Россия в ожидании icon

Россия в ожидании



НазваниеРоссия в ожидании
страница1/10
Дата конвертации30.08.2012
Размер2.52 Mb.
ТипМонография
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


РОСТОВСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

И. Д. КОРОТЕЦ.

РОССИЯ В ОЖИДАНИИ

(Очерк теоретической социологии
послеоктябрьского периода)

1993 г.


ББК С 5(2)
К-68


Печатается по решению совета философского факультета Ростовского государственного университета

Рецензенты:

доктор философских наук Ю. Г. Запрудскнй» доктор философских наук
В. Ю, Шпак, доктор экономических наук Г. П. Солодков


Коротец И. Д. Россия в ожидании...: очерк теоретической социологии послеоктябрьского периода. Грозный:

типография Министерства образования, 1993 г.


Монография представляет собой первую в нашей литературе работу, в которой исследуется: экономическая, политическая и ментальная реальность советского и постсоветского периода жизни России с позиций анализа жизни россиян, включенных в систему наличного разделения труда.
В работе впервые исследуется явление деградации рабочей силы и теневизация ее воспроизводства. Исходя из закономерностей производства прибавочного продукта в России с 1917 года по сегодняшний день.

Рассчитана на научных работников, преподавателей общественных наук, студентов и аспирантов, субъектов реальной политики и управления, включая и представителей оппозиции, а также всех, кто желает разобраться в действительных причинах наших исторических коллизий.


ББК С-5(2)
Коротец Игорь


ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ 4

^ КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОСНОВА УПРАВЛЕНИЯ 5

СУЩНОСТЬ СОЦИАЛИЗМА 17

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ РЕАЛЬНОГО ВОПЛОЩЕНИЯ СОЦИАЛИСИЧЕСКОЙ ИДЕИ 21

СТАНОВЛЕНИЕ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
^ СОЦИАЛИЗМА В ЭКОНОМИКЕ 29

КРАХ КВАЗИСОЦИАЛИЗМА 38

ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ТОТАЛИТАРИЗМ? 46

ОЧЕНЬ СУБЪЕКТИВНЫЙ ПОРТРЕТ
РОССИЙСКОЙ РЕФОРМЫ 55

ПЕРСПЕКТИВЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ 62

Общественный идеал 62

Военная конфронтация 65

Нейтрализация последствий милитаризации 67

Некоторые особенности нового Мирового порядка 70

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 73

ПРИМЕЧАНИЕ 75

ВВЕДЕНИЕ


Ни отдельные страны, ни мир в целом, пожалуй, не сталкивались с такой сложной и малоосознанной задачей как ассимиляция последствия социалистического эксперимента. Вряд ли кто в настоящее время возьмет на себя задачу однозначного объяснения положительного сценария развития этих событий без консультации-с абсолютным разумом.


В то же время достаточно очевидно, что, не осознав своей истории, истории социалистической эпохи, нельзя претендовать на осмысленность, а практика преобразований показывает, что и на их результативность. Тот уровень теоретического понимания феномена социализма, который имеется на сегодняшний день, на наш взгляд, недостаточен для того, чтобы стать адекватной интеллектуальной основой преобразований.

Мы ставим перед собой задачу категориального осознания истории социалистической России, взяв за основу способа включения людей в систему общественного воспроизводства как в экономическом, так и в политическом отношении. Нас в первую очередь интересовало производство прибавочного продукта в качестве фундамента организации разделения труда, условий функционирования людей в качестве рабочей силы в этом разделении труда, последствий, которые осуществлялись в реальной жизни для людей, а также для всей социальной целостности как предпосылки для осуществления реформ.

Второй основной задачей исследования является категориальное осознание наличной политической системы в качестве необходимого элемента социалистической целостности, которая основана на определенном способе производства прибавочного продукта. Нас в первую очередь интересовало единство данной формы экономики и политики в отношении возможного преобразования подобной тотальности, исходя из внутренних и внешних условий по отношению к России.

Третья задача, которая ставилась, заключалась в попытке осознания некоторых путей решения проблемы ресоциализации России в рамках Планетной цивилизации, посредством разрешения тех многочисленных противоречий, которые выявились в ходе исследования.

Автор не претендует на абсолютность своих выводов, но исследование содержания окончательно убедило его в том, что та экономическая и политическая разобщенность, которая продолжает определять систему отношений в мире, а также глубочайшая патологизация всех процессов, которая развилась за годы социализма в тех странах, где подобная
действительность господствовала достаточно долго, при недостаточном содержательном понимании этого опаснейшего явления не могут выступить в качестве основы для позитивного развития реформирования в России и в мире.

Серьезность ситуации требует и серьезного подхода к ее изменению, поскольку все, что до сих пор делается, углубляет деструктивность, ослабляя все отдельные положительные шаги реформирования, поскольку реальная необходимость требует более глубоких и мощных оперативных средств.
^

КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОСНОВА УПРАВЛЕНИЯ



Современные представления об общество, пожалуй, претерпевают такой же бум, как и все стороны общественной жизни. Все настойчивей и звучат голоса самых различных носителей интеллекта, профессионалов в самых разнообразных областях культуры о том, что синкретическое сознание, наш дух в планетарных и космических масштабах превращается в творческую силу, которая все больше и больше определяет как весь процесс социальности, так и его материальную составляющую.

Одним из актов этой проблемы является проникновение в социологию таких традиционно физико-механических категорий как пространство и время в их специфически-социальном звучании. Мы специально не будем исследовать эти категории, а будем применять их в целях осознания нашего предмета — Российского общества XX века в контексте общемирового процесса.

Мы понимаем социальное пространство как целостность или результат взаимодействия большого числа элементов или процессов, которые в рамках данного пространства представляют собой плоскости или поля, имеющие как собственное содержание, так и выступающие в качестве предпосылок целого, которые также являются моментом гармонии целостного движения в рамках тотального пространства.

В то же время каждое поле может быть рассмотрено в качестве самостоятельного пространства, которое, в свою очередь, выступает как результат взаимодействия полей своего уровня, являясь тотальностью в плане результата взаимодействия своих структурных элементов.

Таким образом, социальное пространство в нашем категориальном осознании представляет собой любой общественный феномен, который выступает одновременно в трех аспектах – измерениях: во –первых, как тотальность по отношению к самому себе, самостоятельный процесс в рамках более общей целостности—метапространства для феномена; во-вторых, в - качестве предпосылки для развертывания непосредственного своего, более содержательного, опосредствования; в-третьих, как результат снятия собственных предпосылок или опосредствование менее содержательной тотальности, выступающей в качестве основы для рассматриваемого феномена.

Социальное пространство представляет собой совокупность процессов, существующих как осознающее себя органическое целое, и выступающих в качестве результата действующей основы и предпосылок воспроизводства собственного опосредствования.

Субординация этик трех аспектов социального пространства меняется в зависимости от той категориальной функции, которую выполняет оно в каждый .конкретный момент своего движения. Так, в отношении прошлого определяющим будет аспект предпосылочного характера в качестве развертывания предтотальности в данное пространство как в свой результат.

Данная субординация предполагает применение осознания пространства как такового к его содержательному становлению. Осознание развитого пространства позволяет в этой ситуации конкретно оценить пропространство и его становление в качестве развертывания предпосылок.

В отношении будущего, наоборот, осознание развитого пространства позволит определить его тенденции в качестве основы для постпространства, условий возникновения более сложной, опосредствованной системы отношений.

Если представить общество в целом, выраженное посредством категории социального пространства, то окажется, что социум является пространством, которое состоит из полей. Полей бесчисленное множество как в пространстве, так и во времени. Но в зависимости от разных обстоятельств, количество становится мерным, доходя при крайней форме до полного отрицания.

К условиям, которые определяют количество полей, образующих пространство, можно отвести: место субъекта осознания в реальном пространстве, место субъекта в гипотетическом пространстве, цели субъекта осознания возможностей преобразования пространства или его консервации; возможности субъекта осознания, действия, а также возможности в отношении его изменения и т. д.

Другими словами, единство пространства и субъектов этого же пространства, которое заключается в способе взаимодействия последних как с субъектом, предпосылками воспроизводства данного пространства, так и с себе подобными — людьми, которые по разному могут быть структурированы в этом единстве, может .варьироваться в самых широких пределах, в зависимости от конкретных условий.

В конечном итоге развертывание синтетического социального пространства в своем полноте позволяет эзотерически понять человека, который социализирован в этом пространстве. Человек всегда представляет противоречие в процессе социализации. С одной стороны, он ассимилируется конкретной формой социального пространства, отражает и воспроизводит ее в качестве субъектной основы последней. В то же время человек не может не субъектироваться, не дистанцироваться от наличного пространства, не пытаться его изменить, если последнее выходит за границы его внутреннего пространства — с другой.

По мере развития общества происходит изменение свойств социального пространства, которое заключается в смене полей, изменения их субординации ;и степени организационного влияния на пространство со стороны людей.

По традиции способ организации пространства или способ управления социальным процессом может быть стихийным и сознательным. В зависимости от ряда обстоятельств, стихийность и сознательность могут принимать достаточно разнообразные формы. Внешним образом всякая человеческая деятельность носит сознательный характер, по этому критерий различения форм организационной деятельности заключается не в этом.

Под стихийным мы понимаем такой способ организационной деятельности по отношению к общественным отношениям, когда его результат не соответствует исходной цели, а механизмом организации является противоречивое взаимодействие людей, в ходе которого происходит смещение, модификация целевых установок и результатов воздействия на социальное пространство.

Сознательным, напротив, будем считать такое управление, которое осуществляется посредством гармонизированной деятельности людей, при определенной адекватности целеполагания и результатов деятельности,

Достаточно очевидно, что основой сознательного управления не может не выступать целый ряд предпосылок, к которым следует отнести всестороннюю объектно-субъектную готовность пространства к реформированию и адекватность целей и способов их реализации по отношению к содержанию последнего.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств, любое адекватное воздействие на социальный процесс представляет собой модификацию естественно-исторического основания посредством воплощения интеллектуальных предпосылок, организованных тем или иным способом. По мере развития общества растет мощь интеллекта, содержательное развитие материальных и духовных отношений создает основу для все более и более планомерного воздействия на формирование социального пространства, возрастание субъективации индивидуумов создает предпосылки для самодеятельностной организации социума.

Степень влияния на формирование сознательным образом социального пространства позволяет различить его посредством критериев, основанием которых является степень планомерности организации последнего. В этом отношении полярными способами организации социума будут две парадигмы, которые мы назовем «модификации естественного основания» и «социального конструирования».

Данные парадигмы управления или формирования социума как тождественны, так и различны. Тождество их заключается в том непременном основании, во всяком случае, в обозримом будущем, которое требует и в первом и во втором случае при формировании общественных отношений опираться на естественные отношения. Как запаздывание, так и попытка ускорить развитие общества без достаточных предпосылок одинаково губительны для гармоничного, конечно, в исторически возможной форме, движения социума.

Интеллектуальные подходы к формированию сознательного управления обществом были заложены в рационализме последних столетий. В то же время реальное развитие мировой истории до сих пор оставляет вопрос открытым: мировой кризис управления обществом налицо.

В то же время данные парадигмы управления глубоко различны. Их различие в сущности заключается в степени воздействия на естественный процесс. Модификация наличного основания или реформирование ориентированы на отдельные, иногда существенные, преобразования естественного основания, не доходящие, во всяком случае в момент преобразований, до смены господствующих отношений.

Близость преобразований к естественным отношениям позволяет обходиться эмпирическим знанием, здравым рассудком, оперативно корректировать преобразования за счет доступности критериев успешности преобразований и контроля за ними. Модификационные отношения облегчают идеологические, организационные, политические задачи.

Преобразование общества в существенном отношении или социальное конструирование гораздо сложнее. Оно не может осуществляться без всесторонней интеллектуальной подготовки, которая не может не обеспечивать как осознание наличного основания и необходимых изменений, так и детального программирования деятельности, которое становиться феноменом наличного общественного сознания в качестве предпосылки для преобразований. Социальное конструирование предполагает наличие адекватных социальных институтов, которые по содержанию не могут не соответствовать задачам преобразований. Оно не может быть осуществлено без соответствующей социальной субъективации индивидуумов и т. д.

Другими словами, социальное конструирование или планомерное формирование общественных отношений в соответствии с желанием и волей хотя бы большинства индивидуумов, невозможно без создания достаточно строго определенного социального пространства, назначением которого является создание условий для самостоятельности всего населения по созданию надлежащих общественных отношений.

Причем, принципиальным обстоятельством социального конструирования является тот момент, что содержание организационной деятельности не может не совпадать с естественными интересами основной части субъектов процесса. В противном случае преобразования придется осуществлять насильственным образом, что превращает социальную конструирование в его противоположность – в олигархический социум тоталитарного типа.

Если мы с предложенных позиций посмотрим на наличное мировое сообщество, то можем сделать вывод, что способ формирования общественных отношений в значительной мере осуществляется стихийно. Господствующей парадигмой формирования общественных отношений в цивилизованных странах мира выступает модификационная структура. Отношения в бывших странах социализма формировались по принципу социального конструирования в его отрицательной ипостаси.

Содержательная сторона вопроса будет анализироваться на последующих страницах, здесь мы вынуждены отметить, что крушение тех отношений, которые мы называли социалистическими, привело к крушению парадигмы и практики социального управления, которое было господствующим, начиная с 1917 года. Перестройка вызвала и паралич власти, причины которого мы не можем осмыслить до сих пор.

Схематично картина может быть описана следующим образом. Попытка создания социалистических отношений осуществлялась по схеме воплощения в социум идеологических конструкторов, которые отражали реальные отношения в извращенной форме, которая «освящалась» незыблемой истинностью марксизма-ленинизма. Поскольку данная идеология выражала наличные отношения, она была жизненна и организовывала социум известным образом, причем, стоит заметить, что эта форма власти давала результат более эффективный, нежели наличная власть в состоянии паралича.

В то же время, извращенность идеологии и, соответственно, результата ее воплощения, в конечном итоге, привела к краху как системы в целом, так и системы организации социального пространства: без развитого интеллектуального основания позитивное социальное конструирование осуществить невозможно, а интеллект в нашем обществе был принесен в жертву социальной извращенности.

Рухнули институты управления, основанные на квазиконструировании, интеллектуальная ситуация в сущности дальше критики наличной власти не изменилась, и, поскольку, осознания действительности и ситуации в области управления не произошло, в нашем обществе делается все, чтобы все-таки запустить механизм социального конструирования.

В то же время совершенно недостаточно осознать данную ситуацию – проблема в значительной мере осложняется тем, что в нашем обществе уничтожено всякое естественное основание экономики и политики и никакой ясности по поводу замены старых отношений новыми нет и в ближайшее время, к сожалению, не предвидится. Те смутные представления о системе рыночных отношений, которые гуляют по программам, не говоря уже о попытках реального их воплощения, не могут стать основой ни социального конструирования, ни модификацией, поскольку нет реального исторически-прогрессивного основания.

Таким образом, наше общество буквально разрывается на части от противоречия невозможности осуществления позитивной власти в части создания социального пространства, которое стало бы основой для воспроизводящихся положительных изменений в экономике и политике.

Данное противоречие в той или иной мере присуще всем бывшим странам социализма. Это обстоятельство носит всемирный глобальный характер, потому, что выступает основой для социальных потрясений, доходящих до варварства гражданской войны, которая может перерасти во что угодно. Угроза мировой катастрофы должна поставить вне закона подобные действия, происходящие от глубинных внутренних противоречий.

Этот факт реальных отношений мы хотим зафиксировать в качестве одного из основных при характеристике наличного социума: мировое сообщество не может обойти, обязано выработать эффективные меры защиты планетной цивилизации от угрозы катастрофы, идущей от деструктивных процессов глубинного характера, сопутствующих разложению отношений бывшего социализма.

Поскольку справиться с ситуацией, которая возникла в мире, можно только через движение к формированию единого социального пространства в рамках общепланетарного социума, выскажем ряд соображений, которые подтверждают идею о том, что общество подходит к рубежу, который делает необходимой проблему формирования гармонизации социума в единый процесс, перерастающий рамки национальных государств.

Есть ряд обстоятельств отрицательного характера, которые являются отрицательными последствиями общественного прогресса. В сущности цивилизация достигла такого уровня развития, который делает возможным глобальное воздействие единичного акта деятельности. К таким моментам относятся многочисленные факты действительности как военного, так и мирного характера. Например, концентрация власти в управлении смертоносным оружием, возможность различных катастроф глобального характера, экологическая катастрофа и т. д.

Данные факты человеческой деятельности, выходящие за рамки национальных территорий, вызывают к необходимости не только эффективный международный контроль и пресечение деятельности любых локальных субъектов в случае распространения отрицательного воздействия за пределы национально-государственных образований, но и целенаправленную деятельность по сведению таких форм к минимуму в единых рамках. Особенно это относится к средствам массового поражения, которые давно себя исчерпали как средство политического взаимодействия, но прочно удерживают свои позиции как в сфере материальной, так и идеальной.

Есть целый ряд и положительных обстоятельств, которые позволяют сделать вывод о том, что процесс глобализации не только назрел, но уже и осуществляется в реальной практике. К подобным обстоятельствам относятся уже такие освоенные, как мировой рынок, международная кооперация, политическая кооперация наций, коллективная безопасность, различные международные институты, процесс объединения стран Европы и т. д.

В то же время, если посмотреть на мировое сообщество глазами сторонника необходимости создания единого планетарного социального пространства, то окажется, что наличная экономическая, политическая, научная и т.д. ситуации давно переросли рамки национальной ограниченности. Так, искусственная локализация в тех или иных границах экономических, технологических, научных, информационных, культурных достижений приводит к значительному перерасходу социальной энергии на дублирование одной и той же деятельности. Не могут быть использованы в полной мере природные богатства земли из –за архаичных политических, идеологических, правовых традиций и предрассудков. Неравномерное экономическое и политическое развитие стран и регионов создает основу для различного рода угроз и деформации отношений между странами и людьми, закрепляет ничем уже не оправданное разделение на цивилизованных и нецивилизованных, богатых и бедных, производящих и выводящих, торгующих и требующих милостыню и т.д.

Целый ряд обстоятельств позволяет сделать вывод, что неравномерность развития мирового сообщества в XX столетии, деструктивные моменты, связанные с попыткой создания отношений, преодолевающих эксплуатацию, а также резкий выброс социальной энергии в виде научно – технического прогресса, ставят перед людьми сложную управленческую проблему, которая выходит за рамки того наличного содержания, которое освоено социальным управлением и не может быть решена традиционным способом.

Проблема заключается в том, что накопившееся социальное содержание, которое требует упорядочения посредством управляющей деятельности, не вмещается в испытанную мировой практикой реформистско – модифиционную парадигму. В то же время в мире на сегодняшний день нет концепции управления глобального уровня, которая могла бы удовлетворительно вместить то содержание, которое грозит выйти из под контроля и нанести непоправимый урон мировому сообществу.

Та форма социального конструирования, которая сложилась в результате практики управления при построении социализма, не может быть использована в качестве позитивной системы управления непосредственным образом, поскольку она потерпела фиаско в практически – политическом отношении. Опыт, который получен в результате функционирования данной парадигмы управления может использоваться только после содержательно – критического преодоления ограниченности подобной системы организации общественных отношений.

Каким же образом можно оценить теоретическую состоятельность данного управления? Ответ попытаемся дать в следующей главе.

Две парадигмы управления социумом – модификации или оптимизации естественно – исторического процесса и социального конструирования – требует принципиально разных интеллектуальных оснований. В первом случае в той или иной мере достаточно набора разрозненных элементов осознания социума, позволяющего удержать всю систему в рамках необходимой меры, во втором случае невозможно обойтись без адекватной в той или иной мере, но целостной системы теоретической социологии, которая позволяет посредством социального творчества приводить все элементы общества в соответствие с прогрессирующей основой без обращения к стихийному механизму гармонизации, атрибутами которого не могут не выступать насилие, определенная неконтролируемость процессов, господство над людьми общественных отношений, различные формы отчуждения субъектов разделения труда от культурного содержания социума и т.д.

Если исходить из предложенного нами основания формирования общественных отношений в XX в., то с необходимостью вырисовываются три основных класса идеологического основания этого процесса: утопическое, рационально – эмпирическое и вульгарно – теоретическое.

Утопическое обоснование формы общественных отношений представляет собой телеологическую модель социума, характеризующаяся слабо разработанным механизмом реализации позитивной программы, основанием которой, как правило, выступает идея консенсуса субъектов разделения труда, реализуемая через убеждение противоположных сторон в общем социальном благе, которое будет достигнуто в результате воплощения модели в реальность. Реализуемые конструкты, в основании которых лежало утопическое основание, характеризуются локальностью и устойчивым традиционалистским, как правило, религиозным мировоззрением, а также крайней неустойчивостью по сравнению с формой, более архаичной, но выражающей в большей мере общественную необходимость1.

Рационально – эмпирическое обоснование обычно представляет собой конструкт, состоящий из общей теории и собственно модели того или иного реального процесса, который подлежит оптимизации и реформации. Причем, общая теория не столько выражает связь данного элемента социума с целым, сколько выступает в качестве метасемантической системы, позволяющей описывать данное социальное явление таким образом, который позволяет модифицировать его в достаточно определенных пределах, совпадающих с поставленной перед управленцами и исследователя задачей2.

Вульгарно – теоретическое идеологическое основание фальсифицирует социальную реальность, подгоняя общественное бытие под форму идеального конструкта, которому оно не соответствует, с одной стороны. И, одновременно, осуществляется вульгаризация исходной теории, позволяющая вписывать в данную идеологию фактическую архаизацию социума под видом модернизации.

Во – первых, первое и последнее основания имеют много общего, в особенности, в отношении формы и механизма реализации, но на самом деле принципиально различны, что проявляется в дозе насилия, осуществляемого в политической практике. Эти моменты прояснятся в ходе дальнейшего исследования. Во – первых, поскольку практическое воплощение идей социализма окончилось фактическим крахом, самым серьезным образом встает вопрос о правомочности той идеологии, от имени которой осуществлялась невиданная по свои масштабам деформация общества и массовое уничтожение людей в интересах сверкающей своей чистотой «истины» в последней инстанции.

Другими словами, встает вопрос: что собой представляет марксизм и как к нему относиться? То ли это утопия, то ли это вульгарно – софистическое подобие теоретической социологии? Наука это, или ублюдочная идеология, позволяющая от имени «светлого будущего» творить над миллионами людей произвол, разваливая общество неуклюжими «экспериментами»?

По этому поводу существует огромная литература, масса подходов и точек зрения. В то же время можно с достаточной достоверностью заключить, что решение проблемы далеко вперед – до сих под ни критики, ни сторонники марксизма не удовлетворяют ожидания как читателей, так и самих писателей .

Нас в данном отношении интересует вполне практический вопрос: применим ли марксизм в качестве интеллектуальной основы управления общественным процессом, и, если применим, то в каких пределах?

Для того, чтобы разобраться в этой непростой проблеме, нельзя обойти парадоксальный на первый взгляд вопрос – а что такое марксизм? при ближайшем рассмотрении окажется, что под марксизмом понимается все что угодно, как правило, никакого отношения к марксизму не имеющее. Даже если ограничиться идеологической реальностью только советского мира социализма, то можно достаточно жестко отграничить марксизм Маркса, российский марксизм XIX в., марксизм Плеханова, Ленина, Троцкого, Сталина, постсталинизм, творимый анонимными партийными клерками, критический марксизм неявной оппозиции и т.д.

Такая же пестрая картина характеризует и критиков марксизма. Основанием критики выступают реальные отношения, политические, научные, идеологические, методологические, обывательские пристрастия и позиции.

Подобное положение с пониманием и критикой идеологии достаточно для устранения ее с политической сцены в качестве господствующей парадигмы обоснования данной формы общества, но недостаточно для содержательного преодоления этого сложного конгломерата эклектизированных конструктов, называемых марксизмом – ленинизмом. В общственное сознание все больше и больше проникает идея преемственности культуры, важности сохранения духовной реальности социума, народа. Та же преемственность характерна и для идеологии в части ее положительной, доктриальной функции. Преобразование интеллектуальных основ формирования социума, основанное на простом абстрактном отрицании, во всяком случае, в советских и перестроечных условиях, приводит в практике к произволу, анархии и, в конечном итоге, к социальному коллапсу, отбрасывающему общество далеко назад.

Духовная сфера, в частности социология, институт более сложный, нежели экономика. Ее бытие в качестве свергаемого идеологического идола и научного содержания в значительной мере различны. Поэтому попытка современных идеологов – «демократов», разделавшись с марксизмом, достаточно некритически примерять всевозможные западные учения как перчатки и пытаться модифицировать наше больное и разваленное общество на чужой манер, ничего кроме прогрессирующего паралича вот уже на протяжении почти десяти лет не дает.

Буржуазные революции осуществлялись под знаменем атеизма, а духовность до сих пор в странах Европы основана на религии. Сама культура Европы выроста на развалинах Рима, используя античную цивилизацию варварским способом в качестве содержательного строительного материала. Вся мировая социология тем или иным образом опирается на Маркса. Поэтому не отбрасывать, а осмысливать наше духовное наследие – вот какой путь мы избираем.

Общество, понимаемое как естественно – исторический процесс, обременено вечным противоречием – свое сознание кристаллизовать из относительной основы своего собственного содержания. Дух не может освободиться от оков наличного бытия, как бы далеко в своем творчестве он не воспарял. В то же время сознание так же бесконечно в своем существовании, как и любой сложный субстрат.

Марксизм не является исключением из общего правила, а скорее подтверждает его. Что такое марксизм и где он начинается? Не так просто современному человеку ответить на этот вопрос. Если взять за основу марксизма политическую экономию, то окажется, что в позитивной части виднейшие экономисты XX столетия очень близки во многих моментах к позиции Маркса, а в отношении мировоззрения грань стирается после того, как буржуазные экономисты ставят вопрос об историческом месте данных общественных отношений, подходят к ним критически.

Если же за основу взять революционную часть марксизма, то основные разногласия современников возникают на почве того реального насилия, которое было осуществлено в ходе преобразований общества от имени Маркса. В этой проблеме в теоретическом отношении мы попытаемся разобраться, а в моральном – грешно сваливать вину с преступников на покойников, в учениях которых апологии насилия нет.

Что же такое марксизм как интеллектуальное основание для формирования общественных отношений? Маркс, осознав, что движение общества представляет собой естественно - исторический процесс, приходит к выводу, что до сих пор управление общественным процессом осуществлялось стихийно – посредством сложной материально-духовной деятельности в политической форме, основным механизмом которой было взаимодействие людей, основанное на столкновении интересов и насилии – тот процесс, который носит в настоящее одиозное название классовой борьбы.

Возникает проблема: избавиться от тех страданий, которые сопутствуют людям в их жизни? Маркс дает ответ, что до тех пор, пока общественные отношения порабощают людей, господствуют над ними, невозможно разрешить бесчисленное множество противоречий, которые делают нас несчастными. До тех пор, пока люди не смогут господствовать над своими условиями жизни, а это значит иметь возможность создавать условия в соответствии с сознанием и волей не только отдельных субъектов, но и каждого человека в отдельности, создание таких условий общественной жизни в принципе недостижимо.

Такое освобождение достижимо при условии определенного развития уже освоенного социального содержания, которое, предельно синтезируя, Маркс определяет как отношения на господстве частной собственности.

Причем, такое преодоление обеспечивается активной деятельность людей, которые призваны преобразовать целый ряд социальных предпосылок в действительность. Как предпосылки, так и способ их формирования на новой основе строго определены конкретными условиями развития, могут осуществляться только на сознательной и в значительной мере добровольной основе, при насилии, играющем вспомогательную роль.

Главное в марксизме – преобразование общества, исходя из научного понимания целостного социального содержания. Другое дело, насколько эта платформа была выдержана как самими классиками, так и их последователями и дискредитаторами.

В связи с невероятной сложностью задачи, поставленной подобной социологической конструкцией, она, представляя собой сложно субординированную целостность, имеет ряд уровней, которые отличаются и предметом, и методологией, и положением в системе организации целого, и целью, и функциями, и областью применимости и т. д.

Каким образом с современного уровня можно охарактеризовать марксизм как целое? Мы уже напоминали ранее, что общество еще не справилось с задачей создания целостной теоретической социологии. В то же время марксизм является одной из грандиозных попыток создания подобной всеобъемлющей социологической системы знания. По этой причине он подвергается критике с самых различных сторон. В настоящее сверхметаморфозное время самый бурный поток критики марксизма идет со стороны бывших приверженцев как заслуженно, так и огульно, о чем будет идти речь позже.

Сейчас уже ясно, что с задачей целостного осознания общества может справиться, пожалуй, только совокупность целого ряда научных институтов при самом глубоком применении современной компьютерной технологии. Обилие факторов социума и их гибкая взаимосвязь требуют создания систем знания очень большой полноты и динамичности. По этим параметрам существующие социологические системы пока дают слишком глубокую картину, которая может иметь очень ограниченное непосредственное применение.

Вторым обстоятельством, затрудняющим решение подобной задачи, является еще более углубившаяся за XX столетие разделение труда, которое воздействует на исследователей и социально, и предметно. До сих пор современная социология носит невероятно мозаичный характер, который практически не позволяет профессионально осознавать сколько – нибудь обширные области взаимодействия людей. С одной стороны – глубочайшая специализация, невероятный дилетантизм – с другой.

В этом отношении марксизм выступает не больше, чем мощный приток общего потока развития обществознания, который как снимает в значительной мере предшествующее развитие, так и является истоком нового направления, которое принципиально отличается от всех до сих пор существующих форм социологии. Это отличие заключается в том, что эта парадигма обществознания стремится к категориальному осмыслению социума как целого, исходя из основы, под которой понимается взаимодействие людей с природой и между собой в процессе материального воспроизводства общества.

Причем очень важным моментом является то обстоятельство, что марксизм стремится не объяснить все более опосредствованные стороны социума из экономического основания, а осознать каждую сторону, исходя из уже освоенного непосредственного основания. Так, основанием для осознания денежного обращения служит обращение товаров, осознанием распределения выступает единство производства прибавочного продукта и его обращения, основанием политики выступает экономика, а основанием политика как инструмента – единство экономики и идеологии, основанием искусства – единство экономики, политики, общественной психологии и рационального познания и т.д.

Достаточно хорошо известно, что упрек в увлеченности экономической стороной был сделан еще при жизни, например, Энгельса. Но сейчас мы можем сделать вывод, что охватить общество, исходя из содержательной основы исторического материализма, было не по силам не только отдельным личностям, но и общество в целом не вышло на этот уровень. С этим обстоятельством связано обилие систем осознания социума, имеющееся в культурной практике до сих пор, что нашло выражение в современном плюрализме.

Для того, чтобы целостным образом осознать социум, необходимы, по крайней мере, следующие предпосылки:

  • единство методологии, удовлетворяющей двум критериям: объективности и содержательного соответствия универсальности объекта осознания;

  • единство субъективной позиции исследователя на уровне тотального противопоставления социуму;

  • культурная суверенность исследователя, необходимая для адекватного осознания социума и его культурной полноте.

Как видим, ни одна из предпосылок не является бесспорным феноменом наличной культуры, что делает проблематичным создание на сегодняшний день целостной теоретической социологии на любой основе, не исключая и марксизм.

В свое время Ленин осознавал, что заложены «краеугольные камни» теории, но ходом дальнейшего возведения здания удовлетвориться на самом деле невозможно. Данный краткий анализ позволяет сделать вывод, что громадная работа, проведенная Марксом и Энгельсом, не может выступать в качестве «готовой», завершенной теоретической социологии, достаточной для практического использования непосредственным образом. Из этого обстоятельства следует, что как выводы, так и ответственность за них лежит на последователях, которые используют
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10




Похожие:

Россия в ожидании iconМихаил Ходорковский Россия в ожидании суда
Московского гувд владимира Пронина после восьми с половиной лет, когда считалось, что бюрократия не просто не должна, а не вправе...
Россия в ожидании iconДокументы
1. /Э. Лимонов. Другая Россия/~$кция_02.doc
2. /Э....

Россия в ожидании iconДокументы
1. /Э. Лимонов. Другая Россия/~$кция_02.doc
2. /Э....

Россия в ожидании iconВ. Н. Каразина Научно-исследовательский институт Биологии VIII международный симпозиум биологические механизмы старения тезисы
Куликов А. В. (Россия), Кульчицкий О. К. (Украина), Литошенко А. Я. (Украина), Мензянова Н. Г. (Украина), Наумов А. Д. (Белоруссия),...
Россия в ожидании iconHttp://www skopal narod ru
Конференция «Запад». Дивизион Боброва: «Динамо» (Респ. Беларусь, Минск); «Динамо» (Россия, Москва); «Динамо» (Латвия, Рига); ска...
Россия в ожидании iconМоральный кодекс в ожидании чуда

Россия в ожидании iconМалая рериховская библиотека н. К. Рерих россия
Россия: [Сб ст.]. – 3-е издание, исправленное. –– М: Международный Центр Рерихов, 2004.– 92 с
Россия в ожидании iconРоссия в период петровских преобразований
Россия была подготовлена к реформам прошедшим развитием. «Собирались в дорогу и ждали кого-то» (С. М. Соловьев)
Россия в ожидании iconДокументы
1. /В ожидании козы.doc
Россия в ожидании icon1-й товарищеский матч сборная Россия сборная Мира russia – world 15. 11. 2008-31. 08. 2009 Судья: Тихеева А. М.(Россия )

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов