А. В. Лубский конфликтогенные icon

А. В. Лубский конфликтогенные



НазваниеА. В. Лубский конфликтогенные
страница1/25
Дата конвертации30.08.2012
Размер2.3 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


Ростовский государственный университет

Институт по переподготовке и повышению квалификации

преподавателей гуманитарных и социальных наук

Центр системных региональных исследований

и прогнозирования ИППК РГУ и ИСПИ РАН


Южнороссийское обозрение

Вып. 28


К 90-летию РГУ


А.В. Лубский


КОНФЛИКТОГЕННЫЕ

ФАКТОРЫ НА ЮГЕ РОССИИ:

МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

И СОЦИАЛЬНЫЕ РЕАЛИИ


Ответственный редактор

кандидат политических наук

В.В. Черноус


Ростов-на-Дону

Издательство СКНЦ ВШ

2005

ББК 63.5 (235.7)

Л 87


^ Редакционная коллегия серии:

В.Х. Акаев, З.С. Арухов,

Ю.Г. Волков, И.П. Добаев (зам. отв. ред.), А.В. Попов,

В.В. Черноус (отв. ред.), А.В. Ненашева (отв. секретарь)


Рецензенты:

доктор социологических наук Г.С. Денисова,

доктор исторических наук С.А. Кислицын





^ Лубский А.В.

Л 87

Конфликтогенные факторы на Юге России: Методология исследования и социальные реалии / Отв. ред. В.В. Черноус. – Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2005. – 192 с.


ISBN 5-87872-141-4


В монографии рассматриваются возможности различных методологических подходов при изучении конфликтогенных факторов на Юге России. Предлагается «многомерный» методологический конструкт интерпретации этих факторов в масштабах «big structures», «longue duree» и «hiс et nunc», разработанный в рамках неоклассической модели научного исследования.

Адресована научным работникам и специалистам-экспертам, занимающимся изучением конфликтогенных ситуаций в России.


Д – 01 (03) – 2005. Без объявл. ББК 63.5 (235.7)

ISBN 5-87872-141-4


Работа выполнена при поддержке

Российского фонда фундаментальных исследований

по теме: «Глобальные и социокультурные факторы
конфликтогенности и стабильности на Юге России»


(Грант № 04-0680353)


 Лубский А.В., 2005

 Центр системных региональных

исследований и прогнозирования

Иgif" align=left hspace=12>ППК РГУ и ИСПИ РАН, 2005

ВВЕДЕНИЕ




В современном мире отчетливо проявляются две тенденции – глобализации и регионализации. Глобализация как становление мироцелостности обнаруживает себя в формировании единого экономического, политического и информационного пространства. Глобализация, втягивая в это пространство различные по уровню экономического развития и социокультурной специфике локальные сообщества, порождает острые проблемы их модернизации. Регионализация как интеграция локальных сообществ проявляется в стремление их к автаркии, расширении границ между социально-территориальными комплексами, возникновении самодостаточных экономических и политических образований, сохранении культурных различий, усилении чувства этнической или социальной исключительности.

Регионализация является свидетельством того, что человечеству свойственно многообразие форм жизнедеятельности, которые не могут и не должны быть стандартизированы. В этом плане укрепление региональных границ представляет собой способ, «изобретенный» миром людей для обеспечения возможности сохранения и поддержания исключительных, неповторимых норм своего коллективного бытия. Региональная граница защищает социальную исключительность (включая ценности и святыни) всякого сообщества от вторжений и разрушений со стороны «других», ограждает его от массированного проникновения унифицированных форм и технологий организации социаль­ной жизни.

В настоящее время процессы регионализации активизировались сразу на нескольких уровнях. На макроуровне регионализация проявляется в стремлении локальных цивилизаций оградить себя от экспансии других цивилизаций извне. Регионализация на этом уровне сопровождается тем, что несколько основных цивилизаций, вобрав в себя относительно нейтральное окружающее социальное пространство, постепенно очерчивают контуры перманентных конфликтогенных зон, своего рода «тектонических» разломов в местах соприкосновения цивилизационных «плит».

На мезоуровне регионализация, носящая надгосударственный характер, обнаруживается в стремлении к интеграции отдельных территорий, входящих в состав различных государств. Так, в середине 90-х гг. прошлого века более 300 европейских регионов с различной территорией, политико-админи­стратив­­ным устройством, представ­ляющих интересы свыше 400 млн своих граждан, приняли Декларацию о регионализме в Европе. Инициатором принятия этой Декларации была ассамблея регионов Европы, которая в своей программе действий стремится к дальнейшей регионализации в институциональных рамках отдельных стран с учетом важности процессов интеграции и регионализации в современном мире. Такое стремление отдельных территорий, входящих в состав различных государств, к интеграции носит достаточно мирный характер. Однако такое стремление может приобретать и насильственные формы, если это связано с нарушением территориальной целостности различных государств и изменением их границ.

В настоящее время наиболее отчетливо это проявляется в таких формах территориального сепаратизма, как сецессия (отделение с целью создания независимого национального государства), ирредентизм (отделение по этническому принципу части территории одного государства с целью присоединения к соседнему государству) и энозис (отделение территории этнического меньшинства с целью воссоединения с государственно-организован­ным этническим большинством).

На микроуровне процессы регионализации разворачиваются внутри отдельных государств. Здесь регионализация связана с усилением своеобразия экономического или политического поведения тех или иных территориальных сообществ внутри страны, стремлением их к культурной автаркии, а иногда и к сепаратизму. При этом регионализация, сопровождающаяся экономической и этнокультурной дифференциацией, геополитической суверенизацией, часто приводит к политической дезинтеграции, конфликтам и нестабильности внутри ранее целостного государственного образования. Примером в этом плане может служить Россия, где в 90-х гг. ХХ в. нарастало государственно-административное, социокультурное и экономическое своеобразие отдельных территорий, их стремление к локализации, сопровождавшееся возникновением целого ряда очагов конфликтогенных ситуаций.

Регионализация в России была реакцией на кризис той системы командно-административного управления, которая сложилась в СССР и строилась на жестком централизме и уни­фикации управленческих целей и средств применительно к регионам, а также явилась следствием ее природно-климати­чес­кого, социально-экономи­чес­кого, этнокультурного и политико-административного многообразия, политичес­ких амбиций элиты и анклавной ментальности тех или иных социальных, в том числе и этнических групп на местах. Этому способствовало и то, что в российских реги­онах характер и уровень развития, качество жизни, глубина и сила кризиса, направление и темпы экономи­ческой и политической трансформации были различными, поэтому способы выхода из кризиса, модели и сроки преоб­разования во многом зависели от практических шагов региональных властей.

Регионализация в России сопровождалась «суверенизацией» национальных и территориальных образований, возникновением самостоятельных субъектов управления, усилением регионального государственного иммунитета, проявившегося в требованиях перераспределения полномочий государственной власти в пользу субъектов Федерации, а в некоторых случаях и в стремлениях к полному государственному суверенитету.

Опыт модернизирующихся стран показывает, что региональные особенности развития в эпоху трансформации могут стать мощной мобилизующей силой преобразований. Умелое использование разнообразия региональных условий способно придать гибкость общей модернизационной стратегии развития. Вместе с тем регионализация, особенно в полиэтнических государствах, всегда таит в себе опасность локализации, сопровождаемой нарастанием противоречий между центром и периферией, между социально-территориальными или этническими сообществами, которые нередко заканчиваются конфликтами.

Регионализация в России обострила все «больные» для российского общества вопросы: проблемы управления, межнациональных отношений, национально-территориаль­ного устройства, кад­рового управленческого потенциала. Более того, регионализация отчетливо напомнила и об опасности «развала» России. Поэтому регионализация остро поставила перед российской государственностью три задачи: 1) укрепление вертикали государственной власти, 2) разработка региональной политики с учетом специфики того или иного региона, 3) подготовка управленческих кадров новой формации, способных к инновационным формам деятельности в новых социально-экономи­чес­ких и политических условиях России.

В плане укрепления вертикали государственной власти в условиях становления Российской Федерации как «сообщества регионов» в 2000 г. на ее территории были образованы семь федеральных округов, одним из которых является Южный федеральный округ.

Этот округ, или Юг России, географически включает Дон, Нижнее Поволжье, степное Предкавказье и горные районы Северного Кавказа. Территория округа занимает 3,5 % территории России и составляет 589,2 тыс. км2 с численностью населения более 20 млн чел. (свыше 14 % всего населения России). В состав Южного федерального округа входят 13 субъектов Российской Федерации: 8 республик (Адыгея, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия – Алания, Чечня); 2 края (Краснодарский и Ставропольский); 3 области (Астраханская, Волгоградская и Ростовская). Юг России – один из самых полиэтничных и многоконфессиональных регионов мира. Здесь проживают представители более ста народов, принадлежащих к различным языковым группам и исповедующих все мировые религии.

На Юге России имеются почти все виды энергетических и сырьевых ресурсов, здесь проходят важнейшие транспортные магистрали и торговые пути, сконцентрирован основной рекреационный потенциал страны. Геоэкономическое значение Юга России обусловлено тем, что он является основным российским центром сельскохозяйствен­ного производства и занимает стратегически важное положение в системе транспортировки нефти в Европу. Вместе с тем уровень жизни населения на Юге России, особенно в национальных республиках Северного Кавказа, является один из самых низких в Российской Федерации.

Геополитическое положение Юга России заключается в том, что он входит в так называемый «метарегион нестабильности», простирающийся от Балкан до Памира, и представляет собой зону столкновения цивилизаций, порождающую перманентные конфликты. На Юге России в настоящее время наблюдается такие «всемирные» явления, как «взрыв» этничности и «всплеск» национализма, сопровождающиеся усилением этнополитической напряженности, конфликтности и экстремизма.

В связи с этим особое значение в современной науке приобретает изучение факторов конфликтогенности в регионе. Научное исследование этих факторов может заложить теоретическую основу для разработки наиболее эффективного варианта региональной политики на Юге России, отсутствие которого в настоящее время многими экспертами рассматривается в качестве условия, способствующего нагнетанию напряженности.

В изучении конфликтогенных факторов на Юге России уже проделана определенная работа1. Акцентируя внимание на тех или иных сторонах социально-экономической или этнополитической действительности, исследователи выделяют различные группы факторов, по-разному оценивают их роль в формировании конфликтогенной ситуации в регионе. Так, одни ученые источник конфликтогенности усматривают в историческом прошлом, другие особое значение придают современным факторам. Третьи полагают, что конфликтогенная ситуация на Юге России обусловлена уникальной комбинацией исторических, социально-экономических, этнических, демографических, психологических и иных факторов, находящихся в сложном взаимодействии.

Изучая конфликтогенную ситуацию на Юге России, исследователи пытаются выделить те или иные доминирующие факторы. Среди них многие ученые называют в первую очередь этнический фактор и связанную с ним ксенофобию. При этом одни ученые источник кофликтогенности связывают с кризисом этнической идентичности, другие, наоборот, – с активизацией и мобилизацией этничности в условиях трансформации. Особое значение исследователи придают конфессиональному фактору2.

Кроме того, при изучении конфликтогенных факторов большое внимание уделяется изменению геополитического положения Юга России после распада СССР и кризису государственной и культурно-исторической идентичности российского (постсоветского) общества1. В последнее время большое значение придается таким факторам, как взаимодействие цивилизаций и международный терроризм2.

Дальнейшее изучение конфликтогенных факторов на Юге России предполагает рассмотрение различных подходов, в рамках которых происходит актуализация тех или иных факторов, в плане выяснения методологической эффективности этих подходов. Сложившийся методологический плюрализм в изучении конфликтогенной ситуации на Юге России базируется на принципах альтернативности и дополнительности, согласно которым относительно любого предмета научного исследования можно поставить неограниченное число познавательных задач, а при решении определенного их класса могут быть использованы различные когнитивные средства. Методологический смысл этой познавательной установки состоит в том, что в ходе изучения конфликтогенных факторов ученый, учитывая характер познавательных задач, сознательно выбирает те способы исследования, которые, по его мнению, могут дать в рамках данного подхода необходимый научный результат.

Полученные в рамках различных подходов научные результаты требует методологической рефлексии, направленной на выяснении того, что делает ученый, изучая факторы конфликтогенности на Юге России, каких когнитивных установок он придерживается, в русле каких моделей исследования ведет свой научный поиск.

В настоящее время ученые, изучающие конфликтогенные факторы на Юге России, используют различные модели научного исследования. Одни из них работают в русле классической науки, другие – неклассической, третьи – прибегают к синтезу установок классической и неклассической моделей научного исследования.

В связи с этим в данной работе ставится задача теоретического осмысления практики научного изучения конфликтогенных факторов на Юге России с целью определения наиболее эффективных путей решения конкретных исследовательских задач. Это дает возможность выявить эвристические возможности различных моделей научного исследования при изучении конфликтогенных факторов в регионе.

Реконструкция методологических основ практики научных исследований позволяет, с одной стороны, определить различные масштабы и уровни конфликтогенных факторов, а с другой – предпринять попытку их синтеза и целостного рассмотрения в рамках многомерного методологического конструкта.

^

Глава 1. «ОДНОМЕРНЫЕ» И «МНОГОМЕРНЫЕ» МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ КОНСТРУКТЫ
ИССЛЕДОВАНИЯ




  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25




Похожие:

А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В
Лубский А. В. Легитимность политической власти как методологическая проблема // Волков Ю. Г., Лубский А. В., Макаренко В. П., Харитонов...
А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В
Лубский А. В. Политология в России: состояние и возможности политической концептологии // Государственное и муниципальное управление:...
А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В. Государственность как матрица российской цивилизации // Гуманитарный ежегодник. – Ростов н/Д: Изд во Ростовского ун-та, 2005

А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В. Государственная власть в России (исторические реалии и проблемы легитимности) // Российская историческая политология. – Ростов н/Д: Феникс, 1998

А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В. Государственность и нормативный тип личности в России // Гуманитарный ежегодник. – Ростов н/Д; М.: Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2007

А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В. Кризис легитимности политической власти в современной России // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. 1996. №4

А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В
Инновационные подходы в науке. Теоретические и методологические проблемы социогуманитарного познания. Ростов н/Д. 1995. (В соавторстве...
А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В. Национальный менталитет и легитимация этнократии (к методологии исследования) // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1998. №2

А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В. Модернизация: смена парадигм // Модернизация: Россия и Европа: Сборник материалов. Т. – Ростов н/Д: Изд-во Рост ун-та, 2005

А. В. Лубский конфликтогенные iconЛубский А. В. Цивилизационная специфика становления федерализма в России // Россия – Германия: проблемы федерализма (политологический сборник). Дортмунд – Ростов н/Д. 2000

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов