на новое рас­смотрение, отменить приговор и дело прекратить, а также изменить приговор. При этом каждое решение суда второй инстанции должно быть мотивировано3.

Условием осуществления руководства в любой обла­сти государственного управления является также предо­ставление всем заинтересованным организациям и лицам возможности обжаловать любое незаконное действие.

И этому требованию советская кассация полностью отвечает. Все субъекты процесса, интересы которых непосредственно связаны с приговором, имеют право его обжаловать по мотивам его незаконности и необосно­ванности. Принесение жалобы, независимо от ее формы и изложенных в ней доводов, обязывает суд второй ин­станции проверить обжалованный или опротестованный приговор4.

Сказанное приводит к выводу, что советская кассация практически может служить средством руководства судебной практикой и служит им. Поэтому вполне обо­снованно судам второй инстанции предъявляется требова-


- 9 -


ние отвечать за качество всей судебной работы в районе деятельности данного вышестоящего суда5.

Именно потому, что суды второй инстанции руководят судебной практикой, «...проверка законности и обосно­ванности приговора имеет важнейшее политическое значе­ние в деле обеспечения надлежащего осуществления советского правосудия судами первой инстанции...»1.

Важное значение суда второй инстанции как органа контроля и руководства судебной практикой было при­знано в первые же годы существования Советской власти.

Так, в 1919 году в связи с принятием Положения о на­родном суде от 30 июня 1918 г., которым были укрупне­ны кассационные центры, в качестве положительной сто­роны этого решения Нарком юстиции РСФСР т. Кур­ский отметил, что, создав «...незначительное количество кассационных судов, мы можем объединить контроль и практику судопроизводства»2.

В 1935 году председатель ЦИК СССР М.И.Калинин указал на необходимость обратить «...особое внимание на качество работы кассационно-надзорных инстанций как основного органа по руководству, проверке и испра­влению ошибок низовых судебных органов»3.

Осуществляя руководство судебной практикой, суды второй инстанции обеспечивают единое понима­ние и применение норм права при разрешении уголовных дел.

В своей повседневной деятельности суд применяет нормы права к отдельным событиям, составляющим пред­мет судебного разбирательства. Но закон выражает общее, присущее ряду явлений. Жизнь всегда многогран­нее этого общего; конкретные события являются бо­лее сложными, чем общее, объединяющее их и выражен­ное в законе. Это порождает опасность разноречивого применения единой правовой нормы. Единство судебной практики немыслимо, если единые требования закона по-разному применяются при разрешении конкретных


- 10 -


судебных дел. А без единства судебной практики невозможен твердый правопорядок в государстве, недостижим режим законности.

Для обеспечения единства судебной практики необходи­мо, чтобы нормы права правильно, в соответствии с их подлинным содержанием, применялись при рассле­довании и разрешении каждого уголовного дела. В раз­решении этой задачи важная роль принадлежит судам второй инстанции, которые в своих определениях дают указания о правильной квалификации, о применении наказания в соответствии с требованиями закона о долж­ном понимании и применении норм процессуального права.

Каждое отдельное кассационное определение, содей­ствуя правильному применению норм права по конкрет­ному делу, тем самым способствует единству судебной практики. Ибо е д и н с т в о судебной практики выра­жается именно в правильном применении требова­ний закона по каждому конкретному делу.

Но этим не исчерпывается значение института касса­ции в обеспечении единства судебной практики.

Применение права — процесс творческий. Основа его — социалистическое правосознание — гарантирует от формализма при исполнении требований закона и вместе с тем обеспечивает применение правовых норм в соответствии с их подлинным содержанием, обе­спечивает единое исполнение велений закона4.

Несомненно, что уровень правосознания работников следствия и суда имеет решающее значение для единого применения законов при расследовании и разрешении

уголовных дел.

Значение института кассации в обеспечении законно­сти тем и определяется, что суды второй инстанции не только помогают должному исполнению требований закона по тому или иному отдельному делу, но они активно содействуют росту правосознания судебно-следственных работников, раскрывая в своих опреде­лениях на примере конкретного материала судебных дел подлинный смысл и значение правовых норм.


- 11 -


Способствуя повышению уровня правосознания, суды второй инстанции тем самым содействуют единому приме­нению норм права органами суда и расследования, га­рантируют режим законности в советском уголовном про­цессе.

Но обеспечить единство следственной и судебной практики суды второй инстанции могут при условии едино­образия кассационной практики. Это возлагает на суды второй инстанции обязанность образцово соблюдать зако­ны, поскольку единообразие кассационной практики мо­жет быть достигнуто только на основе тщательного ис­полнения закона судами второй инстанции. В своем по­становлении от 1 декабря 1950 г. Пленум Верховного Суда СССР указал, что задача «...обеспечения надлежащего осуществления советского правосудия судами первой ин­станции... возлагает на вышестоящие суды большую от­ветственность, требуя от них вынесения правильного, ос­нованного на законе и мотивированного определения по каждому делу».

Какими путями и средствами координации деятельности кассационных инстанций располагает советский уго­ловный процесс и действующая судебная система? Достаточны ли они?

Среди существующих средств координации кассацион­ной практики прежде всего следует отметить деятельность Пленума Верховного Суда СССР, которому принадлежит право давать руководящие разъяснения по вопросам судебной практики. Используя это право, Пленум имеет возможность реагировать на встречающиеся в решениях судов второй инстанции разноречия и устранять их. Так, кассационной практикой долгое время по-разному решался вопрос о праве гражданского истца на обжалование оправдательного приговора. 22 мая 1941 г. Пленум Верховного Суда СССР принял постановление «Об отсутствии у гражданского истца права на обжалование оправдательного приговора» и тем самым придал кассационной практике единое направление в решении данного вопроса. Постановлением Пленума от 1 декабря 1950 г. «Об устранении недостатков в работе судов по рассмотрению уголовных дел в кассационном порядке» был решен спорный вопрос о праве суда второй инстанции на оценку доказательств.


- 12 -


Значение руководящих указаний Пленума для обеспе­чения единства кассационной практики не ограничивает­ся теми из них, которые прямо обращены к судам вто­рой инстанции. Все руководящие указания Пленума обя­зательны как для судов первой, так и для судов второй инстанции. Решая в своих определениях вопросы, связан­ные с квалификацией действий подсудимого, с примене­нием наказания и т.п., суды второй инстанции учиты­ваются соответствующими указаниями Пленума. Посколь­ку эти указания даются на основе обобщения судебной практики1, применение их судами второй инстанции яв­ляется действенным средством обеспечения единства кассационной практики.

Несомненно, что проверка определений судов второй инстанции по протестам в порядке надзора также являет­ся одним из важных средств координации деятельности этих судов.

Успешному разрешению задачи по обеспечению един­ства кассационной практики содействует систематическое обобщение судебной практики Верховным Судом СССР и министерствами юстиции союзных республик.

Существующие пути и методы координации кассаци­онной практики могут обеспечить ее единство. А это имеет важное значение для единства судебной и следственной практики в целом.

Подчеркивая всю важность задачи советской касса­ции по руководству судебной деятельностью, которая со­действует единому применению закона судами первой инстанции и органами расследования, мы ни в коей мере не умаляем значения данного института как существенной гарантии прав личности в процессе.

Наоборот, руководство судебной практикой, осущест­вляемое судами второй инстанции, обеспечивает реаль­ность прав личности в уголовном процессе, поскольку важнейшим требованием социалистической законности является неуклонное соблюдение прав граждан.

Осуществляя руководство в целях обеспечения закон­ности при расследовании и разрешении уголовных дел, суды второй инстанции в центре внимания ставят соблю-


- 13 -


дение прав и законных интересов граждан, участвующих а процессе. С этой точки зрения советская кассация является гарантией не только прав подсудимого и дру­гих сторон, но гарантией именно прав личности, незави­симо от того, в каком процессуальном качестве данное лицо выступает. Особое значение кассация имеет как гарантия прав подсудимого и других сторон, поскольку подсудимому и другим сторонам предостав­лено право требовать проверки не вступившего в закон­ную силу приговора судом второй инстанции. Это требо­вание обязательно для вышестоящего суда. По каждому кассационному протесту и жалобе, поданной надлежа­щим лицом в установленный срок, приговор должен быть проверен. Важно отметить, что кассационная жалоба мо­жет быть подана как на нарушение закона, так и на неправильность приговора по существу. При этом не уста­новлена обязательная форма жалобы. Все это делает советскую кассацию одной из существенных гарантий законных интересов и прав подсудимого и других сторон.

Таким образом, значение советской кассации как га­рантии законности в процессе определяется также и тем, что одной из ее непосредственных задач является обеспечение прав личности в процессе, обеспечение неуклонного соблюдения права обвиняемого на защиту.

Рассмотренные выше задачи кассации разрешаются су­дом второй инстанции на основе проверки правосудности обжалованных (и опротестованных) приговоров. Гарантия законности и обоснованности не вступивших в законную силу приговоров — непосредственная задача института кассации.

Характер задач, разрешаемых советской кассацией, свидетельствует о том, что данный институт служит це­лям обеспечения законности в процессе расследования и разрешения уголовных дел.

2. Для правильного понимания места и значения кас­сации в советском уголовном процессе должно быть от­мечено, что право на обжалование присуще отнюдь не только процессу. Советскому государственному управле­нию в целом присуща подлинная свобода обжалования незаконных действий и актов как метод контроля масс за деятельностью аппарата управления. Право сторон на об­жалование приговоров есть проявление общего в частном, «ибо судебная деятельность есть одна из функций


- 14 -


государственного управления»1. Право критики гражданами незаконных действий органов управления в области уголовного процесса находит, в частности, выражение в праве сторон на обжалование приговоров.

Вместе с тем в советском уголовном процессе не толь­ко приговор может быть обжалован. Незаконное действие любого органа дознания, следствия, прокуратуры и суда может быть обжаловано каждым из заинтересованных лиц.

Право на жалобу неразрывно связано с принципом законности. Эта связь была подчеркнута еще VI Всероссийским Чрезвычайным Съездом Советов в постановле­нии «О точном соблюдении законов», в котором сказано: «Вменить в обязанность всем должностным лицам и со­ветским учреждениям по требованию любого гражданина. Республики, желающего обжаловать их действия, воло­киту или чинимые ему в его законных притязаниях за­труднения, составление соответствующего краткого протокола»2 и немедленную передачу копии его соответст­вующему вышестоящему учреждению.

Придавая исключительное значение укреплению со­циалистической законности, В. И. Ленин указывал на необходимость «обязательно приучить население к тому, что дельные жалобы имеют серьезное значение и приводят к серьезным результатам»3.

Дельные жалобы, сигнализируя о нарушениях за­кона, являются важным средством укрепления законно­сти. Это обязывает членов судов второй инстанции к са­мому внимательному изучению доводов кассационных жа­лоб и протестов. Изучение кассационных жалоб и про­верка не вступивших в законную силу приговоров слу­жит средством обнаружения и устранения недостатков в деятельности суда и органов расследования, средством укрепления законности в деятельности этих органов.

Будучи связано с общим правом граждан на жалобу, право на обжалование приговоров имеет ряд особенно­стей. Эти особенности заложены в специфике обществен­ных отношений, регулируемых нормами уголовно-процессуального права. К их числу относятся: особый предмет кассационной жалобы (или протеста) — приговор, осо-


- 15 -


бые процессуальные формы, в которых реализуется это право и проводится проверка, тщательность правовой регламентации последствий, которые может повлечь за собой обжалование и опротестование, точное указание в законе круга лиц, пользующихся правом на обжалование приговоров.

3. Проверка приговоров по жалобам сторон — одна из стадий советского уголовного процесса. Как часть це­лого она основана на принципах советского уголов­ного процесса.

В полной мере реализуется в стадии кассационной проверки приговоров принцип независимости судей и под­чинения; их только закону. Суть этого принципа ясно вы­ражена в самой формулировке ст. 112 Конституции СССР. Судьи при разрешении вопросов, связанных с кон­кретным уголовным делом, подчиняются только закону.

В силу различия задач, стоящих перед судом первой и второй инстанций, различны и их полномочия. Но при­нимая решения в пределах прав, предоставленных им за­коном, суды второй инстанции независимы. В связи с этим вызывает сомнение правильность указания Пленума Верховного Суда СССР о том, что при наличии протеста прокурора приговор может быть отменен за мягкостью наказания при условии принесения протеста именно по этому основанию1. Принять эти положения —значит до­пустить возможность стеснения внутреннего убеждения судей мнением прокурора, изложенным в протесте. Ибо в связи с указанием Пленума суд второй инстанции, убедившись, что опротестованный приговор чрезмерно мягок, не может его исправить, если только и прокурор, принесший протест, не разделяет этого убеждения.

Принцип ведения судопроизводства на языке союзной или автономной республики, или автономной области с обеспечением для лиц, не владеющих этим языком, пол­ного ознакомления с материалами дела через перевод­чика, а также права выступать на суде на родном языке,


- 16 -


гласность судебных заседаний, обеспечение обвиняемому права на защиту — находят свою реализацию в стадии кассационного разбирательства.

В соответствии с задачами рассматриваемой стадии процесса в суде второй инстанции право обвиняемого на защиту находит выражение в ряде конкретных прав: под­судимый имеет право присутствовать в суде второй ин­станции как в случае рассмотрения поданной им касса­ционной жалобы, так и при проверке приговора по про­тесту прокурора или по жалобам других сторон; он впра­ве давать объяснения суду, заявлять отвод судьям, проку­рору и переводчику, вправе представлять новые материалы, вправе представить дополнительную жалобу и объ­яснения на кассационные жалобы других сторон, а так­же на протест прокурора.

Дополнительные жалобы и письменные объяснения стороны на кассационные жалобы (и протест) других сторон должны помочь углубленной и всесторонней про­верке приговора. Поэтому суд, проверяющий приговор, должен иметь возможность ознакомиться с этими мате­риалами до начала судебного заседания. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР такую возможность не гаран­тирует, допуская реализацию указанного права в ходе заседания суда второй инстанции, до заключения прокуро­ра (примечание к ст. 410 УПК РСФСР2). В связи с этим мы разделяем мнение проф. М.М.Гродзинского о необ­ходимости установить, что подача дополнительного про­теста и жалобы допустима во всяком случае до дня, на­значенного для рассмотрения дела в суде второй инстанции.3

Права, предоставленные подсудимому в суде второй инстанции, обеспечивают защиту его интересов. Однако мы полагаем, что институт обязательной защиты должен быть введен в суде второй инстанции4.

Основания, в силу которых признается необходимым участие защитника в суде первой инстанции, можно раз-


- 17 -


бить на две группы. К первой из них относятся случаи, когда особые качества подсудимого (физические недо­статки или несовершеннолетие) порождают сомнение в его способности должным образом организовать свою защиту.

Но если признано, что особые качества субъекта могут помешать ему самому защищать свои интересы в суде первой инстанции, нет никаких оснований пола­гать, что эти качества (например, несовершенноле­тие) не будут препятствовать подсудимому защищать свои интересы в суде второй инстанции. Поэтому в силу этих же причин должно быть признано обязатель­ным участие защитника в суде второй инстанции по де­лам о несовершеннолетних и лицах, лишенных в силу фи­зических недостатков способности правильно восприни­мать те или другие явления.

Вместе с тем в целях гарантии законных интересов подсудимого следует признать обязательным участие за­щитника в суде второй инстанции, если об этом ходатай­ствует подсудимый1. Возможность и своевременность воз­буждения подсудимым такого ходатайства могут быть обеспечены обязательным разъяснением подсудимому данного права одновременно с разъяснением ему в суде первой инстанции права на обжалование приговора.

В целях более полной реализации принципа обеспече­ния обвиняемому права на защиту следует улучшить си­стему извещения сторон о дне рассмотрения кассацион­ной жалобы или протеста2. Только оповещение повестками


- 184 -


с указанием дня и часа рассмотрения жалобы или про­теста может действительно обеспечить своевременное извещение сторон.

Участие в заседании суда второй инстанции является важной гарантией не только права обвиняемого на за­щиту, но и гарантией законных интересов каждого из участников процесса, пользующихся правом на обжалова­ние приговоров. Поэтому о дне заседания должны опове­щаться все стороны, обжаловавшие и необжаловавшие приговор. Указание Пленума Верховного Суда СССР о том, что «При подаче кассационного протеста суд обязан поставить об этом в известность подсудимого...» вызывает возражение именно потому, что эту обязанность вышестоящего суда Пленум ограничивает только подсудимым3.

Неявка сторон4, своевременно извещенных, а также неразысканных, не препятствует рассмотрению дела су­дом второй инстанции. Однако в законе нельзя ограничиться закреплением только этого положения.

В числе лиц, пользующихся правом принимать уча­стие, в заседании суда второй инстанции, особое поло­жение занимает подсудимый. Приговор, проверка кото­рого составляет предмет деятельности суда второй ин­станции, постановлен в связи с действиями подсудимого и весь в целом относится к нему. Поэтому, в какой бы части и по каким бы мотивам ни был обжалован при­говор1, кассационная жалоба или протест всегда затра­гивают интересы подсудимого.

Кроме того, подсудимый знает об обстоятельствах данного дела и лично присутствует в большинстве случа­ев в суде при решении дела по существу. Его участие в заседании суда второй инстанции может в связи с этим помочь проверке законности и обоснованности поста­новленного приговора.

В силу изложенного представляется, что нельзя при­знать правильным единое решение о последствиях неявки в суд второй инстанции любой из сторон. Было


- 19 -


бы правильным признать, что неявка подсудимого, явка которого была признана необходимой судом второй инстанции, должна обязательно влечь за собой отложе­ние судебного заседания.

В полной мере в стадии проверки приговоров по жалобам и протестам сторон реализуется принцип выбор­ности судей и принцип единого и равного суда для всех граждан.

Статья 103 Конституции СССР закрепляет принцип осуществления правосудия с участием народных заседа­телей, кроме случаев, специально предусмотренных законом. К числу этих случаев Закон о судоустройстве СССР, союзных и автономных республик относит дея­тельность судов второй инстанции (ст. 35). Такое реше­ние определяется самим характером деятельности этих судов, которые проверяют правосудность обжалованного приговора, но не решают дела по существу.

Следует вместе с тем отметить, что деятельность судов второй инстанции является серьезной гарантией Принципа участия народных заседателей в осуществле­нии правосудия. Нарушение этого принципа, в какой бы форме оно ни выразилось, влечет отмену обжалованного приговора судом второй инстанции.

Одним из основных начал советского уголовного про­веса является состязательность.

Состязательность есть такое построение процесса, котоpoe гарантирует участникам процесса, чьи законные интересы связаны с его определенным исходом, возможность отстаивать свою точку зрения; с этой целью им предоставлены необходимые права, используя которые, они могут влиять на ход и исход процесса; эти права названных участников процесса равны, и они несут, равную обязанность подчиняться распоряжениям суда; суду в ходе всего судебного заседания принадлежит руководящая роль и на него возложена обязанность направ­лять судебное заседание в сторону установления истины2.

Для состязательности характерно участие в процессе Объектов, каждый из которых защищает определенный,


- 20 -


и в этом смысле свой интерес; для защиты этого инте­реса каждый из них пользуется необходимыми правами; права названных участников процесса равны, и они несут равную обязанность подчиняться суду, занимающему руководящее, решающее положение.

Эти элементы находят реализацию и в стадии касса­ционного разбирательства.

В стадии кассационного разбирательства прокурор, обвинитель по делам так называемого «частного» обви­нения, подсудимый и его защитник, гражданский истец, гражданский ответчик и представители их интересов пре­следуют определенную цель, которая выражает интересы данного участника процесса. Само обжалование, при­говора есть не что иное, как продолжение защиты в новых процессуальных формах тех интересов, для защиты кото­рых данный субъект вступил в процесс1 и совершил необ­ходимые действия в суде первой инстанции. Подсудимый, принося кассационную жалобу, добивается смягчения наказания, оправдания — всегда в своих интересах.


- 21 -


Гражданский истец обжалованием приговора стремится, например, добиться удовлетворения иска в определенных размерах. Независимо от конкретных мотивов граждан­ский истец обжалованием приговора стремится защищать свои законные интересы.

Прокурор, участвуя в процессе, осуществляет надзор за законностью. Эта цель стоит только перед прокурором. В этом смысле и прокурор принесением, протеста незави­симо от его мотивов защищает свой интерес, так как протест есть форма разрешения той задачи, которая воз­ложена на прокурора.

Для отстаивания интересов, защищаемых субъектами кассационного обжалования, каждый из них в суде вто­рой инстанции пользуется необходимыми пра­вами. Они вправе присутствовать в судебном заседа­нии при проверке обжалованного (или опротестован­ного) приговора, давать объяснения, представлять новые материалы и т.д.

Интересы субъектов права на обжалование и опро­тестование приговоров, как правило, различны. Но для отстаивания этих интересов каждый из них пользуется в суде второй инстанции равными процессуальными правами.

Вместе с тем они несут равную обязанность подчиняться суду и установленной процедуре. В стадии кассационного разбирательства суду принадлежит р е ш а ю щ а я, руководящая роль.

Все это дает основание сделать вывод о состязатель­ном характере разбирательства в суде второй инстанции. Проф. М.А.Чельцов полагает, что состязательность в суде второй инстанции существенно подрывается реви­зионным началом — обязанностью суда каждый раз про­таять приговор в полном объеме, не ограничиваясь доводами и требованиями кассационной жалобы или протеста2. Против этого утверждения выступил проф.Н.Н.Полянский, который вполне обоснованно подчерк­нул, что связанность суда требованиями сторон характерна для состязательности в буржуазном уголовном процес-


- 22 -


се3. В советском же уголовном процессе важнейшим элементом состязательности является активная деятель­ность суда, которого закон обязывает направлять дело в сторону, наиболее способствующую установлению исти­ны. Одним из конкретных выражений этой обязанности является обязанность суда второй инстанции проверить приговор в полном объеме, не ограничиваясь требова­ниями сторон (ревизионное начало).

К сказанному о состязательности кассационного раз­бирательства необходимо добавить и следующее.

В суде первой инстанции прокурор имеет право отка­заться от обвинения. Это не порождает сомнений в том, что отказ от обвинения не лишает стадию судебного раз­бирательства состязательного характера. Точно так же заключение прокурора, данное в пользу подсудимого, не лишает состязательности разбирательство в суде второй инстанции. Ибо состязательность определяется не той по­зицией, которую займет сторона в данном, конкретном случае; состязательным является процесс не только тогда, когда позиции сторон фактически противоположны. Со­стязательность есть категория правовая; она существует там, где закрепленный юридически, нормами права порядок отношений суда и сторон дает каждой из них достаточные и равные права на отстаивание своей точки зрения, и при этом возможность использования этих прав реальна, гарантирована. Состязательность заложена в самом построении процесса. Поэтому та позиция, которую займет сторона в данном, конкретном процессе, не может лишить его состязательного характера.

Продолжая рассмотрение вопроса о реализации основ­ных начал советского уголовного процесса в стадии кас­сационного разбирательства, необходимо остановиться на непосредственности.

Проверка законности и обоснованности приговора при условии, что одновременно с проверкой суд не решает де­ла по существу не требует того, чтобы суд сам допрашивал свидетелей, экспертов и т. д. Поэтому непосредствен­ность не является условием деятельности суда второй инстанции. Вместе с тем деятельность суда второй инстан­ции не лишена вообще непосредственности, ибо суд впра-


- 23 -


ве, например, лично осмотреть приобщенные веществен­ные доказательства.

В тесной связи с непосредственностью находится устность процесса.

При проверке законности и обоснованности обжало­ванного приговора явка сторон не обязательна. От ус­мотрения стороны зависит ограничиться в защите своих интересов принесением жалобы, а также письменными объяснениями на жалобу или протест другой стороны. В соответствии с задачами суда второй инстанции, кото­рый не решает дел, при рассмотрении кассационных жа­лоб и, протестов свидетели и эксперты не вызываются. Вопрос о законности и обоснованности приговора реша­ется на основе изучения составом суда материалов дела, заслушивания в судебном заседании доклада одного из членов суда, заключения прокурора и объяснений явив­шихся сторон. Все это свидетельствует о том, что в ста­дии проверки приговоров, не вступивших в законную силу, начало устности не находит последовательной реализации.

4. Задачи, которым служит правовой институт, и принципы, на которых он основан, определяются его классовой природой.

Задачи советской кассации и принципы, на которых она основана, определяют ее как институт нового типа, принципиально отличный от внешне сходных институтов пересмотра приговоров буржуазного уголовного процес­са, поскольку задачи советской кассации направлены на укрепление социалистической законности в советском уголовном процессе. Гарантируя правосудность пригово­ров, обеспечивая строжайшую законность при расследовании и разрешении уголовных дел, советская кассация тем самым содействует успешному разрешению задач социалистического правосудия — охране общественного и государственного устройства СССР, социалистической собственности, охране прав и законных интересов совет­ских граждан, а также государственных учреждений и общественных организаций. В противоположность этому кассация, апелляция и ревизия как институты уголовного процесса буржуазных государств содействуют охране капиталистической системы хозяйства и частной собственности.

Задачи советской кассации определяют ее характер-


- 24 -


ные черты: проверка приговоров по кассационным жало­бам и протестам осуществляется всесторонне и в полном объеме на основе имеющихся в деле и новых, представ­ленных сторонами материалов: суд второй инстанции об­ладает широкими полномочиями; законные интересы подсудимого охраняются недопущением отягчения его положения в результате принесения им жалобы на приговор.

В работе проф. М.М.Гродзинского «Кассационное и надзорное производство в советском уголовном процессе» делается вывод о том, что «черты советской кассации определяют ее как совершенно новый, специфичный для советского уголовного процесса пересмотр приговоров, принципиально отличный от пересмотра приговоров в буржуазном уголовном процессе» (стр. 17).

Вывод о принципиальной противоположности совет­ской кассации институтам проверки приговоров буржу­азного уголовного процесса бесспорен. Действительно, различие названных институтов проявляется в характерных, существенных чертах советского процессуального института. Но существенные черты — лишь проявле­ние принципиальной противоположности. Характерные черты советской кассации предопределены задачами данного института и советского уголовного процесса в це­лом. Поэтому, на наш взгляд, делая вывод о принципиаль­ной противоположности рассматриваемых институтов, нельзя ограничиться указанием наиболее существенных черт советской кассации. Прежде всего необходимо под­черкнуть классовую противоположность задач обжалования (опротестования) и проверки не вступивших в законную силу приговоров в советском уго­ловном процессе и апелляции, кассации, ревизии в бур­жуазном уголовном процессе.

В советской процессуальной литературе были попыт­ки рассматривать созданный в советском уголовном про­цессе порядок обжалования не вступивших в законную си­лу приговоров как институт, аналогичный буржуазной кассации. Так, один из докладчиков при обсуждении про­екта Гражданского процессуального кодекса утверждал, что «Вышестоящая инстанция существа дела не касается. Она может только решать, нарушен закон или нет»1.


- 25 -


Ошибочное понимание природы советской кассации нашло отражение и в процессуальном законодательстве. В ст. 349 УПК РСФСР сказано, что жалобы на приговоры могут быть принесены «исключительно по поводу фор­мального нарушения прав и интересов данной стороны... и не могут касаться существа приговора»2.

Поводом для приведенных утверждений послужило указание декрета СНК РСФСР от 24 ноября 1917 г. о не­допущении апелляционного обжалования (ст. 6) и вместе с тем о возможности принесения на приговоры кассацион­ных жалоб. Однако декрет о суде № 1 отнюдь не шел по пути упразднения одного из порядков проверки пригово­ров буржуазного уголовного процесса (апелляции) и со­хранения другого (кассации). Суть приведенных указа­ний декрета № 1 в том, что создавалась простая и доступ­ная населению судебная система. Это требовало сосредо­точения решения дел по существу только в одной инстан­ции.

Развитие советского уголовного процесса — законода­тельства и практики — со всей очевидностью показало полнейшую несостоятельность отождествления обжалова­ния не вступивших в законную силу приговоров в совет­ском уголовном процессе с буржуазной кассацией. Так, первый же декрет о суде (24 ноября 1917 г.), не обрисовывая конкретного содержания института кассации, до­статочно ясно показал, что допущение кассационного об­жалования не является восстановлением старой, буржу­азной кассации, так как была предусмотрена децентрали­зация кассационных инстанций. Для буржуазного же процесса характерно сосредоточение кассационных функций п одном судебном органе.

По главное не в этом. Главное — в закрепленном де­кретом положении о том, что суды руководствуются своей революционной совестью и революционным правосоз-


- 26 -


нанием. Это в полной мере относилось и к деятельности судов второй инстанции. Судьи руководствовались рево­люционным правосознанием, потому что перед ними стоя­ли совершенно новые задачи, направленные на уничтожение капиталистического базиса и надстройки и на укрепление нового, социалистического базиса и над­стройки. Это определяло новое содержание судебной деятельности.

Новое содержание судебной деятельности сломало старые процессуальные формы, которые служили интере­сам свергнутых эксплуататорских классов, и вызвало к жизни совершенно новые процессуальные формы и инсти­туты, в их числе советскую кассацию.

Созданный в советском уголовном процессе порядок обжалования и проверки приговоров, не вступивших в за­конную силу, по своим задачам и определяемым ими чер­там, качественно отличен от проверки приговоров буржу­азного уголовного процесса. Уместно ли в связи с этим именовать этот советский процессуальный институт кас­сацией? Поставленный вопрос спорен1.

Основным аргументом противников сохранения в со­ветском уголовном процессе термина «кассация» является наличие в буржуазном уголовном процессе одноименного института, который неприемлем для нашего процесса. Как довод против сохранения термина «кассация» указывает­ся, что это понятие заимствовано из буржуазного процесса.

Почти сорокалетнее развитие теории и практики со­ветского уголовного процесса со всей очевидностью доказало, что в советском процессе создан совершенно новый порядок проверки не вступивших в законную силу при-


- 27 -


говоров. Именуя этот институт кассацией, мы имеем в ви­ду н о в ы й порядок проверки не вступивших в законную силу приговоров по жалобам и протестам сторон, который качественно отличен от кассации капиталистических госу­дарств. Именно поэтому нам представляется неправиль­ным, когда в качестве довода неприемлемости термина «кассация» в советском уголовном процессе анализирует­ся советский институт обжалования приговоров, а затем легко и убедительно показывается его отличие от кассации буржуазного уголовного процесса.

То, что наш институт обжалования приговоров не укладывается в рамки буржуазной кассации, не доказа­тельство неприемлемости этого термина. Ибо различие нашего порядка обжалования и проверки не вступивших в законную силу приговоров и буржуазной кассации столь велико и очевидно, что само это наименование в наших условиях приобрело иной смысл. Говоря «кассация», мы имеем в виду именно наш, новый, подлинно демократиче­ский институт проверки приговоров по жалобам и проте­стам сторон.

Если и был смысл отказаться от слова «кассация» в первые годы формирования и развития советского уго­ловного-процесса, когда еще слишком свежи были воспо­минания о буржуазном уголовном процессе, то сейчас та­кой необходимости нет.

5. Советская кассация является частью единого цело­го, одним из институтов советского уголовного процесса. Это делает необходимым рассмотреть процессуальную природу данного института, которая определяется его предметом и задачами.

Советская кассация представляет собой вид судебной деятельности, предметом которой является приговор, не вступивший в законную силу, его проверка. Это отличает стадию кассационного производства от пересмотра при­говоров в порядке надзора, предметом которого является приговор, вступивший в законную силу.

Предмет проверки определяет и все иные различия кассации и надзора, которые относятся к кругу лиц, име­ющих право требовать проверки приговора, и к кругу судебных органов, полномочных проверить приговор и при­нять необходимое решение.

Вместе с тем именно потому, что предметом проверки н кассационном порядке и в порядке надзора является


- 28 -


один и тот же процессуальный акт — приговор — цели и задачи этих стадий едины. Это определяет и единство оснований, наличие которых дает право отменить при­говор или изменить его как в кассационном, так и в над­зорном порядке.

Предмет кассационной проверки приговоров отграни­чивает ее и от так называемого частного обжалования.

В порядке частного обжалования (опротестования) мо­жет быть проверено не вступившее в законную силу определение суда первой инстанции, которое принимается по вопросам, связанным с рассматриваемым уго­ловным делом. Поэтому частное обжалование может обес­печить проверку правильности решения лишь отдельного вопроса. Кассационное же обжалование приговоров дает возможность контролировать законность всего производ­ства по делу, ибо решение о виновности, принимаемое в приговоре, всегда подводит итог всему производству по делу.

С предметом советской кассации связаны ее зада­чи. Советская кассация призвана обеспечить законность и обоснованность обжалованных и опротестованных при­говоров.

Задачи кассации отграничивают ее от стадии судеб­ного разбирательства. В судебном разбирательстве ре­шается вопрос о виновности преданных суду лиц и мерах наказания, если виновность признается доказанной. Ре­шение по этим вопросам излагается судом в приговоре. Правильность же приговора при наличии кассационной жалобы или протеста проверяется судом второй инстан­ции.

Различие задач судебного разбирательства и касса­ционного производства определяет различие процессуаль­ных условий деятельности суда первой и второй инстан­ций и различие полномочий этих судов. Так, по касса­ционной жалобе или протесту не могут быть установлены новые факты по делу, не может быть решен вопрос о ви­новности преданных суду лиц.

Задачи советской кассации определяют полномочия суда второй инстанции и все характерные черты этого процессуального института.

Именно поэтому каждая из черт советской кассации не представляет собой чего-либо случайного. Все они пред-


- 29 -


определены задачами кассации, и каждая из них необхо­дима для того, чтобы они могли быть разрешены.

Следовательно, для того, чтобы показать, что совет­ская кассация обеспечивает достижение стоящих перед ней задач, служит гарантией правосудности приговоров и тем самым является гарантией законности в уголовном процессе, необходимо рассмотреть ее основные, характер­ные черты. Этому и посвящены последующие главы работы1.


- 30 -

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13




Похожие:

Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconДокументы
1. /Кассация.doc
Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconДокументы
1. /Кассация от 26.03.2007 г..doc
Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconНазвание: «Как стать успешным человеком?»
Полное наименование образовательного учреждения: Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №1...
Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон icon«сухой закон» суров, но это закон
«Жидки будут пить народную кровь и питаться развратом и унижением народным, но так как они будут платить бюджет, то, стало быть,...
Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Свобода экономической инициативы...

Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconЛ. Н. Летягин русский мир: феномены сопредельности непрерывность как основное качество культуры закон
Современность актуальна не как д а н н о с т ь, а как з а–д а н н о с т ь. Любая историческая генерация, отличаясь общностью ценностных...
Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconЛ. Н. Летягин русский мир: феномены сопредельности непрерывность как основное качество культуры закон
Современность актуальна не как д а н н о с т ь, а как з а–д а н н о с т ь. Любая историческая генерация, отличаясь общностью ценностных...
Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconА с беспризорностью и безнадзорностью. Закон
Дорогие ребята! Все вы знаете, что 1 августа 2008 года вступил в силу закон «О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушении...
Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconРечевая компетентность как условие социализации человека в современном обществе
Определяется социально-экономической структурой общества. Изучается философией, психологией, социальной психологией, социологией,...
Э. Ф. Куцова советская кассация как гарантия закон iconА. Е. Порядок и порядочность закон положен не для праведника, но для нечестивых и грешников Апостол Павел Хорошие закон
Хотя и посейчас к оппонентам порядка отношусь с заведомым недоверием – ведь что такое высказываемая ими точка зрения, как не упорядоченные...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов