Гудвин против соединенного королевства судебное решение icon

Гудвин против соединенного королевства судебное решение



НазваниеГудвин против соединенного королевства судебное решение
Дата конвертации12.09.2012
Размер85.25 Kb.
ТипРешение


ГУДВИН ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА


Судебное решение


27 марта 1996 г.


Основные факты


Заявитель по делу г-н Вильям Гудвин, британский подданный, журналист, работал в штате журнала "Энджимаэр". 2 ноября 1989 г. ему позвонило некое лицо, которое и ранее снабжало его информацией; на этот раз она касалась компании "Тетра", которая испытывала большие, но тщательно скрываемые финансовые трудности.

Подготовив статью об этом, журналист позвонил в компанию, чтобы уточнить некоторые факты, в результате чего выяснилось, что у компании был украден один из нескольких экземпляров документа строго конфиденциального характера. Публикация грозила компании "Тетра" катастрофой, и она тотчас же обратилась в суд с просьбой выдать приказ, запрещающий издателям публикацию этой статьи. Такой приказ был выдан, и 16 ноября все национальные газеты и журналы были информированы о запрете. 22 ноября последовал еще один приказ Высокого суда, которым заявителя обязали раскрыть источник информации с тем, чтобы компания могла возбудить против этого источника судебное преследование, вернуть пропавший документ и исключить тем самым иные, кроме средства массовой информации, пути его использования. Жалоба журналиста в Апелляционный суд была отклонена, но ему было дано разрешение обратиться в Палату лордов, однако и она решила дело не в пользу журналиста, обязав его раскрыть источник информации. Гудвин отказался выполнить приказ. Высокий суд оштрафовал его за неуважение к суду на 5000 фунтов.


Разбирательство в Европейской Комиссии

по правам человека


В жалобе, поданной в Комиссию 27 сентября 1990 г., заявитель утверждал, что предписание суда, требующее от него раскрыть личность источника, и наложенный на него штраф за отказ сделать это представляют собой нарушение ст. 10 Конвенции. Жалоба была признана приемлемой 7 сентября 1993 г.

В своем докладе 1 марта 1994 г. Комиссия установила факты и выразила мнение, что имело место нарушение ст. 10 Конвенции (одиннадцатью голосами против шести).


Извлечение из судебного решения


Вопросы права


Суд констатирует, что никто из участников дела не оспаривает, что меры, примененные к заявителю, являлись вмешательством в его право на свободу слова в том виде, как она гарантируется п. 1 ст. 10; Суд также согласен с этим, но он должен установить, было ли такое вмешательство оправданным в соответствии с требованиями п. 2 ст. 10.


Было ли вмешательство "предусмотрено законом"?


Трудно возражать против того, что оспариваемый судебный приказ и штраф за его неисполнение основываются на национальном законодательстве, в частности на ст.ст. 10 и 14 Закона 1981 г. "О неуважении к суду".


Тем не менее заявитель утверждал, что нормы, сформулированные в этих статьях, недостаточно ясны и, в частности, не отвечают требованию предсказуемости, вытекающему из формулы "предусмотрено законом".

Правительство оспаривало это утверждение, тогда как Комиссия не пришла к определенному выводу по этому вопросу.

Суд исходит из того (и это неоднократно подчеркнуто в его решениях), что национальный закон должен быть сформулирован достаточно четко, чтобы позволить заинтересованным лицам, пользуясь, если к тому возникнет необходимость, соответствующей юридической консультацией, предвидеть те последствия, которые может повлечь за собой конкретное действие (см., например, судебное решение по делу "Толстой-Милославский против Соединенного Королевства" от 13 июля 1995 г. // Публикации Европейского Суда по правам человека. Серия А, т. 316-Б, с. 17-72, п. 37).

Вместе с тем Суд признает, что в рассматриваемой области бывает трудно формулировать законы с абсолютной степенью определенности, а потому некоторая гибкость может быть допущена и даже желательна с тем, чтобы позволить национальным судам развивать право в свете их представлений о том, какие меры являются необходимыми в интересах справедливости.

Вопреки утверждению заявителя соответствующий закон не наделяет английские суды неограниченным правом усмотрения при решении вопроса о выдаче судебного приказа о раскрытии источника информации. Важные ограничения следуют прежде всего из ст. 10 Закона 1981 года, согласно которой приказ о раскрытии может быть отдан, если "суд считает вполне установленным, что раскрытие (было) необходимо в интересах правосудия".

С точки зрения Суда, данное Палатой лордов толкование соответствующего закона по делу заявителя не выходит за пределы того, что можно было бы разумно предвидеть в таких обстоятельствах (см. судебное решение по делу "С.В. против Соединенного Королевства" от 22 ноября 1995 г. // Там же. Серия А, 335-Б, с. 42, п. 36). Не находит он и каких-либо признаков того, что рассматриваемый Закон не предоставил заявителю адекватной защиты от произвольного вмешательства.

Соответственно, Суд приходит к выводу, что оспариваемые меры были "предусмотрены законом".


Преследовало ли вмешательство правомерную цель?


Ни в Комиссии, ни в Суде никто не возражал против того, что оспариваемые меры были направлены на защиту интересов компании "Тетра" и что вмешательство преследовало правомерную цель. Правительство настаивало, что эти меры были приняты также и для предотвращения дальнейших правонарушений.

Суд, удостоверившись, что вмешательство преследовало первую из этих целей, не находит необходимым устанавливать, преследовало ли оно также и вторую.


Было ли вмешательство "необходимым в демократическом обществе"?


Заявитель и Комиссия придерживаются мнения, что ст. 10 Конвенции требует ограничить любое принуждение журналиста раскрыть источник своей информации лишь такими исключительными обстоятельствами, при которых создается угроза жизненно важным общественным или личным интересам. Настоящее дело проверки по этому критерию не выдерживает. Заявитель и Комиссия ссылаются на то, что "Тетра" уже добилась судебного приказа, запрещающего публикацию, и что нарушений этого запрета не было. Так как информацию такого типа, о котором идет речь, можно обычно встретить в деловой прессе, нельзя считать реальным риск ущерба, который могли вызвать дальнейшие публикации.

Заявитель добавил, что информация о плохом управлении в компании "Тетра", убытках и поиске кредитов была основана на фактах, злободневна и представляла непосредственный интерес для потребителей и инвесторов на рынке компьютерных программ.

Правительство возражало, утверждая, что судебный приказ о раскрытии источника информации был необходим в демократическом обществе для того, чтобы защитить "права" компании "Тетра". В функцию национальных судов входит оценка фактов и в свете установленных фактов определение вытекающих из них правовых последствий. Национальные суды допускали, что заявитель, получив информацию от своего источника, не знал, что она носит конфиденциальный характер, но ему следовало бы это знать; было вполне реально предположение, что источник являлся похитителем конфиденциального бизнес-плана и, разглашая эту информацию, имел неблаговидные мотивы.

Хотя и существует общий интерес в свободном притоке информации к журналистам, однако и они должны признать, что обещание сохранять конфиденциальность или обязательство не ссылаться на происхождение информации должно уступать более важному общественному интересу. Журналистская привилегия, по мнению правительства, не должна распространяться на защиту источника, который вел себя недобросовестно или по крайней мере безответственно, для того чтобы позволить ему безнаказанно передавать информацию, которая не представляет большого общественного значения. В настоящем случае источник не проявил ответственности, к которой призывает ст. 10 Конвенции. Хотя полученные судебные приказы оказались эффективными, тем не менее до тех пор, пока похититель и источник информации не обнаружены, истцы рискуют столкнуться с дальнейшим распространением этих сведений, а следовательно, с угрозой ущерба для бизнеса и благополучия своих работников.

В этих обстоятельствах правительство считает, что судебный приказ, требующий от заявителя раскрыть источник информации, и последовавшее наложение штрафа за его отказ сделать это не являются нарушением прав заявителя по ст. 10 Конвенции.

Суд напоминает, что свобода слова составляет одну из главных опор демократического общества и что предоставляемые средствам массовой информации гарантии особенно важны (см., в частности, судебное решение по делу "Иерсильд против Дании" от 23 сентября 1994 г. // Там же. Серия А, т. 298, с. 23, п. 31).

Защита журналистских источников информации является одним из основополагающих условий свободы печати в том виде, в каком она нашла отражение в законах и кодексах профессионального поведения в ряде договаривающихся государств и получила закрепление в нескольких международных актах о свободах журналистов (см. среди них Резолюцию о свободах журналистов и правах человека, принятую на 4-й конференции министров европейских стран (Прага, 7-8 декабря 1994 г.), Резолюцию Европейского парламента о конфиденциальности журналистских источников от 18 января 1994 г. // Официальный вестник Европейских сообществ. N С 44/34). Отсутствие такой гарантии отрицательно сказалось бы на способности прессы предоставлять нужную информацию. В результате жизненно важная роль прессы могла бы оказаться подорванной. Принимая во внимание сказанное и потенциальное опасное воздействие, которое судебный приказ о раскрытии источника может оказать на осуществление свободы печати, подобная мера не может считаться совместимой со ст. 10 Конвенции, если она не оправдана более важным требованием публичного интереса, не имеет "соответствующих и достаточных оснований".

В этой связи к приказу о раскрытии источника информации следует подойти в более широком контексте с учетом первого судебного приказа, полученного компанией. Он был адресован всем национальным газетам и профильным журналам. Приказ о раскрытии источника имел в значительной степени ту же цель, что уже была достигнута с помощью этого первого приказа, а именно - предотвратить распространение конфиденциальной информации. По мнению члена Апелляционного суда лорда Дональдсона, нет сомнений в том, что приказ оказался действенным и остановил распространение прессой этой конфиденциальной информации: кредиторы, клиенты, поставщики и конкуренты компании "Тетра" лишились возможности получить эту информацию из печати. Тем самым ключевой компонент угрозы причинения ущерба компании в значительной степени уже был нейтрализован. Раз это так, то, по мнению Суда, приказ о раскрытии источника служил лишь средством усиления запрета; дополнительное ограничение свободы печати, которое он влек за собой, не имело под собой достаточных оснований в плане п. 2 ст. 10 Конвенции.

Суд считает также, что даже взятые в совокупности интересы "Тетры" устранить остаточную угрозу ущерба от распространения конфиденциальной информации иным путем, нежели через прессу, получить возмещение вреда, разоблачить нелояльного служащего или сотрудника, были недостаточны, чтобы перевесить интерес общества в охране источников, информирующих журналистов. В свете стандартов, установленных Конвенцией, цели, которые обеспечивали судебный приказ о раскрытии источника, несопоставимы с требованиями публичного интереса.

Таким образом, отсутствует разумная соразмерность между правомерной целью судебного приказа и средствами ее достижения, и вмешательство в свободу слова заявителя нельзя считать "необходимым в демократическом обществе в смысле п. 2 ст. 10 Конвенции".

По этим основаниям Суд

постановил одиннадцатью голосами против семи, что имело место нарушение ст. 10 Конвенции;

постановил единогласно, что установление факта нарушения представляет собой остаточное и справедливое возмещение понесенного заявителем морального ущерба;

постановил единогласно, что государство-ответчик должно в течение трех месяцев выплатить в счет судебных издержек и расходов 37 595 фунтов стерлингов.


Из особого мнения судьи Уолша


В своем вступительном обращении к Суду адвокат заявителя сказал, что его клиент "не требует себе специальной привилегии в силу своей профессии, так как журналисты не стоят над законом". Тем не менее мне кажется, что Суд фактически решил, что согласно Конвенции журналисту в силу его профессии должна быть предоставлена привилегия, недоступная другим лицам. Разве рядовой гражданин, написавший письмо для публикации в газете, имеет равную привилегию? Для того чтобы провести различие между профессиональным журналистом и рядовым гражданином, приходится обратиться к ст. 14 Конвенции, которая говорит о запрещении дискриминации.


Совпадающее мнение судьи Де Мейера


Я полностью согласен с выводом Суда, что приказ, требующий от заявителя раскрыть свой источник информации, и наложенный на него штраф за отказ сделать это нарушили его право на свободу слова.

Однако я хотел бы отметить также, что, с моей точки зрения, таким нарушением был и ранее вынесенный судебный запрет на публикацию этой информации, ибо это является совершенно неприемлемой формой предварительного ограничения свободы слова.

Защита источников информации журналиста имеет столь жизненно важное значение для осуществления им своего права на свободу слова, что в принципе никогда нельзя допускать покушений на него, кроме как, наверное, в очень исключительных обстоятельствах, которых в настоящем деле, конечно же, не было.




Похожие:

Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 6 ноября 1980 г. (статья 50)
Европейский Суд в решении по делу “Санди таймс” против Соединенного Королевства от 26 апреля 1979 г признал нарушением статьи 10...
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconS. W. против соединенного королевства судебное решение
Позднее вечером заявитель заставил ее вступить с ним в сексуальные отношения против ее воли. Заявителя обвинили в изнасиловании,...
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 26 апреля 1979 г
...
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 27 сентября 1995 г
Соединенного Королевства Маргарет Макканн, Даниэл Фаррелл и Джон Сэвидж, являются родителями Даниэля Макканна, Майред Фаррелл и Шона...
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 19 февраля 1998 г
Заявитель, г-жа Филлис Боуман, гражданка Великобритании, родилась в 1926 г и проживает в Лондоне
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 22 октября 1981 г
Добровольные сексуальные отношения между взрослыми женщинами не являются уголовным преступлением
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 26 мая 1993 г
Заявители, г-н Питер Бранниган, 1964 г рождения, и г-н Патрик Макбрайд, 1951 г рождения, жители Северной Ирландии
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 29 ноября 1988 г
Заявители — Теренс Броуган, 1961 г рождения, Дермот Койл, 1953 г рождения, Уильям Макфадден, 1959 г рождения, и Майкл Трейси
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 27 марта 1996 г
Это была добровольная и безвозмездная информация. 6 и 7 ноября, намереваясь подготовить статью, заявитель звонил в “Тетру”, чтобы...
Гудвин против соединенного королевства судебное решение iconСоединенного королевства судебное решение от 17 декабря 1996 г
Заявитель являлся директором и распорядителем акционерной компании “Гиннесс”. В апреле 1986 г она приобрела компанию “Дистиллерс”,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов