Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» icon

Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона»



НазваниеНасонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона»
Дата конвертации12.09.2012
Размер152.79 Kb.
ТипЗакон

Насонов С.А. ( на правах рукописи)


Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона.


« При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» ( часть 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации )


1. В Конвенциях Совета Европы и рекомендациях Парламентской Ассамблеи Совета Европы, подобное право прямо не предусматривается. Вместе с тем, возможность использования указанного права, связана с реализацией следующих прав, предусмотренных Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод: права на справедливое судебное разбирательство (статья 6 пункт 1), презумпции невиновности (статья 6 пункт 2), права на тайну переписки (статья 8), на неприкосновенность жилища (статья 8), личную неприкосновенность (статья 5), право на защиту (статья 6 пункт 3).

В Конвенции о защите прав человека и основных свобод возможность требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона логически выводится из статей, закрепляющих право на справедливое судебное разбирательство ( статья 6 пункт 1) и презумпцию невиновности ( статья 6 пункт 2 ).

Стандарты Совета Европы устанавливают, что «каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъяв-ленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом …» ( статья 6 пункт 1 Конвенции).

Как отмечалось в решении Европейского Суда по делу Моннелла и Мориса года требование справедливости применимо ко всему разбирательству и не ограничивается слушанием дела с участием сторон.1 Именно поэтому «чтобы определить справедливость разбирательства, нужно рассмотреть его целиком».2

Такое понимание права на справедливое судебное разбирательство создает предпосылку признания права требовать от судьи не основывать свое решение на доказательствах, полученных с нарушением закона, т.к. в противном случае «все разбирательство» по делу может быть признано несправедливым. Отказ судьи от исследования подобных доказательств в определенной степени нейтрализует допущенное правовое нарушение и тем самым восстанавливает справедливость процесса.

В пункте 2 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод закреплено положение, согласно которому «каждый обвиняемый в уголовном преступлении считается невиновным, пока виновность его не будет доказана в соответствии с законом».

Положение данной нормы «доказана в соответствии с законом» требует, чтобы в основу вывода о виновности лица были положены только те доказательства, которые соответствуют закону, т.е. получены законным путем.


Содержание приведенной нормы также позволяет утверждать о признании Европейской Конвенцией права требовать от судьи не основывать свое решение на доказательствах полученных незаконным путем, т.к. в противном случае обвиняемый необоснованно утрачивает право на презумпцию невиновности.

В своем решении по делу Девеер против Бельгии Европейский Суд отметил: «Презумпция невиновности, воплощенная в пункте 2 и различные права, неисчерпывающий перечень которых приводится в пункте 3, являются наряду с другими правами составными элементами понятия справедливого судебного разбирательства по уголовным делам»3

2. В решении по делу Шенк против Швейцарии Европейский Суд подчеркнул : «Статья 6 Конвенции гарантирует право на справедливое судебное разбирательство, но она не устанавливает каких либо правил допустимости доказательств, как таковых; это задача внутреннего права. Суд, таким образом, не может исключить принципиально и in abstracto приемлемость такого рода незаконно полученных доказательств. Он должен только оценить … было ли судебное разбирательство по делу справедливым»4

В решении по делу Ван Мехелен против Нидерландов Европейский Суд в целом подтвердил неизменность такой позиции, несколько смягчив ее радикализм : «… допустимость доказательств является вопросом, который регулируется главным образом национальным доказательством и по общему правилу именно национальные судьи призваны оценивать предъявленные им доказательства»5.

Идея такого подхода отразилась еще при разбирательстве Европейским Судом дела Шенка. У четырех судей ( Петитти, Шпильмана, Де Мейера, Карилло Салседо) было особое мнение по вопросу исключительной компетенции национального законодателя и судов государств- участников по поводу допустимости доказательств. В этом особом мнении отмечалось: «Ни один суд не может, не нанося ущерба надлежащему отправлению правосудия, опираться на доказательство, которое не только было получено нечестным путем, но и, прежде всего, противозаконно. Если суд так поступает, то он не может считаться справедливым в смысле Конвенции»6.

Эта идея получила свое дальнейшее развитие в решении по делу Ван Мехелен, где Европейский Суд отметил : « Задача Суда … заключается не в том, чтобы оценивать показания свидетелей, а в том, чтобы удостовериться, было ли судебное разбирательство в целом справедливым, включая и то, как были получены доказательства»7.

3. Справедливость получения доказательств по общему правилу определяется национальным правом и оценивается национальным судом. Вместе с тем, термин «в соответствии с законом» («предусмотрено законом») в пункте 2 статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как и во многих других положениях Конвенции, не подразумевает безусловной отсылки к внутреннему праву.

В решении по делу Крюслен против Франции Европейский Суд отметил, что формула «предусмотрено законом» в пункте 2 статьи 8 Конвенции «… имеет ввиду и качество конкретного закона… она требует, чтобы закон был доступен для заинтересованного лица, которое могло бы предвидеть последствия его применения в отношении себя, а также, чтобы закон не противоречил принципу верховенства права»8.

Еще один важный критерий справедливости собирания доказательств изложен в решении Европейского Суда по делу Ван Мехелен против Нидерландов : «Обычно все доказательства должны быть представлены в ходе публичного слушания в присутствии обвиняемого, чтобы обеспечить состязательность»9.

4. Кроме того, порядок собирания доказательств, предусмотренный национальным правом, должен соответствовать основным правам, признаваемым Европейской Конвенцией: праву на личное достоинство, праву на личную неприкосновенность, праву на неприкосновенность частной жизни, праву на тайну переписки и телефонных переговоров, на неприкосновенность жилища, праву на защиту. Нарушение этих прав в каждом конкретном случае собирания доказательств может привести к признанию Европейским Судом несправедливости судебного разбирательства. по конкретному делу.

Так, по делу Австрия против Италии было отмечено, что основываясь на признаниях, полученных от обвиняемого с помощью истязаний, суд нарушил положения пункта 2 статьи 6 Конвенции10.

В решении по делу Доорсона Европейский суд указал, что использование показаний анонимных свидетелей для обоснования обвинительного приговора ни при каких обстоятельствах несовместимо с Конвенцией.11

По делу Ирландия против Соединенного Королевства Европейский Суд признал метод «углубленного допроса» свидетелей нарушающим статью 3 Конвенции, т.к. эти методы хотя и «не вызывали у подвергнутых им лиц реальные телесные повреждения, но влекли серьезные физические и душевные страдания, были призваны вызвать страдания и внушить жертвам чувство страха и неполноценности, с целью унизить и опорочить их и …сломить их физическое и моральное сопротивление».12

В решении по делу Саундерс против Соединенного Королевства Европейский Суд признал использование доказательств, полученных с нарушением права не свидетельствовать против самого себя, нарушающим правоꗬÁ‹Йደ¿ကЀ뎌

橢橢쿽쿽Й찮ꖟꖟ令࣡￿¤￿¤￿¤lǺǺǺdɞH͖͖͖µК༈༈༈༈,༴4К⊖IJུུུུུུུུ⇱⇳⇳⇳⇳⇳⇳$⏈Ƞ◨D∗9ུུུུུ͖∗ний. Нельзя ссылаться на общественный интерес в оправдание использования ответов, добытых принудительным путем в ходе внесудебного расследования, для того, чтобы изобличить обвиняемого в ходе судебного разбирательства»13

По делу Унтерпертингера Европейский Суд признал нарушением права на справедливое судебное разбирательство использование судом для обоснования обвинительного приговора, показаний, данных в жандармерии членами семьи обвиняемого, которые отказались явиться в судебное заседание14.

5. Вместе с тем, использование судом недопустимых доказательств не всегда влечет признание Европейским Судом проведенного судебного разбирательства несправедливым. В решении по делу Доорсон против Нидерландов был сформулирован критерий «решающей степени», согласно которому использование доказательств, полученных с нарушением закона, влечет признание нарушения права заявителя на справедливое судебное разбирательство только в том случае, если они были «единственными или в решающей степени» основанием приговора. Так, по делу Шенк против Швейцарии использование магнитофонной записи, полученной с нарушением закона не было признано нарушающим право заявителя на справедливое судебное разбирательство, т.к. «магнитофонная запись телефонных разговоров не была единственным доказательством на котором построен приговор»15. Напротив, по делу Ван Мехелен против Нидерландов использование показаний анонимных свидетелей Европейский Суд счел нарушающим указанное право, поскольку «единственным доказательством, на которое полагался … суд … были показания анонимных офицеров полиции»16.


Приложение 1.

^

Алфавитно-предметный указатель



анонимные свидетели – п.4,5


допустимость доказательств – п.2


критерий решающей степени – п.5


право

- требовать от судьи не использовать доказательства,

полученные с нарушением закона – п.1

- на справедливое судебное разбирательство – п.1,2,3,4,5

- на тайну переписки, телефонных переговоров –п.1,4

- на неприкосновенность жилища –п.1

- на личную неприкосновенность –п.1

- на защиту –п.1

- не свидетельствовать против самого себя – п.4

презумпция невиновности – п.1


«углубленный» допрос –п.4


Приложение 2.


Перечень европейских конвенций и хартий


Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года – п.1,2,3,4


Приложение 3.


Перечень решений Европейского Суда по правам человека


Девеер против Бельгии от 27 февраля. 1980 – п.1

Моннелл и Морис против Соединенного Королевства от 2 марта 1987 – п.1

Ван Мехелен против Нидерландов от 23 апреля. 1997 – п.2,3,5

Шенк против Швейцарии от 12 июля 1988 – п.2,5

Крюслен против Франции от 24 апреля 1990 – п.3

Доорсон против Нидерландов от 26 марта 1996 – п.4,5

Ирландия против Соединенного Королевства от 18 января 1978 – п.4

Саундерс против Соединенного Королевства от 17 декабря 1996 – п.4

Унтерпертингер против Австрии от 24 ноября 1986 – п.4


Из приговора суда следует, что дело в отношении Хренова было назначено к слушанию по обвинению его в совершении разбойного нападения на Тарасову Н.Н. с целью хищения находящихся на хранении у последней и принадлежащих Хреновой Л.В. денежных средств в крупном размере в сумме 4200 долларов США с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия ( ст. 162 ч. 2 п. «г», ч. 3 п.п. «б,в» УК РФ ), а также в убийстве из корыстных побуждений, сопряженном с разбоем, в целью скрыть другое преступление ( разбой ) Тарасовой Н.Н. ( ст. 105 ч. 2 п.п. «з,к» УК РФ ) и в убийстве, в целью скрыть другое преступление, совершенное неоднократно ( убийство Кравцова В.С. ).

Таким образом, на протяжении всего судебного разбирательства его пределы определялись именно таким предметом обвинения.

Однако в приговоре суд изменил квалификацию действий Хренова. По статьям 162 ч. 2 п. «г», ч. 3 п. «б», «в», ст. 105 ч, 2 п. «3» УК РФ – Хренов был оправдан. Суд признал подсудимого виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. «к», «н» и на основании вывода о том, что Хренов «во время ссоры умышленно причинил смерть Тарасовой, а затем с целью скрыть совершенное преступление убил Кравцова В.С.

Сопоставленный анализ приговора и обвинительного заключения применительно к квалификации действий Хренова позволяют сделать вывод о нарушении судом правила о пределах судебного разбирательства, сформулированного в ст. 254 УПК РСФСР. Согласно ч. 2 этой статьи «изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту».

В ч. 3 данной статьи подчеркивается, что «не допускается изменение обвинения в суде на более тякое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому обвиняемый предан суду».

Представляется, что новое обвинение Хренова, которое суд изложил в рассматриваемом приговоре является, во-первых, существенно отличающимся от ранее предъявленного ( того по которому было назначено судебное разбирательство ), а во-вторых, более тяжким по признаку ухудшения положения подсудимого.

Такой вывод можно обосновать следующим :

  1. Важнейшим обстоятельством, характеризующим субъективную сторону убийства является мотив этого преступления. Мотив действия лица, виновного в убийстве – побудительная причина к совершению данного преступления - подлежит обязательному установлению при квалификации действий лица по ст. 105 УК РФ. В отличие от иных элементов субъективной стороны состава убийства, мотив характеризует волевой аспект действий лица, совершившего убийство.

В рассматриваемом деле первоначальное обвинение Хренова ( по которому дело было назначено к судебному заседанию ) включало в себя указание на корыстный мотив совершения убийства Тарасовой Н.Н., а также намерение скрыть другое преступление. Так в обвинительном заключении отмечается, что Хренов совершил убийство Тарасовой «… имея умысел на совершение разбойного нападения на Тарасову Н.Н. с целью хищения, находящихся на хранении у последней денежных средств в сумме 4200 долларов США … желая облегчить совершение разбойного нападения, избежать возможного сопротивления со стороны Тарасовой Н.Н., скрыть совершаемое в отношении нее разбойное нападение».


Таким образом, первоначальное обвинение Хренова в убийстве Тарасовой Н.Н. раскрывало содержание мотива подсудимого – как стремление извлечь в результате убийства материальную выгоду ( 4200 долларов ) и скрыть совершаемое в отношении Тарасовой Н.Н. разбойное нападение.

Однако, в приговоре суд приходит к выводу о том, что корыстный мотив и побуждение скрыть другое преступление в действиях Хренова, умышленно лишившего жизни Тарасову отсутствовали, а мотивом этого преступления была неприязнь к потерпевшей, возникшая у подсудимого во время ссоры с Тарасовой.

Содержанием этого мотива являются личные неприязненные отношения, возникшие 2 августа 1999 года в ходе ссоры ( конфликта ) с потерпевшей.

Таким образом, налицо очевидное изменение судом мотива убийства Тарасовой – с корыстного, сопряженного с намерением скрыть разбойное нападение на личную неприязнь, проявившуюся в ссоре.

Данное изменение мотива должно оцениваться как существенное изменение обвинения.

Во-первых, именно так толкуется существенность изменения обвинения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре» от 29 апреля 1994 года, где отмечается, что : «Существенно отличающимся обвинением от первоначального следует считать всякое иное изменение формулировки обвинения ( вменение других деяний, вместо ранее предъявленных, вменение преступления, отличающегося от предъявленного по объекту посягательства, форме вины и т.д. ), если при этом нарушается право на защиту.

Изменение содержания мотива убийства Тарасовой нарушило право на защиту Хренова, т.к. обвинение в убийстве по мотиву неприязни ( фактически, это ч. 1 ст. 105 ) ни на следствии не предъявлялось ему, ни в ходе судебного разбирательства, вследствие чего он был лишен возможности защищаться от него ( предъявлять доказательства, подтверждающие, что ранее никаких ссор с потерпевшим не было и т.п. Даже безотносительно в квалификации содеянного, ни в одном постановлении о привлечении Хренова в качестве обвиняемого, а также в обвинительном заключении – в формулировке обвинения термины «ссора» и «личная неприязнь» не употреблялись ни разу !

Во-вторых, в теоретических работах, посвященных уголовному праву излагается общепризнаваемая точка зрения, что указанное выше изменение обвинения является существенным. Так, в работе С.В.Бородина «Ответственность за убийство : квалификация и наказание по российскому праву» ( Юрист, Москва 1994 г., с. 34 ) подчеркивается : «По нашему мнению, замена мотива или обстоятельства убийства … должна признаваться существенным изменением обвинения. Иное решение вопроса нарушило бы право обвиняемого за защиту».

В-третьих, такой вывод можно сделать на основе анализа п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 года № 1, где отмечается :

«Суд вправе в данном судебном заседании изменить квалификацию действий подсудимого с п. «а» на п. «н» ч. 2 ст. 105 УК РФ и наоборот, если это не ухудшает его положение и не нарушает права на защиту ( не связано с существенным изменением фактических обстоятельств дела, в том числе относящихся к мотиву, цели и способу убийства, с вменением эпизодов, увеличивающих фактический объем ранее предъявленного обвинения и т.д. ) Во всех остальных случаях изменение судом обвинения с одного на другой пункт ч. 2 ст. 105 УК РФ без возвращения дела для дополнительного расследования недопустимо».

Таким образом, судом существенно изменен мотив убийства Кравцова. Из обвинительного заключения следует, что убийство Кравцова было совершено Хреновым «реализуя свой преступный умысел на хищение вышеуказанной суммы денег, сокрытие ранее совершенного разбойного нападения на Тарасову и убийства последней». В приговоре суд исключил корыстный мотив убийства Кравцова, оставив только мотив сокрытия убийства Тарасовой. Именно этому ( а не корыстному ) мотиву отведена в приговоре роль доминирующего. Изменение оценки значимости мотива для лица, совершающего преступление, на наш взгляд, также одно из проявлений существенного изменения обвинения.

  1. Не менее значимым элементом субъективной стороны убийства является цель содеянного. Целью является то последствие, к наступлению которого стремится виновный. Мотив и цель могут как различаться ( если они имеют значение самостоятельных квалифицирующих признаков ), так и совпадать. В первоначальном обвинении, отраженном в обвинительном заключении и постановлении судьи о назначении судебного заседания указывается, что Хренов совершил убийство Тарасовой и Кравцова с корыстной целью и с целью сокрытия разбоя ( и убийства Тарасовой применительно к эпизоду с Кравцовым ).

Однако, в приговоре суд существенно изменил этот признак субъективной стороны состава преступления. В приговоре отмечается, что убийство Тарасовой было совершено без корыстной цели, а вследствие ссоры.

Из нового обвинения Хренова исчезает указание о какой-либо корыстной цели и применительно к эпизоду убийства Кравцова. При этом суд не конкретизирует какой была цель убийства Тарасовой.

Все вышеизложенное дает основания утверждать о существенном изменении судом обвинения Хренова, в частности указания на цель содеянного, что по приведенным выше мотивам свидетельствует о нарушении права подсудимого на защиту.

  1. Элементом обвинения Хреновова в совершении убийства являются обстоятельства отягчающие наказание.

В приговоре отмечается, что беспомощность потерпевших ( 1929 и 1919 годов рождения соответственно ) суд признает обстоятельством отягчающим наказание.

Однако, в первоначальной редакции обвинения Хренова, изложенной в обвинительном заключении ни словом не упоминается об указанном выше обстоятельстве. В обвинительном заключении ( л. 35 ) отмечается что к к обстоятельствам отягчающим наказание Хренова следует относить : ( с. 35 )

Таким образом, суд включил в структуру обвинения Хренова новый эпизод – обстоятельство отягчающее наказание. А это не только меняет существо обвинения, но и нарушает право на защиту.

С. 35 Бород.

1 Monnell and Morris v. United Kingdom., Judgement of 2 Marth 1987, Series A., No.115. p.25,para.55-70.

2 Европейская конвенция о защите прав и основных свобод. Комментарий к статьям 5 и 6. М.,1997.С. 121

3 Deweer v. Belgium, Judgement of 27 Feb. 1980, Series A, No.35; p. 30, para.56. Русский перевод цитируется по: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.1.М.,2000.С.315

4 Schenk v. Switzerland, Judgement of 12 Jul. 1988, Series A, No.140; p. 29, para.46. Русский перевод цитируется по: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.1.М.,2000.С. 604

5 Van Mechelen v. Netherlands, Judgement of 23 Apr. 1997, Series A., No 36. para.50 См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.2.М.,2000.С.443

6 Schenk v. Switzerland, ibid. См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.1. М., 2000 С.607.

7 Van Mechelen v. Netherlands, ibid. См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.2. М., 2000 С.443

8 Kruslin v. France, Judgement of 24 Apr. 1990, Series A, No.176; para.27. Русский перевод цитируется по: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.1.М.,2000.С.669

9 Van Mechelen v. Netherlands, ibid. См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.2. М., 2000 С.443


10 Европейская конвенция о защите прав и основных свобод. Комментарий к статьям 5 и 6. М.,1997.С.124

11 Doorson v. Netherlands, Judgement of 26 Mar. 1996, Series A., No 2.,p.6 para.66

12 Ireland v. United Kingdom, Judgement of 18 Jan. 1978, Series A., No 25.,para.167 Цит. по: Дженис М.,Кэй Р.,Брэдли Э. Европейское право в области прав человека.Практика и комментарии. М. 1997. С. 140

13 Saunders v. United Kingdom, Judgement of 17 Dec. 1996, Series A., No 24. para 74 Русский перевод цитируется по: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.2. М.,2000.С.316

14 Unterpertinger v. Austria Judgement of 24 Nov. 1986, Series A., No 110 Цит. по: Джекобс Ф., Уайт Р. Европейская конвенция по правам человека, Клэрендон пресс, Оксфорд. С.69

15Schenk v. Switzerland, ibid. См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.1. М., 2000 С. 605

16 Van Mechelen v. Netherlands, ibid. См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.2. М., 2000 С.445.




Похожие:

Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconМинистерство экономического развития российской федерации приказ от 30 апреля 2009 г. N 141 о реализации положений федерального закона о защите прав юридических
В целях реализации Федерального закона от 26 декабря 2008 г. N 294-фз "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей...
Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconСтатья Сфера действия настоящего Федерального закона > Настоящий Федеральный закон регулирует отношения, возникающие при
Положения настоящего Федерального закона не распространяются на отношения, возникающие при правовой охране результатов интеллектуальной...
Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconУважаемые жители города Волгодонска! С 1 июля 2012 г вступило в силу положение Федерального закона №210-фз от 27. 07. 2010 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг»
Федерального закона №210-фз от 27. 07. 2010 «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», в соответствии...
Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconФакс: + 7 095 206 85 10 / + 7 095 206 51 73 / + 7 095 230 24 08
Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», в случае его принятия, станет нарушением международных стандартов...
Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconФакс: + 7 095 206 85 10 / + 7 095 206 51 73 / + 7 095 230 24 08
Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», в случае его принятия, станет нарушением международных стандартов...
Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconПостановление Правительства РФ от 29 октября 2002 г. N 781
Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", и об утверждении правил исчисления периодов работы, дающей право...
Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconДокументы
1. /Доказательства и доказывание в новом уголовном процессе.doc
2. /Допустимость...

Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconНасонов С. А. ( на правах рукописи) Право на неприкосновенность жилища
«Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных...
Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconПоложение о текущем контроле успеваемости обучающихся
Закона РФ «Об образовании», Федерального закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного...
Насонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» iconО выступлении сборной команды Свердловской области в Международном турнире по голболу среди спортсменов с нарушением зрения
В период с 21 по 24 октября 2011 года в г. Полтава прошёл Международный турнир по голболу среди спортсменов – инвалидов с нарушением...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов