Свобода и грязное дело icon

Свобода и грязное дело



НазваниеСвобода и грязное дело
страница1/3
Дата конвертации30.08.2012
Размер385.71 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3




Свобода и грязное дело

В.П.Макаренко, заслуженный деятель науки РФ,

профессор, доктор политических и философских наук,

зав.кафедрой политической теории Ростовского госуниверситета

В предыдущих публикациях я обобщил результаты применения аналитической политической философии (далее АПФ) для изучения общих проблем экономической теории, социологии, политической науки, правоведении и историографии1. Теперь подошла очередь множества «стыковых» проблем. Существует ли связь между пониманием свободы и трактовкой политики как грязного дела? – главный предмет данной статьи. При ответе я буду опираться на аналитические исследования 1980-1990-х гг. Вначале выскажу несколько общих соображений.

О свободе говорят и пишут многие – от либералов до националистов. Политическая теория предлагает разные концепции свободы, но повседневное словоупотребление ограничивает разнообразие. Возьмем свежий словарь политического языка. Его авторы определяют свободу двояко: как отсутствие ограничений, стеснений, возможность действовать в соответствии со своими интересами, желаниями, волей; как суверенитет государства2. Если верить определению, свобода существует на уровне индивидуального и государственного бытия. Но о политической свободе гражданина словарь не упоминает. Случайно или сознательно это умолчание?

Политика в словаре определяется более пространно: деятельность по урегулированию внешних (государств, наций, народов и их представителей) и внутренних (между элементами политической системы, институциональной властью и гражданами государства, различными политическими, общественными группами, объединениями и их лидерами, социальными слоями и национальными общностями) отношений; вопросы и события общественной, государственной жизни; совокупность средств и методов, направленных на достижение поставленной цели3. Аналогичные определения встречаются во многих других словарях, энциклопедиях, учебниках, монографиях и статьях.

Между тем большинство здравых людей, религиозных деятелей, философов и ученых считают политику грязным делом. Гекльберри Финн рассказал рабу Джиму, что главные свойства власти всех государств - подлость, грабеж, насилие и разбой: «Все они дрянь порядочная… Но если они уж сели нам на шею, не надо забывать, кто они такие, и принимать это во внимание»4. М.Бубер подчеркнул несовместимость политики с моралью5. Отец А.Мень писал: «Там (в политике, - В.М.) полно лжи неизбежной, недаром говорится, что политика – грязная вещь…По существу, политика аморальна. Государство – это бездуховный институт»6. Еще более резок немецкий профессор Х.Харбах: «Люди поняли, что политики не говорят им правды. Это касается и специалистов в области политической науки.
Они говорят неправду о человеческих отношениях… Политики должны быть изгнаны, люди должны жить без политики! Эта нечистая сила должна быть устранена из национальных государств, различных культур и борьбы между ними»7. Значит, врут не только политики, но и политологи. Не этим ли объясняется отсутствие в словаре популярного определения политики как грязного дела?

Попытаюсь показать, что АПФ систематически исследует связь концепций свободы с пониманием грязного дела политики и позволяет увидеть причины умолчания и лжи.
^

Трансцендентный контролер или сгусток страстей?


АПФ анализирует свободу на основе концепции И.Берлина. История идеи свободы сводится к выработке негативного и позитивного смысла свободы. В негативном смысле «…я свободен в той степени, в какой ни один человек или никакие люди не вмешиваются в то, что я делаю. В этом смысле политическая свобода – это всего лишь пространство, в котором я могу без помех предаваться своим занятиям»8. Позитивная свобода «…проистекает из желания быть хозяином самому себе. Я хочу, чтобы моя жизнь и мои решения зависели от меня, а не от каких бы то ни было внешних сил… Превыше всего считать себя мыслящим, наделенным волей, активным существом, несущим ответственность за свой выбор и способным его обосновать, ссылаясь на свои идеи и цели. В той степени, в какой мне представляется, что это так и есть, я чувствую себя свободным – и наоборот»9.

Различие негативной и позитивной свободы вытекает из разных вопросов. Негативная определяется вопросом: «Велико ли пространство, в рамках которого человек или группа людей может делать что угодно или быть таким, каким хочет быть?». Позитивная определяется другим вопросом: «Где источник давления или вмешательства, которое заставит кого-то делать то, а не это или быть таким, а не другим?». Индивид позитивно свободен, если управляет собой; негативно свободен, если другие не вмешиваются в его дела. Негативная свобода человека тем больше, чем меньше ему мешают другие люди и чем больше он действует без вмешательства других10.

Дихотомия негативной и позитивной свободы является принципиальной. И.Берлин отвергает исторические и когнитивные аргументы позитивной свободы. Они обычно начинаются безобидными метафорами «Я сам себе хозяин», «Я - не раб», но ведут к неожиданному следствию: не надо быть рабом своей необузданной натуры - «эмпирического и раздрызганного Я». «Друзья позитивной свободы» проводят различие между двумя Я: истинным, разумным и лучшим - и эмпирическим, гетерономным и худшим, «…которое уступит любой вспышке желания или страсти и нуждается в строгой дисциплине, иначе невозможно дорасти до своей «истинной» натуры»11. Отсюда вытекает: истинное Я выше конкретного индивида; истинное Я – это социальное целое (племя, раса, нация, церковь, государство), частью которого является индивид: «Целостность эту и признают «истинной» натурой, которая, подчиняя непокорных «членов» коллективной или «органической» воле, достигает «высшей» свободы для себя, а значит – для них»12. На этом основании позитивная свобода оправдывает принуждение. Высшее Я принуждает низшее Я и считает, что свобода невозможна без принуждения. Сторонники негативной свободы тоже культивируют подобную процедуру. Они утверждают, что в высшее Я вмешиваться не надо, а в низшее Я - не мешает, если это эффективнее служит истинным желаниям. Но позиция Берлина однозначна: «…«позитивная» концепция свободы как господства человека над самим собой, с ее возможностью представить, что он как бы сам себе противостоит, и исторически, и практически, и теоретически легче допускает это расщепление личности на трансцендентного контролера и сгусток желаний и страстей, которые необходимо подавить и обуздать»13. Органические, социализированные версии позитивной свободы - основа современных националистических, коммунистических, авторитарных и тоталитарных символов веры.

АПФ отвергает всякое отождествление свободы индивида с его принадлежностью к любым социальным и политическим общностям, хотя не все согласны с различием негативной и позитивной свободы. Например, Д.Маколлем квалифицирует свободу как отношение, состоящее из трех элементов: «Если речь идет о свободе субъекта (субъектов), всегда надо учитывать свободу от определенных требований, ограничений, вмешательств и барьеров, которые позволяют делать (не делать) то или другое, становиться (не становиться) тем или другим. Свобода всегда есть свобода субъекта (субъектов) от того или иного, с целью тех или иных действий (бездействий), для становления (нестановления) тем или другим. Любое высказывание о свободе должно обладать формой: «Х свободен (несвободен) от У ради осуществления (не осуществления) С», в которой переменная Х означает субъектов, У – требования, ограничения, вмешательства, барьеры, а С – действия, свойства характера, обстоятельства»14. Иначе говоря, свобода включает три элемента. На этом основании Маколлем отвергает различие свободы от и свободы для, которым оперирует Берлин. Любое высказывание о свободе есть суждение о свободе Х от У ради достижения С.

В ответ на критику Берлин признал незначительность логической дистанции между терминами негативная свобода и позитивная свобода. Трудно провести строгое различие между вопросами «Кто сам себе хозяин?» и «В каком объеме он хозяин?». Одни авторы согласны с трехчленным понятием свободы, другие утверждают: «Трехаргументная формула Макколема не учитывает все богатство содержания понятия свободы»15. Продолжается спор о том, провел ли Берлин дистинкцию понятий или идентифицировал два вида концепций свободы. По крайней мере, различие негативной и позитивной свободы существует давно. Значит, проблема одного, двух или трех понятий свободы остается открытой.

Указанное различие фиксирует контраст шансов (негативная свобода) и способностей (средств) индивида их использовать (позитивная свобода): «Человек позитивно свободен, если делает что хочет, и негативно свободен, если никто не вмешивается в его дела»16. Д.Ролз различает негативную свободу и ценность свободы: «Неспособность воспользоваться своими правами и возможностями в результате бедности или невежества, а также общего недостатка средств, иногда включается в число ограничений, определяющих свободу. Я, однако, утверждать этого не буду; вместо этого я буду считать, что эти вещи влияют на ценность свободы»17. По мнению других авторов «…согласие с концепцией Ролза ведет к выводу: шансы (виды негативной свободы) и средства (виды позитивной свободы) следует признать одновременно особыми, но одинаково важными измерениями свободы»18.

Ч.Тейлор подчеркивает конфликт негативной и позитивной свободы. Негативная свобода сводится к шансам, позитивная – к их реализации: «Бытие свободы есть вопрос о том, что человек может делать, какие пути перед ним открыты, независимо от его действий для реализации выбора. Такое понимание присуще негативным концепциям свободы Гоббса и Бентама. Доктрина позитивной свободы тождественна понятию реализации, поскольку выражает представление: сущность свободы - управление самим собой. Человек свободен только в той мере, в которой он успешно руководит собой и формой своей жизни»19. Ч.Тейлор аргументирует различие негативной и позитивной свободы следующим образом: «При использовании понятия шансов помехами свободы считаются внешние барьеры человеческого действия. Понимая свободу как реализацию, мы имеем в виду внутренние духовные барьеры. Они тоже влияют на свободу, поскольку воздействуют на человеческие мотивы, самоконтроль и способность установления моральных различий»20.

Негативная свобода ограничена внешними (физическими и правовыми) и внутренними (когда человек действует под влиянием водки, наркотиков, обмана, манипуляции, индоктринации) барьерами. Внутренние барьеры – это ложные убеждения индивида, которые внедрены в него системой воспитания и ограничивают его свободу. Если внешние помехи считаются границами свободы, понятие шансов подменяется понятием реализации. Это необходимо для устранения внутренних преград при реализации свободы. Для преодоления внешних преград всегда надо действовать. Тогда как для реализации свободы не всегда требуется действие: «Преодоление внешних преград связано с действием, но отсюда не вытекает, что обретенная таким образом свобода выше шансов действия»21.

Сделаем промежуточные выводы: негативная свобода – это множество шансов индивида; различие негативной (отсутствие внешних преград) и позитивной (преодоление внутренних преград) свободы относительно; индивид обладает негативной свободой при отсутствии внутренних и внешних преград; эти преграды есть продукт человеческой деятельности.

^ Сущностная спорность

Негативная свобода связана с условиями индивидуальной свободы. Но остаются открытыми вопросы: кто является субъектом свободы? что он может делать? что считать барьером свободы?

Обычно считают, что субъектом свободы является единичный индивид. АПФ иначе подходит к вопросу. В частности, Г.Коэн определяет субъект свободы как отношение между свободой и рабством: «Отдельные пролетарии свободны, поскольку они могут покинуть ряды пролетариата. Но это не меняет их рабского положения, поскольку они не могут коллективно выйти из рабочего класса. При капиталистической системе экономики социальную карьеру может сделать каждый пролетарий. Но такая удача не может улыбнуться всем, поскольку капитализм невозможен без наемной рабочей силы. А она исчезнет, если большинство рабочих сделает социальную карьеру»22. На этой основе Коэн сформулировал нетривиальные тезисы о свободе в условиях современного госмонополистического капитализма: положение современных рабочих аналогично положению заключенных, из которых только у одного есть шанс бегства; но все убежать не могут; поэтому современный рабочий класс коллективно несвободен и является совокупным рабом.

Другие аналитические философы оспаривают идею коллективного субъекта свободы (рабства): «Крайне удивляет представление, согласно которому все индивиды не имеют никакой свободы на все действия, если она не может быть осуществлена всеми одновременно. Разумеется, все не могут одновременно потребовать пособия по безработице, стать слесарями или профессорами политической философии. Но отсюда не следует, что у нас нет свободы на такие действия»23.

Что может делать свободный субъект? Традиционный ответ гласит: свободный субъект может делать все, что угодно. Но вначале надо доказать, что у него есть такая возможность. При ее отсутствии рост свободы достижим за счет редукции желаний. Счастливый раб свободен, поскольку не желает бежать. Социальная свобода означает отсутствие барьеров для реальных и потенциальных выборов индивида. В этом случае поведение зависит от принятия решения. Индивид негативно свободен, если никто (ничто) не мешает ему воплотить принятое решение. Такое объяснение цели негативной свободы непротиворечиво.

Наконец, что считать барьером свободы? Наиболее однозначный ответ звучит так: «Индивид не свободен тогда и только тогда, когда действия других индивидов не дают ему возможности осуществить любое действие. Индивид свободен, если действует невзирая ни на что и ни на кого»24. Угрозы и санкции никого не лишают свободы, поскольку индивид может отвечать за свои действия. По сути, угрозы и санкции идентичны шансам: ни то, ни другое не уменьшает свободу; в обоих случаях препятствия модифицируют желания, но не возможность действия.

Рассмотрим аргументы в пользу такого вывода. Другие субъекты ограничивают мою свободу, если понижают привлекательность определенного поведения25. Г.Штейнер считает, что если барьеры ограничивают действия индивида, то свобода зависит от желаний и является психическим состоянием, а не физическим фактом. Барьер свободы как физический факт означает: «Границы деятельности индивида прямо пропорциональны величине территории физического пространства и числа физических предметов, пользоваться которыми ему не дают»26. Например, заключенный несвободен, поскольку его пространство и средства ограничены. Но свобода остальных индивидов возрастает при заключении преступника в тюрьму. Они пользуются физическим пространством и предметами, недоступными заключенному. Свобода – это постоянная величина, которую можно только перераспределять, но не увеличивать и не уменьшать. Рабство одного человека увеличивает свободу другого: «Универсальное стремление к личной свободе есть игра с нулевым результатом»27. Нет смысла говорить о росте общей суммы свободы по мере социальной динамики. Проблема состоит в перераспределении свободы.

Г.Штейнер определяет свободу как физический факт, который не зависит от желаний: «Действие сводится к овладению определенными территориями физического пространства и обладанию определенными материальными предметами»28. Если субъект действует свободно, физические элементы действия принадлежат только ему, а не другим субъектам. Субъект есть собственник и распорядитель данного физического пространства и предметов. Если исключить действие законов физики, субъект определяет изменения предметов в данном пространстве. Он контролирует данное пространство и предметы, если может исключить физическую возможность их захвата и использования другими субъектами.

Концепция Штейнера отражает практику первичного индивидуального (группового) захвата участков земли и последующей колонизации целых территорий. Но полный физический контроль над ними (как условие свободы) недостижим. Чтобы гарантировать владение собственностью, устанавливается множество нефизических преград на пути возможных грабителей. Например, я свободен в своей квартире и могу не пускать в нее незваных гостей не потому, что физически сильнее всех. Моя свобода обусловлена рядом нефизических условий: я – собственник квартиры, права собственности установлены конституционно, их нарушение влечет наказание и т.д. Конечно, можно рассматривать субъекта как собственника в той мере, в которой другие физически не вмешиваются в его собственность. Если такое вмешательство имеет место, субъект не контролирует определенное количество физической материи и потому несвободен. Но физикалистская концепция свободы не учитывает влияние прав и законов на свободу. Если согласиться с идеей перераспределения свободы, то установленное право ограничивается законами, которые не устраняют физические барьеры свободы.

Однако вмешательство других индивидов влияет на свободу, поскольку меняет привлекательность определенных действий. Например, Ф.Хаек считает принуждение барьером свободы. Согласно Хаеку, термин свобода описывает связи людей, единственным нарушением которых является взаимное принуждение. Принуждение (а не права и законы) ограничивает свободу. Свобода – это независимость от произвола другого человека. При соблюдении законов как общих абстрактных правил, устанавливаемых независимо от способа применения, индивиды не подчиняются воле другого человека и потому свободны. Принуждение – это угроза нанесения вреда человеку. Если же закон ухудшает жизнь людей, нет принуждения, а есть свобода.

Ложность концепции Хаека определяется двумя обстоятельствами: 1. Неадекватной дефиницией принуждения. Хаек не признает конкуренцию барьером свободы. Однако один купец наносит вред другому, снижая цены, разоряя и ограничивая свободу конкурента. 2. Неубедительностью положения: закон есть условие, а не помеха свободы; закон не ограничивает свободу, поскольку индивид может предвидеть и избежать принуждения, скрытого в правовых нормах и запретах. Но предвидимое принуждение было и остается принуждением.

Р.Нозик проводит различие между шансами и угрозами, которые включают принуждение. Свобода всегда связана с принуждением. Угроза ведет к доминированию воли другого индивида. Вмешательство в выбор индивида нарушает, но не всегда ограничивает свободу. Например, нерациональный выбор индивида нельзя считать вмешательством, если он действует в соответствии со своими правами. Если же другие действуют согласно закону, а в итоге индивид вынужден делать выбор между голодом, воровством или государственной службой, государство принуждает индивида к труду. Государство увеличивает принуждение, поскольку власть на протяжении большей части истории воровала и увеличивала бедность честных людей.

Концепция свободы Нозика базируется на теории прав человека, согласно которой справедливые (соответствующие правам) действия не нарушают свободу29. Главная проблема данной концепции свободы состоит в ее зависимости от неопределенной теории прав человека. Связь свободы со справедливостью лишает понятие свободы политического содержания: «Нозик считает понятие свободы моральной категорией, полагая, что нарушить ее могут только неправовые действия. Нозик игнорирует ситуации, при которых бедность и нищета вынуждают людей нарушать мораль. Нозик отбрасывает представление, согласно которому бедняки не могут быть свободны. Главный признак несвободы – нарушение прав, а не отсутствие выбора»30.

Д.Миллер показал, что этика свободы не отрицает ее физические и социальные барьеры. Например, свобода человека не уменьшается, если на его пути оказалась скала, хотя он не может идти ранее избранным путем. Свобода ограничивается, если барьеры создаются другие люди. В этом случае человек лишается не только физической, но и юридической свободы путешествий: «Важная проблема состоит в том, на кого возлагается ответственность. Ответ сводится к определению барьеров свободы. По сути, речь идет о проблеме, решение которой не может быть этически нейтральным»31.

Итак, согласно дефиниции Нозика морально оправданное вмешательство (для предотвращения большего зла) не ограничивает свободу и определяет справедливость. По его мнению, справедливость никогда не конкурирует со свободой. На деле морально оправданное вмешательство ограничивает свободу, а его справедливость всегда можно оспорить. Поэтому предлагаемое Нозиком определение границ свободы неудовлетворительно. Во многих случаях справедливость невозможна без подавления свободы. Например, передача права собственности по наследству (большинство людей так проявляет «заботу о детях») несправедлива. Она нарушает свободу тех, кто собственным трудом заработал или приобрел собственность по закону.

Описанные подходы фиксируют нерешенные проблемы построения непротиворечивой концепции свободы. АПФ разработала концепт сущностной спорности всех понятий политического языка32 и разрабатывает систему критериев (физических, насильственно-принудительных, экономических, правовых, этических, институциональных, гносеологических) для анализа феномена свободы. Суждения о свободе невозможно отделить от других проблем и оценок социальной теории. Понимание свободы как отсутствия препятствий и квалификация принуждения как предела свободы оставляет открытым вопрос: что считать принуждением? В этой связи Ролз пишет: «…свобода является определенной структурой институтов, определенной системой публичных правил, определяющих права и обязанности. В этом контексте личности свободны делать нечто, когда они свободны от определенных ограничений делать или не делать это, и когда их делание или неделание защищено от вмешательства со стороны других личностей. Если, например, мы рассмотрим свободу совести так, как ее определяет закон, то индивиды имеют эту основную свободу, когда они свободны преследовать свои моральные, философские или религиозные интересы без юридических ограничений, которые требуют от них заниматься или не заниматься какой-то определенной формой религиозной или другой практики, и когда у других индивидов есть юридическая обязанность не мешать им»33.

Итак, суть проблемы свободы - детальный анализ соотношения политических прав и обязанностей индивида. Любые ссылки на негативную, внутреннюю или позитивную свободу (гегелевская традиция толкования свободы) еще ничего не говорят о дескриптивных и нормативных аспектах свободы. Дескрипция предполагает описание множества барьеров свободы. Индивид обладает (не обладает) свободой в зависимости от способности их преодолеть. Нормативный аспект связан с вопросом: что считать барьером? Ответить на него невозможно без использования аргументов и оценок из состава различных теорий общества и морали. Политические идеологии предлагают разные концепции свободы. Но большинство определяет свободу как отсутствие препятствий, не вникая в тонкости проблемы.
  1   2   3




Похожие:

Свобода и грязное дело icon10. Объективность и творческая свобода в труде журналиста
Нормы цивилизованной прессы: свобода слова- свобода распространения информации и получения этой информации
Свобода и грязное дело iconДементьев В. Павлюченко Д. Белые голуби (рассказ)
«Моя Свобода». Все свои идеи и мысли мы постарались выразить в наших статьях и рассказах. Мы уходим из школы и нам не хотелось бы,...
Свобода и грязное дело iconМетодическая разработка урока обществознания в 10 классе по теме «Свобода в деятельности человека» Учитель истории и обществознания моу «сош г Бирюча» Литвинова Алла Евгеньевна
Вступительное слово учителя: Это сладкое слово «свобода»! Издавна человек стремился приобрести её. Во имя свободы погибали миллионы...
Свобода и грязное дело iconЛеонид Алексеевич Филатов Свобода или смерть Michael Seregin
«Свобода или смерть. Трагикомическая фантазия»: рио «Красный пролетарий»; Москва; 1992
Свобода и грязное дело iconУрок Что такое свобода? Цель урока
В процессе ознакомления с учебным материалом школьники должны понять, что абсолютной свободы не существует, что свобода не означает...
Свобода и грязное дело iconДокументы
1. /Банк лечебное дело/Тестовые заданя терапия.doc
2. /Банк...

Свобода и грязное дело iconЛегко ли быть сегодня лидером в коллективе?
Можно услышать нередко и такое мнение, что профсоюз сегодня изжил себя как общественная организация. Такая свобода действий! – выбирай...
Свобода и грязное дело iconИгорь Незовибатько. Секс. Оргазм. Свобода
Оргазм — для меня, это суть секса, и состояние, к которому можно прийти только через обретение свободы. В свою очередь, и оргазм...
Свобода и грязное дело iconДокументы
1. /Банк сестринское дело/~$ в педиатрии.doc
2. /Банк...

Свобода и грязное дело iconНастоящий договор заключен между, именуемой в дальнейшем Любимая женщина и, именуемым в дальнейшем Грязное животное о нижеследующем
Ходить с любимой женщиной в кино, кафе, рестораны и прочие увеселительные заведения не реже 1 раза в две недели (все остальное время...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов