«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» icon

«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд»



Название«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд»
Дата конвертации13.09.2012
Размер234.4 Kb.
ТипДокументы

«В построении своей жизни

ни в чем не опираться на государство...»

(Толстовская община «Братский труд» в 30-е годы)


Настоящая публикация документов продолжает освещение темы о деятельности толстовских общин в Сибири1.

История толстовских общин в советской России в 1920—1930-е годы показывает как в условиях тоталитарного государства вели борьбу за существование крестьяне-толстовцы. Их взгляды на жизнь во многом совпадали с учением, лежащим в основе идеологии социализма, тем не менее противоречили действиям государственной власти страны, строящей социалистическое общество. В результате — деятельность толстовских общин была прекращена, а их хозяйство передано колхозам.

Община «Братский труд» была образована осенью 1933 г. путем объединения нескольких самостоятельных групп последователей учения Л. Н. Толстого, переселившихся в Сибирь из различных регионов. Основу ее составила сталинградская община, которая весной 1931 г. поселилась в Кузнецком районе Западно-Сибирского края (ныне Новокузнецкий район Кемеровской области), а впоследствии усилиями местных властей выселена в Кожевниковский район (ныне район Томской области). Туда же переселились и другие группы толстовцев: Барабинская, Бийская, Иловлинская, Омская, Уральская, объединившиеся в одну общину.

Возникший с первых дней пребывания в Сибири конфликт между толстовцами и местной властью обострился из-за позиции сталинградской группы, решительно отказавшейся регистрировать устав общины. Она, имея десятилетний опыт успешного ведения хозяйства, всегда отстаивала свои идейные убеждения, согласно которым устав, ограничивая свободу, является насилием над личностью.

Столкнувшись с упорным желанием крестьян-толстовцев строить свою жизнь «не опираясь на государство», Кожевниковский райисполком заставил общину выполнять государственные обязательства (хлебопоставки), а некоторые ее члены подверглись репрессиям. Позже на общину был наложен огромный штраф и в счет его изъята большая часть имущества (весь семенной и продуктовый хлеб, значительная часть лошадей, скота и личных вещей). Неоднократные просьбы крестьян о выдаче через кооперацию семенной ссуды не были удовлетворены. В 1940 г. община прекратила свое существование. Часть ее членов была арестована — другая уехала. Впоследствии на месте общины был образован колхоз «Красный пахарь»2.

Документы о деятельности общины «Братский труд» в 1933—1937 гг. хранятся в Государственном архиве Новосибирской области. Они содержат подробную информацию о тяжелых условиях жизни общины в Сибири, позволяют увидеть активную жизненную позицию толстовцев, участвовавших в общественной жизни страны и международном антимилитаристском движении. Часть документов, представленная в публикуемой подборке, включает письма, заявления членов общины в советские органы, обращение к И. В.
Сталину о содействии в выезде на международный конгресс, постановление местной власти о крестьянской общине «Братский труд» и др.

Подготовка текста к публикации и комментарии А. Г. Даценко.

—————

1 См.: Советские архивы. 1991. № 5.

2 См.: Сибирская газета. 1992. Март. № 12.


1


Из письма членов общины «Братский труд» в Президиум ВЦИК о своем бедственном положении и притеснении местной властью


23 сентября 1935 г.

...Наши переселенцы из Сталинского р-на Кузбасса1, проведя зимний период [19] 33/34 гг. на временно отведенных им сельсоветом квартирах в дер. Ново-Сергеевка Кожевниковского р-на, весной 1934 года, согласно постановлению ВЦИКа от 3 октября 1932 г., приступили к освоению предоставленного нам земельного участка. От предложенного нам долгосрочного кредита в размере 1000 рублей на хозяйство мы, за малым исключением в одной из групп, отказались. Несмотря на большую нужду, нам еще дороже был тот принцип, чтобы в построении своей жизни ни в чем не опираться на государство.

И вот началось освоение земли людьми, вышедшими в чистое поле, почти без средств, без жилья, почти с голыми руками, так как орудий и лошадей было очень мало. Полевые работы наполовину производились руками — мотыгами и тяпками. Пришлось, подобно историческому примеру духоборов, впрягаться в плуги самим с женами. Пришлось существовать впроголодь, терпя всяческие лишения, так как нам задержали выдачу из р-на картофеля и овощей, отданных нами в кооперацию Кузбасса осенью [19]33 г., где нам обещали немедленно сделать перечисление и выдать овощи на новом месте переселения в Кожевниковском р-не.

Но мы не падали духом. Одушевленные великой идеей не искать опоры в государстве, но зародить жизнь, опирающуюся только на силы безнасильственного коммунизма, мы с бодростью и охотой перенесли все лишения, имея перед собой задачу не только освоить пустое поле, но, прежде всего, освоить выявление2 о рождении нового коммунистического трудового общества, не опирающегося на принуждение.

Задача была не легка. К описанным тяжелым условиям освоения на новом месте прибавилось еще и то, что отведенный нам участок, вопреки постановлению Запсибкрайуправления3 от 4/1—33 г. за № 390 005, оказался совсем безводный: без единого ручья или хотя бы лужи стоячей воды. Нам пришлось рыть бесконечное число ям в сухой долине, где растянулся наш новый поселок землянок и избушек, чтобы добывать необходимую нам воду. Однако вода и в этих ямах скоро пересыхала и оказалась очень недоброкачественной: когда кипятишь ее в котле, все время [по]является, сколько не снимай, все новая красная пена, как навар в супе. Но мы перенесли и это.

Далее ко всему сказанному прибавилось новое бедствие: страшная засуха, какую не могли припомнить раньше даже тамошние старожилы, и неожиданные морозы среди лета (в середине покоса) и, кроме того, еще в августе повредившие даже тот незначительный урожай, который уцелел от засухи. Таков был первый [19]34 год нашего переселения в Кожевникове.

Терпя недостатки в хлебе и картофеле, нам в конце зимы 1935 г.4 удалось в счет оставленного в Сталинском районе имущества (скот) закупить через краевые органы немного хлеба (около 3,5 тонн) и благодаря этому, наконец, дотянуть до весны 1933 года5.

Здесь жизнь стала как будто немного налаживаться: весна и лето нынешнего года были более благоприятны, чем в 1934 г., засухи не было, морозов летом не было, и мы, приобретя несколько больше лошадей, произвели посевы, которые обеспечивали нам достаточный урожай, чтобы не страдать от голода.

В то же время, согласно своим принципам, мы имели в виду из созревающего урожая оставить себе только существенно необходимое на пропитание и семена, остальное готовились передать на общеполезные нужды окружающего общества.

Желая разумно и мирно урегулировать этот вопрос, не входя в соприкосновение с государственными планами, налогами и обязательствами, мы обратились по этим вопросам в районные и краевые органы...

Однако районные и краевые органы, по-видимому, не поняли существа наших стремлений и не пожелали войти с нами в дружеский разумный совет, принципиального рассмотрения нашего дела, как мы этого желали, а проявили к нам только резко административные меры: начали арестовывать некоторых наших братьев, обвиняя их в каком-то несуществующем сговоре и руководстве над остальными, начали требовать от всех нас регистрации посевов, принятия планов и обязательств, забывая постановления ВЦИКа от 3/Х—32 г., где отмечена наша особенность, как отказавшихся от всех государственных регистрации...

К арестованным ранее трем братьям (Чернетченко, Добротолюбов, Агуреев) произвели аресты еще двух братьев: Гаврилы Свободного и Филиппа Дейнего6. По нашим сведениям обвинения к ним и до сего времени определенно не предъявляют, но общее обвинение районного следователя т. Усова сводится, как дошло до нас, к тому, что все наши переселенцы понизили хлебопроизводство и выполнение планов по Кожевниковскому р-ну.

Мы верим, что Президиум ВЦИКа, познакомившись теперь с подробностями наших хозяйственных условий и идейными стремлениями, отклонит это противоестественное обвинение, так как во-первых, что можно спросить с переселенцев, которые только вышли на чистое поле, пережили тяжелый голод, пахали на себе и женах и только что едва-едва начали входить в нормальный круг хозяйственной жизни, а во-вторых, местные работники совсем забыли об основном принципе нашей жизни с общественной стороны...

У нас взяли всех лошадей, весь скот, хлеб, одежду, весь инструмент, все топоры, все ведра, даже, как пишут, часть посуды. Неубранные в полях подсолнухи и др. культуры беспрепятственно расхищаются местным населением, даже с[ельско]хоз[яйственные] книги истребляются на курево и т. д. Такова общая картина создавшегося положения.

Наступает наша суровая сибирская восьмимесячная зима с 50-ти градусными морозами. Что же теперь мы можем делать в этих условиях без лошадей, без хлеба, без одежды, без топоров, без ведер? Если взяты все топоры и пилы и нечем даже срубить дерево и приготовить дров для печи, если взяты все ведра и нечем даже принести воду, если взяты одежда, хлеб и весь скот, какое же может быть дальше развитие нашего хозяйства и поднятие его продуктивности? Не ясно ли, что только прямое обречение на смерть...

Создавшееся острое положение, толкнувшее на прямую гибель людей, заставляет нас просить еще раз срочно приостановить действия местных властей и вернуть необходимое для существования имущество...


Представители с[ельско]хоз[яйственной] общины «Братский труд»

3 подписи7

ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 223—225. Копия.

—————

1 Ныне Новокузнецкий район Кемеровской области.

2 Так в документе.

3 Западно-Сибирское краевое земельное управление.

4 В тексте ошибочно. Правильно — 1934 год.

5 В тексте ошибочно. Правильно — 1935 год.

6 См. док. № 6.

7 Подписи неразборчивы.


2


Телеграмма председателя Комиссии по делам культов при ЦИК СССР П. А. Красикова председателю Западно-Сибирского крайисполкома Ф. П. Грядинскому о возврате изъятого у общины «Братский труд»


26 сентября 1935 г.

Примите меры к возврату незаконно изъятого имущества, в частности орудий производства, у коммуны «Братский труд» Кожевниковского района. Расследуйте. Виновных привлеките к ответственности. Результаты сообщите.


Председатель Комиссии культов ЦИК Союза Красиков

ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 48. Подлинник.


3


Телеграмма Ф. П. Грядинского П. А. Красикову об отказе возвратить изъятое


28 сентября 1935 г.

Проверкой установлено, что имущество коммуны «Братский труд» Кожевниковского района изъято в погашение штрафа, наложенного на коммуну1 за саботаж хлебопоставок. Возврат изъятого имущества находим невозможным, политически вредным.

Грядинский

ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 47. Подлинник.

—————

1 В тексте фраза «в погашение штрафа, наложенного на коммуну» зачеркнута Ф. П. Грядинским.


4


Постановление президиума Западно-Сибирского крайисполкома об общине «Братский труд»


2 ноября 1935 г.

Заслушав сообщение комиссии, президиум крайисполкома констатирует наличие саботажа закона о зернопоставках со стороны общины им. Толстого1, который получился благодаря тому, что во главе ее отдельных групп находились контрреволюционные и классово-чуждые элементы, пытавшиеся противопоставить общину интересам пролетарского государства и проводившие внутри ее антисоветскую работу.

Райисполком и уполкомзаг СНК по району2 поступили правильно, наложив штраф на общину за нарушение закона о зернопоставках.

В то же время президиум отмечает, что изъятие имущества у общины в погашение штрафа Ново-Сергеевским сельсоветом при попустительстве райисполкома и райпрокурора было произведено с явным нарушением революционной законности (взят полностью рабочий и рогатый скот в барабинской и иловлинской группах, тогда как наложенный на них штраф много меньше стоимости этого скота; у членов общины в погашении штрафа изъято имущество личного пользования, изъятие имущества проходило без надлежащего оформления по каждому хозяйству).

Кроме того, районное руководство допустило ошибку, не придав политической важности этому мероприятию, не проверив на месте действия сельсовета по взысканию штрафа, в результате чего не знало положения на месте вплоть до приезда комиссии крайисполкома. Президиум крайисполкома постановляет:

1. Считать, что штраф, наложенный уполкомзагом СНК на общину за нарушение закона о зернопоставках, является совершенно правильным, но принимая во внимание, что после обмолота хлеба, полагающийся государству хлеб будет получен полностью, считать возможным снизить наложенный штраф с общины до 6181 рубля, с тем чтобы обратить на погашение штрафа взятый рогатый скот, за исключением двух коров иловлинской и трех барабинской групп и части имущества.

Обязать райисполком принять меры к возврату общине всех взятых лошадей, а также излишков хлеба по выполнению полностью хлебопоставок и сельхозналога.

2. Обязать райисполком и райпрокурора принять меры к возврату незаконно взятого сельсоветом при взыскании штрафа имущества личного пользования.

3. За допущенные незаконные действия председатель Ново-Сергеевского сельсовета тов. Никифоров заслуживает сурового наказания, но учитывая, что в течение трехлетней работы председателем сельсовета он добросовестно выполнял возложенные на него задачи и осознал всю серьезность допущенной им ошибки, объявить тов. Никифорову строгий выговор и предупредить, что если он не обеспечит немедленного исправления допущенных ошибок, то будет привлечен к судебной ответственности.

4. Указать президиуму Кожевниковского райисполкома на недооценку с его стороны политической важности и необходимости проведения среди сектантов массовой политической работы.

5. Поручить орготделу в марте м-це 1936 года проверить работу райисполкома среди сектантов по реализации настоящего решения.


Председатель крайисполкома Ф. Грядинский


За секретаря ЗСКИКа3 К. Вольфрам


РАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 114, 115. Заверенная копия.

—————

1 Община «Братский труд».

2 Уполномоченный комитета заготовок сельскохозяйственных продуктов при СНК СССР по Кожевниковскому району.

3 Западно-Сибирский краевой исполнительный комитет.


^ 5


Из заявления общины «Братский труд» в Президиум ВЦИК о предоставлении ей возможности трудиться без государственных обязательств


13 марта 1936 г.

Уже более полугода прошло, как тянется дело общины-коммуны «Братский труд» Кожевниковского р-на 3[ападно]-С[ибирского] к[рая].

Сущность его, как известно ВЦИКу, в том, что члены общины заявили о своем стремлении жить и трудиться в коммунальной форме не по принудительным нормам, а добровольно, по сознанию, и так же добровольно, а не по принуждению передавать продукты своего труда обществу на мирные, общеполезные цели.

Местные государственные органы, как тоже известно ВЦИКу, не доверились искренности этого стремления, дали ему неверную оценку и применили репрессии; совершенно расстроив хозяйственную жизнь общины, подвергнув аресту и лишению свободы некоторых членов общины и совершенно лишив хлеба и каких-либо жиров (молока) остальных членов общины и даже детей.

Приближается весна. Положение на месте не только не разрешилось, но еще более обострилось.

Люди истощены продолжительным голоданием. Нет хлеба, нет никакого питания, кроме картофеля и овощей. Здоровье надорвано. Среди детей — заболевания и были случаи смерти. Теперь есть сведения, что местные органы хотят взять и последний источник питания — картофель.

Кроме того, несмотря на близость весны, нет семян на яровой посев, так как всю пшеницу забрали осенью.

При создавшемся положении вполне очевидно, что община лишена возможности провести необходимые весенние и летние хозяйственные работы, а это неизбежно повлечет за собою окончательную гибель, как людей, так и хозяйства и оставит необсеянными поля...

Командированные Президиумом ВЦИКа осенью 1935 г. для обследования дела на месте товарищи Рогов и Агеев установили, что хотя община-коммуна «Братский труд» отказалась от принятия принудительных планов и заданий, но в то же время фактически не только не понизила свою трудоспособность и товарную производительность, но, наоборот, произвела посевы и выходила урожай, превышающий государственные нормы.

Этот знаменательный факт ярко свидетельствует теперь ВЦИКу, что перед ним не шкурники и не спекулянты, но люди вполне искренние, принципиальные, честно выполняющие свои жизненные обязанности...

Вот наши предложения: в СССР даже многих преступников исправляют уже не палкой, а доверием к сознательному и честному выполнению ими своих обязанностей.

Эти методы дают лучшие результаты для исправления, чем палочные удары и каторжные цепи царского режима.

Почему бы теперь ВЦИКу не испробовать применить метод доверия и к нам — людям, сознательно заявляющим о своей готовности выполнить жизненные обязательства к себе и обществу свободным трудом без всяких принудительных норм?..

Не испробовать же этого метода доверия и сейчас окончательно толкнуть на гибель мирных людей, уже доказавших жизнью свою искреннюю готовность и способность к высшей форме свободного коммунистического труда без норм, принуждения и оплаты, как-будто нет оснований. Лозунг нашей жизни: имея коммунальную форму, трудиться по способностям и брать от жизни по потребностям, не должен быть чужд и тем государственным деятелям, которые ставят это высшей целью своей работы.

Теперь, перед началом весеннего круга работ, когда осталось уже немного времени, чтобы предупредить окончательную и бессмысленную гибель людей и хозяйства, мы ждем, что ВЦИК, понимая сущность наших стремлений и оказав доверие нашей искренности, не откажет нам в возможности свободного коммунального труда без норм и принуждения, восстановит нормальные условия нашего хозяйства, вернет хлеб, скот и семена и, отменив примененные на месте репрессии, аресты и лишение свободы, предоставит нам возможность осенью свободно передать свой труд обществу на мирные общеполезные цели...


Представитель сельскохозяйственной

общины-коммуны «Братский труд» С. Булыгин-Свободный


ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 119—120об. Подлинник.


6


Из заявления членов сельскохозяйственной общины «Братский труд» председателю Западно-Сибирского крайисполкома Ф. П. Грядинскому о несправедливо осужденных членах общины


2 июня 1936 г.

...Мы все — противники эксплуатации, противники старого капиталистического мира и сторонники нового свободного, коммунистического трудового общества. Поэтому мы не можем равнодушно отнестись к Вашему заявлению о том, что среди членов нашего общества есть какие-то контрреволюционеры. Мы строго смотрим за жизнью и поведением членов нашего общества и хорошо знаем, что контрреволюционеров у нас нет...

Так же твердо мы заявляем о наших ранее арестованных и заключенных братьях: они невинны. Их взяли только по недостаточному знакомству с нашим явлением и нашими стремлениями.

Они не контрреволюционеры, а такие же честные и искренние коммунальные труженики, как и все мы.

Если теперь ВЦИК, хорошо познакомившись с нашей идеей, не поднял на нас меч, не счел нас врагами общества, а решил дело в положительную для нас сторону и предложил Вам даже оказать нам помощь, то ясно, что и отдельных членов нашего общества нельзя обвинять, судить и лишать свободы за то, что они исповедуют общую нам всем идею, неосужденную центром.

Поэтому мы, считая, что дальнейшее лишение свободы членов нашей общины противоречит отношению к нашей идее центра, просим Вас, т. Грядинский, провести в жизнь волю ВЦИКа и принять необходимые меры к тому, чтобы освободить арестованных и осужденных за нашу идею мирного коммунизма членов нашей общины, так как несправедливо за одно и то же дело одним быть на свободе, а другим в тюрьме, да еще на десять лет...

Вот список арестованных и осужденных членов нашей сельскохозяйственной общины-коммуны «Братский труд»:


1. Добротолюбов Иван Харлампиевич

2. Чернетченко Степан Григорьевич

3. Агуреев Федор Михайлович (член особой Иловлинской группы).


Все трое были осуждены нар[одным] судом Кожевниковского р-на 19/V—1935 г. к лишению свободы на два года каждого. Приговор этот был отменен по указанию центра, а затем всех троих опять осудили на три года, сейчас они находятся в Караганде.


4. Бутылкин-Свободный Гавриил Андреевич

5. Савелиев Филипп Савельевич


Оба осуждены 19/1—1936 г. спец[иальной] коллегией Зап[адно]-Сиб[ирского] крае[вого] суда на десять лет заключения. Направлены на Дальний Восток, на реку1 Колыма.


6. Добротолюбов Эммануил Харлампиевич

7. Юраков Петр Николаевич

8. Литвиненко Димитрий Кузьмич


Все трое находятся в заключении в Томске. Кроме того, еще ранее в конце 1934 года были арестованы братья:


9. Редько Прокофий Лукич

10. Разов Кузьма Алексеевич.


Позднее в январе 1935 г. арестован:


11. Суханов Прокофий Васильевич.


Все трое осуждены особым совещанием и находятся в Красноярском крае. К сему члены с[ельско]х[озяйственной] общины-коммуны «Братский труд»:

63 подписи


ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 185—188 об. Подлинник.

—————

1 В тексте документа Колыма ошибочно названа островом.


7


Из письма членов общины «Братский труд» М. И. Калинину о конфискованных у них имуществе, семенах, скоте


20 июля 1936 г.

Уважаемый Михаил Иванович!

Мы хотим сообщить Вам как проходит возврат имущества по известному Вам делу сельскохозяйственной общины-коммуны «Братский труд»...

И в крайисполкоме, и в РИКе в итоге наших переговоров нам отказали в возвращении взятого у нас осенью 1935 г. сем[енного] фонда; также не выдали и продуктового хлеба, в котором мы нуждались, так как всю зиму, как Вам известно, мы прожили почти на одном картофеле.

Гос[ударственную] ссуду мы, имея свой сем[енной] фонд (хотя и увезенный от нас сельсоветом) и стремясь не основывать свою жизнь на государственном начале, не сочли возможным взять.

Чтобы не оставить приготовленные поля пустовать, мы, как уже писали Вам, произвели обсеменение полей теми семенами, которые у нас оказались, т. е. подсолнухом, маком, горохом, просом, гречихой и т. п., с тем, чтобы осенью полученный урожай с этих культур передать в общество через кооперацию на мирные и общеполезные нужды общества...

Ввиду того, что окончательный отказ в возврате нам семян пшеницы выяснился не сразу, это все же отразилось на своевременности посевов на приготовленных под пшеницу полях других культур.

В частности, получились не совсем удачные всходы мака и проса, т. к. приготовленная под пшеницу земля в ожидании сева все же несколько позасохла.

Сеять нам пришлось в тяжелых полуголодных условиях, питаясь одним картофелем.

Так как картофеля при отсутствии хлеба идет на еду гораздо больше, чем при питании с хлебом, а в окружающем населении ощущалась нужда в семенном картофеле, то у нас явилась мысль менять свой картофель в кооперации или колхозах на хлеб, а им (колхозам) дать семенной картофель. Об этой мысли мы сообщили пред[седателю] РИКа Борисову, в согласовании с которым некоторые колхозы произвели с нами обмен хлеба на наш картофель. Таким образом, уже после сева мы получили сказанным путем несколько хлеба и смогли немного улучшить свое питание. Так вышли мы из затруднения с продолжительным голоданием и лишением нас хлеба.

С детским питанием у нас и до сих пор плохо: несмотря на давнишнее и многократное обещание края, РИКа и сельсовета вернуть нам пять из взятых 16 коров (часть отобранных коров и бык были племенные), не считая двух быков и двух телок, до сего времени вернули на все четыре группы (несколько сот человек) только две коровы (бык, взятый у нас, находится и сейчас в соседней деревне Н[ово]-Сергеевке, а две коровы наших — в Кожевниках). Дети же, по-прежнему, остаются без нормальной пищи.

Почему обещания остались здесь, вопреки решительным указаниям ВЦИКа, только обещаниями, а не переходят в жизнь, нам не понятно.

Но дети, по-прежнему, остаются без молока.

Так же не подвигается дело с возвратом двух невозвращенных нам лошадей. Несмотря на личное обещание, данное нашей делегации Грядинским еще 21 мая с. г., что дело это будет улажено, лошадей этих до сего времени не возвращают, хотя мы остро чувствуем недостаток в конской силе.

Не лучше обстоит дело и с возвратом отобранных домашних вещей. Еще весною нам объяснили, что нам должны вернуть имущество на сумму свыше 5000 рублей. Причем, тогда же, весною, нам передали несколько пар разных туфель, несколько головных платков, немного мануфактуры и тому подобное на общую сумму около 1300 рублей (список вещей прилагаем) 1. Остальное обещали вернуть вскорости. Но вот прошло уже почти все лето, и обещание это все же не приводится в исполнение.

Так же не двигается дело с возвратом пчел (двенадцати ульев), хотя об этом говорил и т. Грядинский, и пред[седатель] РИКа Борисов.

В чем тут дело и кто, и как тормозит здесь предложенный центром возврат, нам непонятно. Видно только, что дело вперед дальше обещаний не идет.

Однако нам все хочется сказать Вам, уважаемый Михаил Иванович, что такое пренебрежение местных органов к Вашим указаниям нас весьма удивляет...

И мы хотим сказать, что если наша жизнь и труд достойны доверия в Ваших глазах, то почему бы РИКу все же не вернуть нам отобранный у нас пшеничный сем[енной] фонд, чтобы, хоть не на этот, так на будущий год, мы могли бы приложить свой труд в этом для всех полезном и нужном деле? Земля здесь неплохо родит пшеницу, зачем же ей пустовать, и пропадать и нашему желанию приложить свой труд к этому важному и общеполезному делу?

Так смотрим мы на этот вопрос, и нам трудно усвоить смысл того явления, когда трудящихся земледельцев-коммунаров лишают их природного сем[енного] фонда. Хотелось бы получить от Вас ясность и по этому вопросу, и по вопросу возврата ранее упомянутого имущества.

Наши же желания неизменны: трудиться и насколько хватает наших сил и возможности, т. е. по нашим способностям, удовлетворять мирные потребности свои и всего трудящегося общества.


Члены с[епьско]х[озяйственной] общины-коммуны «Братский труд»:

74 подписи


ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 274—278. Подлинник.

—————

1 Приложенный список возвращенных вещей опущен. Он содержит 11 наименований, включающих предметы одежды, обуви, хозяйственных изделий.


8


Из письма председателя общины «Братский труд» С. И. Булыгина-Свободного И. В. Сталину о содействии в выезде ее представителей на международный конгресс антимилитаристских сил


24 ноября 1936 г.

Пятого января сего года с[ельско]х[озяйственная] община-коммуна «Братский труд», находящаяся на территории Кожевниковского района Западно-Сибирского края (участок Льва Толстого), передала в ЦК партии и в Коминтерн свою декларацию «К трудящимся всех стран!», содержащую воззвание против войны и призыв всех трудящихся мира к проведению нового свободного строя — мирного, безнасильственного коммунизма.

Декларация эта была послана общиной также в разные страны света.

Интернационал противников войны, имеющий центр в Англии, ознакомившись с содержанием нашей декларации, весьма сочувственно отнесся к изложенным в ней принципам. Названный Интернационал решил созвать в июле 1937 года международную конференцию, посвятив ее обсуждению и проведению в жизнь принципов, выраженных в нашей декларации, и приложить все усилия к тому, чтобы превратить эту конференцию в международный «Конгресс мира и свободы», отражающий в борьбе с войной наши стремления к миру и новому свободному коммунистическому строю.

Мы получили приглашение послать и своих представителей на этот конгресс.

Наше воззвание «К трудящимся всех стран» было переведено Интернационалом противников войны на иностранные языки и опубликовано в печати и, кроме того, разослано по всем секциям Интернационала в разные страны.

Сообщаем об этом Вам, тов. Сталин, как вождю коммунистической партии, направляющей государственную деятельность СССР, и ожидая от Вас ответа, позволяем себе в связи с этим привести здесь несколько соображений по настоящему делу...

Еще в 1924 г., когда делегация мирных антимилитаристов, посетившая Вас, спросила Вас, тов. Сталин, как оцениваете Вы роль мирных методов борьбы с войной, Вы ответили нам, насколько я помню почти дословно, следующее: «Признаю, что при всяком перевороте решающее значение имеет не меньшая часть населения, взявшаяся за оружие, а вся его остальная масса, которая своим содействием или противодействием решает дело».

И если это положение безусловно верно при всяком перевороте, то тем более оно вскрывает всю эту огромную роль, которую должно иметь радикальное антимилитаристическое движение мирного, свободного коммунизма в процессе назревающего теперь мирового переворота и достижения во всем человечестве нового, свободного строя путем, не связанным с войной.

И вот этой работой мы и заняты.

Принимая во внимание все изложенные выше положительные стороны этой работы и ее серьезное значение в мировой жизни, мы надеемся, что партия и правительство СССР не будут оказывать нам препятствий и в нашей дальнейшей работе как по развитию и укреплению поднятого движения международного демократического антимилитаризма и мирного коммунизма, так и в подготовке созыва упомянутого международного «Конгресса мира и свободы»; а также и к выезду на этот конгресс представителей нашей общины-коммуны «Братский труд»...

О Вашем отношении к изложенному в настоящем заявлении, а также о практических сторонах вопроса выезда наших представителей на названный конгресс просим сообщить нам по адресу: Москва, 5, Лефортовский переулок, дом № 7/а, представителю сельскохозяйственной общины-коммуны «Братский труд» С. М. Булыгину-Свободному.


Представитель названной общины-коммуны С. Булыгин-Свободный


ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 259—261 об. Копия.


9


Обращение общины «Братский труд» к секретарю ВЦИК А, С. Киселеву о выделении семенной ссуды на началах свободного займа


25 апреля 1937 г.

В ответ на нашу просьбу вернуть нам взятые у нас семена нам в крае предложили государственную семенную ссуду.

Считая по своим убеждениям возможным иметь взаимоотношения с кооперацией, а не с государством, мы просили Новосибирский крайисполком1 предоставить нам возможность получать семена взаимообразно через кооперацию на свободных началах.

Представитель крайисполкома, т. Микишев, имевший с нами дело в марте сего г[ода], обещал нам это.

Однако в Кожевниковском РИКе теперь не хотят даже и говорить с нами о сем[енной] ссуде через кооперацию, а предлагают взять государственную сем[енную] ссуду, чего мы сделать по нашим, известным Вам, убеждениями не можем.

Не желая оставлять поля необсеянными, мы просим теперь Вас, согласно уже имеющегося по нашему делу постановления Президиума ВЦИК о передаче урожая коммуны не через гос[ударственные] органы, а через кооперацию, дать указание на месте (Кожевниковский РИК Зап[адно]-Сиб[ирского] края) о том, чтобы нам предоставили возможность получить необходимые семена на посев через кооперацию на началах свободного займа, а не в форме гос[ударственной] сем[енной] ссуды. Если Президиум ВЦИКа, принимая во внимание наши верования и убеждения, оказал нам доверие в передаче осенью нашего свободного труда (урожая) не через гос[ударственные] органы, а через кооперацию, то тем более, казалось бы, возможно теперь предоставить нам и семена по линии той же кооперации.

Кожевниковский же РИК подходит к нам так: перемените убеждения, признайте участие в государстве и получите государственную сем[енную] ссуду.

Однако посевная кампания не терпит промедления, а убеждения и верования не меняют в три дня.

В результате такого подхода РИКа люди пойдут на мученичество за веру и будут умирать с голода за свои убеждения, а земля останется пустовать.

Кому это нужно и верен ли такой подход РИКа? ВЦИК не допустил подобного отношения не только к посевной, но и [к] уборочной кампании. Мы хотим трудиться и прилагать свой труд к земле и не хотим оставлять поля необсеянными, но не можем топтать свои убеждения и веру. Поэтому мы уже немало претерпели и положили немало усилий, чтобы найти возможное русло своему мирному труду, и нашли это русло по линии кооперации. На это, как Вы знаете, дали согласие и Вы в Президиуме ВЦИКа.

Вот почему, в соответствии с этим уже принятым решением Президиума ВЦИК о передаче нашего труда по линии кооперации, а не гос[ударственных] органов, мы и просим теперь Вас дать указание Кожевниковскому РИКу об отпуске нам необходимых семян, также по линии свободного займа в кооперации, а не через гос[ударственные] органы как государственную сем[енную] ссуду.

Ввиду срочности посевной кампании и опасности задержания указаний ВЦИКа в пути, просим дать их в срочном порядке, чтобы не сорвать сев, а копию указания дать нам на руки.


Представитель с[ельско]х[озяйственной] общины-коммуны «Братский труд»

С. Булыгин-Свободный


ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 288—288 об. Подлинник.

—————

1 Имеется в виду Западно-Сибирский крайисполком. 28 сентября 1937 г. постановлением ЦИК СССР Западно-Сибирский край был разделен на Новосибирскую область и Алтайский край; тогда же был образован Новосибирский облисполком.


10


Письмо председателя Западно-Сибирского крайисполкома Ф. П. Грядинского секретарю Президиума ВЦИК А. С. Киселеву о необходимости изменить отношение центральных органов власти к общине «Братский труд»


20 мая 1938 г.

Община толстовцев «Братский труд» Кожевниковского района, опираясь на поддержку отдельных работников центральных органов и ссылаясь часто на несуществующие постановления, ведет контрреволюционную работу, не желает признавать и выполнять ни одного закона, особенно законов о денежных и натуральных налогах, издевательски относится к местным советским органам. Все это вместе взятое, отрицательно влияет на окружающие колхозы, подогревая отсталые настроения колхозников в деле противопоставления колхоза государству.

Крайисполком считает необходимым поставить перед Вами вопрос об изменении отношения к этой общине со стороны центральных органов, указав общине на обязательность для нее всех советских законов.

Община не желает признавать органы власти, когда они требуют от общины выполнения государственных законов, но она не прочь обращаться к органам власти, когда ей самой это выгодно и необходимо, требуя для себя изъятия из законов, считая, что законы государства на общину не распространяются.

По затронутому в Вашем письме от 27 апреля вопросу о выдаче семенной ссуды общине ставим Вас в известность, что крайисполком не может пойти на удовлетворение необоснованных требований общины о выдаче ей ссуды «на основе свободного займа в кооперации», как выражается один из идеологов этой общины Булыгин, да к тому же без выдачи обязательства о возврате ссуды. Общине предложено получить ссуду семян на существующих для колхозов условиях.

Кроме того, просим Вас прекратить практику выдачи на руки представителям общины документов, адресованных крайисполкому (как было поступлено с Вашим письмом на мое имя от 27 апреля, т. к. у нас есть основания подозревать, что некоторые из этих документов не передаются по назначению, а используются для ведения разлагающей работы среди окружающих колхозов и других контрреволюционных целей.


Председатель Зап[адно]-Сиб[ирского] крайисполкома Грядинский


ГАНО. Ф. 47. Оп. 5. Д. 118. Л. 291—291 об. Отпуск.

——————————


«Отечественные архивы», 1993, № 2.




Похожие:

«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» iconКонспект урока с использованием информационно-коммуникационных технологий (икт) Предмет: обществознание, урок повторения и систематизации знаний Тема: «Государство и его роль в жизни общества»
Методическая разработка данного урока рассчитана на проверку и закрепление изученного материала по разделу «Государство в политической...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» iconСамоактуализация специалиста, менеджера в профессиональной деятельности: проблемы и возможности
Проводящиеся в России реформы направлены на то, чтобы только через этот обезличенный инструмент человек мог получить доступ к необходимым...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» iconУроке обществознания. Урок по обществознанию на тему «Государство и его роль в жизни общества»
Урок по обществознанию на тему «Государство и его роль в жизни общества» был разработан с использованием информационно-коммуникативных...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» iconПринята на
Воспитание духовности и национальной идентичности невозможно, если содержание образования в школе не будет отражать российскую культуру...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» icon8. Правое государство его основные признаки
Правовое государство — государство, ограниченное в своих действиях правом, подчиненное воде суверенного народа, выражаемой в конституции,...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» iconОсобенности адаптации первоклассников к школьной жизни
Адаптация человека в новых условиях жизни и деятельности, как правило, связана с напряжением его душевных и физических сил. Чем младше...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» icon"Букварь" и "Азбука" первые книги любого школьника
Поняли ли вы, о чем я прочитала? На современном языке это изречение звучало бы так: Велика ведь бывает польза от учения книжного...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» iconПроект Представлен Конституционной комиссией Съезда граждан СССР
Ст Союз Советских Социалистических Республик есть социалистиче­ское государство Советского народа, имеющее своей задачей построение...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» icon«подросток и взрослый: пути к пониманиаю»
Ведь наши взгляды в большей степени уже сформировались, нам есть на что опираться в своих поступках. Подросток же труден для других...
«В построении своей жизни ни в чем не опираться на государство » Толстовская община «Братский труд» iconПесни рыб Одноактовая пьеса Подполковнику от преданных масс
Освобождения. Мы – больные рыбы, шевелящиеся на дне грязного аквариума мира. Молчание и Лицемерие – это тоже мы. Наши жизни стоят...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов