М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад icon

М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад



НазваниеМ. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад
М.А.Петрова<><> <> <>«Концепция происхождения полиса М.К.Петров
Дата конвертации30.08.2012
Размер167.05 Kb.
ТипДоклад

Оппонирование докладу М.А.Петрова

«Концепция происхождения полиса М.К.Петрова

в свете данных современного антиковедения»


«Платон мне  друг, но бóльший друг  истина».


Исходной исследовательской проблемой в докладе можно считать тот факт, что «концепция М.К.Петрова не нашла отклика у специалистов-античников, по крайней мере автору настоящего доклада не удалось обнаружить какие-либо ее оценки в трудах антиковедов»1. Целью работы является сопоставление взглядов специалистов-античников со взглядами философа М.К.Петрова2, задачей  «заочное сравнение» этих взглядов3. Соответственно заявленной теме, задаче и цели работы в качестве основного метода используется компаративный (в противном случае следовало по-другому формулировать тему, например: «Вклад М.К.Петрова в современное антиковедение»; заявленная же тема сама по себе предполагает сравнение). Да и второй аспект исследовательской проблемы, а именно квалификация «взглядов М.К.Петрова на происхождение такого уникального явления человеческой истории, как античный полис» в качестве «оригинальных»4  предполагает их сравнение с другими взглядами. Одним из объектов сравнительного анализа выступает книга М.К.Петрова «Самосознание и научное творчество», однако следует сразу же подчеркнуть, что доклад представляет собой не рецензию на данную книгу, а именно сравнение со взглядами современных учёных-античников.

Начну с вопросов методологических. Если мной верно отражена исследовательская структура работы, то она ко многому обязывает автора. В частности, компаративная методология в социальных науках требует восстановления контекста сравниваемых явлений. Восстанавливая же контекст, следует отметить, что М.К.Петров (по свидетельству С.С.Неретиной5) в 60-х годах принимал участие в работе сектора методологии истории Института истории АН СССР, возглавляемого М.Я.Гефтером. Вот лишь несколько из имен известнейших специалистов, работавших в этом секторе, кроме М.К.Петрова: Л.С.Васильев, М.А.Виткин, Л.Н.Гумилев, А.Я.Гуревич, Н.Н.Покровский и многие другие (имена выбраны по степени дисциплинарной близости к истории; всего же С.С.Неретина приводит 71 имя из тех, кто реально принимал участие в работе сектора)6.

Подчеркнём: книга «Самосознание и научное творчество» написана М.К.Петровым в 1967 году, однако проблематика эта разрабатывалась им и раньше, уже в Институте философии АН СССР7 (тема диссертации, к сожалению, не защищенной: «Проблемы детерминизма в древнегреческой философии классического периода»). Вот краткая выдержка из биографии М.К.Петрова8. В сентябре 1962 г. М.К.Петров начинает работать преподавателем кафедры иностранных языков РГУ. В 1964 г.
в Ростов приезжает группа сотрудников «Философской энциклопедии», среди которых  знакомые М.К. по Институту философии, в частности Э.В.Ильенков. Это сближает Петрова с сотрудниками кафедры философии РГУ. С 1965 г. он начинает работать на кафедре философии РГУ. В 1966 году он выступает на семинаре молодых преподавателей и аспирантов кафедры философии РГУ с докладом «Пираты Эгейского моря и личность» (опубликована в 1995 г.). А в 1967 году он защищает диссертацию «Философские проблемы "науки о науке"». Именно эти годы  с 1964 по 1971  время активной работы сектора М.Я.Гефтера и семинара В.С.Библера «Диалог культур».

Г.П.Щедровицкий как-то сказал: «Главное в жизни  это попасть в хорошую компанию»9. Следуя этой мысли, можно сказать: М.К.Петров попал в хорошую компанию. Обучаясь в аспирантуре Института философии АН СССР и впоследствии часто бывая в Москве, он общался со многими людьми из различных «хороших компаний». Поэтому ни в коем случае нельзя рассматривать М.К.Петрова в качестве этакого «самородка из провинции», каким его пытается теперь представить сегодня Пётр Георгиевич Щедровицкий (сын «того самого» Щедровицкого), как методолог во всех остальных случаях требуя «восстановления контекста»10.

Если учесть, далее, те проблемы, которые ставились и разрабатывались в секторе М.Я.Гефтера (а также на семинаре В.С.Библера), то становится понятной и проблематика, которой занимался М.К.Петров. Первое и ключевое: методология исторической науки (это один из аспектов, рассматриваемых Петровым в книге «Искусство и наука», к которому он неоднократно возвращается в своих статьях, например, в критике гегелевского знакового фетишизма). Так, «в секторе анализировались методы исследования социальных революций и теории общественно-экономических формаций, в частности вопрос об "азиатском способе производства"11; соотношения всемирной истории и истории отдельной страны, естественнонаучного знания и гуманитарного, логики и историзма марксистской теории и др. Темами первых обсуждений были проблемы класса при социализме, теоретических просчетов циклических теорий исторического процесса, мыслимости истории одной страны. (…) Обсуждалась проблема субъективного фактора в истории и тип современного историка»12. В связи с признанием альтернативности социальной истории, предпринималась попытка пересмотреть понятие гуманизма13: «После победы Октября в повседневную практику внедрялся "новый гуманизм" с его идеей создания нового человека, образом которого был не трудящийся вообще, а пролетарий. Творение нового человека происходило на фоне классовой ненависти ко всему непролетарскому, …обернувшейся геноцидом. Потому проблемы, связанные с тем, что получило название культа личности и волюнтаризма, были помещены в глубь исторического исследования с целью возврата к общечеловеческим ценностям»14. С этим была связана также задача осмысления «духовной пустыни», в которой оказалось историческое знание: «Для этого необходимо было поставить проблему смысла истории как судьбы человека (и человечества), исчезнувшую из российского умозрения вместе с профессорской высылкой 1922 г., а это означало в известной мере возродить философию истории»15.

Итак, можно поставить под сомнение адекватность интерпретации автором доклада пиратской гипотезы М.К.Петрова без учёта интеллектуального контекста её возникновения. Идеи  явно не те «материи», которые могут зарождаться и носиться в вакууме. Но для осмысления этого контекста требуется детальный исторический и концептологический, аналитико-философский анализ, которого нет в докладе.

И, тем не менее, второе методологическое требование компаративистики: сравнивать можно только однопорядковые явления16. Грубо утрируя: если вы сравниваете человека с валенком, то вы обязаны прояснить основания такого сравнения17. Иначе говоря, в обязанности автора входит обоснование трактовки М.К.Петрова в качестве антиковеда. В том, что М.К.Петров занимался историей европейского менталитета (способа мышления) сомнений нет. Это обосновано нами выше при обсуждении биографии Петрова. И докладчик косвенно это подтверждает: «Данная работа [Самосознание и научное творчество»] была посвящена проблемам становления рационального мышления и зарождению современной европейской науки, и в ней не ставилась задача глубокого исследования социальной истории Древней Греции»18. Вопрос: почему тогда не выбрать для анализа книгу «Античная культура»? Ещё вопрос: занимался ли М.К.Петров специально историей возникновения полиса? Поясню: не в качестве объяснительной гипотезы, а специально? Потому что, если считать объектом внимания М.К.Петрова историю становления полиса, то история античного способа мышления может оказаться всего лишь объяснительной гипотезой, а это (судя по контексту, т.е. первой и второй диссертации М.К.Петрова, его позднейшим исследованиям и т.д.) неверно. Поэтому утверждения докладчика  «автор [М.К.Петров] не смог обойти вопрос становления полисной организации, напрямую увязывая его с революционными изменениями в образе мышления эллинов…»19  нуждаются в приведении в соответствие с заявленной методологией. Если он всего лишь «не смог обойти», то какое у нас право трактовать разрозненные взгляды на проблему в качестве концепции для сравнения с другими систематически упорядоченными концепциями? Подчеркну: я не отрицаю необходимости (и возможности) сравнения. Но выражаю надежду, что в устном докладе на этот вопрос докладчик ответит.

Далее, что касается конструирования объекта сравнительного исследования. Как представляется, он выбран (сконструирован) не совсем удачно. На одну книгу пишут рецензию, а не сравнительное исследование. Если же пытаются эксплицировать концепцию (а это обязательный предварительный этап подобного сравнительного исследования), то обычно изучают хотя бы несколько главных книг автора, а не одну (тем более, раннюю) книгу, знакомятся с его биографией (в том числе с интеллектуальной) и т.д. Так, для более или менее адекватной интерпретации концепции полиса М.К.Петрова в этот необходимый минимум вошли бы такие книги, как: «Пираты Эгейского моря и личность»; «Самосознание и научное творчество»; «Античная культура»; «Язык, знак, культура» и ряд статей. Таким образом, возникают сомнения в адекватности сконструированного объекта сравнительного исследования  эксплицированной концепции М.К.Петрова. С этим связан ряд вопросов содержательного плана.

Если бы докладчик обратился к книге М.К.Петрова «Античная культура», он нашёл бы ответы на некоторые из своих недоуменных вопросов. Например, он отмечает, что, согласно М.К.Петрову, «формирование автономной личности стало общим знаменателем периода20 пиратских набегов и противостояния им…». Но у Петрова речь идёт совсем о другом: о формировании на палубе пиратского корабля особой (новой для того времени, если учитывать массовость данного явления) культурной ситуации и, соответственно, особой ментальной установки, которая затем, выкристаллизовавшись (институционализировавшись) в культуре в виде определённых образцов, моделей поведения, была перенесена с корабля на берег  в «дома» гомеровских одиссеев, которые уже сами вынуждены были в качестве жителей побережья противостоять пиратам. Т.е. пиратство  это способ (вид) деятельности, который переходит в способ мышления. Именно в таком контексте следует трактовать заявление М.К.Петрова о том, что в ментальном плане пирата сменяет учёный-интеллектуал21, который отправится «искать своей судьбы» уже не за границей побережья (в море), а за границей познанного (в науке): «…Прогнозирование в науке приобретает тот же синтетический смысл, что и деятельность пиратов на побережье Эгейского моря; разрушая естественный ритуал непознанного, наука синтезирует его в новый ритуал познанного и поставленного на службу человеку, то есть проделывает с природой разрушительно-творческую операцию того же типа, что и пираты проделывали над олимпийской государственностью. […] И как бы ни отличался школьный инвентарь научного творчества от школьного инвентаря пиратского ремесла, бригантины науки, устремляясь в "темно-туманное" море открытий, поднимают в поисках нового пиратские паруса, и гудит в них переменчивый эгейский ветер странствий, превращая любое научное исследование в пиратский набег на "побережье в себе"»22.

Автор доклада ни слова не говорит о весьма значимой для Петрова концепции лишних людей, которые и становились первыми пиратами. А без данной концепции невозможно понять связь времён, т.е. связь античной ситуации с современной. Так, Петров пишет о сегодняшней европейской культуре: «…Независимо от частных случаев срыва налаженных ассоциативных связей по множеству причин личного порядка, общество нашего культурного типа, использующее вполне определенные воспитательные институты, массово и закономерно воспроизводит диссоциированных индивидов как типичное явление, для определенных возрастных групп, проводит через эти срывы ассоциации всех будущих субъектов деятельности»23. Т.е. речь идёт о том, что в традиционных обществах «лишние люди» поглощаются административным аппаратом или же военной службой, а в европейском обществе ситуация «лишнего человека» воспроизводится несколько раз в процессе его жизни, в эту ситуацию индивида ставит система институтов воспитания/образования: «Эти диссоциированные индивиды универсально образованные выпускники школ, ищущие пути в специализацию, и получившие специальную подготовку выпускники специальных училищ, техникумов, демобилизованные, выпускники вузов и университетов, начинающие специализированные карьеры, отправляющиеся на стройки или пополняющие население наличных регионов, как раз и создают избыточность диссоциированных, воспитанных, специализированных или готовых к специализации индивидов, наличие которых в социальной ткани как условия любых изменений в распределении населения необъяснимо от природных факторов. …В соседних традиционных культурах, где действуют другие воспитательные институты, таких производных от действующей системы образования регулярных и массовых срывов ориентации и типов ассоциации не происходит, и производство "лишних людей" как и их социализация опираются здесь на действие других, также социальных механизмов»24.

Ни слова я не нашёл в докладе о слиянии профессий, хотя это ключевое в концепции М.К.Петрова, поскольку именно это способствует изменению ментальных установок. Говоря грубо, в интерпретации докладчика неясно, каким образом вообще могли произойти столь глубокие изменения в бассейне Эгейского моря, поскольку ключевые факторы этих изменений у автора доклада либо вообще не названы, либо остались в тени. Ведь главное различие между традиционным (олимпийским) обществом и обществом европейским состоит в использовании отрицательной (принцип «ву-вэй») либо положительной (кумулятивное накопление качества, когда в предмете осознания оказывается весь технологический ритуал) обратной связи в области социального регулирования. На вопрос, что же конкретно отличает европейский тип культуры от других типов М.К.Петров ответил: «всеобщая распределенность навыка формализации: активная, гибкая и оперативная формализация любых проблем, перевод их в измеримую и разрешимую форму, умение искать, находить, а если нужно, то и искусственно создавать фоновые сущности вечной, лишенной отметок пространства и времени знаковой природы»25. Как последнее стало возможно? Петров пытается найти ответы на данный вопрос. И пиратская гипотеза возникает не в силу особой романтичности её автора, а по очень простой причине: пиратское ремесло  единственное из наличного арсенала ремёсел, которое не укладывается в рамки регулирования по отрицательной обратной связи.

И, наконец, ни слова нет о концепции человекоразмерности!

В докладе можно обнаружить также и ряд прямых недоразумений в интерпретации. К этому приводит методологическая и концептуальная небрежность докладчика. В частности, автор пишет: «Если, согласно М.К.Петрову, формирование автономной личности стало общим знаменателем периода пиратских набегов и противостояния им, то большинству антиковедов он рисуется более поэтапным и неравномерным. Полисный гражданин сформировался уже в рамках формирующейся полисной системы, а не в период автономии "домов"»26. Здесь налицо прямое смешивание понятий: «автономная личность» и «полисный гражданин». Ни у Петрова, ни в современной политологии это не так27. Причём неясно, чтó автор подразумевает под «полисным гражданством». Если принять формально-институциональный подход к трактовке гражданства, то «до формирования полисной системы» гражданства быть не могло в принципе  гражданство всегда гражданство какого-либо государства, а быть гражданином автономного дома («Ихь бин гражданин Одиссея»?! «…Или Телемаха?!» Я могу быть рабом, личной собственностью Телемаха, но не гражданином. Единственный выход на подобные рассуждения  признать гражданином самого Телемаха (гражданином мира), но это понятие, насколько я могу судить, появится гораздо позже, вместе с Диогеном и киниками)…

Впрочем, у М.К.Петрова совсем иная постановка проблемы. По поводу различения им двух названных понятий будет достаточно одной (из очень многих) цитаты: «Земледелец-воин-пират  лишь неустойчивый промежуточный продукт синтеза, и, чтобы перейти в устойчивую форму (земледелец-воин-гражданин), он должен быть показан собственником ритуала, его регулятором и хранителем, т.е. не в отношениях нападения и обороны, а в быту, в установившемся распорядке хозяйственной и политической жизни. Должен быть показан как "существо политическое"»28. У Петрова речь идёт о возникших в «домах» навыках самоуправления и трансляции этих навыков в полисе. Он говорит о «возникающей гражданственности»29 в «домах», вернее о «домах» как тренажёрах гражданственности, «где будущий гражданин проходит на материале "своего" дома начальную школу управления государством, …где будущий гражданин научается азам права и нравственности, приобщается к умению "жить сообща"»30. Таким образом, под «гражданским навыком», гражданственностью Петров понимает не формально-юридическую сторону «гражданства», которая действительно для своего становления требует возникновения полисной системы как условия осуществимости, а аристотелевское31 «умение "жить сообща"»32. Если противопоставлять позицию Петрова позициям современных антиковедов, то пройти мимо подобного концептологического анализа никак нельзя. А после проведения такого анализа, возможно, отпадут сами основания для подобного сравнения.

Далее, об «обстоятельствах, которые совсем не учитываются в концепции М.К.Петрова»33. Хотя и не детально, но перипетии борьбы демоса, его вождей с аристократами также описываются М.К.Петровым в книге «Античная культура». Снова не совсем ясны (поскольку это противоречит эксплицированному мной выше контексту) понятия «гражданское сознание» и «рациональное мышление34», которые, по мнению докладчика «отнюдь не были изначально присущи основному большинству населения древних полисов», о чём свидетельствует «сам ход борьбы демоса и его вождей с аристократами-евпатридами» 35. Этот тезис нуждается в прояснении.

То же относится и к недооценке М.К.Петровым рабства и социальной борьбы: в книге «Античная культура» этим аспектам уделена не одна страница; если же докладчика что-то не удовлетворяет, то не мешало бы конкретно узнать, что именно.

В целом, если бы меня попросили оценить доклад, я оценил бы его весьма высоко: свежий взгляд профессионального историка, ряд интересных замечаний и, за исключением некоторых нюансов, в общем верная интерпретация концепции полиса М.К.Петрова. Я бы закончил рассмотрение данного доклада так: в нём есть то, с чем можно дискутировать, хотя нередко бывает иначе.


С уважением к докладчику,

Константинов Михаил

6 декабря 2006г.

1 С. 2 [Здесь и далее, если это специально не оговорено, ссылки идут на доклад: ^ Петров М.А. «Концепция происхождения полиса М.К.Петрова в свете данных современного антиковедения» // http://polittheory.narod.ru/archiv/11december2006.doc].

2 Там же.

3 Там же.

4 С. 1.

5 Неретина С.С. История с методологией истории // Вопросы философии. 1990. № 9, с. 154.

6 Там же.

7 Именно там он познакомился с такими известными философами, как Э.В.Ильенков, М.К.Мамардашвили, Ю.Н.Давыдов, В.В.Давыдов, А.П.Огурцов, В.Н.Садовский, С.С.Неретина, Э.М.Мирский, Э.Г.Юдин, Б.Г.Юдин, В.С.Швырев, А.С.Арсеньев и многими другими.

8 В качестве источника можно взять любое из описаний биографии М.К.Петрова его друзьями В.Н.Дубровиным и Ю.Р.Тищенко; я использую более детальное изложение в рукописи: Дубровин В.Н., Тищенко Ю.Р. «М.К.Петров: два эпизода и вся жизнь», любезно предоставленной мне Юрием Романовичем Тищенко.

9 Пинский А. Воспоминания о Щедровицком // Пайдейя, М., 1996.

10 ^ Щедровицкий П.Г. Русский Мир: Восстановление Контекста // http://www.povestka.ru/shkr/text/18.stm.

11 Известно, что дискуссия по поводу «азиатского способа производства» была важным катализатором историко-методологических дискуссий [см., например: Альтернативные пути к цивилизации. М.: 2000, с. 46; а также: Виткин М.А. Восток в философско-исторической концепции К.Маркса и Ф.Энгельса. М.: 1972].

12 ^ Неретина С.С. Цит. соч., с. 152.

13 Не тех ли дискуссий отголоском петровское: «Вот нам и кажется, что сегодня очень нужна нам "человеческая мифология", и что именно в создании такой мифологии, способной занять место "попа в голове", - задача и смысл существования современного искусства. Но это должна быть именно "человеческая мифология", а не искусство "выразителей", "типов", "собирательных героев". Яркая индивидуальность нам представляется и основной и наиболее перспективной фигурой современности, реальности сегодняшнего и завтрашнего дня, смыслом социалистического реализма, если социализм как реальность намерен всерьез соревноваться с другими типами социальных реальностей и победить в таком соревновании» [Петров М.К. Искусство и наука. Пираты Эгейского моря и личность. М.: 1995г., с. 176]? Это убеждение, несмотря на критику (в частности, критику Э.В.Ильенкова), М.К.Петров пронесёт через всю свою жизнь.

14 ^ Неретина С.С. Цит. соч., с. 151.

15 Неретина С.С. Цит. соч., с. 151. Выделено мной  М.К.

16 Правда, я осознаю парадоксальность этого методологического требования: сама процедура определения ряда явлений в качестве однопорядковых (или же разнопорядковых) предполагает сравнение этих явлений между собой или с неким эталоном порядка. Для решения этого парадокса можно предложить следующее: явления сопоставляются для определения их порядка и, в случае признания их однопорядковыми, проводится детальное сравнение.

17 Вот примеры подобного обоснования: - вы считаете данного конкретного человека валенком; - вы считаете всех известных вам людей валенками; - вы считаете валенки людьми. Тогда дискуссия приобретет осмысленный характер: мы можем оспорить любое из трёх названных заявлений по существу.

18 С. 1.

19 С. 1. Выделено мной  М.К.

20 Не рискну вступать в дискуссию с профессиональным историком, но хотелось бы получить разъяснения (или комментарии) по поводу описания Ф.Броделем пиратства XVI в., которое «восходит к самым истокам его [Средиземного моря] истории» [Бродель Ф. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II: В 3 ч. Ч.2.: Коллективные судьбы и универсальные сдвиги. М.: 2003, с. 743; выделено мной – М.К.]. У Броделя речь идёт не о периоде (который, согласно логике данного термина, имеет начало и конец), а о том, что «пиратство не было привилегией одного берега, одной группы, одного человека, ответственного или виновного в нем. Оно было повсеместно распространено. Сильные мира и отверженные, богатые и бедные, города, сеньоры и правительства втянуты в деятельность сети, раскинутой по всему морю» [там же, с. 745]. Пиратство было настолько обычным делом, что «многие мореплаватели, действовавшие more practico, очень удивились бы, если бы их назвали корсарами, а тем более пиратами» [там же, с. 747]. Как и Петров, Бродель связывает деятельность пиратов с вольными городами: «Капёрство… чаще всего было уделом городов, действовавших по собственной инициативе, иногда под прикрытием крупного государства. …Наилучшую питательную почву для морского разбоя предоставлял крупный и притом вольный город» [там же, с. 748-749]. Бродель также отмечает «гонку вооружений» пиратов vs побережье и пиратов vs торговые суда: «Средиземноморское общество, экономика, цивилизации приспосабливаются как могут к этой партизанской войне и к войне пиратов. Можно сказать, что они сжигают в ней избыток своих сил, сожалений, угрызений совести, мстительности, желания расквитаться…» [там же, с. 772]. Да и снаряжение пиратского корабля «было на высоте тех задач, которые диктовала деятельность пиратов в море, наполненном мелкими суденышками и плохо охраняемом. Эта деятельность предполагала абордажный бой, использование не столько пушек, сколько холодного оружия и аркебуз. […] Главным, по-видимому, остается та прямо пропорциональная зависимость между пиратством и активностью средиземноморской жизни, я настаиваю на этом: они испытывают общие подъемы и общие спады» [там же, с. 768-769].

Очевидно, что пиратство так глубоко повлияло на европейскую культуру, что очень рано появляются параллели государства с шайкой пиратов, а также идея пиратского происхождения государств. Августин Блаженный, например, писал: «Итак, при отсутствии справедливости, что такое государства, как не большие разбойничьи шайки; так как и сами разбойничьи шайки есть не что иное, как государства в миниатюре. И они также представляют собою общества людей, управляются властью начальника, связаны обоюдным соглашением и делят добычу по добровольно установленному закону. Когда подобная шайка потерянных людей возрастает до таких размеров, что захватывает области, основывает оседлые жилища, овладевает городами, подчиняет своей власти народы, тогда она открыто принимает название государства, которое уже вполне присваивает ей не подавленная жадность, а приобретенная безнаказанность. Прекрасно и верно ответил Александру Великому один пойманный пират. Когда царь спросил его, какое право имеет он грабить на море, тот дерзко отвечал: "Такое же, какое и ты: но поскольку я делаю это на небольшом судне, меня называют разбойником; ты же располагаешь огромным флотом, и потому тебя величают императором"» [Августин Блаженный. О граде Божием. Минск-Москва: 2000, с. 166-167]. По этому поводу комментарии профессионального историка были бы не лишними.

21 А утверждение М.К.Петрова о том, что пират вознесется на небо и превратится в фигуру Бога христианства [см., например: ^ Петров М.К. Научно-техническая революция и философия // Петров М.К. Историко-философские исследования. М.: 1996, с. 52], вне рассмотренного контекста выглядит просто чудовищным.

22 ^ Петров М.К. Искусство и наука. Пираты Эгейского моря и личность. М.: 1995, с. 232-233.

23 Петров М.К. Регион как объект системного исследования. Ростов-н/Д.: 2005, с. 53.

24 Там же, с. 53-54.

25 Петров М.К. Язык, знак, культура. М.: 1991, с. 318.

26 С. 4.

27 Предвосхищая критические замечания, оговорюсь, что «в современной политологии», конечно, речь идёт не о «полисном», а о «гражданстве» вообще.

28 Петров М.К. Античная культура. М.: 1997, с. 82. Подобные заявления сами по себе должны наводить на мысль о влиянии Аристотеля.

29 Там же, с. 86. Выделено мной  М.К.

30 Там же, с. 86-87.

31 Напомню, что у Аристотеля «политичность» «dzōion politikon» определяется в первую очередь способностью к общению по поводу общего блага. Это противопоставляется «первичной» склонности человека к семейной (у Петрова  к частной) жизни.

32 Если задаться целью, то можно привести целый список цитат, подтверждающих это утверждение (и при внимательном чтении пройти мимо них невозможно), но, думаю, будет достаточно одной ссылки: Петров М.К. Античная культура. М.: 1997, с. 110.

33 С. 4.

34 Проблема рациональности  вообще одна из самых сложных проблем в социальных науках. Автор текста всякий раз должен оговаривать, какой смысл имеет понятие рациональности в данном контексте.

35 С. 4.







Похожие:

М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconКонцепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения. В своей монографии, написанной в 1967 году, но так и не увидевшей свет при жизни автора «Самосознание и научное творчество»
Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconНаучно-техническая контрреволюция: актуальность идей М. К. Петрова
Ходов мысли Поэтому сама реконструкция идей Петрова вписывает их в контекст мировоззренческих и политических дискуссий. Задача данной...
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconРуководители секции – Петрова Н. А., Гиляровская В. Л. Роль правильного общения и совместного отдыха родителей и детей Петрова Н. А
Анализ результатов тестирования первоклассников «Общение в семье», ««Мой ребенок», устного опроса учащихся, рисуночного теста «Моя...
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconАвтор: Зам директора школы по воспитательной работе Петрова Тамара Викентьевна
Я люблю мечтать мне интересно находить ответы на непонятные вопросы • мне нравится выполнять домашние задания • я стремлюсь получить...
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconПроект нелинейного мышления м. К. Петрова
Он занимался философией и методологией науки, его считают зачинателем культурологии и науковедения в нашей стране. Здесь мы попытаемся...
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconСлужение ближним
Весь мир состоит из огромной семьи людей, которые все между собою братья и которые все обязаны друг другу помогать, друг друга поощрять,...
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад icon1. На схеме нарисованы дороги между четырьмя населенными пунктами А, В, С, D, и указаны протяженность данных дорог. Определите, какие два пункта наиболее удалены друг от друга.
Определите, какие два пункта наиболее удалены друг от друга. В ответе укажите кратчайшее расстояние между этими пунктами
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconДокументы
...
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconЛенинградская область, Вырица Уважаемые коллеги! Приглашаем вас принять участие в работе ХI международной научной конференции «Ефремовские чтения: Концепция современного мировоззрения»
Хi международная научная конференция «Ефремовские чтения: Концепция современного мировоззрения»
М. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад iconРазработка урока ( урок №25) (учебник Н. В. Загладина, С. Т. Минакова, С. И. Козленко, Ю. А. Петрова "История Отечества XX век") по курсу "История Отечества XX век" 9 класс. Тема урока
Н. В. Загладина, С. Т. Минакова, С. И. Козленко, Ю. А. Петрова "История Отечества XX век"
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов