Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» icon

Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет»



НазваниеРегиональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет»
Дата конвертации12.09.2012
Размер90.78 Kb.
ТипДокументы

РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

«НЕЗАВИСИМЫЙ ЭКСПЕРТНО-ПРАВОВОЙ СОВЕТ»


103045, Москва, Б. Головин пер., д. 22, стр. 1, комн. 1

тел./факс: (095) 177-20-38

тел./факс: (095) 207-87-88

cile@rc.msu.ru

mpolakova@rc.msu.ru






ЗАКЛЮЧЕНИЕ



Независимый экспертно-правовой совет, в порядке социального контроля за соблюдением прав человека при осуществлении правосудия в РФ, изучил жалобу Бровченко Сергея Даниловича в Конституционный Суд РФ и обращение Общероссийского общественного движения «За права человека», в котором содержится просьба оценить допустимость и обоснованность указанной жалобы.

Изучение поступивших в НЭПС материалов позволяет дать следующее заключение по указанному вопросу:

Согласно статье 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если:

1) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

2) закон применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.

Анализ представленных документов (в т.ч. проекта жалобы в Конституционный Суд) свидетельствует о допустимости жалобы С.В. Бровченко. Совершенно очевидно, что примененные в деле заявителя ст.110, ч.3 ст.225 УПК РФ затрагивают его конституционные права, предусмотренные ст. 22 (часть 1), ст. 45 (часть 1) Конституции РФ. Факт применения указанного закона также очевиден.

По вопросу обоснованности жалобы С.В.Бровченко можно высказать следующие соображения.

1. Представляется, что предмет жалобы должен быть скорректирован. Помимо указанных в жалобе положений статьи 110 УПК РФ, необходимо поставить вопрос о конституционности части 3 статьи 255 УПК РФ, поскольку именно эта норма устанавливает сроки содержания лица под стражей на стадии судебного разбирательства.

Кроме того, представляется более правильным утверждение о том, что указанные нормы УПК РФ противоречат Конституции РФ в той части, в которой они устанавливают возможность содержания обвиняемого в тяжком или особо тяжком преступлении под стражей на стадии судебного разбирательства, в течение неограниченного по продолжительности срока, независимо от максимального срока лишения свободы, подлежащего назначению подсудимому в случае его осуждения. Представляется, что именно эта формула может быть введена в просительную часть жалобы. Жалоба может быть подана заявителем в Конституционный Суд РФ независимо от запроса Савеловского районного суда г. Москвы.

2.
В обоснование своей позиции заявитель может сослаться на стандарты Совета Европы, поскольку Конституционный Суд РФ неоднократно ссылался в своих решениях как на правовые позиции Европейского Суда по правам человека1, так и на положения других международно-правовых документов2.

Анализ стандартов Совета Европы по рассматриваемому вопросу, на наш взгляд, свидетельствует о правомерности позиции заявителя жалобы.

Европейский Суд по правам человека рассматривает заключение под стражу как исключительную меру, которая не должна применяться сверх разумного срока. И хотя в решении по делу Лабита против Италии (6 апреля 2000 г.) Европейский Суд подчеркнул, что «разумность» этого срока не может быть определена in abstracto, в практике этого судебного органа, а также в ряде документов Совета Европы сформулированы критерии, позволяющие оценить соответствие срока заключения под стражу целям и смыслу пункта 3 ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Одним из таких критериев является наличие достоверных данных необходимости ограждения интересов общества, как основания заключения лица под стражу. В решении по делу Калашников против России Европейский Суд отметил: «Вопрос о разумности содержания того или иного обвиняемого под стражей должен быть исследован по каждому делу с учетом особенностей дела. Более длительное содержание под стражей может быть обосновано в каждом конкретном случае только при условии, что имеются конкретные признаки подлинной необходимости ограждения интересов общества, которая - несмотря на презумпцию невиновности - перевешивает принцип уважения свободы личности, записанный в статье 5 Конвенции (среди других источников правовых требований по данному вопросу см., в частности… постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу "Кудла против Польши")».

Вместе с тем, даже при наличии оснований заключения лица под стражу, применение этой меры пресечения должно основываться на принципе соразмерности ограничений прав человека при заключении под стражу и при лишении свободы, которая должна проявляться в том, чтобы заключение под стражу не становилось видом наказания и не влекло больших страданий, чем те, что неизбежны при лишении свободы, как вида наказания.

В резолюции (65) 11 Комитета Министров Совета Европы (принятой представителями Министров 9 апреля 1965 г.) «Заключение под стражу» говорится: « Заключение под стражу до суда не должно продолжаться долее, чем того требуют цели, закрепленные в принципе 3; оно также не должно продолжаться, если период времени, проведенный под стражей до суда, не соответствовал бы возможному наказанию, которое бы отбывало лицо в случае своего осуждения» (пункт 13).

3. В некоторых своих решениях для определения конституционности той или иной правовой нормы Конституционный Суд анализирует намерения, цели законодателя, которые преследовались при формулировании проверяемого нормативного положения3.

В связи этим, в жалобе по рассматриваемому вопросу можно привести доводы, подтверждающие, что законодатель, предусмотрев в УПК РФ такую меру пресечения как заключение под стражу и установив сроки ее применения, исходил из принципа соразмерности сроков применения этой меры пресечения и предполагаемого срока лишения свободы, подлежащего назначению обвиняемому, в случае его осуждения. Данный вывод можно обосновать следующим:

Во-первых, законодатель допускает применение заключения под стражу только, если подозреваемому или обвиняемому грозит такое наказание как лишение свободы в случае их осуждения.

При этом законодатель установил минимальный срок лишения свободы, при наличии которого в санкции уголовно-правовой нормы, предусматривающей преступление, вменяемое лицу, возможно заключение его под стражу. Согласно ч.1 ст.108 УПК РФ, заключение под стражу применяется только в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. И лишь в исключительных случаях указанная мера пресечения может быть избрана в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет.

Во-вторых, продление сроков содержания лица под стражей обусловлено тяжестью преступлений, вменяемых лицу, т.е. и возможным сроком лишения свободы, который может быть назначен обвиняемому в случае его осуждения. Так, согласно ч.2 ст. 109 УПК РФ продление срока содержания под стражей свыше шести месяцев может быть осуществлено только в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Согласно ч.3 ст. 109 УПК РФ срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений.

Аналогичные положения закреплены в ч. 3 ст.225 УПК РФ, согласно которой продление срока содержания подсудимого под стражей свыше шести месяцев допускается только по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

Таким образом, что законодатель, определяя в УПК РФ размер сроков содержания лица под стражей, исходил из принципа их соразмерности возможным срокам лишения лица свободы, что, на наш взгляд, обусловлено положением части 3 статьи 55 Конституции РФ, согласно которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Очевидно, что заключение лица под стражу на срок, превышающий максимальный срок лишения свободы, предусмотренный санкцией статьи УК РФ о преступлении, вменяемом этому лицу будет означать ограничение его права на свободу и личную неприкосновенность за пределами приведенного конституционного положения.

Однако, отразив принцип соразмерности между сроками заключения под стражу и возможного лишения свободы в приведенных выше нормах, законодатель не реализовал свой замысел до конца, поскольку не сформулировал в уголовно-процессуальном законе правила, согласно которому максимальный срок содержания лица под стражей не может превышать максимального срока лишения свободы, подлежащего назначению этому лицу в случае его осуждения.

В итоге, в уголовно-процессуальном законе остались нормы, противоречащие рассмотренному принципу соразмерности между сроками заключения под стражу и возможного лишения свободы и, соответственно, ч.3 ст.55 Конституции РФ.

Так, согласно ч.3 ст.255 УПК РФ максимальный срок содержания под стражей подсудимого, обвиняемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, является неопределенным, что допускает его продление на срок, превышающий максимальный срок лишения свободы, подлежащий назначению подсудимому в случае его осуждения. Наличие судебного контроля за данным сроком не обеспечивает во всех случаях соблюдение ч.3 ст. 55 Конституции РФ, поскольку в УПК РФ не закреплено такое основание освобождения из-под стражи как истечение срока содержания под стражей равного максимальному сроку лишения свободы в случае осуждения подсудимого и, соответственно, у суда отсутствуют основания к вынесению решения об отмене меры пресечения.


4. При рассмотрении жалоб на нарушение конституционных прав и свобод гражданина федеральным законом, примененным либо подлежащим применению по делу, Конституционный Суд РФ исходит из собственных правовых позиций, высказанных при рассмотрении аналогичных жалоб. В связи с этим, в жалобе по рассматриваемому вопросу заявителю целесообразно сослаться на правовые позиции Конституционного Суда РФ по поводу сроков заключения под стражу.

В Постановлении по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В.Щелухина от 13 июня 1996 г. № 14-П Конституционный Суд сформулировал позицию по поводу произвольного ареста.

Конституционный Суд, прежде всего, отметил, что провозглашенное в статье 22 (часть 1) Конституции РФ право на свободу «включает, в частности, право не подвергаться ограничениям, которые связаны с применением таких принудительных мер, как задержание, арест, заключение под стражу или лишение свободы во всех иных формах… сверх установленных или контролируемых сроков» (п.3).

В п.4 указанного постановления Конституционный Суд подчеркнул: «Недопустимость избыточного или неограниченного по продолжительности содержания под стражей вытекает и из пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах…»

В том же постановлении Конституционный Суд РФ указал, что «… государство, даже имея цель воспрепятствовать злоупотреблению правом, с тем, чтобы осуществление конституционных прав обвиняемого не нарушало права и свободы других лиц, должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные целями меры. Этот принцип соразмерного ограничения прав и свобод, закрепленный в статье 55 (часть 3) Конституции РФ, означает, что публичные интересы, перечисленные в данной конституционной норме, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, если они адекватны социально оправданным целям».

В своем Определении по делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан П.В.Янчева, В.А.Жеребенкова и В.М.Сапронова от 25 декабря 1998 г. № 167-О Конституционный Суд подчеркнул, что важным элементом позиции в вышеприведенном Постановлении является запрет произвольного ареста и позиция эта является общеобязательной.

Таким образом, положения закона, устанавливающие возможность заключение под стражу сверх установленных или контролируемых сроков признается Конституционным Судом РФ нарушающими ч.1 ст. 22 и ч.3 ст.55 Конституции РФ. Как уже отмечалось выше, контролируемое судом продление срока содержания под стражей в рассматриваемом случае не обеспечивает соблюдение ч.1 ст. 22 и ч.3 ст.55 Конституции РФ. Возможность содержания лица под стражей в течение неограниченного по продолжительности времени, независимо от максимального срока лишения свободы, подлежащего назначению подсудимому в случае его осуждения, должно быть признано нарушающим указанные конституционные положения.


Вывод: жалоба Бровченко Сергея Даниловича в Конституционный Суд РФ соответствует требованиям допустимости, предусмотренным ст. 97 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ». На наш взгляд, положения ст.110, ч.3 ст.225 УПК РФ противоречат Конституции РФ в той части, в которой они устанавливают возможность содержания обвиняемого в тяжком или особо тяжком преступлении под стражей на стадии судебного разбирательства в течение неограниченного по продолжительности срока, независимо от максимального срока лишения свободы, подлежащего назначению подсудимому в случае его осуждения.



1 См., например, п.3 Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова от 27 июня 2000 г. № 11-п.

2 См. п. 5 Определения Конституционного Суда РФ по жалобе гражданина Паршуткина В.В. на нарушение его конституционных прав и свобод пунктом 1 части второй статьи 72 УПК РСФСР и статьями 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР от 6 июля 2000 г. № 128 – О.

3 См., например, Определение Конституционного Суда РФ по жалобе гражданина Цицкишвили Гиви Важевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 56 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 6 марта 2003 г. № 108-О.





Похожие:

Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» iconРегиональная общественная организация независимый экспертно-правовой совет
Р. Н. Сембиева, военный суд все равно отказался от этапирования Р. Н. Сембиева из колонии и от направления повестки свидетелю Яхъяеву,...
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» iconОбщие положения статья Региональная общественная организация содействия развитию форм самоуправления трудовых коллективов "Общественный совет по делам трудовых коллективов"
Статья Региональная общественная организация содействия развитию форм самоуправления трудовых коллективов "Общественный совет по...
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» iconКрасноярская региональная детско-молодежная общественная организация «Научное общество учащихся»
Красноярская региональная детско–молодежная общественная организация «Научное общество учащихся» объявляют набор на 2010–2011 учебный...
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» iconДорогой владелец собаки !
Якутская Республиканская Ассоциация Собаководов Региональная Общественная Организация
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» icon"млечный путь" №2 1997
Община дхм д. Слободка и Тульская региональная общественная организация защиты прав духовных христиан-молокан «Пилигрим»
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» iconКрасноярская региональная детско-молодежная общественная организация «Научное общество учащихся»
Интенсивная школа по учебным исследованиям для среднего школьного возраста «Ресурс будущего»
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» icon1. Полное и сокращённое наименование организации и её организационно-правовая форма
Региональная общественная организация содействия защите прав и законных интересов граждан с синдромом Дауна и членов их семей «Время...
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» iconКрасноярская региональная детско-молодежная общественная организация «Научное общество учащихся»
Целью программы является конструирование образовательной среды на базе научно- исследовательских технологий, развивающих внутренний...
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» iconПлан мероприятий Федерации пэйнтбола Воронежской области на 2006 год
Региональная общественная физкультурно-спортивная организация «Федерация пэйнтбола Воронежской области»
Региональная общественная организация «независимый экспертно-правовой совет» iconОтчет о мероприятиях проведеных федерацией пэйнтбола воронежской области в 2005 году
Региональная общественная физкультурно-спортивная организация «Федерация пэйнтбола Воронежской области»
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов