Яков Шпренгер и Генрих Инститорис icon

Яков Шпренгер и Генрих Инститорис



НазваниеЯков Шпренгер и Генрих Инститорис
страница1/7
Дата конвертации12.09.2012
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7
1. /Яков Шпренгер и Генрих Инститорис.docЯков Шпренгер и Генрих Инститорис

Яков Шпренгер и Генрих Инститорис

"Malleus Maleficarum"

(Молот ведьм)




От администратора сайта:

Уважаемые коллеги! «Malleus Maleficarum» не весь посвящен процедуре рассмотрения и расследования дел о ведовстве и колдовстве. Значительная часть этого труда посвящена описанию «предмета доказывания» по этой категории дел. Поэтому на сайте размещается только процессуальная часть «Malleus Maleficarum». Чем она интересна? Во-первых, это – ярчайший пример инквизиционной модели правосудия и присущих ей процессуальных механизмов. Во-вторых, многие из этих механизмов оказались перенесенными в УПК РФ, поэтому вдвойне интересно прочитать обоснование их сущности, изложенное в «Malleus Maleficarum»(например, обоснование института анонимных свидетелей).Надеюсь этот текст окажется для Вас интересным.

С.Н.


Что же из себя представляет "Молот ведьм" (об авторах)


"Молот ведьм" или "Hexenhammer" (1-е ,,.., 1486г.) - бесспорно, основной

и самый мрачный из всех трудов по демонологии. Он был общеобязательным

кодексом, объединявшим древние легенды о черной магии с церковной догмой о

ереси, открывшим шлюзы потоку инквизиторской истерии столь широко, насколько

это вообще мог сделать печатный труд.

Его авторы стремились воплотить в действие библейское указание: "Не

оставляй ворожеи в живых" (Исход, 22,18) Руководство для охоты на ведьм

переиздавалось, по крайней мере, 13 раз до 1520г. и еще не менее 16 изданий

вышло между 1574 и 1669 гг. - многие ранние издания выходили без указания

места и времени издания. Известно, по крайней мере, 16 немецких, 11

французских, 2 итальянских и несколько английских изданий (преимущественно

поздних - 1584, 1595, 1604. 1615, 1620, 1669 гг.). "Молот ведьм" стал

источником вдохновения для авторов всех последующих руководств и удерживал

главенствующую позицию даже после появления трудов таких выдающихся

авторитетов, как Реми (1595) и дель Рио (1599).

Его значение и место среди книг своего времени было обусловлено

несколькими причинами: во-первых, схоластической известностью авторов,

доминиканцев Якова Шпренгера (1436-1495) декана Кельнского университета и

приора Генриха Крамера (латинизированное Инститорис) (ок. 1430-1505);

во-вторых, папской буллой 1484г.
, которую Крамер получил от папы Иннокентия

VIII, чтобы подавить оппозицию, выступавшую против охот на ведьм; и

в-третьих, детальной разработкой процедуры судопроизводства над ведьмами,

"чтобы как духовные, так и гражданские судьи располагали готовыми приемами

пыток, ведения суда и вынесения приговора". Большинство аргументов было

заимствовано из трудов доминиканского приора Нидера - "Formicarium" (1435) и

"Praeceplorium".

"Молот ведьм" состоит из трех частей. В первой обсуждается необходимость

глубокого осознания должностными лицами гнусности колдовства, включающего

отречение от католической веры, преданность и поклонение Дьяволу, подношение

ему некрещеных детей и плотские сношения с инкубом или суккубом. Неверие в

колдовство (с позволения канона piscopi) являлось ересью. В Библии

говорится, что ведьмы существуют, а следовательно "любой кто не верит в

установления священного писания является еретиком". Формула отречения

(приведенная в части III) для тех, кого серьезно подозревали в ереси (но

против кого не было свидетельства под присягой), звучала так: "Я клятвенно

отрицаю ту ересь, или, вернее говоря, неверие, которое неверно и лживо

утверждает, что на земле не существует ведьм". По данному обвинению законом

допускались показания любых свидетелей, поскольку колдовство рассматривалось

как высшая форма измены христианскому долгу. Вследствие этого показания о

колдовстве разрешалось давать свидетелям, обычно не допускавшимся в суд:

преступникам, отлученным от церкви, уличенным в лжесвидетельстве, причем их

имена могли оставаться в секрете.

Во второй части устанавливаются три типа злодейств, совершаемых ведьмами

и противодействие каждому из них. Здесь же Шпренгер и Крамер подтверждают

все истории о деяниях ведьм, договор с Дьяволом, сексуальные отношения с

дьяволами, перемещения, превращения, лигатуру, порчу урожая и скота -

фактически, самый широкий круг чародейств.

Третья часть (видимо, написанная Крамером, имевшим больший практический

опыт) содержала формальные правила для возбуждения судебного иска против

ведьмы, обеспечения ее осуждения и вынесения приговора. Здесь же

разграничивается юрисдикция инквизиторских, епископских и светских судов,

причем два последних суда побуждаются к более активному преследованию ведьм.

Причина заключается в том, что ведьмы, которые юридически не могут

преследоваться инквизицией как еретики, должны передаваться двум другим

судам. В третьей части заканчивается обсуждение приемов допроса свидетелей,

а также ареста, заключения и пыток ведьм, и таких практических вопросов как

преодоление молчания ведьм - технически ведьму нельзя было осудить без ее

собственного признания. Там же устанавливается, что обвиняемый (и его

защитники, если таковые имеются) не должны знать имени обвинителя.

Аргументы, содержащиеся в почти четверти миллиона слов, представляют

собой фантастическое принесение логики и здравого смысла в жертву заранее

сложившейся богословской концепции. Например, слову "женщина" (femina)

приписывается происхождение от [вера] и minus [малый], а "дьявол" (diabolus)

- от dia [два] и bolus [смерть], т.е. "убивающий душу и тело". Даже в первой

части игнорируются разумные аругменты. Так, объявляются еретиками те, кто

"верят в существование демонов, кроме как в воображении масс, которые и

приписывают свои собственные лжеучения дьяволу. Разные облики, рисующиеся

уму, возникают как плод сильного воображения, Человеку лишь кажется, что он

видит бесов или ведьм". Затем авторы "Молота ведьм" продолжают: "Все это

противоречит истинной вере, утверждающей, что ангелы, низринутые с неба,

превратились в бесов, что поэтому они, обладая большей силой, чем мы, могут

также и достигнуть большего, чем можем сделать мы". Хотя Чарлз Уильямс

называет этот силлогизм "почти первоклассным", Ли характеризует

интеллектуальный уровень книги следующим образом: "Ее жалкий стиль своим

однообразием напоминающий бесцельную, сбивающую с толку бесконечную ходьбу с

места на место, представляет собой блуждание мысли, неспособной к

концентрации и готовой следовать за любой навязчивой идеей".

Как апологеты демонологии, так и независимые мыслители подчеркивают, что

было бы нелогично и неверно осуждать представления XVIв. с точки зрения

современных критериев. Конечно, в этом они правы, но, тем не менее,

гуманистический, научный и разумный подход уже в то время был присущ

мыслящим людям, по праву и долгу совести осуждавшим демонологов и

мракобесов, отбросивших развитие цивилизации на несколько сотен лет назад.

Крамер начинал свою деятельность в Тироле, где возбудил к себе сильную

враждебность со стороны местного населения. Чтобы обосновать охоту за

ведьмами, он уговорил одну распутницу спрятаться в печи, притворившись, что

там поселился дьявол. Ее голос обвинил многих людей, которых Крамер жестоко

пытал. В конце концов епископу Бриксенскому удалось изгнать Крамера, но он

уже получил награду за свои труды от эрцгерцога Сигизмунда (которому Молитор

посвятил свой труд в 1489г.)

Совместный труд двух друзей-инквизиторов одобрен официальным письмом

богословского факультета Кельнского университета от 1487г., и это тоже

освещает его с весьма неожиданной стороны. Дело в том, что это одобрение

обманчиво, поскольку (как заметил Хансен), его подписали лишь четыре

профессора из всего университета, и их поддержка ограничивается заявлением,

что части I и II не противоречат католическому вероучению, и что часть III

заслуживает доверия благодаря приведенным в ней свидетельствам. Еще четыре

профессора вместе с университетским педелем дополнительно одобрили положение

против священников, неосторожно отрицающих колдовство. Тем не менее, их

заявление не появлялось в кельнских изданиях до 1494г., пока не умер педель,

после чего оно было подшито и в более ранние издания, предназначенные для

продажи вне Кельна. В результате все пришли к выводу, что письмо - подделка,

прибавляющая престиж книге. Коллеги Шпренгера по университету не отслужили

заупокойную мессу после его смерти 6 декабря 1495г. Это упущение могло быть

вызвано тем, что он завещал свое имущество за пределы Кельна, но, с другой

стороны, могло быть обусловлено и его академической непорядочностью. Авторы

"Молота ведьм" стремились любыми средствами добиться обязательного сожжения

ведьм. Особенно примечательно то, что протестанты, повсюду противостоявшие

инквизиции, считали "Молот ведьм" авторитетом и законом во всем, что

касалось ведьм.


ОГЛАВЛЕНИЕ


ЧАСТЬ I

О трех силах, составляющих колдовство, а именно: о дьяволе, о колдуне и о

божьем попущении.

Глава 1. Существует ли колдовство?

Глава 2. Действует ли дьявол совместно с колдуном?

Глава 3. Могут ли быть порождены люди инкубами и суккубами?

Глава 4. Какими демонами совершается инкубат и суккубат?

Глава 5. Откуда берет начало преумножение чародейств?

Глава 6. О ведьмах, предающихся демонам

Глава 7. Могут ли ведьмы возбуждать в сердцах людей любовь или ненависть?

Глава 8. Могут ли ведьмы препятствовать способности к деторождению или

любовному наслаждению, о каковом колдовстве идет речь в булле?

Глава 9. Придают ли ведьмы людям облики животных?

Глава 10. Что надо думать о волках, которые крадут и пожирают как

взрослых людей, так и мальчиков? происходит ли это тоже через посредство

ведьм и наваждения?

Глава 11. О повивальных бабках-ведьмах, предупреждающих различными

способами зачатие во чреве матери, производящих аборты и посвящающих

новорожденных демонам.

Глава 12. Необходимо ли божье попущение при колдовстве?

Глава 13. Разъяснение вопроса об обоих попущениях бога, по всей

справедливости совершенных им, а именно: дьявол, виновник всякого зла, впал

в грех. прародители тоже впали, вследствие чего чародеяния ведьм с полным

правом допускаются богом

Глава 14. Рассматривается ужас колдовства. Весь материал заслуживает

того, чтобы им пользовались в проповедях

Глава 15. Объясняется, что ведьмы околдовывают как невинных, так и

грешников.

Глава 16. Объясняется высказанная истина сравнением чародеяний с другими

видами суеверий.

Глава 17. Семнадцатый вопрос объясняет пятнадцатый путем сравнения

тяжести преступления ведьм с любым грехом демонов

Глава 18. Указание, как надо проповедовать против пяти возражений мирян,

которые пытаются доказать, что бог не дает дьяволу и ведьмам власти

производить подобные чародеяния


ЧАСТЬ II

Вторая часть "молота ведьм" трактует о способах околдования и о том, как

таковое можно снять. Она содержит только два главных вопроса, которые,

однако, обсуждаются в нескольких главах.

Кому колдун не может вредить?

Может ли кто-либо быть настолько охраняем ангелом-хранителем, что не

бывает околдован ведьмами ни одним из ниже приведенных средств?

Глава 1. О различных способах, коими демоны через посредство ведьм

привлекают и соблазняют невинных для умножения нечестия

Глава 2. О средствах выполнения святотатственной профессии ведьм

Глава 3. О способе, коим ведьмы переносятся с места на место

Глава 4. О способе, коим ведьмы предаются демонам и инкубам

Глава 5. Об общем способе, коим ведьмы посредством церковных таинств

выполняют свои лиходейства, и о способе, коим они имеют обыкновение

задерживать производящую силу и насылать другие лишения на все твари, за

исключением небесных тел.

Глава 6. О способе, коим ведьмы имеют обыкновение задерживать силу

деторождения.

Глава 7. О способе, коим ведьмы лишают мужчин полового члена.

Глава 8. Каким образом ведьмы придают людям облики зверей?

Глава 9. Как демоны проникают в тела и головы людей, не причиняя им

ранений, когда они производят обманы чувств?

Глава 10. О способе, коим демоны с помощью чародейств телесно берут

человека в обладание. 13. Глава 11. О способах, коими ведьмы могут наслать

всякого рода болезни с помощью колдовства.

Глава 12. О способе, коим ведьмы насылают другие болезни, и главным

образом, на людей.

Глава 13. О способе, коим повивальные бабки причиняют величайшие

вредительства, убивая детей или посвящая их демонам.

Глава 14. Как ведьмы наводят различную порчу на домашний скот?

Глава 15. Как ведьмы производят градобитие и грозу и направляют молнии на

людей и животных?

Глава 16. О трех видах колдовства, свойственного мужчинам, разбираемых в

трех разделах и в последнем из них - о стрелках из луков.

Второй главный вопрос этой второй части: о способах устранения или

излечения околдования, чему предпосылается разрешение одного затруднения.


ЧАСТЬ III

Глава 1. Церковные средства против инкубов и суккубов.

Глава 2. Средства врачевания для тех, чья способность к соитию

околдована.

Глава 3. Средства врачевания для обуреваемых чрезвычайной любовью иди

чрезвычайной ненавистью из-за околдования.

Глава 4. Средства врачевания для тех, у которых, вследствие обмана

чувств, устранены детородные органы, а равно и для тех случаев, когда людям

придаются личины зверей.

Глава 5. Средства врачевания тех, которые стали одержимыми вследствие

околдования.

Глава 6. Средства врачевания экзорцизмом против насланных болезней и

указания, как экзорцировать одержимых.

Глава 7. Средства против градобития и при лечении околдованных домашних

животных.

Глава 8. Некоторые сокровенные средства против некоторых тайных искушений

дьявола. Часть III Cледует третья часть всего сочинения, рассматривающая

способы искоренения или, по крайней мере, наказания ереси подлежащим

духовным или светским судом и содержащая тридцать пять вопросов; общий

вступительный вопрос предшествует им. Каково продолжение процесса.

Следует третья часть сей последней части: как этот религиозный процесс

достойным образом заканчивается заключительным приговором.

Послесловие.


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.

Cледует третья часть всего сочинения, рассматривающая

способы искоренения или, по крайней мере, наказания ереси подлежащим

духовным или светским судом и содержащая тридцать пять вопросов; общий

вступительный вопрос предшествует им.

Процедуру духовного и светского судьи в процессах про­тив ведьм можно разбить на три главных отдела: 1) как надо начать такой процесс; 2) как надо его вести; 3) как надо за­кончить процесс и произнести приговор. С этим связан це­лый ряд вопросов, который будет нами рассмотрен ниже.

Первый вопрос о том, как начинать процесс

Процесс по делам веры, как указано в «Extravagantia de accusatione, denuntiatione et inquisitione», может начаться по троякому основанию.

  1. Если кто-либо предъявит перед судьей кому-либо об­винение в совершении преступления ереси или в покрови­тельстве еретикам. При этом такой обвинитель обязан быть готовым к представлению доказательств. Если он таких до­казательств не сможет представить, то он может претерпеть наказание за ложные сведения.

  2. Если обвинение предъявляется денунциантом (доно­сителем), который не ручается за достоверность своих пока­заний и не берется их доказывать. Он утверждает лишь, что доносит на еретика, движимый рвением к вере или желая из­бегнуть отлучения за сокрытие ереси или наказания, которым грозит светский судья.

3) Если до слуха инквизиторов дошла молва, что в таком и таком-то городе имеются ведьмы, занимающиеся тем-то и тем-то. Это — обвинение путем инквизиции. В этом слу­чае инквизитор начинает действовать не по указанию како­го-либо обвинителя, а по своему собственному почину.


Касательно первого пункта надо сказать, что такое нача­ло религиозного процесса не употребительно, в особеннос­ти в делах против ведьм, которые наводят порчу скрытно.
К тому же такой открытый обвинитель опасается наказа­ния, если ему не удастся доказать достоверности своего об­винения. Сверх того, такое обвинение вызывает многие пререкания.

Пусть судья начнет процесс с общего вызова свидетелей, вывешенного на дверях церквей или ратуши и имеющего сле­дующее содержание: «Мы, викарий такого-то инквизитора (или судья такого-то владыки), желаем всем сердцем того, чтобы врученный нашему попечению христианский народ воспитывался в единстве и чистоте католической веры и дер­жался вдали от чумы еретической извращенности. Во славу и несть досточтимого имени Иисуса Христа и для возвели­чения святой ортодоксальной веры, а также и для искорене­ния еретической извращенности, свойственной ведьмам, мы, указанный судья, предписываем, приказываем и увещеваем всех и каждого (заметь, что если воззвание идет от духовно­го судьи, то надо прибавить: а также и монашествующее или светское духовенство), какое положение они бы ни занима­ли в этом городе или в этом селении в двух милях в окружно­сти, исполняя добродетель святого послушания и под стра­хом отлучения, явиться в течение следующих двенадцати дней (светский судья требует при этом явки, угрожая обыч­ными у него наказаниями в случае неисполнения пред­писания) и разоблачить перед нами женщин, о которых идет молва как о еретичках, или ведьмах, или вредительницах здоровья людей, домашнего скота и полевых злаков, или приносящих вред государству. Первые четыре дня — это первый срок, следующие четыре дня — второй срок, а последние четыре дня — третий срок. Ежели те, которые знают о существовании женщин, подозреваемых в этих преступлениях, не явятся и не укажут их, то они будут пронзены кинжалом отлучения (так скажет в своем обра­щении духовный судья) или претерпят вытекающие из норм закона наказания (так прибавит светский судья). Мы произносим отлучение против всех тех, которые упорно не повинуются. Право обратного принятия их в лоно церкви остается за нами (таково заключение духовного судьи), и отмена светского наказания предоставляется на усмотре­ние светской власти (так заключает светский судья). Да­но...» такого-то числа и т. д.

Таково начало процесса путем денунциации. Пусть свет­ский судья в своем вызове свидетелей укажет, что никто не должен считать себя подсудным, если его доказательства при доносе недостаточны. Духовный же судья обязан при этом сказать, что денунцианту не нужно приводить доказательств виновности подозреваемых, ему нужно только указать по­следних. Явившиеся денунцианты дают свои показания судье в присутствии нотариуса и двух понятых, будь то духовные лица или миряне. При отсутствии нотариуса его обязанности исполняются двумя подходящими людьми. Денунциации за­писываются подробно. Смотри канон «Ut officium, § werum», кн. VI и соответствующую глоссу Архидиакона.

Судья или нотариус открывают заседание следующим образом: «Во имя Господа. Аминь. В год от рождества Христова и т. д. та­кого-то дня и такого-то месяца, в моем присутствии, в присутст­вии нотариуса и нижеподписавшихся свидетелей, явился к судье такой-то из такого-то города такой-то епархии и представил ему лист бумаги следующего содержания». (Следует текст этого писа­ния, ежели такое писание не представлено, а донос произведен устно, то так и указывается в протоколе и перечисляются указан­ные денунциантом лица и приписываемые им преступления.) ; н после этого денунциант приводится к присяге на четырех Евангелиях Господних или на кресте. Присягающий поднимает правую руку с тремя вытянутыми и двумя согнутыми пальца­ми. Это — символ Святой Троицы и символ проклятия тела и души, если денунциант скажет неправду. После присяги су­дья спрашивает, откуда свидетель знает о случившемся и ви­дел ли он сам все это. Если он говорит, что он сам видел, что, например, подозреваемый в таком-то месте и в такое-то вре­мя произвел грозу или дотронулся до скота, который после этого пострадал от порчи, то судья расспрашивает, кто еще это видел. Ежели денунциант говорит, что сам он этого не ви­дел, но слышал от других, то судья обязан спросить, от кого получено это сведение и в чьем присутствии. Все подобные данные отмечаются в процессуальных актах вслед за изложе­нием доноса данного лица. Затем в актах пишется следующее: «Когда эта денунциация была записана, инквизитор тотчас же предложил денунцианту вновь поклясться на четырех Евангелиях Господних в том, что он сказал сущую правду». Наконец, его спрашивают, не донес ли он по злой воле, из не­нависти или по злобе и не скрыл ли он чего-нибудь из чувст­ва расположения к подозреваемому. Вслед за тем ему предпи­сывается хранить обо всем полное молчание. В конце акта пишется: «Эти данные получены в таком-то городе, такого-то дня, месяца и года, в моем присутствии, в присутствии та­кого-то нотариуса или писца и таких-то свидетелей». . Третий вид возбуждения процесса является самым обыч­ным и наиболее распространенным и происходит без вызова денунциантов или обвинителей. Для этого достаточно того, чтобы слуха инквизитора достиг упорный слух о колдовских деяниях какой-либо ведьмы. В присутствии указанных нота­риуса, писца и двух свидетелей судья начинает процесс сле­дующим образом: «Во имя Господне. Аминь. В год от рож­дества Христова, такого-то дня и месяца или в такие-то и такие месяцы до слуха судьи такого-то города дошло, что такой-то из такого-то города или селения совершил то-то и то-то для околдования, что идет против веры и служит во вред государству. Это занесено тогда-то в присутствии та­ких-то свидетелей и прочее».


Второй вопрос о том, каково должно быть число свидетелей

Может ли судья на основании показаний двух законных, согласных в своих показаниях свидетелей, осудить женщину за колдовскую ересь? Не нужно ли большее количество сви­детелей? По букве закона, двух свидетелей довольно. Но, принимая во внимание тяжесть колдовского преступле­ния, для осуждения нельзя ограничиться этим количеством свидетелей. Ведь обвиняемый не видит присяги свидетелей, способных дать весьма отягчающие вину показания, хотя ин­квизитор и отводит свидетелей, питающих неприязнь или не­нависть к обвиняемым. Даже в том случае, когда имеются налицо двое законных и согласных в своих показаниях сви­детелей, при наличии дурной молвы об обвиняемом, осудить такого обвиняемого нельзя. Ведь доказательства должны быть яснее дня. Совесть судьи должна подсказать ему, как ему надлежит поступить, и именно допустить ли подозрева­емого к очищению снятием с него клятвенного утверждения о невиновности или действовать по букве закона.

Третий вопрос о том, можно ли требовать

от кого-либо обязательную дачу показаний

и вызывать свидетелей по нескольку раз

На этот вопрос надо ответить утвердительно. Ведь в «Extra de haeret, can. Excommunicamus, § addicimus» го­ворится, что архиепископу или епископу предписывается найти трех и более достоверных свидетелей в таких прихо­дах, в которых, по слухам, находятся еретики, и снять с них клятвенные показания. Далее текст гласит: «Ежели неко­торые из них с преступным упорством отказываются от присяги, то они должны по этому одному уже считаться еретиками». Архидиакон же в своей глоссе к канону «Ut


officium, § werum», а именно к слову «свидетели», говорит: «Судья, производящий следствие, должен принять во вни­мание то, что если свидетели дали сбивчивые показания и недостаточно подробно допрошены, то он может допра­шивать их много раз».

:

Четвертый вопрос о том, каким требованиям должны удовлетворять свидетели

Отлученные, а также участники колдовских преступле­ний, лишенные прав, преступники и крепостные против сво­их владетелей могут допускаться к свидетельству во всех ре­лигиозных процессах. Еретики могут свидетельствовать против еретиков, а ведьмы против ведьм. Допустимы к сви­детельству также: супруга, сыновья, домочадцы. Канон «In ficlei, de haer» гласит: «Для пользы веры мы разрешаем, что­бы в инквизиционном процессе были допущены свидетели отлученные и соучастники преступления, если нет других свидетелей против еретиков, и те, которые их принимают, в них верят, им покровительствуют и защищают, если есть основания полагать, что эти свидетели не будут гово­рить лжи». Относительно клятвопреступников в каноне «Accusatus, § licet» говорится: «Если ясно, что клятвопре­ступники хотят исправить свои прежние прегрешения и из ревности в вере изменят данные показания и скажут то, о чем они раньше умолчали, то надо, если этому ничто не препятствует, принять их свидетельства к сведению». Что касается людей, лишенных прав, и крепостных, то Архи­диакон в глоссе к канону «Accusatus, § licet» сообщает: «Позорное пятно ереси столь велико, что для разбора это­го преступления допускаются также крепостные для сви­детельства против своих господ, а также всяческие пре­ступники и люди, лишенные прав».


Пятый вопрос

Допустимы ли к свидетельству смертельные враги

На этот вопрос надо ответить отрицательно. Поэтому Ар­хидиакон в указанном месте и говорит: «Это решение нельзя понять в том смысле, что здесь могут свидетельствовать и смертельные враги». Кто же называется смертельным вра­гом? Прежде всего не всякая вражда считается смертельной. Только тот человек, который намеревается причинить смерть .или тяжкое ранение или же, что тождественно, лишить челове-.ка его доброго имени, считается смертельным врагом.

Иные тяжкие формы неприязни, как, например, свойст­венные женщинам враждования, хотя и не лишают возможности свидетельствовать, однако уменьшают, до известной степени, доказательность таких свидетельств. В связи с показаниями других свидетелей они приобретают полную до­стоверность, если совпадают. Это имеет место в особеннос­ти тогда, когда подсудимый на вопрос судьи о врагах,
которые могут против него говорить из ненависти, не указы­вает на лицо, дающее обличающие показания и признающее существование ненависти к обвиняемому. Отвод таких сви­детелей допустим в том случае, когда обвиняемый называет этих свидетелей своими врагами

  1   2   3   4   5   6   7



Похожие:

Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconДокументы
1. /Яков Шпренгер и Генрих Инститорис - МОЛОТ ВЕДЬМ.doc
Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconЯков Шпренгер, Генрих Инститорис Молот ведьм Аннотация
«Существует ли колдовство?», «Что надо думать о волках, которые крадут и пожирают как взрослых людей, так и мальчиков?», «О способе,...
Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconКорельский яков Михайлович
Корельский яков Михайлович, старейший капитан Мурманского тралового флота. Умер 06. 12. 1972 года
Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconАнуфриев яков Фролович
Ануфриев яков Фролович, капитан на судах Северного бассейна. В 1963 году руководил экипажем лихтера «Приволжский» Мурманского морского...
Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconАрельский яков Михайлович
Карельский яков Михайлович, капитан Мурманского тралового флота. В 1938 году встал на капитанский мостик. В 1960 году возглавлял...
Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconКалинин яков Тимофеевич
Калинин яков Тимофеевич, капитан на судах Мурманского тралового флота. Возглавлял экипаж траулера «Россия», который по итогам работы...
Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconЯков Петрович Полонский

Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconФ. Вассерман. И вновь Яков Шаус!

Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconГенрих кунов борьба классов и партий в великой французской революции

Яков Шпренгер и Генрих Инститорис iconГенрих кунов борьба классов и партий в великой французской революции

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов