Страсбург icon

Страсбург



НазваниеСтрасбург
Дата конвертации12.09.2012
Размер231.42 Kb.
ТипРешение

Перевод с английского языка на русский


ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ДЕЛО ТЕЙШЕЙРА ДЕ КАСТРО ПРОТИВ ПОРТУГАЛИИ

(44/1997/828/1034)

РЕШЕНИЕ
СТРАСБУРГ

9 июня 1998 года

Настоящее решение должно быть отредактировано прежде, чем быть воспроизведено в окончательном варианте в Сборнике Судебных решений за 1998 год. Указанные документы в издательстве Карл Хейманс Ферлаг КГ (Люксембургер штрассе 449б д-50939, Кёльн), которое распространяет указанные книги посредством своих агентов, расположенные в различных странах, список которых приведен ниже

^ Список агентов

Бельгия: Этаблиссимент Эмиль Бруйлан (улица де ла Режанс 67,
В-10000 Брюссель)

Люксембург: Либрарие Промокультур (14, улица Дюхшер
Пляс де Парис), Б.П.. 1142, л- 1011 Люксембург Гар)

Нидерланды: Б.В, Юридише Бёкхандель и Антиквариат
А. Ёнглёд и Цоон (Ноордейнде, 39, НЛ-2514 ГС- Гравенхаге)


^ КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ДЕЛА
Согласно представленному комиссией


Португалия – вынесение приговора осужденному за перевозку наркотиков, основанное в основном на показаниях двух полицейских, которые подстрекали к совершению преступления.

I. Статья 6 п.1 Конвенции
Краткое изложение прецедентов о допустимости доказательств.
Использование негласных агентов должно быть ограничено и должны существовать гарантии прав человека даже в случаях, когда речь идет о борьбе с незаконным оборотом наркотиков- публичные интересы не могут служить оправданием провокаций со стороны правоохранительных органов.
В деле, которое рассматривается Судом нет сведений, что действия полицейских являются частью их участия в акции против незаконного оборота наркотиков, которая была санкционирована и проходила под контролем судьи – у правоохранительных органов не было оснований подозревать, что заявитель является наркокурьером – обстоятельства дела позволяют сделать вывод о том, что два полицейских не ограничились обыкновенным расследованием (in an essentially passive manner) неправомерных действий лица, а осуществили действия, которые спровоцировали совершение преступления. Действия полицейских выходят за рамки действий негласных агентов – их вмешательство и использование оспариваемых процессуальных действий свидетельствуют, что заявитель был очевидно лишен права на справедливое судебное разбирательство.
Суд решил: имело место нарушение (восемь голосов против одного)
II Статья 3 Конвенции
Никаких аргументов не было приведено Суду о нарушении статьи 3 Конвенции.

Суд решил: не рассматривать нарушение указанной статьи по своей инициативе (единогласно)
III Статья 8 Конвенции
Ввиду того, что имеет место нарушение п.1. статьи 6 Конвенции, Суд вынес решение о нецелесообразности рассмотрения жалобы в контексте нарушения этой статьи
Суд решил: не рассматривать указанный вопрос (единогласно)

IV Статья 50 Конвенции
^ А. Убытки: иск удовлетворен частично.

Б. Судебные издержки: Судебные издержки, понесенные в связи с разбирательством дела в Португалии возмещены частично, а понесенные в Страсбурге – в полном объеме.
Суд решил: Государство-ответчик обязано уплатить истцу указанные суммы (восемь голосов против одного).

^ ПРЕЦЕДЕНТЫ СУДА, НА КОТОРЫЕ ИМЕЮТСЯ ССЫЛКИ В РЕШЕНИИ
17.1.1970, Делькур против Бельгии, 20.11.1989, Костовски против Недералндов; 27.9.1990, Уиндиш против Австрии, 15.6. 1992 Люди против Швейцарии, 23.4.1997, Ван Мехелен и другие против Нидерландов

В деле Тейшейра де Кастро против Португалии[1]
Европейский суд по правам человека проводит заседания в соответствии со статьей 43 Европейской Конвенции о защите основных прав и свобод человека (“Конвенция”) и соответствующими положениями Регламента Суда В[2] в качестве Палаты, состоящей из следующих судей:

Г-н Р. Бернхардт, Председательствующий,
Г-н А. Шпильманн,
Г-н Н. Валтикос,
Г-жа Е. Палм,
Г-н И. Фойгель,
Г-н А.Н. Луазу,
Г-н М.А. Лопеш Роша,
Г-н Б. Репик,
Г-н В. Буткевич,
А также Г-н Петцольд, Регистратор суда, г-н П.Дж. Махоуни, Заместитель регистратора
Осудив в заседаниях, состоявшихся 26 марта и 18 мая 1998 года
Когда и приняли нижеследующее решение:

^ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
1. Дело было передано Суду Европейской Комиссией по правам человека (“Комиссия”) 16 апреля 1997 года и Португальским правительством (Правительство) 17 июня 1997 года, по истечении трехмесячного срока, предоставленного Статьями 32 п.1 и 47 Конвенции. Дело было возбуждено по жалобе (номер 25829/94) против Португальской Республики, которое была подана в Комиссию на основании статьи 25 конвенции, гражданином Португалии – г-ном Франсишку Тейшейра де Кастро, 24 октября 1994 года.
Комиссия сделала запрос, ссылаясь на статьи 44 и 48 Конвенции и заявление Португальской Республики о признании юрисдикции Суда (статья 46); Правительство направило ответ, ссылаясь на ст. 48. Запрос и ответ на него касались выяснения вопроса о том, являются ли изложенные в деле факты нарушением Государством-ответчиком обязательств, возлагаемых статьями 3, 6 п.1 и 8 Конвенции.

2. В ответ на запрос , сделанный в соответствии с Правилом 35 п.3 Регламента Суда В, истец изъявил желание участвовать в процессе и назначил юриста, который будет его представлять. (Правило 31). Юристу было предоставлено право использовать в процессе португальский язык (Правило 28 п. 3)

3. Палата была представлена ex officio г-ном М.А. Лопеш Роша, избранный судья, являющийся гражданином Португалии (статья 43 Конвенции), и г-н Р. Рисдалл, Председатель Суда (Правило 21 п.4 (б). 28 апреля 1997 года в присутствии Регистратора суда, Председатель посредством жеребьевки определил имена остальных семи судей - Г-н А. Шпильманн, Г-н Н. Валтикос, Г-жа Е. Палм, Г-н И. Фойгель, Г-н А.Н. Луазу, Г-н Б. Репик, Г-н В. Буткевич (статья 43 Конвенции и Правило 21 п.5). Впоследствии г-н Бернхардт, Вице-Председатель Суда, заменит умершего 18 февраля 1998 года г-на Р. Рисдалл (Правило 21 п.6, подпункт два)

4. В качестве Председателя Палаты г-н Р. Рисдалл (Правило 21 п.6), действуя чрез Регистратора Суда, провел консультации с Представителями Правительства, истца и Комиссии об организации процесса (Правило 39 п.1 и 40). В соответствии с заведенным порядком Регистратор получил от правительства и истца меморандумы 20 и 22 октября 1997 года соответственно. 12 ноября и 5 декабря 1997 года в двух документах, поданных по истечении срока, предназначенного для подачи меморандумов, истец уточнил требования на основании статьи 50 Конвенции. 26 марта 1998 года суд решил принять их. В письме от 17 ноября 1997 года Секретарь Комиссии сообщил Регистратору Суда о том, что Представитель Комиссии представит свое заключение в заседание.

5. 16 ноября 1997 года г-н Р. Рисдалл поручил неправительственной организации по правам человека – “Справедливость”, имеющей головной офис в Лондоне, представить свои письменные заключения по делу. Комментарии были получены 30 января 1998 года.

6. 30 января 1998 года Комиссия передала документы по делу в суд по запросу Регистратора Суда, который действовал в соответствии с указаниями Председателя.

7. В соответствии с решением Председателя Суда слушание по делу состоялось во Дворце прав человека в Страсбурге 24 марта 1998 года. Суд незадолго до этого провел предварительное заседание.

В слушаниях по делу приняли участие:
(а) от Правительства

г-н А. Энрикеш Гашпар, Заместитель Генерального Прокурора, Представитель,

г-н М. Симаш Сантуш, Заместитель Генерального Прокурора,

Верховный Суд,

(Коллегия по уголовным делам), ^ Советник

(б) от Комиссии


г-н И. Кабрал Баррето, Представитель

(с) от истца


г-н Ж Лоурейру, и
г-жа Р. Малвар Лоурейру, оба из Вила Нова

адвокаты Фамильясау, Советник.

Суд заслушал послания г-на И. Кабрал Баррето, г-на Ж Лоурейру, г-на Энрикеш Гашпар, г-на М. Симаш Сантуш. Представителя Правительства и истца представили документы в заседании.

^ ФАКТИЧЕСКАЯ СТОРОНА ДЕЛА

I ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

8. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро, гражданин Португалии, 1955 г. рождения, проживающий в г. Кампелуш (Гимараеш). В то время работал на текстильной фабрике. После освобождения из тюрьмы не мог найти работу.

^ А. Вмешательство двух полицейских и арест истца
9. В связи с проведением операции по выявлению незаконного оборота наркотиков, двое переодетых в гражданскую одежду полицейских из Полиции Общественной Безопасности (ПОБ), служащих в отделении полиции Фамильясау, неоднократно подходили к гр-ну В.С. Он подозревался в том, что осуществляет перевозку наркотиков небольшими партиями – для того, чтобы заплатить за наркотики – в основном гашиш- для собственного потребления. Они надеялись, что через В.С. смогут выйти на его поставщика и Попросили приобрести для них несколько килограммов гашиша. Не зная, что это полицейские , В.С. согласился найти продавца на такую партию. Однако, несмотря на настойчивые просьбы полицейских, не смог сделать этого.

10. Около полуночи 30 декабря 1992 года два полицейских пришли домой к В.С. и сказали, что теперь они желают приобрести героин. В.С. упомянул имя Франсишку Тейшейра де Кастро, сказав, что может быть он сможет достать немного наркотиков; однако он не знал адреса последнего и предложил узнать его у Ф.О Все четверо приехали к дому истца на машине предполагаемых покупателей. Истец вышел на улицу по просьбе Ф.О и сел в машину, где его ожидали двое полицейских и В.С. Полицейские заявили, что они хотят приобрести 20 граммов героина за 200 000 эскудо (PTE) и показали ему свернутые банкноты Банка Португалии.

11. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро согласился достать героини в сопровождении Ф.О. поехал на своей собственной машине на квартиру другого лица - Ж.П.О. Последний приобрел еще у одного лица три пакетика с героином, один весом в десять граммов, а два других весом по пять граммов каждый и в свою очередь передал указанные пакетики истцу в обмен на деньги; точная сумма платежа не известна, однако доподлинно доказано, что она составляла свыше 100 000 эскудо.

12. Затем истец привез наркотики домой к В.С.; В это время В.С. вернулся в дом, а двое полицейских ожидали снаружи. Сделка должна была быть совершено в доме. Полицейские по приглашению В.С. вошли в дом; истец затем вытащил один из пакетиков из кармана и в это время полицейские раскрыли себя и арестовали истца, В.С. и Ф.О – это произошло около 2 часов ночи. Они обыскали всех троих и нашли у истца еще два пакетика с героином, 43 000 эскудо и золотой браслет.

Б. Судебное разбирательство

1. Предварительное следствие

13. На следующий день истец предстал перед уголовным судом Фамильясау, расследующему дело и был заключен под стражу в ожидании суда.

14. 29 января 1993 года он ходатайствовал об изменении меры пресечения. В качестве аргументов он предъявил, что его содержание под стражей является незаконным, поскольку нарушает ст. ст. 3,6 и 8 Конвенции. Согласно его заявлению, он был заключен под стражу в результате недобросовестного и незаконного поведения полицейских, так как он совершил преступление исключительно по их просьбе. Полицейские действовали как “агенты-провокаторы”, в частности по тому, что они не проводили операцию по пресечению незаконного оборота наркотиков на основании приказа суда.

15. Судья, расследующий дело, отклонил ходатайство своим определением от 16 февраля 1993 года, которое затем было оставлено в силе определением Апелляционного суда Порту. От 21 апреля 1993 года.

16. Истец подал два ходатайства о нарушении прав человека в Верховный Суд, и они были отклонены 11 марта и 13 мая 1993 года. В своем решении от 13 мая Верховный Суд указал, что хотя полицейские и действовали как “агенты-провокаторы”, при покупке героина, содержание под стражей истца правомерно, так как при обыске у него были найдены наркотики.

17. 26 августа 1993 года прокурор оформил обвинения против истца и В.С. Он не выдвинул обвинения против двух других лиц– Ф.О. и Ж.П.О.

18. Дело было направлено в Уголовный Суд Санту Тирсу.

2. Судебное разбирательство в суде первой инстанции и апелляции
(а) Судебное разбирательство в Уголовном Суде Санту Тирсу.

19. Слушания состоялись 25 ноября 1993 года, в ходе которых суд заслушал нескольких свидетелей, включая двух полицейских и Ф.О.

20. 6 декабря 1993 суд признал заявителя виновным и приговорил его к шести годам лишения свободы. В.С. был подвергнут штрафу эквивалентному двадцати дням тюремному заключению. Суд пришел к выводу, что использование «негласных агентов» и даже «агентов-провокаторов» не запрещено законодательством Португалии, ввиду того, что ограничение свобод подсудимого было оправдано с точки зрения тех ценностей, во имя которых такое ограничение произошло. Ввиду того, что к заявителю обратился Ф.О. действия сотрудников ПОБ не являлось «решающим» для совершения преступления заявителем. Суд также разъяснил, что он пришел к своим выводам на основании показаний свидетелей, Ф.О., являющегося также обвиняемым, В.С., показаниях самого истца и в «основном» на показаниях двух полицейских.

(б) Разбирательство в Верховном суде
21. 14 декабря 1993 года истец подал апелляционную жалобу в Верховный суд. В жалобе он указал , Inter alia, на нарушение статьи 6 Конвенции.

22. Постановлением от 5 мая 1994 года Верховный Суд отклонил жалобу и оставил в силе приговор суда первой инстанции, указав, что:
«В рассматриваемом деле не вызывает сомнения тот факт, что сотрудники ПОБ были исключительно настойчивы до тех пор, пока не были представлены г-ну Франсишку Тейшейра де Кастро. Однако такое поведение является естественным в указанных условиях. Полицейские знали, что В.С. употреблял наркотики и намеревались выявить лицо, которое поставляет ему наркотики. Так как достать гашиш не было возможности, они постарались приобрести героин и были представлены Франсишку Тейшейра де Кастро, который согласился на их ложное предложение, так как он имел намерение получить выгоду с этой сделки, тем самым используя одно из бедствий нашего времени…
Действия сотрудников ПОБ таким образом являются оправданными, т.к. они задержали заявителя, у которого уже имелось значительное количество наркотиков.
Более того, ввиду того, что сотрудники Полиции Общественной Безопасности из полицейского участка Фамильясау, действовали в качестве следователей (Статья 1 Уголовно-процессуального Кодека) в соответствии с полномочиями , предоставленными им законом, которые предполагают право без обращения к вышестоящим органам получать информацию о преступлениях, выявлять лиц, подозреваемых в преступлении и предпринимать иные меры необходимые для получения доказательств (статья 55 п.2 УПК)

Полицейские осуществляют следственные действия в качестве уполномоченных судом, однако это не препятствует им, в строго оговоренных законом случаях, предпринимать иные меры, выходящие за рамки предоставленных полномочий.
Прокурор указал в своем обвинении, что сотрудники ПОБ действовали в соответствии с законом и их действия не приводят к недопустимости полученных доказательств.
При вышеуказанных обстоятельствах апелляционная жалоба Франсишку Тейшейра де Кастро является полностью необоснованной.
Учитывая вышеизложенное, Верховный Суд отклоняет жалобу и оставляет в силе обжалуемый приговор.

ii. ссылки на законодательство Португалии
^ А. Декрет-Закон № 430/83 от 13 декабря 1983 года
23. Ниже следуют выдержки из Декрета-Закона № 430/83 от 13 декабря 1983 года о «О мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков» в редакции, действовавшей на момент вынесения приговора:
^ Статья 23 п.1.
«При отсутствии законных на то оснований выращивание, производство, изготовление, извлечение, предложение к продаже, пуск в оборот, продажа, распространение, покупка, приобретение, в любом качестве получение от других лиц, перевозка, импорт, ввоз в страну или вывоз из страны или иное незаконное владение, кроме случаев указанных в статье 36, любыми материалами или препаратами, указанными в таблицах I-III наказывается лишением свободы на срок от шести до двенадцати лет и штрафом от 50 000 до 5 000 000 эскудо»

Статья 52
«1. Следователем является лицо, которое в ходе следственных мероприятий, не раскрывая своей личности принимает лично или через третьих лиц предложение приобрести наркотики или иные психотропные вещества не подлежит наказанию за такие действия.
2. Отчет о таких действиях должен быть прикреплен к делу в срок не превышающий 24 часа.»

24. Незаконный оборот наркотиков теперь регулируется Декретом- Законом № 15/93 от 22 января 1993. Статья 52 Декрета-Закона № 430/83 от 13 декабря 1983 года воспроизведена без изменений в статье 59 нового Закона.

Б. Уголовно-процессуальный Кодекс
25. Основные положения Уголовно-процессуального кодекса, которые регулируют указанные отношения:
Статья 126
«1. Доказательство, добытое с помощью пыток, использования силы или иного психического или психологического принуждения является незаконным и недопустимым.
2.Доказательство, добытое с помощью любого из нижеследующих средств считается добытым с использованием физического или психологического принуждения. Даже если это имело место с согласия потерпевшего от таких действий:
(а) плохое обращение, нажим или иной способ, гипноз или использование жестокого или унижающих средств, связанных со свободой лица для принуждения его воли принять решение;

4. Если доказательство добыто средствами, имеющие признаки преступления в соответствии с настоящей статьей, оно может быть использовано только в целях наказания лица, которое получило доказательство таким способом»
статья 241
«Прокурор получает информацию о преступлении посредством собственного расследования, информации, предоставленной полицейскими, расследующими дело, или если о преступлении было сообщено в соответствии со следующими положениями».

статья 242
«Если личность правонарушителя не установлена, о событии преступления должно быть сообщено правоохранительным органам:
(а) полицией – о любом происшествии, которое привлекло их внимание;



^ С. Прецеденты и доктрина
26. При определенных обстоятельствах Верховный Суд допускает использование «провокаций» в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков (приговоры от 12 июня 1990, БМЖ № 398, стр. 282; от 14 января 1993 года Кол Юр (СТЖ), 1993-I стр. 270; от 5 мая 1994 года, Кол Юр (СТЖ), 1994-II, стр. 215, ссылка на которые имеется в этом деле; а также решения от 22 июня 1995 года Кол Юр (СТЖ), 1995-Iстр. 238; от 6 июля 1995 года Кол Юр (СТЖ), 1995 –II, стр. 261; и от 2 ноября 1995 года, Кол Юр (СТЖ), 1995-III, стр. 218).

27. Правоведы Португалии (и остальных стран Европы) проводят различие между различными видами «провокаций»- между «негласными агентами» и «агентом-провокатором». Так, первые это те, кто скрывает свою личность в целях сбора информации, в то время как вторые провоцируют людей на совершение преступления. В Португалии в соответствии с действовавшим в то время законодательством, правоведы рассматривали доказательства, полученные от «негласных агентов» в качестве допустимых, но более сдержанно относятся к доказательствам, добытым с помощью «агентов-провокаторов» (см. например, Кошта Андраде, «О запрещенных доказательствах в уголовном процессе», Куимбра, 1992, стр 220 и далее, и А.Г Лоуренсо Миртиньш, «Наркотики. Профилактика и лечение. Борьба с наркотраффиком», Куимбра 1984, стр 154 и далее, и последняя работа на эту тему, «Наркотики и право» Экуиташ, Эдиториал Нотисиаш, 1994, стр. 278 и далее).

^ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО ПЕРЕД КОМИССИЕЙ
28. Франсишку Тейшейра де Кастро обратился с жалобой в Комиссию 24 октября 1994 года. Он ссылался на нарушение статьей 6 п.1 Конвенции, так как по его мнению он был лишен права на справедливое разбирательство дела, т.к. полицейские спровоцировали совершить преступление за которое он был впоследствии осужден. По его мнению их действия также составляют нарушения статей 3 и 8. Он также полагает что в добавок ко всему он подвергался дискриминации, так как лица, проходившие с ним по одному делу, понесли более легкое наказание, или вовсе не были привлечены к ответственности.

29. 24 июня 1996 года Комиссия признала жалобу приемлемой (№ 25829/94) в части вопросов справедливости судебного процесса и неприемлемой по остальным вопросам. В докладе от 25 февраля 1997 года (статья 31) Комиссия выразила свое мнение, что нарушение статьи 6 п. 1 имело место (тридцать голосов против одного), однако не имело места нарушение статьи 3 (единогласно) и нецелесообразно изучать вопрос о том, имело ли место нарушение ст. 8 (тридцать голосов против одного). Полный текст отчета Комиссии и особое мнение прилагаются к настоящему решению[1].

^ МЕМОРАНДУМ ПРАВИТЕЛЬСТВА, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ СУДУ
30. В меморандуме Правительство ходатайствовало перед судом «принять решение об отсутствии нарушения п.1. статьи 6 Конвенции в настоящем деле»

Вопросы права

I. предполагаемое нарушение п.1. статьи 6 Конвенции

31. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро в своей жалобе указал, что он был лишен права на справедливое судебное разбирательство так как был принужден переодетыми в гражданскую одежду полицейскими к совершению преступления, за которое он был осужден. Он ссылался на п.1 статьи 6 Конвенции , выдержки из которой, необходимые для решения этого дела следуют ниже:
«Каждый … при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое … разбирательства дела …судом…»

Он также заявил, что не имеет судимости и никогда не совершил бы преступления, если бы не было вмешательства «агентов-провокаторов» Плюс ко всему полицейские действовали по своей инициативе и в отсутствие контроля со стороны суда и вне рамок какого-либо предварительного расследования.

32. Правительство в меморандуме заявило, что большое количество государств (включая государства-члены Совета Европы) допускает использование специальных оперативных действий, в частности в борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Общество должно находить средства борьбы с этим видом преступной деятельности, которое разрушает основы демократического устройства человеческого общества. Статья 52 Декрета – Закона № 430/83, положения которого применяются к оспариваемому случаю, а также Конвенция ООН о «Незаконном обороте наркотиков и психотропных веществ от 1998 года, а Конвенция Совета Европы от 1990 «Об отмывании, розыске, изъятии и конфискации доходов, добытых преступным путем» - также позволяет использование «негласных агентов», чья роль не имеет ничего общего с «агентами- провокаторами». Более того, Статья 126 п.п. 1 и 2 (а) Уголовно-процессуального кодекса предъявляют высокие требования к доказательствам, для того, чтобы они были признанными правомерными и допустимыми.
Полицейские, фигурирующие в настоящем деле не могут быть признаны «агентами- провокаторами». Разница между двумя видами агентов состоит в том, что в случае с провокацией, действия таких агентов создают преступное намерение, которое до их действий отсутствовало, а во втором случае у правонарушителя уже существовало намерение совершить преступление. В настоящем деле полицейские всего лишь выявили скрытое намерение совершить правонарушение г-ном Франсишку Тейшейра де Кастро, Ф.О. (один из обвиняемых) не осуществлял давления на заявителя, так как последний немедленно проявил интерес приобрести наркотики и совершить сделку. Вдобавок ко всему, в момент задержания у него находилось большее количество наркотиков, чем требовали «покупатели».
Наконец во время следственных действий у г-на Тейшейра де Кастро была возможность задать вопросы обоим полицейским и иным свидетелям и представить свои возражения. Верховный Суд основывал свои выводы не только на показаниях полицейских, но также и на иных доказательствах. Нет никаких оснований полагать, что чем-либо подрывалась справедливость судебного разбирательства.

33. Комиссия полагает, что преступление было совершено, но заявитель приговорен к строгому виду наказания в основном, если не исключительно, благодаря действиям полицейских. Таким образом, полицейские спровоцировали совершение преступления, которое в противном случае не имело бы место. Такая ситуация незамедлительно отразилась на справедливости судебного процесса.

34. Суд полагает, что допустимость доказательств является вопросом, регулируемым национальным законодательством и по общему правилу национальные суды сами решают принимать или не принимать во внимание представленные им доказательства. Задачей Суда в соответствии с Конвенцией является не выяснение были ли показания свидетелей получены надлежащим образом, а выяснить был ли процесс целиком, включая способ получения доказательств, проведен с учетом норм справедливости (смотри inter alia Ван Мехелен и другие против Нидерландов – решение от 23 апреля 1997 года, Собрание решений и Постановлений Европейского суда 1997 –III , стр. 711, п.50)

35. В частности, Конвенция не запрещает на стадии дознания и предварительного следствия, при условии, что характер преступления того требует, ссылку на анонимный источник информации. Однако, последующее использование их показаний в суде, осуществляющем рассмотрение дела представляет собой иной случай (смотри mutatis mutandis, Костовски против Нидерландов, решение от 20 ноября 1989 года, серия А номер 166, стр. 21 п. 44)

36. Использование негласных агентов должно быть ограничено, а также должны соблюдаться права человека, даже в случаях борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Хоть всплеск организованной преступности несомненно вынуждает принимать адекватные меры, тем не менее справедливое отправление правосудия является тем принципом (см. Делькур против Бельгия решение от 17 января 1970, серия А № 11 стр. 15 п. 25),который не должен страдать от этого. Основные требования справедливости, указанные в статье 6 Конвенции относятся к любому виду преступлений, от самых незначительных до особо тяжких. Общественный интерес не может оправдать использование доказательств полученных при помощи провокаций полиции.

37. Во-первых, Суд отмечает, что настоящий случай отличается от дела Люди против Швейцарии (см. решение от 15 июня 1992 года, Серия А № 238), в котором полицейский давал показания под присягой, органы следствия были уведомлены о его задании и швейцарские власти, уведомленные германской полицией, возбудили уголовное дело. Роль полицейского сводилась к действиям в качестве «негласного агента».

38. В настоящем деле необходимо выяснить подпадали ли действия полицейских под определение «негласных агентов». Суд отмечает, что Правительство не подтвердило, что действия полицейских являлись частью операции по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, которая была санкционирована и была под контролем суда. Также отсутствуют доказательства того, что у правоохранительных органов имелись достаточные основания подозревать г-на Франсишку Тейшейра де Кастру в незаконной перевозке наркотиков; наоборот он не имел судимости и никогда не привлекался к уголовной ответственности. Он не был известен сотрудникам полиции, и в контакт с ним они вступили только через посредничество В.С и Ф.О (см. пункт 10 настоящего Решения).

Более того наркотики не находились в доме истца; он их приобрел у третьего лица, который в свою очередь приобрел их еще у одного лица (см. пункт 11 настоящего Решения). В Постановлении Верховного суда от 5 мая 1994 года не было ничего сказано о том, что в момент ареста при истце находилось большее количество наркотиков, чем то которое пытались приобрести сотрудники полиции, в целях спровоцировать его на совершение преступления. Не имеет под собой оснований утверждение Правительства, что истец был расположен совершить преступления. Из этого следует вывод, что сотрудники полиции не расследовали (in an essentially passive manner) преступную деятельность г-на Франсишку Тейшейра де Кастру, а оказывали на него такое влияние, чтобы он совершил преступление.
Наконец Суд заявляет, что в актах судебных органов Португалии говорится, что истец был осужден в основном на основании показаний двух полицейских.

39. В свете всего вышеизложенного Суд делает вывод, что действия сотрудников полиции не подпадают под определение действий негласных агентов, так как они спровоцировали совершение преступления и нет никаких доводов в пользу того, что если бы не их вмешательство преступление было бы совершено. Такое вмешательство и использование его в последующем уголовном процессе, означают, что заявитель был лишен права на справедливое судебное разбирательство. Таким образом имеет место нарушение статьи 6 п.1 Конвенции

^ II. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции
40. В жалобе, направленной в Комиссию, истец также ссылается на нарушение статьи 3 Конвенции, которая запрещает «жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение или наказание».

41. Суд постановляет, что ни истец, ни Правительство, ни Представитель Комиссии не представили никаких доказательств этого утверждения. Следовательно, нет оснований для его рассмотрения в настоящем заседании.

III. предполагаемое нарушение статьи 8 Конвенции.
42. Г-н Франсишку Тейшейра де Кастро, заявляет, что имело место нарушение правил статьи 8 Конвенции, которая предусматривает:
«1. Каждый имеет право на неприкосновенность личной и семейной жизни, его жилища и корреспонденции.

2.Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случая, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.»
43. Учитывая изложенное в п.39 настоящего решения, Суд также как и Комиссия не считает необходимым исследовать жалобу отдельно в свете статьи 8 Конвенции

IV. Применение Статьи 50 Конвенции
44. Статья 50 Конвенции предусматривает:
«Если Суд объявляет, что акт или действие, осуществленные правоохранительными или иными публичными органами Высокой Договаривающейся Стороны нарушает Конвенцию, а внутреннее право этой Стороны частично или полностью противоречит взятым на себя Высокой Договаривающейся Стороной обязательствам, и если внутренне законодательство Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.»

45. Истец ходатайствовал о компенсации имущественного и морального ущерба, а также возмещении судебных расходов.

^ А. Убытки
46. Первоначально г-н Франсишку Тейшейра де Кастру ходатайствовал о возмещении ущерба в размере 2 052 00 эскудо в качестве компенсации за потерею заработка за три года из шести проведенных в тюрьме, на основании того, что если бы не действия двух сотрудников полиции, он не был бы приговорен к лишению свободы. Как указал Верховный суд в своем постановлении от 5 мая 1994 года. Размер его заработка составлял 57 000 эскудо. Также истец потребовал 15 000 000 эскудо в качестве компенсации ущерба за то, что после освобождения из заключения он был уволен с работы и не мог найти новую так как на нем было клеймо наркоторговца. Истец также потребовал 5 000 000 эскудо в качестве возмещения морального вреда. Учитывая тот факт, что он находился в местах лишения свободы и соответственно не имел заработка, его жена и сын голодали, и они испытывали страдания. После осуждения в их семейной жизни наметился серьезный разлад; он также потерял друзей и от него отвернулись родственники.

47. Правительство утверждало, что не существует достаточной причинно-следственной связи между возможным нарушением и предъявленными убытками, и поэтому не следует спекулировать на том, что положение истца было бы иным не будь этого случая в его жизни. С точки зрения Правительства, в подтверждение факта нарушения п. 6. Конвенции является наилучшим способом возмещения морального вреда.

48. Представитель Комиссии рекомендовал, чтобы убытки и моральный вред были компенсированы в том же размере, что и в деле Уиндиш против Австрии (см. решение от 27 сентября 1990 года серия А № 186, стр. 12, п 35), ввиду того, что содержание под стражей истца явилось следствием использования доказательства, которое было получено с нарушением статьи 6 Конвенции.

49. Суд разделяет это мнение. Документы, приобщенные к делу свидетельствуют, что истец не был бы лишен свободы, если бы не действия двух сотрудников полиции. Убытки которые были понесены г-ном Тейшейра де Кастро в виде потери заработка, когда он отбывал наказание в виде лишения свободы, а также в виде упущенных возможностей – являются очевидными и прямыми и не оспариваются Правительством – что предоставляет ему право на их возмещение. Аналогично решается вопрос о возмещении морального ущерба, истец имеет право на их компенсацию, которые не могут быть компенсированы лишь признанием факта, что имело место нарушение Конвенции.
Учитывая вышеизложенное и руководствуясь принципом справедливости на основании статьи 50 Конвенции, Суд присудил истцу 10 000 000 эскудо в качестве компенсации убытков и возмещения морального вреда.

^ Б. Судебные издержки
50. Г-н Тейшейра де Кастро оценил понесенные им судебные издержки в следующем размере:
(а) 5 000 000 эскудо в качестве компенсации за понесенные им судебные издержки при судебном разбирательстве в Португалии с учетом того, что Португалия выплатила ему только 35 000 эскудо для оплаты правовой помощи; и
(б) 1 500 000 эскудо в качестве компенсации за понесенные им судебные издержки при разбирательстве в Комиссии и Европейском Суде.

51. Правительство считает, что размер судебных издержек не обоснован.

52. Представитель Комиссии заявил, что помимо средств, предоставленных истцу для оплаты правовой помощи, он имеет право претендовать на компенсацию издержек, понесенных при разбирательстве его дела в Европейских судебных органах.

53. Суд принял во внимание, что представитель Истца согласился участвовать в процессе получая в качестве оплаты только те суммы, которые были установлены португальской правовой системой за аналогичную правовую помощь. Учитывая эти обстоятельства, его клиент не обязан выплачивать ему больший гонорар (м. Дело Уиндиш против Австрии, ссылка на которое имеется в деле стр. 13 п. 37). Тем не менее, Суд учел, что размер гонорара достаточно скромен, а представитель истца проделал внушительный объем работы, Суд руководствуясь принципом справедливости, присудил истцу 300 000 эскудо в качестве компенсации судебных издержек, которые тот понес в Португалии.

54. Г-н Тейшейра де Кастро также получал правовою помощь при разбирательстве его дела в Европейских судебных инстанциях. Суд считает, что заявленный объем требований в качестве компенсации за разбирательство дела в Страсбурге, не является чрезмерным. На основании вышеизложенного он присудил 1 500 000 эскудо за вычетом уже полученной суммы равной 19 801 французских франков.

^ С. Штрафные проценты
55. Согласно имеющейся у Суда информации, установленный законом размер процентов за пользование денежными средствами в Португалии на день принятия решения равен 10 % годовых.

На основании вышеизложенного, Суд

1. Решил, восемь голосов за один против, что имеет место нарушение п. 1 статьи 6 Конвенции;

2. Решил единогласно, что нет необходимости исследовать вопрос о том, имело ли место нарушение ст. 3 Конвенции;

3. Решил единогласно, что нет необходимости рассматривать дело с точки зрения нарушения статьи 8 Конвенции;

4. Решил, восемь голосов за один против
(а) государство-ответчик обязано выплатить истцу, в течение трехмесячного срока, следующие суммы:
(i) 10 000 000 (десять миллионов) эскудо в качестве компенсации убытков и морального вреда;
(ii) 1 800 000 (один миллион восемьсот тысяч) эскудо в качестве компенсации судебных издержек, за вычетом 19 801, 70 французских франков (девятнадцать тысяч восемьсот один франк и семьдесят сантимов), в эскудо по курсу на день вынесения решения; и
(б) обычные проценты должны начисляться по ставке 10 % на денежные суммы, уплата которых просрочена - т.е. по истечение указанного выше трехмесячного срока;

5. Отклонил единогласно оставшуюся часть иска, ввиду вынесения справедливого решения;

^ Совершено на английском и французском языках, решение оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 9 июня 1998 года.

Подпись: Рудольф Бернхардт


Председатель
Подпись: Херберт Петцольд
Регистратор


Согласно статьи 51 п. 2 Конвенции и Правила 55 п. 2 Регламента Суда В, к решению Суда прилагается отдельное мнение г-на Буткевича.

Инициалы: Р.Б.

Инициалы: Х.П.

^ ОТДЕЛЬНОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ БУТКЕВИЧА
К сожалению, я не могу согласиться с таким решением Суда. Я разделяю опасения, что несанкционированные действия полиции, даже совершенные с самыми лучшими побуждениями, могут нанести серьезный ущерб правам человека. Однако если кто-либо захочет противопоставить права и свободы отдельного человека правам и свободам общества в целом, выбор должен быть в пользу первых. Однако учитывая тот факт, что некоторые права и свободы не могут рассматриваться изолированно потому, что они не являются абсолютными правами, существует проблема выбора между неограниченными правами лица и ограничением таких прав в целях защиты прав других членов общества.
Поэтому необходимо быть предельно внимательными для того, чтобы соблюдать эту тонкую грань, когда речь идет о серьезных преступлениях угрожающих безопасности общества, таких как: насильственная трансплантация человеческих органов, торговля людьми, понуждение к проституции, терроризм, незаконная торговля компонентами оружия массового уничтожения и наркоторговля.
В настоящем случае истец знал, что он совершает преступление. Тот факт, что он не знал, что покупатели героина являются сотрудниками полиции, не меняет существа дела.
Аргумент, что «негласные агенты» действовали как «агенты–провокаторы», inter alia, в данном деле звучит неубедительно. Имеющаяся в документах ссылка, когда дело рассматривалось в судебных органах Португалии, о том, что «даже, если они действовали как «агенты-провокаторы» не означает, что они действительно таковыми являлись. В любом государстве лицо, продающее наркотики без надлежащего на то разрешения, знает или обязано знать, что его действия могут причинить ущерб другим людям. Более того, для него не составляет труда назвать другого человека «провокатором», как одного из аргументов своей защиты. При этом следует учесть, что в таких случаях действующее законодательство разрешает использование «негласных агентов».
По моему мнению, документы, на которых базируются решения национальных судов, не поражает тот факт, что они основываются на показаниях сотрудников полиции.
Я согласен с выводами, сделанными на основании фактов, выявленных Комиссией. Однако я не могу поддержать обоснования этих решений в силу моего внутреннего убеждения.

1. Суд не несет ответственности за краткое изложение дела, изложенное в начале документа.

Примечания Регистратора Суда

[1]. Номер дела 44/1997/828/1034. Первое число означает порядковый номер дела в списке дел, переданных на рассмотрение Суда в соответствующем году (второе число). Последние два числа означают порядковый номер дела в списке дел, переданных на рассмотрение Суда с момента его образования и порядковый номер дела в списке дел, переданных на рассмотрение Комиссии.

[2]. Регламент Суда В, принятый 2 октября 1994 года, применяется при рассмотрении дел в отношении государств, подписавших Протокол № 9.





Похожие:

Страсбург iconДокументы
1. /Реферат О, спорт, ты - мир! Страсбург, Франция 1,7 МБ.doc
Страсбург iconТерляев Максим Игоревич
Московская школа политических исследований – год окончания 2005. Получен сертификат Совета Европы в г. Страсбург
Страсбург iconПостановление Страсбург 11 октября 2007 года
Данное решение станет окончательным после возможной редакторской правки в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции
Страсбург iconРешение Страсбург
Перевод с английского языка юриста Уральского Центра Конституционной и Международной Защиты Прав Человека общественного объединения...
Страсбург iconРешение. Страсбург
Это решение станет окончательным при наличии обстоятельств, изложенных в ст. 44 §2 Конвенции. Оно может подвергнуться редакционному...
Страсбург iconПостановление Страсбург, 10 марта 2009 года
Настоящее Постановление является окончательным, но в его текст могут быть внесены редакционные изменения (примечание Секретариата...
Страсбург iconРешение страсбург
Дело было инициировано жалобой (№38411/02) против Российской Федерации, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов