Россия в ожидании icon

Россия в ожидании



НазваниеРоссия в ожидании
страница6/10
Дата конвертации30.08.2012
Размер2.52 Mb.
ТипМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
^

КРАХ КВАЗИСОЦИАЛИЗМА


Итак, мы установили, что для того, чтобы воспроизводить социум, систему производственных отношений которого называли социалистической, была необходима тотальная экономия на заработной плате всего населения, превращенного в наемную рабочую силу. В политэкономическом отношений такая форма включения людей во взаимодействие со средствами производства является предтоварной, а, точнее, архотоварной, поскольку в России к 1917 году товарное движение рабочей силы было достаточно развито.

Возникло сложнейшее противоречие: уровень развития средств производства предполагает использование рабочей силы в качестве товара; цели, которые ставит перед собой общество могут быть реализованы при посттоварном включении людей в процесс производства; а реальная ситуация, в которой осуществляется попытка разрешения данного противоречия, вынуждает включение осуществлять в дотоварной, архаичной, но единственной с точки зрения возможности осуществления необходимого общего. Державного воспроизводства, форме, позволяющей одновременно с общественным воспроизводством сохранить существующее политическое господство!

Данная попытка на внешнем уровне осознавалась и признавалась практически всеми членами общества, которые приветствовали новую власть и, хотя бы подчинялись ей: немного поднатужимся, потерпим, поработаем, но уж зато заживем»… Но практика пока зал а, что социальная алхимия куда как пострашнее ведомства. Социальное конструирование без достаточных предпосылок оказалось поопиумней, чем религия.

Законы производства прибавочного продукта, разделение труда, форма рабочей силы, воспроизводство как последней, так и человека как целостного, цивилизованного существа нельзя творить по чьему-то образу и подобию.

Экономия на оплате труда, следовательно, на предпосылках существования человека как существа, живущего за счет потребления материальных и духовных благ, за счет включенности в систему общественных отношений, которая тоже представляет собой систему социального потребления, создает определенную систему архаичного разделения труда, что, в свою очередь, вызывает деградацию рабочей силы, человека в целом как культурного существа, приводит к возникновению непродуктивного и усиливающего деградацию теневого довоспроизводства рабочей силы.

От всех этих явлений страдает человек, независимо от места в разделении труда, «сорта» рабочей силы, которым он является, экономический процесс в плане производительности труда, технологичности, наукоемкости, мобильности н т. д. Сверхэксплуатация как присвоение обществом части необходимого продукта для иных целей, воспроизводит политическую систему соответствующего типа, требует функционирования определенной идеологии, науки, происходит деформацня всей культурной целостности.
Система воспитания, социализации, семейных отношений, любви, нравственных и эстетических явлений — все пропитывается духом сверхэксплуатации под лозунгом коммунизации. Все без исключения отношения оказываются вывернутыми наизнанку, что приводит к абсурду, .когда человек с обычным здравым рассудком в подходе к реальному обществу выглядит как сумасшедший—
он должен либо отрицать всю систему отношений, а это под силу только гению, либо двигаться против социального
урагана, что равноценно самоубийству.

Основное противоречие, которое приходится разрешать обществу при таком способе производства прибавочного продукта каждый день и каждый час: как приблизить потребительскую стоимость рабочей силы к товарному уровню при архотоварных формах ее воспроизводства, т. е. как приостановить деградацию рабочей силы до отметки, которая позволяет осуществить воспроизводство социума в необходимых содержательных границах.

Эта задача может решаться многими путями: нейтрализацией возможности теневого довоспроизводства; насилием; посулами и обманом; воспитанием; условиями военного лагеря; развитием теневого довоспроизводства; растлением и лишением возможности бороться; созданием синдрома страха наказания и социального остракизма; созданием модели человека, считающего подобное положение естественным и т. д.

Как видим, средств очень много, и практически все они в разной форме и сочетании использовались и используются в нашем многострадальном обществе. В то же время, в зависимости от конкретной ситуации способ нейтрализации, деградации и развития теневого довоспроизводства имеет свою специфику, представляя, одновременно, развитие, историю квазисоциализма от вступления его в свое развитое состояние и до его краха.

Первая достаточно обособленная форма организации сверхэксплуатации связана с именем Сталина: Ее сущность можно определить как систему узаконенного сверхнасилия или террора. Двойственность данной формы сущности заключается в том, что, с одной стороны, она создаете» как система мифологизированной непогрешимой государственной машины с вождем во главе, олицетворяющая истину и гуманность: с другой стороны, ее действия основаны на тотальном, почти тайном терроре, который как призрак витает вокруг любого, кто хоть в мыслях посягает на. святыню расхожих идеологом и их непосредственных носителей.

Подобная организация социума, во всех отношениях раздвоенная на явную и тайную, официальную и секретную, святую и сверхциничную, позволяла осуществлять любые социальные операции, в первую очередь, сверхэксплуатацию. В отношении отрицательных сторон это была химера, от которой отшатнулся бы любой закоренелый преступник, если бы он мог увидеть все, что творилось в обществе, в этот период. Пожалуй, ни один горячечный бред сумасшедшего не мог бы приблизиться к подобному уничтожению всего человеческого среди двухсотмиллионного народа и коммунистов всего мира. И все это — последствия необходимости присвоения части
необходимого продукта для целей общественного воспроизводства! Вот какое содержание заложено в категориях «производство прибавочного продукта», «разделение труда», «норма прибавочной стоимости» и т. д.

Почему исчерпала себя система, основанная на терроре? На этот вопрос мы еще, пожалуй, ответить не в состоянии — слишком мало материала. Во всяком случае, с личностью Сталина связывать причинность всех событий — слишком облегченный подход, причина всех явлений гораздо глубже.

Во всяком случае, подобная система бесчеловечна, жестока, сама от себя скрывается, расточительна, требует невероятного количества людских ресурсов, к руководству выдвигает людей безнравственных и в высшей степени антигуманных, требует высокого уровня милитаризации и т. д. Одним из самых серьезных пороков системы в отношении высшего слояя номенклатуры является необходимость в постоянной смене кадров, направленная на сохранение абсолютной верховной власти вождя.

Время от времени палачи или исполнители воли палачей сами превращаются в жертву террора, несмотря на громадные потери, которые приносили эти политические акции содержательному движению общества. Чем ближе подбирался субъект власти к ее вершине, тем сильнее ощущал и днем и ночью дыхание смерти.

Как всегда сыграла роль война, которая всегда высвечивает множество содержательных моментов большой массе людей, превращает их в активных участников социального процесса. Война, в частности, в значительной степени высветила два момента — безразличие политической системы к жизни людей и противоречие между интересами людей, ставящих на первое место стремление победить фашизм и преследующих цель при этом на первое место поставить интересы политической машины.

Для нас важен вывод, что система, террора заложила основы для дальнейшего обеспечения сверхэксплуатации в менее жесткой форме. Вряд ли найдутся люди, которые будут утверждать, что террор пал из-за отсутствия у него возможности для воспроизводства. Подобная политическая система направляет все силы общества против самого общества, вплоть до тотальной переделки психики человека, поэтому она обладает невероятной стойкостью. Ни одного раза за семьдесят лет наша политическая система не была близка к краху из-за своей слабости, неспособности управлять обществом.

В то же время эта сила политического характера обращалась в слабость всей системы: противоречие разрешалось всегда в сторону коллапса экономики, поскольку экономическая система страдала всегда крайним архаизмом и не могла конкурировать на мировом уровне в позитивной форме.

Система сверхэксплуатации требует время от времени стимулирующих акций политического характера для тотальной реанимации рабочей силы, при сохранении сущности всей системы в неприкосновенности, а сущностью, как мы помним, является воспроизводство социума на основе экономии на оплате рабочей силы.

Второй этап квазисоциализма связан с деятельностью Хрущева. Реанимация рабочей силы была осуществлена посредством развенчания террора в форме критики культа личности, все грехи были списаны на счет Сталина, империя Гулага была постепенно демонтирована.

В то же время в качестве аспектов организации сверхэксплуатации были использованы: эскалация холодной войны и милитаризация на уровне ядерно-ракетного: оружия; оболванивание населения посредством коммунистической программы и экономического соперничества с Западом; резкое сокращение легального довоспроизводства рабочей силы в сельском хозяйстве усиление суррогатизации культуры и т. д.

Описанная система организации сверхэксплуатации требует мощных рычагов нейтрализации деградации и теневизации рабочей силы. Террор идеально соответствует необходимости реализации этой схемы. Но он абсолютно не соответствует целям человечества, особенно в XX столетии. Это противоречие делает позицию, подобную хрущевской, промежуточной, переходной, неустойчивой. Уже нет террора как средства организации сверхэксплуатации и в неявной форме он есть, поскольку он необходим. Без террора начинает бурно развиваться теневое довоспроизводство рабочей силы, которое питает в той или иной мере всю общественную иерархию,
в то же время политический механизм, который воспроизводит старую террорную систему, пытается без террора ограничить теневизацию.

Военно-промышленный комплекс требует нового уровня всех отношений, включая и новую систему функционирования рабочей силы, поскольку производство поднимается на уровень сложного наукоемкого процесса, что, как минимум, требует капиталовложений. Перекачка средств в ВПК означает ослабление сектора производства обеспечивающего население предметами потребления и услугами.

Возникает целый ряд дополнительных противоречий, которые ослабляют подобную систему организации социума, лишают лидера сторонников. А основы у него никакой: с одной стороны, сверхэксплуатация, а с другой — надуманный фантом коммунизма. С одной стороны — террор, разрушенный собственными руками, с другой стороны — теневая вакханалия, к которой старая гвардия была не готова, была выше ее, все таки, хоть и всегда сама пользовалась теневым довоспроизводством в государственной форме.

Третий этап развития сверхэкксплуатации во всех отношениях можно назвать развитым квазисоциализмом. Развитость его заключалась в том, что, с одной стороны, в его форме и полной мере осуществилось имманентное сущности сверхэксплуатации теневое довоспроизводство рабочей силы, а, с другой, — развилась невиданная в мировой практике система тотального террора всеохватывающего типа, которая осуществляла почти незаметную селекцию людей, начиная с самого рождения и кончая вечной жизнью после смерти, которая не допускала, практически, инакодействия и капсулировала инакомыслие в самом зародыше, без участия одиозного Гулага.

Брежнев, фактически, сделал две вещи: он как теневой процесс, так и террор из локально-элитарной сферы перенес на самую широкую «демократическую» основу. Если Сталин был Папой римским от социализма, то Брежнева можно с полным основанием назвать его Реформатором, который всем, кто хотел, позволил пользоваться «запретным» плодом теневого довоспроизводства и всех мирян превратил в соучастников террора в самых неожиданных и замысловатых формах.

Если сталинский террор заключался в принудительной изоляции людей, по тем или иным причинам неугодных системе, то брежневский террор заключался в консервации индивида в нижних слоях разделения труда при его алояльности системе, которая осуществлялась всеми членами общества, организованными в различные институты и принявшими квазисоциалистическое, «марксистско-ленинское», а, по сути дела «сталинское и К0» крещение.

Только те субъекты, которые вырывались за бесчисленные ряды колючей проволоки «любовного» террора, либо уничтожались в тон или иной форме, либо изгонялись за рубеж после тотального социального остракизма в анонимно-бессодержательной форме без права защиты со стороны объекта террора.

Система организации производства прибавочного продукта была достаточно надежна, но такая форма принудительного включения рабочей силы в процессе труда обладала одним серьезным недостатком: — она направлена на охранение системы в целом, извне, и оказалась совершенно непригодной для ограничения негативных последствий развития внутренних противоречий.

Другими словами, беспредельное развитие теневого, процесса привело к такой деградации рабочей силы, что вся система экономического воспроизводства стала сначала замедлять темпы своего развития, а затем оказалась у черты, коллапса, если опираться на данные официальной статистики53. Поскольку хорошо известно, что статистический, учёт у нас был далек от совершенства в угоду официальному процессу, то можно сделать вывод, что реальное состояние дел было еще серьезней54.

Экономические последствия перестройки вплоть до самого последнего времени, в то же время, позволяют сделать вывод, что абсолютное падение эффективности экономического воспроизводства, и даже сокращение его не могло сразу разрушить общественную целостность. Для того, чтобы решиться на кардинальные экономические и политические изменения, лидерам необходима была еще веская причина.

Истинных побудительных моментов и причин начала перестройки мы, как и во всех случаях поворота нашей политики, пока не знаем, поскольку официальная информация всегда подавалась и подается в соответствии со строгим политическим протоколом, а неофициальные данные не носят достоверного характера.

Объективно можно констатировать, что в 70-х – 80-х годах в СССР укрепилось серьезное отстаивание в технико - экономическом военном противостоянии сверхдержав. Мы уже отмечали, что ни одна страна не может существовать вне мирового сообщества, вне целостного процесса экономического воспроизводства. Включенность при политическом антагонизме, а он был неизбежен для квазисоциализма, может быть либо полноценно-экономической, либо ограниченной в сфере милитаризации.

Для дополнительного экономического включения в мировой рынок необходима производительность труда, соответствующая среднемировому уровню. При включении экономический процесс с производительностью труда ниже указанного, страна-экспортер несет убытки, нарушая тем самым еще больше балансмакровоспроизводства55.

В условиях сверхэксплуатации, т. е. сверхдешевизны рабочей силы, включенность экономически оправдана, но деградация рабочей силы, как момент общей деградации экономического процесса, делает продукцию неконкурентноспособной, а при Элитном производстве — стратегически секретной. Это обстоятельство вынуждает либо насыщать рынок малотехнологичными продуктами, т. е. сырьем, либо сношаться с партнерами со сходной производительностью труда, либо использовать свои элитные возможности — торговать оружием, включая в политическую орбиту более слабых партнеров.

При наличном экономическом статусе добиться суверенности на мировом-уровне можно было только за счет паритета в сфере милитаризации. С другой стороны, система описанного способа производства прибавочного продукта требует основания для феномена сверхэксплуатации. Таким основанием и выступает милитаризация экономики идеологически, как необходимость обороняться от Врага, и политически, как фундамент для политического господства над сверхэксплуатируемой массой.

Таким образом, системе необходим качественный паритет в сфере милитаризации. В то же время, БПК выступает весьма противоречивым элементом общего экономического воспроизводства. Даже при наличии развитых и полных в объеме предпосылок современной экономики США, например, гарантированный уровень прибыли для ВПК, который обеспечивается госзаказом, выступает основой для стагнации производства, по отношению ко включенному в процесс конкурентной борьбы56.

В условиях нашей страны весь процесс воспроизводства тем или иным образом увязан в сеть милитаризированной экономики, что в условиях деградации требует выделенности, элитности этого сектора промышленности. Подобная необходимость порождает следующее противоречие: с одной стороны, элитность ВПК усиливает стагнирующую тенденцию экономики в целом, в первую очередь, концентрирует а своем
воспроизводстве технологические достижения научно-технического прогресса; с другой— ВПК выступает в качестве
пользователя, потребителя сырья и других предпосылок производства, которые создаются в других сферах экономики. Последнее обстоятельство ставит ВПК в зависимость от всего экономического воспроизводства.

Таким образом, милитаризация; являясь необходимым и неизбежным основанием и продуктом существующей системы производства прибавочного продукта, как ослабляет, способствует стагнации общего процесса воспроизводства, так и нуждается, не может сама существовать, без такого его уровня, который обоснован потребностями самого ВПК, которые, в конечном итоге обусловлены все тем же средне – мировым уровнем развития во всех отношениях.

Милитаризация является таким же временным средством разращения противоречия, обусловленного слабым развитием экономики, как и сверхэксплуатация. По мере развития данного противоречия общая ситуация приобретает характер тупиковый, усиливая стагнационные тенденции. Чем последовательнее усилия общества по нормализации ситуации, основанной на старой системе производства прибавочного продукта, тем обширней и глубже распространяются последствия углубляющейся деградации рабочей силы.

Если вспомнить попытки администрации Андропова по нейтрализации, деградации, то они, в частности, выразились в организации облав в местах общего пользования, с целью полицейского выявления лиц, уклоняющихся а данный момент от трудовых обязанностей — все равно,, что при помощи кольцевания птиц Пытаться изменить формы их миграции. Консервативная часть команды Горбачёва организовала печально известную – антиалкогольную компанию, а современная администрация пытается нейтрализовать деградацию путем оплаты труда а соответствии с его реальной производительностью —всё равно, что дистрофика лечить голодной диетой.

Итак, исследование процесса производства прибавочного продукта в форме присвоения обществом не только прибавочной стоимости, но и части необходимого продукта, даёт возможность сделать ряд выводов, позволяющих осознать основу экономического воспроизводства, приведшую к кардинальному изменению всех общественных отношений, которые назывались социалистическими.

Общее экономическое воспроизводство характеризовалось снижением качества по сравнению с мировым уровнем и количественными пропорциями, которые не обеспечивали расширенное воспроизводство в необходимых пределах.

В сфере милитаризации выявился качественный отрыв соперника на основе технологии нового поколения, который не возможно было преодолеть при существующей общей экономической ситуации. Тем самым подрывалась та основа, на которой осуществлялось включение социалистической системы в мировое сообщество.

Деградация рабочей силы достигла такого развития, которое делало экономически невозможным осуществление ее включения в процесс производства на современном технологическом уровне57.

Система исчерпала возможности частичной реанимации рабочей силы путей локальных изменений производственных политических и идеологических отношений. До самого последнего времени нет позитивных изменений в отношении роста производительности труда. Даже теоретически неясно, что же послужит существенной основой реанимации рабочей силы в требуемых пределах.

Система теневых отношений в своем самодвижений исчерпала свой внутренние возможности. С одной стороны, практически вся наемная рабочая сила особенно субъекты высших слоев разделения труда, была тем или иным образом втянута в теневые отношения. Секрет полишинеля удавалось скрывать только при помощи мифологизированной идеологии. В то же время реальные отношения и субъекты, участвующие в них в условиях наличного развития, для дальнейшего воспроизводства нуждались в легализации по причине их действительной необходимости — с другой.

Таким образом, развитие противоречия производства прибавочного продукта в форме сверхэксплуатации привела к развертыванию таких явлений, которые сделали невозможным дальнейшее воспроизводство социума в форме наличных производственных и политических отношений.

Последний вопрос, который мы должны поставить в этой главе заключается в следующем: что должно стать, основой преобразований общественных отношений для получения положительного результата— выхода страны на среднемировой уровень экономического воспроизводства?

Мы еще раз напоминаем читателю, что рациональная форма познания, по нашему мнению, не в состоянии дать ответ на подобный вопрос — это предмет целостной деятельности социума, результат разрешения противоречия деятельности социальной элиты и всего населения. Рациональность выступает в качестве одного из необходимых моментов этого тотального процесса, причем, в разных точках субординации по-разному. Самой нацеленной и исчерпывающей формой рационального, в данном отношении не может не являться программная научная деятельность по заказу политиков и аналогичная деятельность конструктивной оппозиции.

Научный уровень культурного характера, т. е. выведенный за рамки частичных интересов участников процесса, состоянии ориентировать, как мы уже говорили, на две вещи во–первых, демонстрация, разрешения противоречия на необходимом уровне, или формулирование того, без чего нельзя разрешить противоречия, исходя из его конкретного состояния; во-вторых, фиксация тех аспектов, которые не сдадут возможности разрешить противоречие, или осознание того, как нельзя действовать, пытаясь преобразовать общественный процесс.

Итак, все наше исследование подводит к тому обстоятельству, что без преодоления деградации рабочей силы никакие реформы не смогут переломить негативного развития общей ситуации.

Проблема выглядит следующим образом: для того, чтобы вывести воспроизводство социума в целом на уровень не ниже среднемирового, необходимо преодолеть деградацию рабочей силы, с одной стороны; в тоже время, невозможно преодолеть деградацию: рабочей силы без соответствующего изменения всех общественных отношений — с другой.

Управленческая система преобразования социума, которое позволит спасти людей от деградации как в общем плане, так и при вступлении в производственные отношения, не может не включать в свое содержание деятельности во всех сферах социального пространства, субординированной, начиная с субъекта власти и двигаясь к экономическому пространству в качестве основания. Это обстоятельство проясняет двойственность всяких реформ. С одной стороны, реальные отношения в своей совокупности будут таковыми, каковым в реальности будет экономическое основание; в то же время, для того, чтобы это основание возникло и смогло воспроизводиться необходимо создание условий со стороны субъектов власти для этого процесса путем создания интеллектуального, идеологического, научного, юридического, политического и т. д. пространств или субпространств для формирования целостного социального пространства.

Для того, чтобы оказать, без чего нельзя преобразовать экономическое пространство в требуемых измерениях, материала исследования в принципе достаточно, для того, чтобы оказать о том, как это сделать — нужно дополнительное исследование опосредствованных процессов.

Итак, в основе коллапса экономики мы находим резкое снижение трудовой отдачи в процессе экономического воспроизводства во всех отношениях. Причем, моментов этих бесчисленное множество, начиная с невозможности профессионально трудиться все рабочее время и кончая люмпенским нежеланием работать вообще. Причиной снижения потребительной стоимости рабочей силы или ее деградации является противоречие между содержанием и формой соединения рабочей силы со средствами производства, которое выражается, в первую очередь, в превращении всей массы населения в наемную рабочую силу у деперсонифицированного субъекта найма — государства в предтоварной или архаизированно-товарной форме.

Экономия на заработной плате снижает воспроизводство рабочей силы ниже такого уровня, который приводит к деградации и делает необходимой систему теневого довоспроизводства рабочей силы, что в своей необратимости в конечном итоге приводит к невозможности как продолжать общее воспроизводство на данной основе, так и реформировать его целенаправленным и культурным образом.

Возникает очередной порочный круг: чтобы увеличить общественное богатство, необходимо привести в соответствие с технологическим уровнем способ воспроизводства рабочей силы, с одной стороны; для того, чтобы поднять уровень воспроизводства рабочей силы, необходимо общественное богатство, которого нет.

На старой основе, на частично модифицированной основе, на создаваемой эклектично основе проблемы деградации рабочей силы не разрешить — требуется новая основа в принципиальном отношении, которая будет иметь тот имманентный источник экономического содержания или прибавочного продукта, который позволит разрешить сформулированное жизнью противоречие.

Противоречие, связанное с деградацией рабочей силы, может быть, во всяком случае, теоретически разрешено различным образом. В принципиальном отношении это три пути: во-первых, за основу может быть принято доведение оплати труда до стоимости рабочей силы при одновременной организации реанимации потребительной стоимости ее; во-вторых, возможен путь легализации теневого довоспроизводства рабочей силы при естественном восстановлении ее потребительной стоимости; в-третьих, возможен смешанный путь при различных формах как координации, так и субординации противоположностей.

Возможен, правда, и четвертый способ попытки разрешения указанного противоречия, который заключается в формальном приведении, наличного функционирования рабочей силы к закономерностям товарного характера при фактическом отсечении, в лучшем случае, или игнорировании, следовательно, помещении в неконтролируемое состояние — в худшем, наличного теневого довоспроизводства.

Рассмотрим более подробно каждую ситуацию в отдельности. К первому способу разрешения противоречия мы отнесли возможность реанимации рабочей силы посредством восстановления товарной формы ее функционирования. Для того, чтобы возможно было осуществить подобное изменение производственных отношений, необходимо изменение, как и в любом случае разрешения данного противоречия, всех сфер общества. В данном случае мы можем с достаточной определенностью зафиксировать необходимые предпосылки для формирования экономического пространства в отношении производства прибавочного продукта и распределения материальных благ для личного потребления, т. е. для воспроизводства рабочей силы.

К формальным предпосылкам реанимации рабочей силы на товарной основе следует отнести сохранение отчуждения субъектов рабочей силы от средств производства; разгосударствление и приватизацию средств производства в пользу членов общества, имеющих возможность для 'капитализации собственных отношений; организацию найма рабочей силы со средствами производства на соответствующем уровне; оплату труда, основанную на сближении цены рабочей силы с ее стоимостью; развитие рыночной инфраструктуры, достаточной для круговорота капитала.

Формальными предпосылками эти условия мы называем потому, что они общи для любых капиталистических отношений, являются такими существенными отношениями, которые освоены уже на протяжении более двух столетий, поэтому их организация не представляет никаких принципиальных затруднений.

К содержательным условиям, которые относятся к беспрецедентным, следует отнести ряд обстоятельств, которые вызваны к жизни нашими специфическими условиями.

Во-первых, проблема приватизации и разгосударствления. Эти процессы проходят у пас чрезвычайно медленно и болезненно. Связано данное обстоятельство с обилием противоречий, которые не могут не сопровождать изменения в сфере отношений собственности. Так, товарное функционирование рабочей силы предполагает преобладание частной собственности на средства производства.

Разгосударствление и приватизация с ориентацией на частную собственность должны проводиться через субъектов экономического процесса, которые в состоянии обеспечить воспроизводство всего цикла капитала. Если речь идет о восстановлении товарного характера рабочей силы, — другой формы мировая практика не знала.

Как бы мы ни пытались приукрасить действительность, но в этом случае общественное богатство не может не перейти в руки лидеров официального процесса — номенклатуры и лидеров – теневиков. Это будет означать, что будет приведено к «нормальному» состоянию реальное разделение труда. В то же время эта «норма» представляет собой ничто иное, как официальное завершение сверхэксплуатации в форме окончания стадии варварского по самым жестким меркам накопления капитала под маской построения коммунизма.

Деградировавшая рабочая сила, пожалуй, в условиях России несет и этот эксперимент. Но реанимация в таких условиях очень проблематична, поскольку фактически все население страны имеет полное право на обладание общественным богатством, поскольку оно создавалось через тотальную экономию на оплате труда всех. Психологически, политически и экономически в этой ситуации не миновать формального разделения богатства между практическим всеми членами общества с последующей поляризацией. В данном случае фактор времени ставит разрешение противоречия под вопрос.

Во-вторых, одновременно с реанимацией рабочей силы при подобном развитии событий необходимо осуществить насильственное преобразование разделения труда. Необходимость изменения разделения коренится в такой деформации последнего, которая выражала процесс сверхэксплуатации. Связь численности работающих с фондом заработной платы вызвала невероятное раздувание штатов. Необходимость принуждения к труду сформировала целый ансамбль надсмотрщиков. Милитаризация и бюрократизация управления породили свои проблемы.

Товарный способ соединения рабочей силы со средствами производства не может «выдержать» подобного расточительства, с одной стороны; высвобождение неизбежно при реанимации рабочей силы — с другой стороны. К третьему обстоятельству относится тот момент, что разделение труда матрицирует в значительной мере общественные отношения. Поэтому их преобразование с неизбежностью влечет за собой и кардинальное изменение разделения труда.

В то же время ясно, что преобразование" разделения требует невероятных расходов и форм деятельности, которые нами не освоены. Расходов потребует увеличение пенсионеров, оплата вынужденной безработицы, которая не может не быть грандиозной, открытие новых рабочих мест, переквалификация кадров и т. д. Мы не владеем искусством глобального перепрофилирования рабочей силы и всех бесчисленных содержательных моментов, связанных с этим процессом.

Если за решение этих проблем возьмутся наниматели товарной рабочей силы, они породят невиданную в историй безработицу, если «попечители», то их деятельность захлебнется в обилии неразрешимых проблем—оба пути чреваты социальными возмущениями тотального плана.

В-третьих, до сих пор не полностью осознанная сверхмилитаризация общества потребует структурной перестройки всей экономики. Эта перестройка, а конверсия, как таковая, является только частью проблемы, не может не захватить демилитаризацию в самых широких масштабах включая и ассимиляцию бывших военнослужащих в мирный процесс. Ревилитаризация для нашего общества означает не меньший переворот во всем укладе жизни, нежели преодоление сверхэксплуатации. Она также потребует громадных затрат и, не может не наложиться дополнительными осложнениями на уже отмеченные, и так невероятные противоречия.

В-четвертых, реанимация рабочей силы посредством товарного включения ее общего воспроизводства потребует ассимиляции в этот процесс теневого довоспроизводства. Этой проблемы никто серьезно даже не изучал, поскольку до сих пор считается, что тепевизация — досадный криминал, а не мощнейшая система естественных отношений, порожденных экономией на оплате труда и другими обстоятельствами, которые не устранить при помощи «правоохранительных» органов — они как «право», так и «тепе» охранительные.

Суть проблемы заключается в том, что необходимо реформировать отношения таким образом, чтобы теневое довоспроизводство рабочей силы было ассимилировано в официальное, да еще с повышением над старым уровнем — зачем тогда было огород городить.

Мы видим перед собой такой 'букет проблем, который не разрешить без разветвленной программы реформирования в полях таких пространств, .которые у нас даже не исследованы, а лишь обозначены негативным образом, исходя из тех или иных идеологом. Ситуация гораздо сложнее.

В целом можно сказать, что непосредственное превращение рабочей силы в товар в наших реальных условиях невозможно из-за отсутствия минимальной основы, которая позволила бы реанимировать рабочую силу непосредственным образом за счет приватизации и разгосударствления средств производства в адрес потенциальных субъектов капитализации экономики. Даже до банального «капитализма» мы должны еще дорастать, упираясь в проблему отсутствия источника достаточного накопления.

Вторым естественным способом разрешения возникшего противоречия реанимации рабочей силы является развитие активного начала рабочей силы, которая в силу сложившихся обстоятельств канализировалась в теневую противоположность экономики. Поскольку явление это не исследовано и даже не осмыслено в его полноте, можно предположительно заключить, что теневой процесс вместе с официальным, во всяком случае, в отношении воспроизводства рабочей силы, каким-то образом приближается к объему общественного богатства, необходимого для минимального поддержания цикла.

Каков набор предпосылок, которые могли бы разрешить противоречие, используя содержание теневого девоспроизводства? Сказать что-то определенное но этому поводу—то же самое, что исследовать жизнь после смерти. Попытаемся зафиксировать более или менее очевидные аспекты.

При подобном сценарии развития событий процесс функционирования рабочей силы распадается на три обособленных момента: производство необходимого продукта, прибавочного продукта и продукта для личного потребления. Причем, этот процесс одновременно, но в разной пропорции, будет осуществляться в двух моментах его — «бывшем» официальном и «бывшем» теневом. Очевидно, что первый момент будет удерживать сохранение «государственного» сектора, второй будет ориентирован на самодеятельный труд, который будет идти на личное потребление, конечно, за вычетом соответствующих расходов.

Если первый способ разрешения противоречия может опираться на частную собственность на средства производства и конкуренцию в достаточно чистой форме, то второй способ—предполагает смешанную форму собственности и ограниченную конкуренцию.

Производство необходимого продукта при подобном разрешении противоречия будет осуществляться в двоякой форме—и в государственном секторе, и в секторе частной собственности. Причем, возможны формы как чистые, так и смешанные. Сохранение госсобственности будет концентрировать производство необходимого продукта для общественного воспроизводства в своем секторе, а производство необходимого продукта для воспроизводства альтернативных форм—за счет их собственных ресурсов.

В принципе этот путь был выбран для осуществления горбачевского периода проведения реформ под названием перестройки. Этот путь имеет ряд достоинств. Он вырастает из наличных общественных отношений, позволяет сохранять значительное число социальных институтов в собственных целях, отвечает настроениям основной массы населения и т. д.

В то же время есть два серьезных препятствия. Во-первых, этот способ может выступать в качестве самого начального периода кардинального реформирования (своеобразное обучение ходьбе дистрофика на костылях). Только в том случае, когда руководство реформированием осуществляется людьми, которые понимают стратегические цели и знают, как их можно реализовать тактически, создавая при этом соответствующее позитивное юридическое и политическое пространство, возможно продвижение вперед. Это обстоятельство связано с тем, что такой уровень преобразований может оживить общее воспроизводство, но, не имея внутренних ресурсов для реанимации рабочей силы, должен постоянно углубляться посредством разветвленной деятельности субъектов, как управления, так и исполнения.

Даже при потере темпа, не говоря уже о явных просчетах курса, подобный путь реформ проявляет неустойчивость. Как мы помним, он основан на преобразовании теневых структур в официальные при одновременной реанимации рабочей силы за счет превращения ее в активного субъекта и экономики, и всех процессов преобразования. При развитии событий без особого успеха, неустойчивость курса проявляется в возврате в свою основу.

Возврат в основу в данном случае означает возвратный рост теневого процесса за счет ослабления влияния контролирующих структур, роста монополизма производителей и распределительных органов, падения жизненного уровня и т. д. Рост теневизации, в конечном итоге, приводит все воспроизводство социума к неуправляемости при резком свертывании производства, что беспрецедентно закручивает спираль безвыходности.

Реанимация рабочей силы посредством создания пространства для ее самовоспроизводства через легализацию сектора экономики, в котором осуществлялось стихийное или теневое ее довоспроизводство, т. е. создание альтернативной, наряду с реформируемым традиционным процессом огосударствленной экономики, теоретически возможна.

В то же время попытка ограничить реформирование развитием данной основы в корпоративных интересах в первую очередь номенклатуры, превращает этот способ в такую противоположность, которая активизирует монополизацию и теневизацию экономического процесса, усиливая, тем самым, деградацию рабочей силы.

Внутри этих альтернативных путей возможны промежуточные, компромиссные варианты реанимации рабочей силы. Так, возможен путь манипуляций с заработной платой. Например, под нажимом шахтеров, была во много раз повышена заработная плата в этой отрасли. По форме цена рабочей силы приближается к абстрактно понимаемой стоимости рабочей силы. Абстрактность в данном случае заключается в подходе к рабочей силе только со стороны ее воспроизводства, т. е. распределительным образом. При таком подходе «проваливается» другая сторона — производительность труда — потребительная стоимость рабочей силы.

Позволим себе. напомнить читателю, что рабочая сила, функционирующая в качестве товара, подчиняется общим законам стоимости. Абстрактный труд оценивается только на средне-общественном (а в нашей конкретной ситуации, совершенно неоправданно, считайте — на средне-мировом) уровне, значит, по этим законам деградировавшая рабочая сила обязана оплачиваться гораздо ниже! Но снижение воспроизводства усиливает деградацию ее — порочный круг замыкается в очередной раз.

Парадокс заключается в том, что вся суть реформы пропадает, если оплата труда не будет соответствовать реальной трудовой отдаче. Но реальные условия таковы, что средне-общественная производительность может быть достигнута только при соответствующих инвестициях, особенно в промышленности и добывающих отраслях, которых нет. Где найти источник накопления? Вот наш Гамлетовский вопрос!

Возможно приближение условий деятельности элементов экономики к рыночным отношениям, что совпадает с отношениями, основанными на законе стоимости в той или иной модификации, при драконовском налогообложении в пользу общественного воспроизводства. Например, дебаты в парламентах бывшего Союза или России о нормах налогообложения. Оптимум налогообложения находится па сопряжения интересов воспроизводства. экономической единицы и социума в целом. При условиях стагнации этот оптиум смещается в отрицательное поле — либо общество, либо экономическая единица не в состоянии осуществлять простое воспроизводство. При сохранении тенденции стагнация неизбежно захватывает и часть и целое.

Возможна манипуляция формами собственности, границами экономической свободы, формами подчинения и отчетности, ценообразованием, производством дензнаков и т. д. Противоречие в любом случае будет разрешаться отрицательно при сохранении деградации рабочей силы в конечном итоге, положительное разрешение осуществимо только на пути реанимации рабочей силы до уровня приближения цены рабочей силы к ее стоимости при соответствующем уровне трудовой отдачи!

Любой промежуточный вариант в той или иной мере будет приближаться к чистым формам возможной реанимации рабочей силы, которые в принципе дают какое-то оживление процессу, особенно на первых порах, когда включаются психологические ресурсы и надежда на лучшее будущее. В то же время развитие событий влечет за собой продолжение и даже обострение кризисных явлений из-за снижения уровня производства по самым разным причинам,

Особенно ярко проявились эти тенденции в нашем Российском варианте реформ после «освобождения цен». Ситуация в ценообразовании в бывшем Союзе отражала то реальное состояние, которое было характерным для экономики, политики, управления и идеологии. Через цепь бесконечных корректировок удавалось удерживать воспроизводство на постоянно колеблющейся грани продуктивного соответствия результатов совокупного труда с его оплатой.

Низкая оплата труда требовала низких цен на многие товары и услуги, низкие цены на продукты потребления и продовольствие требовали сдерживания роста «постоянного капитала» в промышленности, производящей «товары народного потребления» и в сельском хозяйстве, а также выделении громадных дотаций со стороны государства и т. д.

Все эти процессы частью сознательно, зачастую бессознательно выражались в ценовой политике, денежном обращении, способе взаимодействия между экономическими субъектами выполняя свою интегрирующую функцию по отношению к осуществляющемуся воспроизводству и социума в целом, и рабочей силы, в частности.

Ясно, что подобная система цен несовместима с законом стоимости — она во всех отношениях ему противоречива. Следовательно, рыночные отношения при подобном ценообразовании осуществиться не могут. Ясно, что вместе с реформой всех необходимых условий для развертывания рыночного пространства необходима реформа цен.

Теперь уже ясно, что именно система цен позволяла хоть как-то, пусть с нулевым ростом, но осуществлять воспроизводство социума в таких условиях, которые себя уже полностью жизни. Эти цены, а с ними распределение вместе с теневыми структурами, позволяли держать деградацию рабочей силы в божеских границах.

И вот «свободные» цены. От чего? Свободные от интересов потребителей, поскольку никакого понижения цен не было и не предвидится. Свободные от закона стоимости, поскольку только на основе развития рывка до всеобщей формы меновой стоимости, находящей выражение в деньгах, может естественно устанавливаться цена на товар. Свободные от всяких обязательств по отношению к рабочей силе, производящей и продающей товар, поскольку у нас до сих пор нет устойчивого понятия цены или стоимости рабочей силы — ни наша теория, ни политика ,ни экономика не владеют осознанием этих отношений, а естественно — развитого рынка рабочей силы у нас давно нет и не скоро будет!

Что дали эти цены? Они дали возможность узаконить деградацию рабочей силы и возвести в ранг нормальной совершенно ненормальную структуру производства и производительность труда.

Фактически произошло превращение сверхэксплуатации в гиперэксплуатацию — все ошибки реформ списаны на рабочую силу. За счет невиданного обнищания большинства народа социум сохраняет себя, осуществляя одну ошибку за другой.

Подтверждением этого вывода является невиданный в истории сепаратизма в пределам бывшего «социалистического лагеря». Все отношения между странами, республиками, областями, городами в эпоху социализма были основаны на сложноразветвленной системе взаимоэксплуатации, которая предполагала сословно - административное распределение совокупного общественного продукта, идущего на потребление населением.

Например, достаточно было взглянуть на прилавки Москвы и Урюпинска, не говоря уже о магазинах деревенской средней полосы, чтобы увидеть эту систему взаимоэксплуатации в действии. В ходе реформирования складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, производительность труда в социуме, основанном на социалистических отношениях, примерно одинаковая, что создает основу для воспроизводства единого экономического пространства, в котором не могут не быть заинтересованы все участники процесса; в то же
время изуродованные старые формы, в основе которых лежала сложная сословная зависимость и взаимоэксплуатация,
психологическое отношение к прошлому и будущему, клубок иллюзий по поводу всего происходящего вносят побуждение политиков победить за счет изоляции.

В подобной ситуации нельзя надеяться на внеэмоциональный рационализм. Всякая целостность социума, насильственно создаваемая какой-либо структурой, противоречащая интересам людей, охватываемых этой целостностью, при распаде структуры не может не стремиться к самораспаду.

Поскольку данная целостность имеет в себе основу существенного порядка, задача политики заключалась в том, чтобы найти эту форму взаимодействия, а не стремиться к ее формальному удержанию. Нынешняя экономическая и политическая борьба вплоть до непосредственных военных действий и не только в бывшем союзе, показывает, что наличная политика, и не в последнюю очередь ценовая политика, не цементируют, а разрушают единое экономическое пространство.

Пора понять, что в настоящих условиях производить и торговать, должно быть выгодно — в этом спасение мира в самом широком смысле. Никакие посторонние соображения и амбиции не могут быть приняты в качестве основания для политики организации реформ.

Развитие событий с 1985 года показало, что стремление навязывать формы социума, которые не соответствуют действительности, рано или поздно приводит к совершенно противоположным результатам. Так было со стремлением сохранить власть номенклатуры, так было с убеждением в необходимости старой КПСС, так мы пытались сохранить Союз без изменений, так мы пытаемся наладить экономику без реанимации рабочей силы. Результат один — в действительности получается все наоборот, а расплачивается за это весь мир, весь народ, и, в первую очередь, наемная рабочая сила, выключенная из теневого процесса, пенсионеры и все социально «обездоленные».

Либерализация цен без соответствующего отношения к цене на рабочую силу — бесперспективная политика, которая консервирует весь маразм, существующий в нашем обществе, полностью перекладывает груз ошибок политиков на плечи наемной рабочей силы, доводит недовольство народа до крайней точки. Результатом подобной политики не может не быть социальный взрыв!

Попытка разрешить противоречие рабочей силы четвертым способом через формальное приведение цены рабочей силы к ее потребительной стоимости или всесторонне оцененой производительности труда в условиях деградации и фактическом отсутствии юридического и политического пространства для ликвидации деградации, практически и теоретически обречена на неудачу!

Фактически этот шаг означает, что рабочая сила, люмпенизированная деятельностью тоталитарного государства, брошена на произвол судьбы государством демократическим с целью стихийного разрешения противоречий, которые оказались не поплечу наличной власти.

Для того, чтобы сделать окончательные выводы, необходимо исследовать политическую сторону проблемы, что мы и сделаем в следующей части.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   10



Похожие:

Россия в ожидании iconМихаил Ходорковский Россия в ожидании суда
Московского гувд владимира Пронина после восьми с половиной лет, когда считалось, что бюрократия не просто не должна, а не вправе...
Россия в ожидании iconДокументы
1. /Э. Лимонов. Другая Россия/~$кция_02.doc
2. /Э....

Россия в ожидании iconДокументы
1. /Э. Лимонов. Другая Россия/~$кция_02.doc
2. /Э....

Россия в ожидании iconВ. Н. Каразина Научно-исследовательский институт Биологии VIII международный симпозиум биологические механизмы старения тезисы
Куликов А. В. (Россия), Кульчицкий О. К. (Украина), Литошенко А. Я. (Украина), Мензянова Н. Г. (Украина), Наумов А. Д. (Белоруссия),...
Россия в ожидании iconHttp://www skopal narod ru
Конференция «Запад». Дивизион Боброва: «Динамо» (Респ. Беларусь, Минск); «Динамо» (Россия, Москва); «Динамо» (Латвия, Рига); ска...
Россия в ожидании iconМоральный кодекс в ожидании чуда

Россия в ожидании iconМалая рериховская библиотека н. К. Рерих россия
Россия: [Сб ст.]. – 3-е издание, исправленное. –– М: Международный Центр Рерихов, 2004.– 92 с
Россия в ожидании iconРоссия в период петровских преобразований
Россия была подготовлена к реформам прошедшим развитием. «Собирались в дорогу и ждали кого-то» (С. М. Соловьев)
Россия в ожидании iconДокументы
1. /В ожидании козы.doc
Россия в ожидании icon1-й товарищеский матч сборная Россия сборная Мира russia – world 15. 11. 2008-31. 08. 2009 Судья: Тихеева А. М.(Россия )

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов