Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. icon

Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке.



НазваниеСтатья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке.
Дата конвертации12.09.2012
Размер72 Kb.
ТипСтатья



СОМНЕНИЯ В ОБОСНОВАННОСТИ АРЕСТА ВЛЕКУТ ЕГО ОТМЕНУ


Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. Этим правом может воспользоваться и любой участник уголовного процесса. Объектом обжалования в суд могут быть правоприменительные акты органов расследования, нарушающие конкретные права и свободы личности, вовлеченной в сферу уголовного судопроизводства, а также фактические неправомерные действия или бездействие следователя, лица, производящего дознание, или прокурора.

В последние два года на страницах "Российской юстиции" развернулась острая дискуссия по вопросу о том, какие критерии должен использовать суд при проверке правомерности заключения под стражу в качестве меры пресечения? Ее началом послужила статья А. Жданова "Законность или обоснованность ареста?", опубликованная в январском номере журнала за 1999 год. Автор считает необходимым ограничить судебное рассмотрение жалобы на незаконный арест только решением вопроса о законности. "Если при проверке жалобы окажется, что арест незаконен с точки зрения УПК, - на свободу. Если вся процедура соблюдена, все сделано в соответствии с УПК, то никакая целесообразность или обоснованность доводов лица, совершившего преступление, не должна приниматься во внимание". При этом утверждается, что именно в "обоснованности" кроется "корень зла".

Отклики на данную статью не заставили себя долго ждать. И что отрадно - все они были критическими. Но не со всеми из них можно безоговорочно согласиться.

Прежде всего, как верно отметил А. Шамардин, исследование законности применения к подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу неизбежно включает решение вопроса об обоснованности ареста, так как круг оснований для избрания этой меры пресечения установлен законом (Шамардин А. Необоснованный арест не может быть законным // Российская юстиция. 1999. N 4. С. 22).

Легитимное определение терминов "законность" и "обоснованность" ареста дано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. "О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей". Под законностью ареста следует понимать соблюдение всех норм уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения указанной меры пресечения и продления срока ее действия, а под обоснованностью - наличие в представленных материалах сведений, в том числе о личности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления ее срока.

Отсюда следует, что понятие "обоснованность" находится в тесной связи с понятием "законность". Согласно ч. 1 ст.
92 УПК РСФСР о применении меры пресечения лицо, производящее дознание, следователь, прокурор выносят мотивированное постановление, а суд - мотивированное определение, содержащее указание на преступление, в котором подозревается или обвиняется данное лицо, и основание для избрания меры пресечения. Немотивированное (необоснованное) постановление не соответствует требованиям ч. 1 ст. 92 УПК, а потому является незаконным. Таким образом, каждое немотивированное (необоснованное) постановление является одновременно и незаконным.

Именно по этому пути идет законодатель, рассматривая проект УПК РФ, которым определено право заинтересованных лиц обжаловать как законность, так и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно законность и обоснованность продления (отказа в продлении) срока содержания под стражей. Причем непредоставление суду материалов, подтверждающих законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, является безусловным основанием для вынесения судом определения об отмене этой меры пресечения и об освобождении лица из-под стражи.

Особое внимание оппонентов вызвало утверждение А. Жданова о том, что "категория обоснованности, как правило, идет от доказательственной базы следствия по уголовному делу, во что суд не вникает при рассмотрении жалобы, да и не должен вникать..." Критикуя высказанное мнение, Б. Грузд и Л. Сайкин указывают на то, что данная точка зрения основана на неправильном, по их мнению, понимании положений постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г., в п. 9 которого сказано: "Проверяя законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении". Однако "обсуждение вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении" не тождественно обсуждению вопроса о доказательствах, подтверждающих наличие события преступления и причастности к нему арестованного. Запрет судье входить в обсуждение этого вопроса объясняется желанием предотвратить возникновение вопроса о преюдициальном значении постановления о законности и обоснованности ареста при вынесении приговора. "Очевидно, - подытоживают авторы свои рассуждения, - что арест невиновного ни при каких условиях не может быть признан законным" (Грузд Б., Сайкин Л. И законность и обоснованность ареста // Российская юстиция. 1999. N 12. С. 43).

Аналогичные контраргументы приводит А. Шамардин. Он также считает, что "Пленум отнюдь не имел в виду, что судья вправе вынести решение в порядке ст. 220-2 УПК, не изучив доказательства, положенные в основу обвинения".

Сразу же хочу оговориться, что утверждение о незаконности любого ареста невиновного не соответствует закону, так как УПК допускает заключение под стражу в качестве меры пресечения в отношении подозреваемого и обвиняемого, которые в силу ст. 49 Конституции РФ до вступления в силу обвинительного приговора суда считаются невиновными.

Но и сама позиция цитируемых авторов также, на мой взгляд, является спорной. Представляется, что Пленум Верховного Суда РФ в указанном постановлении дал достаточно четкие разъяснения по существу законодательной регламентации действий судьи при рассмотрении жалоб на законность и обоснованность ареста. Запрет обсуждения вопроса о виновности содержащегося под стражей лица в инкриминируемом ему преступлении следует понимать буквально как недопустимость постановки такого вопроса перед судьей. Установление виновности является прерогативой того органа или должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело. Проверяя законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей, судья выступает в качестве надзорной инстанции, субъекта, наделенного строго определенными полномочиями.

Как отметил Конституционный Суд РФ в постановлении от 23 марта 1999 г. "По делу о проверке конституционности положений ст. 133, ч. 1 ст. 218, ст. 220 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и общества с ограниченной ответственностью "Моноком", досудебная проверка необходима в отношении тех действий и решений органов расследования, которые не только затрагивают собственно уголовно-процессуальные отношения, но и порождают последствия, выходящие за их рамки, существенно ограничивая при этом конституционные права и свободы личности. Отложение проверки законности и обоснованности таких действий до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восстановление которого в дальнейшем окажется неосуществимым. "Вместе с тем, - подчеркивается в указанном постановлении, - суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства. Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда (ст. 120 Конституции РФ), гарантирующему в условиях состязательного процесса объективное и беспристрастное осуществление правосудия по уголовным делам".

Разделяя мнение А. Шамардина, обоснованно считающего, что "только при наличии совокупности доказательств, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления или предъявить ему обвинение, ставится вопрос о наличии оснований для применения меры пресечения", не могу согласиться с ним в том, что указанные доказательства проверяются судом в порядке ст. 220-2 УПК. На мой взгляд, не обвинительные доказательства, а постановление о привлечении в качестве обвиняемого является объектом судебной проверки законности и обоснованности ареста.

Достаточные доказательства виновности лица в совершении преступления являются основанием для вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Само же указанное постановление становится общим условием для применения меры пресечения, в том числе и заключения под стражу. При этом, как обоснованно считает Р. Коробов: "Обоснованность предъявленного обвинения тут как бы презюмируется, а рассмотрению подлежит лишь вопрос обоснованности и законности ареста" (Коробов Р. Не согласен с прокурором, солидарен с адвокатом // Российская юстиция. 2000. N 8. С. 48).

Данный вывод подтверждается, в частности, п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г., определившим минимальный круг материалов, которые должны быть направлены в суд для проверки законности и обоснованности ареста или задержания. К ним относятся: постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания подозреваемого, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, постановление о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, протоколы допроса подозреваемого и обвиняемого, а также сведения об их личности и другие данные, которые лицо, производящее дознание, следователь и прокурор представляют в суд для подтверждения законности и обоснованности применения заключения под стражу. Как видно, Верховный Суд РФ не требует от лица, производящего расследование, представления доказательств виновности обвиняемого, а ограничивается лишь указанием об обязательном предоставлении постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

Вместе с тем нельзя признать безупречной и позицию А. Жданова, с которой мы начали рассмотрение данной проблемы. Судья, безусловно, "вникает в доказательственную базу следствия", но ограничивается исследованием лишь тех доказательств, которые представляются для подтверждения законности и обоснованности применения заключения под стражу. К ним относятся те фактические данные, которые свидетельствуют о том, что обвиняемый (подозреваемый) в случае, если к нему не применен арест, может скрыться от следствия и суда, воспрепятствовать установлению истины по делу, будет заниматься преступной деятельностью, а также уклониться от исполнения приговора. То есть контроль за обоснованностью ареста состоит в проверке и оценке доказательств, являющихся основанием и условиями для применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а не совокупности доказательств, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления или предъявить ему обвинение.

Итогом рассмотрения вопроса о необходимости судебной проверки обоснованности заключения под стражу может стать абсолютно справедливое утверждение Р. Коробова о том, что в термине "обоснованность" ареста кроется не "корень зла", а скорее "корень добра". "Обоснованность ареста - залог дополнительной гарантии для лица, к которому применяется арест, гарантия свободы человека, его неприкосновенности" и его безусловное конституционное право.


Заведующий кафедрой Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, доктор юридических наук, профессор

Н. КАПИНУС




Похожие:

Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconЦентрально-черноземный
Целью настоящего Закона является обеспечение открытости деятельности органов государственной власти Воронежской области, информационных...
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconЦентрально-черноземный
Целью настоящего Закона является обеспечение открытости деятельности органов государственной власти Воронежской области, информационных...
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconЕ. А. Тюгашев концепции и доктрины как формы правотворчества: проблемы эффективности
Утверждаемые актами должностных лиц и органов государственной власти, эти документы применяются для долгосрочного регулирования государственной...
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconКонцепция государственной политики Российской Федерации в отношении российского казачества
Тетов деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации (далее...
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconIi. Медико-социальная экспертиза 7
Статья Компетенция федеральных органов государственной власти в области социальной защиты инвалидов 5
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconФедеральный закон о ветеранах глава I. Общие положения
Статья Организационные основы реализации функций органов государственной власти по делам ветеранов
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconПоложение
Управами, назначаемыми правительством субъектов Федерации, то есть являющиеся также государственными органами. А по ст. Ст. 12 Конституции...
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconПоложение
Управами, назначаемыми правительством субъектов Федерации, то есть являющиеся также государственными органами. А по ст. Ст. 12 Конституции...
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconНасонов С. А. ( на правах рукописи) Право на неприкосновенность жилища
«Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных...
Статья 46 Конституции РФ наделила каждого человека правом обжаловать решения и действия органов государственной власти и должностных лиц в судебном порядке. iconДокументы
1. /О предметах ведения органов государственной власти и органов местного с.rtf
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов