Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья icon

Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья



НазваниеЗамечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья
страница2/3
Дата конвертации12.09.2012
Размер466.08 Kb.
ТипСтатья
1   2   3
IV. Автоматический судебный контроль, Статья 5 (3) Конвенции а) Конвенция

Статья 5 (3) Конвенции устанавливает, что каждое лицо, арестованное по подозрению в совершении преступления, "незамедлительно доставляется к судье или к другому должностному лицу, уполномоченному законом осуществлять судебные функции".

Конвенция требует, чтобы лица в такой ситуации попадали бы под судебный контроль как можно скорее, поскольку они считаются особенно незащищенными. Основанием для лишения их свободы является простое подозрение, и те, кто подозревают, очень хотят, чтобы их подозрения подтвердились бы. Отсюда опасность того, что будет применено ненадлежащее давление. Жалобы, поданные на турецкие власти, в частности, подтвердили, что длительное содержание под стражей исключительно в ведении полиции и органов обвинения создает опасность применения пыток.

Сейчас совершенно ясно, что прокурор не может считаться "судьей или другим должностным лицом ...", см., например, решение Европейского суда по правам человека по делу Huber vs. Switzerland от 23 октября 1990 года (Series A No. 188).

Судья должен сам видеть и выслушать арестованного, подтвердить законность ареста и заключения под стражу и – если дальнейшее заключение под стражей незаконно – отдать распоряжение о немедленном освобождении лица. А fortiori, дознаватели и следователи не могут играть такую роль.

Судебный контроль должен быть автоматическим – такая гарантия не соблюдается, если арестованному самому надо просить быть доставленным к судье. По моему личному убеждению, арестованному нельзя даже отказываться от этого права.

Лицо должно быть доставлено к судье "незамедлительно". Предельный срок – четыре дня; сравните с решением Европейского суда по правам человека по делу Brogan and others vs. UK от 30 мая 1989 года (Series A No. 145-B). Это было дело лиц, подозревавшихся в террористической деятельности. По моему мнению, было бы неверно толковать это решение как устанавливающее четырехдневный срок доставления к судье как приемлемый по всем делам. Правильное толкование, по-моему, – "без неоправданной задержки, но не при каких обстоятельствах в срок, превышающий 4 суток (96 часов)".

Вопрос о мерах пресечения, в особенности "заключения под стражу"

Статья 104 предусматривает судебную процедуру, которая в основном соответствует статье 5 (3)1 Конвенции. Прокурор, следователь или дознаватель возбуждает перед судом ходатайство об избрании заключения под стражу с изложением своих мотивов. Этот документ должен быть представлен судье не позднее шести часов до истечения срока задержания (48 часов). Мне, однако, кажется, что это не полностью строгое правило. Проект не указывает, какие могут наступить последствия в случае просрочки, и я сомневаюсь, что из-за просрочки задержанный будет освобожден. Если мое допущение верно, было бы предпочтительно включить четкое правило на сей счет.


Судья (мировой судья, судья районного суда или соответствующего военного суда) проводит слушание единолично и выслушивает подозреваемого или обвиняемого и защитника, если таковой имеется. В конце статьи 104 (3) указывается, что в случае неявки лица, таковая "не препятствует рассмотрению ходатайства". Не вполне ясно, что это означает, но я так понимаю, что судья, тем не менее, вправе удовлетворить ходатайство, то есть выдать законный ордер на арест. Что же произойдет в таком случае с лицом? Доставят ли его в этом случае к судье? Я не нашел ответа на этот вопрос. Нет, однако, сомнения, что именно такое требование содержит Конвенция. Каждое лицо, подвергшееся аресту ("задержанию" – пользуясь российской терминологией") по подозрению в совершении преступления, должно быть без промедления доставлено физически к судье. В этой части нет места для принятия какого-либо решения в отсутствие лица. Я предлагаю просто опустить последнее предложение в статье 104 (3), потому что такое слушание в отсутствие лица, которому грозит лишение свободы, не может служить какой либо разумной цели, если только не отказано в просьбе обвинительной власти.

^ Статья 104 (6) указывает: "рассмотрев ходатайство, судья выносит постановление о применения... меры пресечения в виде заключения под стражу или об отказе в удовлетворении ходатайства".

Постановление подлежит немедленному исполнению. По моему мнению, однако, эта формулировка вводит в заблуждение. В противоположность сказанному в тексте – если я только понял статью 104 правильно – судья не поставлен перед альтернативой, распорядиться о заключении под стражу или выпустить лицо на свободу, по крайней мере, свободу, не оговоренную условиями. Как говорится в части (9), суд может избрать более мягкую меру пресечения, такую как залог. Суд должен также быть правомочен избрать домашний арест вместо заключения под стражу. В отличие от слушания по существу, в этом первом опросе судья не связан предложениями обвинительной власти. Немедленное исполнение возможно, если в ходатайстве отказано, или если лицо присутствует. Если же лицо не явилось, то "немедленное исполнение" может означать только одно – что выдан ордер на арест.

Поскольку слушание проводится в течение 48 часов после "задержания" (статья 22 часть 2 Конституции), не возникает проблемы относительно "незамедлительности" доставления, если только не возникает период "лишения свободы до заключения под стражу".

^ Соответствие статье 6 (1) и статье 6 (3) Конвенции: право на справедливое судебное разбирательство. Замечания Хартмута Хорсткотта

1. Требования справедливого судебного разбирательства. Статья 6 (1) Конвенции

^ 1. Общие аспекты

а) Конвенция

На всех стадиях уголовного процесса подозреваемый или обвиняемый "имеет право на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона" (Статья 6 (1) Европейской Конвенции о защите прав человека).

Термин "справедливый" применяется широко – посмотрите только часть (3) статьи 6. Европейский суд по правам человека и Европейская комиссия по правам человека взяли на вооружение ориентированный на конкретные дела, реалистичный подход в применении термина "справедливый". Определенные недостатки процесса могут быть компенсированы для обвиняемого предоставлением ему всех возможностей на более поздних его стадиях, что позволяет в целом считать процесс справедливым 5. С другой стороны, концентрация проблемных элементов в конкретном деле может вести к заключению, что в целом процесс был несправедливым, даже если каждый из этих элементов, взятый в отдельности, не считался бы нарушением статьи 6(1). 6

Важным элементом концепции справедливого судебного разбирательства является принцип равных возможностей сторон в процессе. 7 Это означает, что всякий, кто выступает стороной в уголовном или не-уголовном деле, должен иметь разумную возможность представлять свои интересы по делу – включая доказательства – в условиях, при которых он не ставится в невыгодное положение vis-a-vis противостоящей стороне. 8 Он должен иметь возможность знать доводы и доказательства, представляемые другой стороной (например, обвинителем, следователем и дознавателем), и давать свои пояснения к ним.  9Это, как правило, требует, чтобы доказательства во время суда принимались бы к рассмотрению в присутствии обвиняемого. Европейский суд по правам человека называет такое активное участие в процессе как обвинителя, так и обвиняемого "состязательным" (по-французски: сопtradictore) процессом, право на который имеет каждый в связи с принципом равных возможностей сторон в процессе.  10В этом смысле гарантия состязательного процесса необязательно предполагает заимствование классической англосаксонской модели уголовного судопроизводства, то есть системы, в которой обвинение и защита действуют на одном уровне под контролем относительно пассивного судьи. И статья 123 (2) Конституции Российской Федерации 1993 года, в соответствии с которой судопроизводство должно вестись "на основе состязательности и равноправия сторон"  11, не имеет в виду такой особый тип состязательного уголовного процесса. Действительно, Европейский суд по правам человека выработал принцип равных возможностей сторон в процессе преимущественно рассматривая дела, возникшие на основе континентальных европейских правовых систем.  12Таким образом, в сфере уголовного процесса принцип равных возможностей сторон в процессе означает, что не только обвинитель, но также и обвиняемый (включая его защитника) должны влиять на ход процесса так, чтобы они могли представлять свои интересы по делу в суде при условиях, которые не ставят обвиняемого в существенно невыгодное положение vis-a-vis обвинение.  13Эти условия включают право допрашивать свидетелей (Статья 6 (3 d) Конвенции) и вообще право представлять доказательства.  14В таком активном участии в процессе обвиняемый видится не как объект, а как скорее субъект, взаимодействующий с обвинением. 15

b) Проект

Проект придает особое значение справедливому судебному разбирательству (статья 6 [1]), справедливому приговору (статья 344 (4), статья 410 (1)) и справедливому наказанию (статья 6 (1), статья 442). В этом смысле русский текст Проекта использует то же слово (справедливый), которое использовалось при переводе английского слова "fair" в статье 6 (1) Конвенции. Статья 18(1) Проекта требует, чтобы судопроизводство осуществлялось на основе состязательности и равноправия сторон обвинения и защиты"; в соответствии со статьей 5-28, "стороны" определяются как органы и липа, защищающие свои "интересы" на основе состязательности и равенства прав. Статья 285 гарантирует, что среди прочих в ней перечисленных участников обвинитель, подсудимый и защитник "пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании"; в судебном заседании председательствующий принимает "меры для обеспечения равенства сторон" (статья 284, первое предложение). Эти общие правила точно отражают требования статьи 6 (1) Конвенции. Детали Проекта, однако, дают повод для ряда замечаний.

^ 2. Прокуратура и принцип равных возможностей сторон в процессе

а) Многие исследователи отмечают проблемы, касающиеся специфической роли российской Прокуратуры. Эти проблемы рассматривались inter alia в аспекте принципа равных возможностей сторон в пропессе.  16Российская Прокуратура располагает большей властью, чем органы обвинения в других странах, поскольку ее контролирующие функции выходят далеко за рамки уголовного процесса; она имеет меньше власти в том смысле, в каком она – в отличие от обвинителей в других странах – не располагает единственным полномочием по осуществлению уголовного преследования. Все же верно, что "возможности" подозреваемого или обвиняемого далеко не равны возможностям Прокуратуры (и органов дознания). Существует, конечно, фактический перевес полномочий и ресурсов государственного обвинения. На деле есть и конкретные ограничения для обвинителя – хотя он и является стороной в процессе (Статья 5 (28) Проекта), прокурор должен содействовать достижению правосудия тем, что он должен беспристрастно обеспечивать, чтобы были рассмотрены как инкриминирующие, так и смягчающие вину обстоятельства. На практике, однако, полномочия и ресурсы государственного обвинения наиболее часто используются для установления вины, а не невиновности обвиняемого или возможности более мягкого наказания. Поэтому использование полномочий обвинителя должно быть объектом контроля обвиняемого. Следует избегать ситуаций, когда обвиняемый видит себя стоящим липом к лицу с непроницаемой броней власти. Должно быть исключены ситуации, когда обвиняемый начинает верить, что Прокуратура и суд взаимодействуют ему в ущерб и что он исключен из этого взаимодействия. Предоставление обвиняемому и обвинителю равные возможности доступа к суду способствует вере граждан в суды и в беспристрастность системы правосудия.

Недостаточно, чтобы суд и обвинитель нацеливались бы на объективность и беспристрастность – правосудие не только должно вершиться, но и необходимо, чтобы было видно, что оно вершится. В своде норм прецедентного права Европейского суда по правам человека этот аспект обозначен термином "внешний вид" правосудия.  17Суд подчеркивает важность соблюдения требований справедливого судебного разбирательства "особенно, что касается важности внешнего вида и растущей восприимчивости общества к справедливому отправлению правосудия".  18То, что обвиняемому предстает как привилегированное взаимодействие, которое ставит его в невыгодное положение, угрожает принципу равенства возможностей сторон. При этом такое взаимодействие должно быть "внешне явным", 19 то есть основанным на объективных факторах, таких как участие обвинителя в совещании Верховного суда или обмен такими документами между судом и Прокуратурой, которые недоступны обвиняемому или защитнику. 20

b) Вообще Проект отвечает этим требованиям; у государственного обвинителя, например, нет доступа на совещания Верховного суда. В Проекте сохранена одна, создающая проблемы привилегия обвинительной власти: Прокуратура, а не осужденный сам, может возбудить надзорное производство (Статьи 462 – 469) и производство по вновь открывшимся обстоятельствам (Статьи 475 – 481). Случай с надзорным производством можно считать менее серьезным, поскольку осужденный может заявить ходатайство с тем, чтобы дело было принято к рассмотрению Прокуратурой или Верховным. Так или иначе, в силу принципа равенства возможностей сторон в процессе можно рекомендовать допустить возбуждение производства в порядке статей 462 – 469 и 475 – 481 самим осужденным липом. Ввиду специфичной российской традиции не представляется полезным – в контексте данного заключения – обсуждать общую правовую организацию Прокуратуры, ее надзорные полномочия вне системы уголовной юстиции и в некоторых ограниченных сферах уголовного процесса (статьи 462 – 481) с одной стороны и, по контрасту, с другой стороны, общность властных полномочий Прокуратуры со всеми органами следствия и дознания, не подчиненными Прокуратуре в той форме, в какой многие полицейские силы в других странах Европы привыкли. В смысле принципа равенства возможностей сторон настоящий Проект не вызывает крупных возражений против основ организации Прокуратуры. Но от термина "протест" следует отказаться. Этот термин сейчас обозначает чисто символическую привилегию Прокуратуры. В смысле принципа равенства возможностей сторон "образ" Прокуратуры улучшится, если термин "протест" будет заменен термином "апелляция".

^ 3. Принцип пропорциональности

а) Вмешательство государства в права граждан, особенно в свободу личности, должно иметь под собой не только четкую правовую основу; оно должно также быть адекватным с точки зрения срочной необходимости, с одной стороны, масштабов, с другой, и более того, должно вызываться необходимостью в том смысле, что менее серьезное вмешательство не будет достаточным для достижения законной пели. Этот принцип пропорциональности обсуждается главным образом с учетом фразы "необходимо в демократическом обществе в интересах... общественного порядка", используемой в статьях 8–11 Конвенции.

Однако принцип пропорциональности является одним из основных черт правового государства  21и потому – одним из элементов оценки меры справедливости в контексте статьи 6 Конвенции.

b) Один из аспектов, упомянутых в статье 95 Проекта ("тяжесть обвинения") имеет отношение к пропорциональности. Рекомендуем, чтобы УПК включил бы четкое и общее положение, в соответствии с которым мера пресечения и меры, применяемые в порядке статей 220 и 221, не допускались бы, если они непропорциональны тяжести преступления и наказанию, которое за него предусмотрено.

^ 4. Право подозреваемого или обвиняемого хранить молчание

а) Конвенция

Право подозреваемого или обвиняемого хранить молчание, то есть не давать самоинкриминирующих показаний (nemo tenetur se ipsum accusare), входит в число основополагающих элементов принципа справедливого судебного разбирательства.  22Сведения, полученные в нарушение этого права, не могут использоваться в качестве доказательств.  23Необходимо информировать подозреваемого или обвиняемого о его праве хранить молчание в любом случае, когда предстоит допрос вне зависимости от стадии процесса. Хотя последнее требование не было пока сформулировано Европейским судом по правам человека, оно вытекает из важного права не давать самоинкриминирующих показаний.

b) Проект

Право подозреваемого и обвиняемого отказаться от дачи показаний гарантируется статьей 12 (2) и статьей 41 (3) и 42 (3) Проекта. Право "отказаться от дачи показаний" со всей очевидностью включает в себя общее право не давать показаний против самого себя, поэтому право подозреваемого или обвиняемого хранить молчание охраняется.

Менее ясно, включает ли Проект общее обязательство информировать об этом праве. Статья 21 (2) обязывает судей и представителей обвинительной власти "разъяснить" подозреваемому или обвиняемому его права; это отнюдь не предполагает обязанности информировать (сделать ему "предупреждение" в смысле доктрины дела Миранды) о его правах, когда он о том не просит. Важно, однако, чтобы дознаватель, следователь и судья информировали бы подозреваемого или обвиняемого, если даже он вообще не просил разъяснения его прав.

К сожалению, нормы, касающиеся прав подозреваемого или обвиняемого и информирования об этих правах разбросаны по всему Проекту (статьи 12 (2); 21 (2); 41 (3); 42 (3): 88 (1); 178; 230; 231 (6); 312). Есть различия и не всегда ясно, имелись ли они в виду. В соответствии с Проектом, следователь (статья 74 (1), взятая вместе со статьями 178, 230, 231 (6)) и судья суда первой инстанции (статья 312), похоже, обязаны информировать каждого обвиняемого о его правах. Бросается в глаза, что правила, касающиеся первого – и часто решающего – слушания подозреваемого дознавателем, не дополнены четким указанием на то, что дознаватель должен информировать подозреваемого о его праве на отказ от дачи показаний. Если статья 74 (показания обвиняемого) включает ссылку на статью 231 (6) (обязанность следователя проверить, желает ли обвиняемый говорить), аналогичной ссылки в статье 73 (показания подозреваемого) нет. Из этого можно сделать вывод, что перед дачей показаний только обвиняемый, а не подозреваемый, должен быть спрошен, желает ли он давать показания или предпочитает хранить молчание. Можно порекомендовать дополнить статьи 41 и 42 таким образом, чтобы оба – и подозреваемый, и обвиняемый – должны, где бы и когда бы ни предстоял их допрос, быть информированы о своих правах на отказ от дачи показаний (или на встречу с адвокатом до того, как они начнут говорить). ...

^ 5. Равенство возможностей сторон в процессе в смысле равного доступа к информации

Равный доступ к информации является составным элементом принципа равенства возможностей обвинителя и обвиняемого. Поскольку только равенство в этом вопросе позволяет обвиняемого эффективно осуществлять свою защиту. 24

Другой аспект равенства возможностей сторон в процессе тесно связан с правом доступа к информации: обвиняемый (подозреваемый) должен иметь возможность использовать информацию для своей защиты, то есть он должен иметь доступ к относимой к делу информации в надлежащий момент времени. Недостаточно, чтобы подозреваемый или обвиняемый имел бы возможность "знакомиться" (из материалов дела) с мотивами того или иного решения после того, как оно было принято против него. У него есть интерес к получению релевантной информации уже в тот момент, когда вопрос о принятии решения изучается, особенно, когда другая сторона, в основном Прокуратура или потерпевший, ходатайствует о принятии решения. Подозреваемый или обвиняемый имеет законный интерес в том, чтобы иметь возможность представить свои доводы лицу, принимающему решение, для сбалансирования влияния другой стороны. Есть, кончено, ситуации, когда интересы эффективного уголовного преследования делают необходимым, чтобы решение поступило внезапно; примеры: решение об аресте подозреваемого или обыске его жилища. Во многих случаях, однако, риск не существует. В таких случаях лицо, права которого будут затронуты, должно быть информировано о решении, о принятии которого поступило ходатайство или которое находится на рассмотрении. Без исключения все заявления потерпевшего должны доводиться до сведения подозреваемого или обвиняемого до принятия решения по заявлению.

Следует рассмотреть возможность включить такую норму в общую часть Проекта. Исключение из правила могло бы быть сформулировано таким образом, что не доводится до сведения информация, если это может угрожать дели предпринимаемой меры. 25

^ 6. Передача дела судом на дополнительное расследование

а) Конституционный суд Российской Федерации постановил 20 апреля 1999 года, что положения статей 232 (1) [1 и 3], 248 (4) и статьи 258 (1) действующего УПК являются неконституционными. В соответствии с этими положениями суд должен во время распорядительного заседания вернуть дело в Прокуратуру для дополнительного расследования, если дознание или предварительное следствие были неполными или имелись основания предполагать, что в контексте обвинения другое или более тяжкое обвинение могло быть предъявлено. Более того, отказ прокурора от обвинения не освобождает суд от обязанности продолжить рассмотрение дела. Конституционный суд усмотрел в этом нарушение статей 46, 49, 52 и 123(3) российской Конституции. ... Решение Конституционного суда отмечено новаторством, убеждает, согласуется со статьей 6 Конвенции и может выступить стимулятором дискуссии во всех странах-участницах Совета Европы.

Пока же трудно судить, будут ли положения Проекта подвергаться порицанию, как это делается в отношении текущего законодательства. Проект содержит положения, которые похожи на статьи 232,248, 258 действующего УПК – хотя и не идентичны с ними. Это следующие статьи Проекта: 107(1); 169 (6); 270 (2); 272; 287 (6); 296, 299 (2), 503 (5)-2. Хотя, похоже, что статья 420-5 не похожа на положения, которые Конституционный суд признал неконституционными. Действительно, терминология этой части статьи ("направление дела для дополнительного расследования") со ссылкой на статью 296 можно понимать таким образом, что это еще один пример возвращения дела следователю на дополнительное расследование (см. статью 296). Однако в контексте статьи 420 это положение, похоже, нацелено на направление дела в суд первой инстанции для повторного рассмотрения, что является нормальным. Если имелось в виду это, то формулировки статьи 420-5 следует адаптировать применительно к терминологии статьи 445.

1   2   3




Похожие:

Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconДокументы
1. /Работа Васильевой Венгрия/Паспорт работы Васильева Венгрия.doc
2. /Работа...

Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconДокументы
1. /Работа Чекова Венгрия/Паспорт работы Чекова Венгрия.doc
2. /Работа...

Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconНоминация «Барда – молодежный прорыв»

Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconМюзиклы Владислава Успенского «Музыка Петербурга» летний номер 2001 года Фотинья Мергель статья о человеке, как и статья
...
Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconПервое информационное сообщение международная конференция «Русский язык в начале XXI века. Проблемы развития, функционирования, преподавания» Венгрия, Печ, 6-8 декабря 2007 г
Вас принять участие в международной конференции «Русский язык в начале XXI века. Проблемы развития, функционирования, преподавания»,...
Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconШвеции судебное решение от 18 декабря 1984 г. (статья 50)
Заявители считали, что нарушено их право на защиту собственности (статья 1 Протокола №1 к Конвенции), право на справедливое судебное...
Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья icon29. 11(12. 12). 1927. 1-й вариант записи беседы "исторической делегации" из Петрограда с митрополитом Сергием (Страгородским)
Димитрием были даны митрополиту Сергию разные письма и бумаги (письмо И. Н., владыки И. и другие). Митрополит Сергий читал все это...
Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconИ н. Багдасарян В. Э. Закат Америки Статья
Статья опубликована: в сб.: Армагеддон: Актуальные проблемы истории, философии, культурологии. М., 2001. Кн. 9 (январь-март)
Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconВ. Э. Багдасарян «Теория консервативной революции» исоветский эксперимент. Статья
Статья опубликована в сб.: Армагеддон: Актуальные проблемы истории, философии, культурологии. М., 2000. Кн. 6 (январь-март)
Замечания Кэроли Барда (Венгрия), соотнесенные со статья iconА. а доцент кафедры уголовно-процессуального права и криминалистики, к ю. н. Статья
Статья опубликована: Труды Оренбургского института (филиала) мгюа (выпуск восьмой). – Оренбург, 2005. – С. 393-406
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов