Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) icon

Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу)



НазваниеРешение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу)
Дата конвертации12.09.2012
Размер214.55 Kb.
ТипРешение

Решение ЕСПЧ по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., № 5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу)


1)

Решение о приемлемости

СОВЕТ ЕВРОПЫ

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ

О ПРИЕМЛЕМОСТИ

Жалоба № 5953/02
Андрей Валерьевич Вожигов

против России

 

     Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая 8 декабря 2005 года палатой в составе:

          г-н    Б.M. Зупанчич, Председатель,
          г-н    Л. Кафлиш,
          г-н    A. Ковлер,
          г-н    В. Загребельски,
          г-жа  A. Гюлумян,
          г-н    Дэвид Тор Бьоргвинссон,
          г-жа  И. Зимеле, судьи,
и г-н M. Виллигер, заместитель регистратора секции,

рассмотрев вышеуказанную жалобу, поданную 21 декабря 2001 года,

рассмотрев меморандум, представленный правительством-ответчиком, и возражения на него, представленные заявителем,

после совещания пришел к следующему решению:

Факты

Заявитель Андрей Валерьевич Вожигов является гражданином России, родился в 1974 году и проживает в Брянске. В Суде его представляет г-жа Ольга Михайлова, адвокат, практикующая в Москве. Правительство-ответчик представляет г-н Павел Лаптев,  Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

A.  Обстоятельства дела

Факты по делу, как они представлены сторонами, могут быть суммированы следующим образом.

1.  Предварительное следствие

В октябре 2000 года заявитель был доставлен в отделение милиции  Бежитского района Брянска по подозрению в убийстве человека, избитого до смерти.  

Заявитель утверждает, что он был задержан 17 октября 2000 года и допрошен в отсутствие адвоката. В тот же день он подвергся жестокому обращению со стороны милиционера и под его давлением письменно признался в своей  вине. Он далее утверждает, что медицинское освидетельствование было проведено только десять дней спустя, когда синяков уже не было видно.     

Правительство утверждает, что заявитель был задержан и впервые допрошен 18 октября 2000 года. В протоколе задержания заявитель отметил, что он «согласен на задержание». В ходе допроса с 21 час. 07 мин. по 21 час 57 мин. он отказался от своего права на юридическую  помощь, что было отмечено в протоколе допроса.   

В необозначенный день в доме заявителя был проведен обыск. 

21 октября 2000 года в отношении заявителя была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.  

Во время допроса 26 октября 2000 года заявитель подтвердил свой отказ от права на юридическую помощь, что было также отмечено в протоколе допроса.   

27 октября 2000 года ему было предъявлено обвинение в убийстве.
На допросе в тот же день заявитель отказался давать показания и отрицал свою вину.  

В ходе следствия свидетель г-жа Х. сказала следователям, что видела, как заявитель избивал человека. В необозначенный день состоялась очная ставка заявителя с г-жой Х., которая подтвердила свое прежнее заявление.   

В необозначенный день прокуратура возбудила уголовное дело против милиционера, который предположительно жестоко обращался с заявителем. В результате проведенного расследования дело было прекращено ввиду отсутствия признаков преступления.   

30 октября 2000 года заявитель направил прокурору ходатайство о предоставлении юридической помощи. Он указал, что хочет, чтобы его защищал один из следующих адвокатов: г-н В., адвокат московской юридической компании «Ведищев и партнеры», г-жа М., адвокат Московской городской коллегии адвокатов, или какой-либо адвокат из адвокатской конторы Бежитского района Брянска. Как отмечает правительство, это ходатайство была получено прокуратурой 8 ноября 2000 года. Прокурор переправил ходатайство следователю.        

21 декабря 2000 года следователь направил три письма адвокатам с просьбой информировать его, смогут ли они участвовать в следственных действиях – предъявлении обвинительного заключения и ознакомлении с материалами дела, – намеченных на 21, 25 и 26 декабря 2000 года.  

21 декабря 2000 года письмо было получено адвокатской конторой Бежитского района Брянска и 10 января 2001 года – юридической компанией «Ведищев и партнеры». Не ясно, получила ли его г-жа М.  

Правительство утверждает, что 21 и 25 декабря 2000 года никакие следственные действия не проводились. 

Заявитель утверждает, что следственные действия не были отложены и ему не была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела. 

25 декабря 2000 года при отсутствии ответов от адвокатов, выбранных заявителем, защитником заявителя был назначен адвокат К. из Брянской коллегии адвокатов.  

26 декабря 2000 года при предъявлении заявителю обвинительного заключения адвокат К. помогал ему знакомиться с делом. Заявитель отказался подписать протокол об ознакомлении с делом. Однако этот протокол подписал адвокат К.  

12 января 2001 года юридическая компания «Ведищев и партнеры» направила два ответа – следователю и заявителю. В ответе следователю говорится: 

“Мы получили Ваше письмо, в котором Вы информируете нас, что следующие следственные действия… намечены на 21, 25 и 26 декабря 2000 года… однако, согласно почтовому штемпелю, письмо было отправлено 21 декабря 2000 года и получено нами 10 января 2001 года.  

Использую такой метод уведомления, Вы сознательно исключили возможность участия нашего адвоката в указанных следственных действиях. Вашими действиями Вы грубо нарушили право на защиту обвиняемого Вожигова, который выразил пожелания получить помощь от адвоката нашей компании. 

Вам следует определить новые даты [следственных действий] и уведомить нас в должное время, чтобы предоставить реальную возможность нашему адвокату участвовать в защите Вожигова”.

2.  Судебные слушания

30 января 2001 года Бежитский районный суд Брянска постановил вызвать в суд ряд свидетелей, включая г-жу Х., которая оказалась единственным очевидцем. Заседание было назначено на 19 февраля 2001 года. В этот день судебный пристав направился по месту проживания г-жи Х. Однако он не застал ее дома, поскольку, по словам ее матери, с декабря 2000 года она проживала в Москве. Слушания дважды откладывались – до 19 марта и 19 апреля 2001 года. Каждый раз суд постановлял вызвать г-жу Х. на заседание. В соответствии с рапортом пристава от 19 апреля 2001 года, г-жа Х. перестала проживать по указанному суду адресу и ее новое место жительства неизвестно.  

7 мая 2001 года суд потребовал у прокурора Бежитского районного суда Брянска установить место пребывания г-жи Х. В своем ответе от 29 мая 2001 года прокурор информировал суд, что г-жа Х. не зарегистрирована ни в Москве, ни в Московской области. Суд вновь постановил вызвать г-жу Х. на заседание 4 июня 2001 года. Правительство утверждает, что к вышеуказанной дате оказалось невозможным установить ее место пребывания, поскольку она не проживала по адресу, указанному суду, а у ее родственников не было никакой информации о том, где она.   

На заседании 4 июня 2001 года Бежитский районный суд Брянска принял решение исследовать показания г-жи Х., данные в ходе предварительного следствия. Суд спросил у обеих сторон, имеются ли у них возражения. Ни одна из сторон не возражала. Суд положил в основу приговора показания г-жи Х., признание заявителя, сделанное в начале следствия, хотя позднее он изменил свои показания и заявлял в суде о невиновности, и некоторые косвенные доказательства, такие как показания косвенных свидетелей и заключения экспертов. На заседании суд также заслушал врача заявителя г-на Р., который наблюдал заявителя с апреля 2000 года в связи с переломом бедра, случившегося у него в августе 1999 года, для того, чтобы определить, мог ли заявитель совершить это преступление при таком повреждении.     Г-н Р. заявил, что, ввиду улучшения состояния здоровья, заявителя не оперировали, но ему было рекомендовано не поднимать тяжести свыше 12 килограммов. Суд также решил, что утверждения заявителя о жестоком обращении с ним не обоснованы. Суд пришел к этому выводу на основании устных показаний, данных на слушаниях другим милиционером, медицинской справки, в соответствии с которой у заявителя не было повреждений, которые могли бы быть причинены в   день предполагаемого жестокого обращения, а также результатов расследования, проведенного прокуратурой. Адвокат К. оказывал помощь заявителю в ходе судебных слушаний. Суд признал заявителя виновным в убийстве и приговорил его к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы. 

7 июня 2001 года заявитель ходатайствовал перед Бежитским районным судом Брянска об ознакомлении с протоколом судебного заседания. 21 июня 2001 года заявитель письменно удостоверил, что он ознакомился с протоколом.  

Заявитель подал кассационную жалобу на приговор суда, указав, inter alia, что во время предварительного следствия он был незаконно лишен юридической помощи и что власти сознательно лишили его помощи выбранных им адвокатов. Он также отметил, что его признание было сделано под давлением сотрудников милиции и что основная свидетельница г-жа Х. не была допрошена в суде.    

6 июля 2001 года Брянский областной суд оставил приговор без изменения. Суд решил, что суд первой инстанции был вправе положиться на показания г-жи Х. во время предварительного следствия, поскольку она не могла явиться в суд. Суд также решил, что не имелось существенных процессуальных нарушений, включая предполагаемое нарушении права заявителя на защиту, которые бы сделали приговор незаконным. 

B.  Применимое внутреннее законодательство

1.  Право на юридическую помощь

Статья 48 Конституции гарантирует каждому право на квалифицированную юридическую помощь. В соответствии со статьей 48 § 2 задержанный имеет право на помощь адвоката с момента задержания.

На основании статей 47 и 52 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 года подозреваемый с момента задержания имел право на адвоката, оплачиваемого при необходимости властями. 

2.    Окончание предварительного следствия 

На основании статьи 199 Уголовно-процессуального кодекса 1960 года предварительное следствие заканчивается составлением обвинительного заключения. Статья 201 далее предусматривает, что следователь должен уведомить обвиняемого об окончании предварительного следствия, и объяснить ему, что он имеет право на ознакомление с материалами дела как лично, так и с помощью адвоката. Если обвиняемый ходатайствует о предоставлении помощи адвоката, следователь должен предоставить обвиняемому и его защитнику материалы дела, что должно быть отложено до явки защитника, но не более чем на пять суток. По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела следователь обязан спросить их, ходатайствуют ли они о дополнении следствия. 

ЖАЛОБЫ

1.  На основании статей 3 и 13 Конвенции заявитель жалуется на то, что был избит милиционерами с целью получения признания. Он указывает, что медицинское освидетельствование было проведено десять дней спустя, когда синяков не было видно. 

2.  На основании статьи 5 Конвенции заявитель жалуется на то, что его содержание под стражей было незаконным, поскольку он не был безотлагательно доставлен к судье или прокурору и обвинение ему было предъявлено только через десять дней после задержания. 

3.  На основании статьи 6 Конвенции заявитель жалуется на различные аспекты разбирательства дела в отношении него. В частности, он жалуется на то, что во время предварительного следствия не была проведена медицинская экспертиза. Он считает, что такая экспертиза показала бы, что из-за перелома бедра он не мог совершить преступление. На основании статьи 6 § 3 (b) он утверждает, что ему не была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела. Ссылаясь далее на статью 6 § 3 (c), он жалуется на то, что был de facto лишен права на юридическую помощь, так как следователь слишком поздно направил его ходатайство в выбранную им юридическую контору, и таким образом исключил возможность присутствия его адвоката. На основании статьи 6 § 3 (d) заявитель также жалуется на то, что основная свидетельница г-жа Х. не была допрошена в судебном заседании.

4.  На основании статьи 8 Конвенции заявитель жалуется на проведенный у него дома обыск и утверждает, что милиция запугивала его и его семью. 

^ ВОПРОСЫ ПРАВА

1.  На основании статей 3 и 13 Конвенции заявитель жалуется на то, что был избит милиционерами с целью получения признания. Он указывает, что медицинское освидетельствование было проведено десять дней спустя, когда синяков не было видно.  

В статье 3 говорится:

“Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию”.

В статье 13 говорится:

“Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве”.

 Суд вновь заявляет, что утверждения о жестоком обращении должны подкрепляться соответствующими доказательствами. Для оценки этих доказательств суд принял стандарт доказательства «выше разумного сомнения», но добавил, что такое доказательство может проистекать из совокупности достаточно твердых, четких и согласующихся выводов или подобных же неоспоримых допущений факта (см.: Labita v. Italy [GC], no. 26772/95, § 121, ECHR 2000 IV).

 Что касается обстоятельств настоящего дела, то Суд отмечает, что кроме своих собственных утверждений заявитель не представил каких-либо убедительных доказательств в подтверждение жестокого обращения. Суд отмечает, что медицинское освидетельствование, по словам заявителя, было проведено слишком поздно, и к этому времени невозможно было обнаружить следы предполагаемого жестокого обращения. Однако заявитель не представил Суду никаких других доказательств, например, свидетельств очевидцев или каких-либо документов, свидетельствующих, что он действительно просил провести медицинское освидетельствование раньше. Кроме того, утверждения о жестоком обращении были предметом расследования прокуратуры, которая нашла их необоснованными и на этом основании прекратило дело в отношении милиционеров. Заявитель не указывал, что расследование было неполным. Более того, Суд отмечает, что на основании статьи 209 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР решение о прекращении дела могло было быть обжаловано либо вышестоящему прокурору, либо в суде. Не следует, однако, что заявитель выбрал какой-либо путь обжалования. В любом случае, утверждения о жестоком обращении были исследованы и судом первой инстанции, который также нашел их необоснованными. Суд считает, что заявитель не представил никаких доказательств, чтобы дать ему возможность придти к выводам, отличным от выводов властей по этому поводу. 

Суд далее напоминает, что в соответствии с его устоявшимися прецедентами статья 13 применяется только тогда, когда лицо «спорно претендует» на статус жертвы нарушения прав, защищаемых Конвенцией (см.: Boyle and Rice v. the United Kingdom, judgment of 27 April 1988, Series A no. 131, § 52).

Суд установил, что жалоба заявителя на основании статьи 3 не обоснована. Отсюда следует, что заявитель не имеет «спорной претензии» и жалоба не подпадает под гарантии статьи 13.

Отсюда следует, что эта часть жалобы необоснованна и должна быть отклонена на основании статьи 35 §§ 3 и 4 Конвенции.   

2. На основании статьи 5 Конвенции заявитель жалуется на то, что его содержание под стражей было незаконным, поскольку обвинение ему было предъявлено только через десять дней после задержания и  он не был безотлагательно доставлен к судье или прокурору. 

Заявитель, однако, не представил суду никаких документов о том, что он поднимал вопрос о незаконности содержания его под стражей перед компетентными национальными властями. Суд, соответственно, считает, что заявитель не исчерпал средства внутренней правовой защиты.     

Отсюда следует, что эта часть жалобы должна быть отклонена на основании статьи 35 §§ 3 и 4 Конвенции. 

3. На основании статьи 6 Конвенции заявитель жалуется на нарушение ряда процессуальных норм. В частности, он жалуется на то, что во время предварительного следствия не была проведена медицинская экспертиза для того, чтобы определить, мог ли он совершить преступление при наличии повреждения. На основании статьи 6 § 3 (b) он утверждает, что ему не была предоставлена возможность ознакомиться с материалами дела. Ссылаясь далее на статью 6 § 3 (c), он жалуется на то, что был de facto лишен права на юридическую помощь, так как следователь слишком поздно направил его ходатайство в выбранную им юридическую контору, и таким образом исключил возможность присутствия его адвоката. На основании статьи 6 § 3 (d) заявитель также жалуется на то, что суд не допросил основную свидетельницу г-жу Х.  

В соответствующей части статьи 6 говорится:

 “1.  Каждый в случае… предъявления ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…

...

3.  Каждый, обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

...

(b)  иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты;

(c)  защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, при недостатке у него средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия;

(d)  допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него ...”

a)  Аргументы сторон

Правительство утверждает, что заявитель дважды отказывался от своего права на юридическую помощь – 18 и 26 октября 2000 года.   После ходатайства о предоставлении юридической помощи 30 октября 2000 года заявителю был назначен адвокат К., который помогал ему в ознакомлении с материалами дела 26 декабря 2000 года. Поэтому первое следственное действие после ходатайства о предоставлении юридической помощи было проведено в присутствии его адвоката, который также помогал ему во время суда первой инстанции. Соответственно не было нарушения права заявителя, гарантированного статьей 6 § 3 (c). Что касается того, что суд не допросил г-жу Х., то государство утверждает, что суд предпринял все возможные меры для обеспечения ее участия в слушаниях, однако оказалось невозможным установить ее место пребывания.  Кроме того, заявитель не возражал против исследования ее показаний, данных в ходе предварительного следствия. Соответственно не было нарушения прав заявителя, гарантированных статьей 6 § 3 (d). В итоге жалобы заявителя на основании статьи 6 не обоснованы.  

Заявитель вновь повторяет, что следователь сознательно послал письма выбранным им адвокатам слишком поздно, воспрепятствовав тем самым их участию в следственных действиях. Он далее утверждает, что ходатайствовал о предоставлении юридической помощи со стороны Брянской коллегии адвокатов. Поэтому, назначив адвоката К. вышеуказанной Брянской коллегии адвокатов его адвокатом, следователь нарушил его право на юридическую помощь по своему выбору. Кроме того, адвокат К. не представлял эффективно его интересы. Что касается того, что суд не допросил г-жу Х., то заявитель утверждает, что власти не предприняли достаточно мер для обеспечения ее присутствия в зале суда. 

b)  Оценка Суда

В свете аргументов, представленных сторонами, Суд полагает, что эта жалоба затрагивает серьезные вопросы факта и права в соответствии с Конвенцией, установление которых требует рассмотрения по существу. В связи с этим Суд приходит к заключению, что эта жалоба не является необоснованной по смыслу статьи 35 § 3 Конвенции. Никаких других оснований для признания ее неприемлемой не установлено. 

4.  На основании статьи 8 Конвенции заявитель жалуется на проведенный у него дома обыск и на угрозы его семье со стороны милиции.  

Суд отмечает, что заявитель не представил никаких документов, дабы показать , что он поднимал эти вопросы перед компетентными национальными властями. 

Отсюда следует, что эта часть жалобы  должна быть отклонена на основании статьи 35 §§ 3 и 4 Конвенции. 

 

На этих основаниях Суд большинством голосов

Провозглашает приемлемой, не предрешая результатов рассмотрения по существу, жалобу заявителя на основании статьи 6.

Провозглашает остальные жалобы неприемлемыми

 

      Марк Виллигер                                                     Боштьян М. Зупанчич
Заместитель регистратора                                                Председатель


2) Постановление по существу (обзор)


Постановление по этому делу было вынесено 26 апреля 2007 года. Основанием для обращения заявителя в Суд послужили следующие обстоятельства.

В октябре 2000 года заявитель был задержан в связи с подозрением в причастности к убийству и доставлен в отделение милиции Бежицкого района города Брянска. Заявитель утверждает, что после задержания его допрашивали в отсутствие адвоката и подвергли его жестокому обращению, в результате чего заявитель письменно признался в совершении преступления.
Через десять дней после задержания было проведено медицинское освидетельствование заявителя, в результате которого телесных повреждений не обнаружили. Заявитель утверждал, что освидетельствование проводилось с запозданием – после того, как исчезли видимые следы побоев.

В последствии органы прокуратуры возбудили уголовное дело в отношении сотрудников милиции, на которых жаловался заявитель. Проведя расследование, прокуратура постановила прекратить дело ввиду отсутствия признаков преступления.

21 октября 2000 года в отношении заявителя была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Во время допроса 26 октября 2000 года заявитель подтвердил свой отказ от права на юридическую помощь, что было также отмечено в протоколе допроса. 27 октября 2000 года заявителю было предъявлено обвинение в убийстве. На допросе в тот же день заявитель отказался давать показания и отрицал свою вину.

В ходе следствия была найдена свидетельница Y. Она показала, что видела, как заявитель избивал человека. Органы следствия провели очную ставку заявителя с Y., во время которой свидетельница повторила ранее данные показания.

30 октября 2000 года заявитель направил прокурору ходатайство о предоставлении юридической помощи. Он указал, что хочет, чтобы его защищал один из следующих адвокатов: В. – адвокат московской юридической компании «Ведищев и партнеры», М. – адвокат Московской городской коллегии адвокатов, или какой-либо адвокат из юридической консультации Бежицкого района города Брянска. По сообщению государства-ответчика, это ходатайство было получено прокуратурой 8 ноября 2000 года и было передано следователю, ведущему дело в отношении заявителя.

21 декабря 2000 года следователь направил три письма адвокатам с просьбой сообщить его, смогут ли они участвовать в предъявлении обвинительного заключения заявителю и в ознакомлении с материалами дела, намеченных на 21, 25 и 26 декабря 2000 года. Юридическая консультация Бежицкого района города Брянска получила письмо следователя 21 декабря 2000 года, а юридическая компания «Ведищев и партнеры» – 10 января 2001 года. Получила ли письмо адвокат Московской городской коллегии адвокатов неизвестно.

Заявитель утверждал, что процессуальные действия, назначенные на 21 и 25 декабря 2000 года, не были отложены. Государство-ответчик сообщало, что в эти дни никакие процессуальные действия не проводились.

25 декабря 2000 года из-за отсутствия ответов от адвокатов, выбранных заявителем, защитником заявителя был назначен адвокат К. из Брянской коллегии адвокатов. 26 декабря 2000 года адвокат К. помогал ему знакомиться с материалами дела. Заявитель отказался подписать протокол об ознакомлении, однако этот протокол подписал адвокат К.

12 января 2001 года юридическая компания «Ведищев и партнеры» направила два ответа – следователю и заявителю. В ответе следователю говорилось, что адвокаты компании были слишком поздно уведомлены о предполагающихся следственных действиях, поэтому участвовать в них не смогли. В письме предлагалось определить новые даты следственных действий и уведомить о них данную юридическую компанию.

Уголовное дело по обвинению заявителя в убийстве было направлено в суд. В ходе судебного разбирательства заявитель пользовался помощью адвоката К.

30 января 2001 года Бежицкий районный суд Брянска постановил вызвать в судебное заседание ряд свидетелей, включая единственного очевидца – свидетельницу Y. Заседание было назначено на 19 февраля 2001 года. В этот день судебный пристав направился по месту проживания Y., но не застал ее дома, поскольку, по словам ее матери, с декабря 2000 года она проживала в Москве.

Слушания по делу заявителя дважды откладывались – до 19 марта и до 19 апреля 2001 года. Откладывая заседания, суд каждый раз постановлял вызвать свидетельницу Y. на заседание. В соответствии с рапортом пристава от 19 апреля 2001 года, Y. перестала проживать адресу, известному суду, а ее новое место жительства неизвестно. 7 мая 2001 года суд потребовал у прокурора Бежицкого района установить место пребывания г-жи Y. Прокурор 29 мая 2001 года информировал суд, что Y. не зарегистрирована ни в Москве, ни в Московской области. Суд вновь постановил вызвать г-жу Y. на заседание 4 июня 2001 года. На заседании 4 июня 2001 года Бежитский районный суд Брянска принял решение исследовать показания г-жи Y., данные в ходе предварительного следствия. Ни защита, ни обвинение не возражали против этого.

В ходе судебного разбирательства был исследован вопрос о том, позволяло ли состояние здоровья заявителя совершить инкриминируемое деяние. Для этого суд заслушал врача Р., который наблюдал заявителя с апреля 2000 года в связи с переломом бедра, случившегося у него в августе 1999 года. Р. заявил, что, ввиду улучшения состояния здоровья, заявителя не оперировали, но ему было рекомендовано не поднимать тяжести свыше 12 килограммов. Кроме того, суд рассмотрел утверждения заявителя о насилии со стороны сотрудников милиции: были заслушаны показания сотрудников милиции и исследованы результаты прокурорского расследования по жалобе заявителя и медицинская справка, в соответствии с которой у заявителя не было телесных повреждений.

Заявитель был признан виновным в убийстве и приговорен к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы. Приговор основывался на показаниях свидетельницы Y., данных во время предварительного следствия, на показаниях косвенных свидетелей и экспертных заключениях. Кроме того, хотя заявитель отказался от этих показаний, суд при вынесении приговора учел сделанное заявителем в начале расследования признание в совершении преступления.

7 июня 2001 года заявитель ходатайствовал перед Бежитским районным судом Брянска об ознакомлении с протоколом судебного заседания. 21 июня 2001 года заявитель письменно удостоверил, что он ознакомился с протоколом.

Заявитель подал кассационную жалобу на приговор суда, указав, что во время предварительного следствия он был незаконно лишен юридической помощи и что власти сознательно лишили его помощи выбранных им адвокатов. Он также жаловался, что его признание было сделано под давлением сотрудников милиции, а основная свидетельница преступления не была допрошена в суде.

6 июля 2001 года Брянский областной суд оставил приговор без изменения. Брянский областной суд указал, что суд первой инстанции был вправе положиться на данные во время предварительного следствия показания свидетельницы Y., поскольку ее не удалось вызвать в судебное заседание. Кроме того, в деле заявителя не было допущено существенных процессуальных нарушений, которые бы делали приговор незаконным.

В своем обращении в Европейский Суд заявитель жаловался на различные нарушения стандартов справедливого судебного разбирательства, установленных статьей 6 Конвенции. Так, заявитель утверждал, что во время предварительного следствия в отношении него не была проведена медицинская экспертиза. Он считал, что такая экспертиза показала бы, что из-за перелома бедра он не мог совершить преступление. С точки зрения заявителя это противоречило общему принципу справедливости разбирательства. Кроме того, заявитель жаловался, что вопреки параграфу 3 (b) статьи 6 Конвенции, требующему предоставить обвиняемому адекватные условия для подготовки своей защиты, ему не была дана возможность ознакомиться с материалами дела. Заявитель также жаловался на нарушение параграфа 3 (с) статьи 6, в соответствии с которым подозреваемые и обвиняемые имеют право на помощь адвоката по своему выбору. Заявитель указывал, что следователь слишком поздно направил его ходатайство выбранным им адвокатам, и таким образом исключил возможность участия кого-либо из этих адвокатов в процессе. На основании параграфа 3 (d), гарантирующего право обвиняемого допрашивать лиц, свидетельствующих против него, заявитель жаловался на то, что основная свидетельница Y. не была допрошена в судебном заседании.

Государство-ответчик сообщило Суду, что заявитель дважды – 18 и 26 октября 2000 года – отказывался от своего права на юридическую помощь. После ходатайства о предоставлении юридической помощи 30 октября 2000 года заявителю был назначен адвокат К., который помогал ему в ознакомлении с материалами дела 26 декабря 2000 года. То есть, первое процессуальное действие после ходатайства заявителя о предоставлении юридической помощи было проведено в присутствии адвоката. Государство-ответчик также указало, что в ходатайстве о предоставлении юридической помощи заявитель указал, что готов получить помощь от адвоката юридической консультации Бежицкого района города Брянска. Адвокат К. отвечал этим требованиям, тк.к. был членом Брянской коллегии адвокатов и работал в юридической консультации Бежицкого района. В отношении свидетельницы Y., государство-ответчик сообщило, что суд предпринял все возможные меры для обеспечения ее участия в слушаниях, однако установить место ее пребывания оказалось невозможно. Кроме того, заявитель не возражал против оглашения показаний, данных Y. в ходе предварительного следствия.

Оценивая аргументы сторон, Европейский Суд отметил, что заявитель не предоставил подтверждений тому, что он просил у властей государства-ответчика провести медицинскую экспертизу. Более того, требования статьи 6 Конвенции не означают, что национальные органы должны назначать и проводить экспертизы только потому, что сторона дела просит об этом. Именно национальный суд должен принять решение о том, насколько требуемая стороной мера необходима для разрешения дела. В случае с заявителем, вопрос о том, мог ли он совершить преступление, имея перелом бедра, был рассмотрен в ходе судебного заседания. В частности, был допрошен Р. – врач, который лечил заявителя от перелома бедра. Таким образом, в распоряжении национального суда было достаточно информации по этому вопросу.

В отношении жалобы на невозможность ознакомиться с материалами дела, Суд отметил, что 26 октября 2000 года заявитель был ознакомлен с материалами расследования. Несмотря на то, что заявитель отказался подписать соответствующий протокол, факт ознакомления подтверждает подпись адвоката К. Заявитель также был ознакомлен с протоколом судебного заседания, о чем свидетельствует его подпись.

По вопросу о помощи адвоката, Суд указал, что, несмотря на важность доверительных отношений между юристом и его клиентом, право на выбор адвоката не является абсолютным. Это право может подвергаться определенным необходимым ограничениям, когда речь идет о бесплатной юридической помощи. Разумеется, при назначении защитника национальные инстанции, безусловно, должны принимать во внимание пожелания обвиняемого. Однако пожелания обвиняемого могут быть отклонены, если есть достаточные основания полагать, что это необходимо в интересах правосудия. Суд также указал, что право на квалифицированную юридическую помощь касается не только той стадии процесса, когда дело уже передано в суд, но и досудебных процедур.

Применительно к ситуации Вожигова, Суд принял во внимание, что 18 и 26 октября он отказывался от юридической помощи. Поданный им 30 октября запрос о предоставлении помощи был удовлетворен и следователь направил письма указанным заявителем адвокатам, хотя, по мнению Суда, письма были направлены с задержкой. Суд установил, что 25 декабря 2000 года заявителю был назначен защитник, который 26 декабря помогал заявителю знакомиться с материалами дела. Что касается проведения процессуальных действий, которые якобы имели место до 26 декабря, то заявитель не предоставил никаких убедительных данных о том, что они имели место. Суд также отметил, что заявитель сам указал три возможные кандидатуры защитников, включая кого-либо из адвокатов юридической консультации Бежицкого района. Заявитель не отрицал сообщения государства-ответчика, что адвокат К. принадлежал к указанной юридической консультации. Заявитель также не предоставил никакой информации о том, что он возражал против назначения этого конкретного адвоката или подавал какие-либо жалобы на его работу.

Рассматривая вопрос о необходимости присутствия свидетельницы Y. в судебном заседании, Европейский Суд отметил, что по общему правилу показания даются во время публичных слушаний в присутствии обвиняемого с тем, чтобы стороны процесса могли их оспорить. Вместе с тем, использование показаний, полученных на досудебных стадиях процесса, не противоречит требованиям статьи 6 конвенции, если при этом были соблюдены права защиты. Эти права подразумевают, что обвиняемому была предоставлена возможность допросить свидетеля и оспорить его показания сразу после того, как такие показания были даны, либо на более поздних стадиях уголовного процесса. Приговор будет не соответствовать требованиям статьи 6 Конвенции, если он основывается исключительно или преимущественно на показаниях свидетеля, допросить которого в суде или во время следствия обвиняемому не предоставили возможности. Однако национальный суд имеет возможность обратиться к использованию письменных показаний свидетеля, когда его вызов невозможен, если при этом обеспечены права защиты и имеются другие доказательства, подкрепляющие показания этого свидетеля.

Применительно к делу заявителя, Суд отметил, что национальные органы предпринимали попытки обеспечить явку Y. на судебные слушания, однако не смогли сделать это в силу объективных причин. Хотя заявитель не смог допросить Y. в зале суда, во время следствия проводилась очная ставка с Y., во время которой у заявителя была возможность оспорить и прокомментировать заявления этой свидетельницы. Во время судебных слушаний заявитель не пытался оспаривать показаний Y. Кроме того, обвинительный приговор не основывался исключительно на показаниях Y. Национальный суд принял во внимание и другие доказательства, включая показания косвенных свидетелей и экспертные заключения.

Таким образом, Суд пришел к выводу о том, что в отношении заявителя не были нарушены положения статьи 6 Конвенции.




Похожие:

Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconПриказ №56 по основной деятельности от 14. 11. 2007
Калачеевского муниципального района и результатов выборов управляющего совета, решение педагогического совета от 11. 2007 года №2,...
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconИменем Российской Федерации решение Г. Москва Дело №А40-72068\06-111 -406 26. 02. 2007 года Резолютивная часть решения объявлена 26. 02. 2007года решение
Резолютивная часть решения объявлена 26. 02. 2007года. Решение в полном объеме изготовлено 28. 02. 2007 года
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconРешение о приемлемости по жалобе Бердзенишвили против
России от 29 января 2004г. (Application no. 31697/03 by Levan Valeryevich berdzenishvili against Russia)
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconПриказ №173 Об утверждении Положения о Совете школы На основании решения педагогического Совета (протокол от 8 апреля 2005 года №2)
На основании решения педагогического Совета (протокол от 8 апреля 2005 года №2), приказываю
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconЭкологические проблемы современной россии и пути их решения
Ознакомьтесь с деятельностью Гринпис в современной России, подумайте и предложите свои решения экологических проблем
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconПриказ №187 от 31. 10. 2008 года о составе Управляющего Совета На основании решения общешкольного родительского собрания от 10. 10. 2008 года и решения педагогического совета от 30. 10. 2008 года
...
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconПриказ №187 от 31. 10. 2008 года о составе Управляющего Совета На основании решения общешкольного родительского собрания от 10. 10. 2008 года и решения педагогического совета от 30. 10. 2008 года
...
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconШвейцарии судебное решение от 29 апреля 1988 г
Заявительница обратилась c публично-правовой жалобой о признании решения Комиссии недействительным в Кассационное отделение по уголовным...
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconПриказ №22/1 от 29. 08. 2007 г. О введении в действие «Положения об Управляющем Совете моу троицкой средней общеобразовательной школы» На основании решения педагогического Совета школы (протокол №1 от 29. 08. 2007 г.)
На основании решения педагогического Совета школы (протокол №1 от 29. 08. 2007 г.)
Решение еспч по делу Вожигов против России от 26 апреля 2007 года., №5953/02 (полный текст решения о приемлемости, обзор решения по существу) iconТематическое домашнее задание. «Решение тригонометрических уравнений, систем уравнений»
Определите все действительные значения параметра а при каждом из который уравнение имеет решения, найдите все эти решения
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов