Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений icon

Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений



НазваниеНасонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений
Дата конвертации12.09.2012
Размер120.89 Kb.
ТипДокументы

Насонов С.А.


Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых,

телеграфных и иных сообщений.


«Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения» (часть 2 статьи 23 Конституции Российской Федерации).


1. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений закреплено в пункте 1 статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, где говорится: «Каждый человек имеет право на уважение… его корреспонденции».

Один из аспектов права на тайну переписки отражен в статье 3 Европейского Соглашения, касающегося лиц, участвующих в процедурах Европейского Суда по правам человека. В первой части этой статьи говорится, что лица, являющиеся сторонами дела, рассматриваемого Судом, их советники и представители, а также свидетели и эксперты, вызываемые на заседание Суда, имеют право свободно переписываться с Судом. Во второй части указанной статьи отмечается, что корреспонденция лиц, содержащихся под стражей и адресованная Европейскому Суду, должна направляться и доставляться без неоправданной задержки и искажения её содержания1.

Право на уважение корреспонденции является одной из гарантий реализации права на уважение частной и семейной жизни, что следует из сущности этого права и на что указывает наименование статьи 8 Конвенции.

Европейский Суд в решении по делу Голдер против Соединенного Королевства обосновал возможную в отдельных случаях связь рассматриваемого права с правом на справедливое судебное разбирательство, подчеркнув, что «переписка заявителя с адвокатом явилась бы предварительным шагом к возбуждению гражданского дела, т.е. к осуществлению права, закрепленного в другой статье Конвенции, а именно статье 6».2

Кроме того, Европейский Суд не исключает, что ограничение права на тайну переписки «могут повлечь за собой вмешательство в осуществление права человека на уважение его жилища».3

2. Сфера действия нормы Конвенции, закрепляющей право на тайну корреспонденции определяется подходом Европейского Суда к толкованию терминов «корреспонденция», «вмешательство со стороны государственных органов» в осуществление этого права, а также термина «жертва» вмешательства в рассматриваемое право.

Первоначально термин «корреспонденция» толковался Европейским Судом в контексте своего буквального смысла, означая «отправку сообщения в виде письма».
4 В особом мнении судьи сэра Джеральда Фицмориса по делу Голдер против Соединенного Королевства была выражена суть такой правовой позиции: «Термин «корреспонденция» … обозначает письменную корреспонденцию, включающую, возможно, телеграммы или сообщения по телексу, но не устную коммуникацию от человека к человеку по телефону или при помощи знаков либо сигналов».5 Однако, в решении по делу Класса и других против Федеративной Республики Германии, Европейский Суд впервые дал расширительное толкование термину «корреспонденция», отметив, что «хотя телефонные разговоры конкретно не указаны в п. 1 статьи 8, Суд считает …, что такие разговоры входят в понятие «личная жизнь» и «корреспонденция», которые эта статья содержит».6 Этот подход был воспроизведен, впоследствии, в решениях Европейского Суда по делу Крюслен против Франции7, Ювиг против Франции8, Калоджеро Диана против Италии9.

В дальнейшем Европейский Суд еще более расширил толкование термина «корреспонденция» в своих решениях.

По делу Мэлоун против Соединенного Королевства, заявитель утверждал о нарушении своего права на уважение корреспонденции, поскольку его телефон был поставлен «на счетчик», позволяющий государственным органам фиксировать с кем и как долго абонент разговаривает по телефону. В решении по этому делу Европейский Суд разделил доводы заявителя и включил практику «хронометража» в определение «корреспонденции» в контексте пункта 1 статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод10.

В решении по делу Голдер против Соединенного Королевства Европейский Суд охватил понятием «корреспонденция» не только отосланные, но и «неотправленные письма», что также расширило сферу действия этого права11.

Тенденция расширительного толкования Европейским Судом термина «корреспонденция» применительно к рассматриваемому праву нашла свое логическое продолжение в статье 7 Хартии Европейского Союза об основных правах, где говорится о праве каждого человека «на уважение … своих коммуникаций», охватывающем «не только ... корреспонденцию, но и … все иные виды коммуникаций»12.

3. Столь же расширительно Европейский Суд по правам человека толкует термин «вмешательство со стороны государственных органов» в осуществление лицом права на уважение корреспонденции.

Под таким «вмешательством» Европейский Суд, прежде всего, понимает традиционные формы ограничения рассматриваемого права: прослушивание телефонных переговоров (Класс и другие против Федеративной Республики Германии13, Крюслен против Франции14, Мэлоун против Соединенного Королевства15), запись телефонного разговора офицером полиции с согласия одного участника разговора (дело А. Против Франции16), задержка и перлюстрация почты заключенных (Калоджеро Диана против Италии17), «контроль за перепиской» (Голдер против Соединенного Королевства18).

В решении по делу Голдер против Соединенного Королевства Европейский Суд несколько расширил смысловые границы термина «вмешательство», отметив, что «воспрепятствовать вступлению в переписку – это наиболее радикальная форма «вмешательства» в осуществление права на корреспонденцию»19.

По делу Класс и другие против Германии Европейский Суд сформулировал и обосновал доктрину «потенциальной жертвы» нарушения права на уважение корреспонденции, которая существенно расширила сферу его действия. В этом деле правительство возражало против удовлетворения жалоб заявителей, поскольку они не утверждали, что их телефоны прослушивались, или имело место иное конкретное ограничение права на уважение корреспонденции, следовательно, их нельзя рассматривать как «жертв нарушения их прав» согласно статье 25 Конвенции. Европейский Суд, анализируя эти доводы, отметил, что там, где «государство вводит тайное наблюдение, существование которого остается неизвестным для лиц, находящимся под наблюдением, следствием чего является невозможность обжаловать такое наблюдение, действие статьи 8 … может быть сведено на нет». В этом случае «обращение с лицом может противоречить статье 8, или даже совсем лишить его права, гарантируемого … данной статьей, а лицо, не зная об этом, не будет иметь возможность пользоваться правовой защиты ни на национальном уровне, ни в институтах конвенции20». Следовательно, постановил Суд, «лицо может при определенных условиях, утверждать, что оно является жертвой нарушения в связи с самим существованием тайных мер или законодательством, допускающим такие тайные меры, без необходимости подтверждать, что оно фактически подвергалось действию этих мер».21

4.Пределы допустимого ограничения рассматриваемого права устанавливаются во втором пункте статьи 8 Конвенции: «Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц».

В решении по делу Класс и другие против Федеративной Республики Германии Европейский Суд подчеркнул, что поскольку «пункт 2 предусматривает исключение из права гарантируемого Конвенцией, он должен толковаться ограничительно».22 Именно поэтому, в решении по делу Голдер против Соединенного Королевства Европейский Суд отверг доктрину «подразумеваемого ограничения» рассматриваемого права. В представлении правительства по этому делу отмечалось, что «осуществление права на корреспонденцию может подвергаться не только вмешательству, предусмотренному в статье 8 пункта 2, но и подразумеваемому вмешательству, вытекающему inter alia из статьи 5 пункта 1 (а) : законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом неизбежно влечет последствия затрагивающие действия других статей Конвенции, включая статью 8».23 Европейский Суд, возражая против этого довода, подчеркнул, что «использованная в пункте 2 ограничительная формула ( «Не допускается вмешательство … за исключением») не оставляет места для доктрины подразумеваемых ограничений».24 Таким образом, право на тайну корреспонденции может подвергаться ограничению исключительно по основаниям, перечисленным в пункте 2 статьи 8 Конвенции.

5.Для того, чтобы вмешательство государственных органов в осуществление права на тайну корреспонденции было допустимым, оно, в первую очередь, согласно пункту 2 статьи 8 Конвенции, должно быть предусмотрено законом.

Содержание термина «предусмотрено законом» наиболее полно истолковано Европейским Судом в решениях по делу Мэлоун против Соединенного Королевства и Крюслен против Франции.

Европейский Суд, во-первых, отметил, что «рассматриваемое действие должно иметь определенные основания в национальном законодательстве»25. В решении по делу Класс и другие против Федеративной Республики Германии Европейский Суд, разъясняя этот критерий, подчеркнул, что «каждая конкретная мера наблюдения должна соответствовать строгим условиям и процессуальным нормам, установленным законодательством».26

Во-вторых, термин «закон» должен интерпретироваться не только как писаный закон, но и как неписаный.

Вопрос о наличии этого критерия рассматривался Европейским Судом при разрешении дел Крюслена и Ювига против Франции. При рассмотрении данных дел Европейский Суд установил, что нормы национального законодательства содержат лишь общее предписание о возможности выдачи судьей офицеру полиции ордера для принятия мер к расследованию преступления. Однако, подчеркивая, что «закон, основанный на прецедентах, традиционно играет важную роль в странах европейского континента до такой степени, что целые разделы законодательства основаны на предыдущих решениях судов» и что французские суды давно считают, что указанный закон предполагает прослушивание телефонных разговоров, а также то, что суды точно определили надлежащую процедуру в огромном количестве решений по подобным делам, Суд признал французские нормы «имеющими основания в национальном законодательстве»27.

В-третьих, закон должен соответствовать критерию доступности.

В решении по делу Крюслен против Франции Европейский Суд отметил, что «доступность закона» является составной частью его «качества»28. Закон будет «доступным», если, прежде всего, он «сформулирован достаточно точно, чтобы граждане могли регулировать свое поведение»29. В решении по делу Петра против Румынии Европейский Суд признал нормы национального законодательства о проверке корреспонденции заключенных недоступными, т.к. эти «положения не были опубликованы, вследствии чего заявитель не смог ознакомиться с ними».30

В-четвертых, закон должен соответствовать критерию «предсказуемости». В решении по делу Крюслен против Франции Европейский Суд постановил, что «требование предсказуемости не рассчитано на то, что лицо может «предвидеть» когда власти планируют перехватить его информацию». С другой стороны, «формулировки закона должны быть достаточно ясными и понятными, с тем чтобы предоставить гражданам необходимую информацию относительно обстоятельств и условий, при которых публичная власть наделяется полномочиями для скрытого … вмешательства в осуществление права индивидуума на уважение его … корреспонденции»31.

В-пятых, в решении по делу Мэлоуна, Суд отметил, что пункт 2 статьи 8 Конвенции «не ограничивается тем, что отсылает к внутреннему праву, но говорит также о качестве закона, который должен соответствовать принципу «верховенства права». Данное положение, по мнению Суда, «подразумевает.., что во внутреннем праве должны существовать оградительные меры от произвольного вмешательства властей в осуществление гражданами своих прав, гарантированных пунктом 1 статьи 8 Конвенции»32.

В ряде решений Европейский Суд сформулировал конкретные критерии «качества» закона, применительно к рослушиванию телефонных разговоров, означающие, что такой закон должен: указывать список преступлений, совершение которых, может повлечь прослушивание33; ограничиваться случаями, когда фактические основания подозревать лицо в совершении тяжкого преступления уже выявлены другими средствами34; санкционировать прослушивание только на основании мотивированного письменного заявления определенного высокого должностного лица35; разрешать проведение прослушивания только после получения санкции органа или должностного лица, не принадлежащего к исполнительной власти, желательно, судьи36; устанавливать ограничение на длительность прослушивания : должен быть указан период, в течение которого санкция на прослушивание действительна37; определять правила, касающиеся отчетов, содержащих материалы перехваченных сообщений38; предусматривать меры предосторожности против обмена этими материалами между различными государственными органами39; определять обстоятельства, при которых записи можно или нужно уничтожить40; устанавливать, что должно делать с копиями или переписанными материалами, если обвиняемое лицо будет оправдано41.

Важный критерий «качества» закона был сформулирован Европейским Судом по делу Силвер и другие против Соединенного Королевства: «В законе, который оставляет свободу усмотрения, должны быть указаны его пределы».42

В решении по делу Калоджеро Диана против Италии, Европейский Суд признал проверку корреспонденции заключенных, противоречащей статье 8 Конвенции, поскольку «… закон оставляет власти слишком много полномочий, не определяет категории лиц корреспонденция которых может быть подвергнута цензуре и компетентный суд, не упоминает о длительности указанных мер и основаниях их принятия»43.

6. В решениях Европейского Суда условие «правомерности цели» ограничения права на уважение корреспонденции и соответствие такого ограничения требованию «необходимости в демократическом обществе» аналогичны этим же условиям применительно к ограничению права на неприкосновенность жилища.

7. По делу А. Против Франции Европейский Суд подчеркнул, что «хотя запись телефонного разговора одним из его участников не является противозаконной, однако участие в этой офицера полиции фактически означает действия государственного органа». А поскольку во Франции нет закона, позволяющего государственному органу прослушивать разговор по требованию одного из говорящих, то Суд признал это действие, нарушением статьи 8 Конвенции44.

По мнению Суда, пока «… вмешательство, проистекающее из оспариваемого законодательства… оправдано в свете статьи 8 пункта 2, тот факт, что лицо не было поставлено в известность после того, как наблюдение прекращено, сам по себе не может быть несовместим с этой статьей, так как именно неизвещение лица, гарантирует эффективность вмешательства».45



1 European Agreement relating to persons participating in proceedings of the European Court of Human Rights (ETS no. 161), вступило в силу 1 января 1999. Не подписано РФ.

2 Eur. Court H.R. Golder v. United Kingdom, Judgement of 21 Feb. 1975, Series A, No.18; para.45. Русский перевод цитируется по: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.1.М.,2000.С.48.

3 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, Judgement of 6 Sept. 1978, Series A, No.269; para.41. Русский перевод цитируется по: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т.1.М.,2000.С.173.

4 Eur. Court H.R. Golder v. United Kingdom, там же, п. 43, с. 47

5 Eur. Court H.R. Golder v. United Kingdom, там же, с. 56

6 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 41, с. 173.

7 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, judgment of 24 April 1990, Series A no. 176-A. Рус. перевод цитируется по: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1 М., 2000, с. 668-670.

8 Eur. Court H.R. Huvig v. France, judgment of 24 April 1990, Series A no. 176-В.

9 Eur. Court H.R. Calogero Diana v. Italy, judgment of 15 November 1996, Reports 1996-V

10 Eur. Court H.R. Malone v. United Kingdom, Judgement of 2 Aug. 1986, Series A, No.82, para.84.

11 Eur. Court H.R. Golder v. United Kingdom, там же, п. 43, с. 47

12 Хартия Европейского Союза об основных правах., М., Юриспруденция 2001., с.78 Хартия была принята 7 декабря 2000 г. Российской Федерацией не ратифицирована.

13 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же.

14 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же.

15 Eur. Court H.R. Malone v. United Kingdom, там же.

16 Eur. Court H.R. A. v. France, judgment of 23 Nov. 1993, Series A no. 277-B.

17 Eur. Court H.R. Calogero Diana v. Italy, там же.

18 Eur. Court H.R. Golder v. United Kingdom, там же.

19 Eur. Court H.R. Golder v. United Kingdom, там же, п. 43, с. 47.

20Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 30, с. 169; п.34, с.171.

21 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 34, с. 171.

22 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 42, с. 174.

23 Eur. Court H.R. Golder v. United Kingdom, там же, п. 44, с. 47

24 Eur. Court H.R. Golder v. United Kingdom, там же, п.44, с. 47

25 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 27, с. 669.

26 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 43, с. 174.

27 Eur. Court H.R. Huvig v. France, judgment of 24 April 1990, Series A no. 176-В. Para.28.

28 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 27, с. 669.

29 Eur. Court H.R. Malone v. United Kingdom, para.66

30 Eur. Court H.R. Petra v. Romania, judgment of 23 September 1998, Para.37

31 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 30, с. 671

32 Eur. Court H.R. Malone v. United Kingdom, para.67

33 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 35, с. 673

34 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 51, с. 175.

35 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 51, с. 176.

36 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 56, с. 177.

37 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 35, с. 673.

38 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 35, с. 673.

39 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 35, с. 673

40 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 35, с. 673

41 Eur. Court H.R. Kruslin v. France, там же, п. 35, с. 673

42 Eur. Court H.R. Silver v. UK, judgment of 25 March 1983, Series A no. 61. para.88-89.

43 Eur. Court H.R. Calogero Diana v. Italy, там же.

44 Eur. Court H.R. A. v. France, там же.

45 Eur. Court H.R. Klass and others v. Germany, там же, п. 58, с. 178.





Похожие:

Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconНасонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений
«Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается...
Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconПравила ведения телефонных переговоров; Организация проведения переговоров; Специфика планирование рабочего дня руководителя и секретаря
Фз (в ред от 30. 12. 2004) и часть 2 от 26. 01. 1996 №14-фз в ред от 30. 12. 2004 г
Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconДокументы
1. /Демичев - Периодизация истории суда присяжных в России.txt
2. /Ельцов...

Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconНасонов С. А. ( на правах рукописи) Право на неприкосновенность жилища
«Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных...
Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconВладенов Новичок Сообщений: 6 Опыт преобразования общества в СССР
Это слово, с одной стороны, имеет общее понятие как население, или совокупность людей, осуществляющих свою жизнедеятельность в пределах...
Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconЛабораторная работа
Цель: Ознакомившись с основными этапами процедуры слияния, вы сможете получить дополнительные сведения о создании наклеек, конвертов,...
Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconСтатья 49. Права и обязанности родителей и иных законных представителей
Родители и иные законные представители несовершеннолетних детей имеют право: 1 выбирать организации образования с учетом желания,...
Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconCols=3 gutter=4> ржд открытое акционерное щество «российские железные дороги» (оао «ржд») департамент пассажирских сообщений
Ваше письмо, поступившее из Управления Президента по работе с обращениями граждан, рассмотрено в Департаменте пассажирских сообщений...
Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconНасонов С. А. ( на правах рукописи) Право требовать от судьи не использовать доказательства, полученные с нарушением закона. «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона»
«При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона» ( часть 2...
Насонов С. А. Право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений iconХранитель*
В иных встречах, в иных сплетениях событий, не представляющих на первый взгляд ничего исключительного, сокровенная сущность нашего...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов