B. II. Макаренко технократические мамелюки icon

B. II. Макаренко технократические мамелюки



НазваниеB. II. Макаренко технократические мамелюки
страница4/4
Дата конвертации04.09.2012
Размер0.72 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4
ГЛАВА 7

^ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА, ПАТРИОТИЗМ И НОВЫЕ ВАРВАРЫ

В современном обществе вера в "рациональность" и "про­фессионализм" властно-управленческого аппарата (включая его юридическое звено) напоминает веру в Бога. Большинство людей по-прежнему не может отказаться от веры в существова­ние власти, с помощью которой можно решить социальные про­блемы и устранить зло из мира. А.Макинтайр показывает, что такая вера снимает различие между религиозным, юридическим и политическим языком. Он отличается вокативным харак­тером, включает множество эпитетов, глаголов и метафор, не дающих возможности провести четкое различие между дескрип­тивным и оценочным смыслом каждого понятия и языка в це­лом. Религиозный, юридический и политический язык выража­ет убеждения людей, а не констатацию положения вещей.

Тем самым право и политика транслируют критерии ре­лигиозной ортодоксии: "Эквивалентом религии является пра­вило, определяющее суверенность в данной политической общ­ности. Вопрос "что такое суверенность?" философы политики обычно стремятся решить путем указания на личность или тело, которые следует признать центром суверенности. А по сути дела то, что является центром суверенности в данном обществе, все­гда определяется правилами, которые устанавливают, что сле­дует признавать правом и законом. Такие правила, определяю­щие суверенность власти, сами по себе не могут быть выраже­нием власти суверена. Но поскольку они являются окончатель­ным критерием права и закона, постольку не содержат никако­го дальнейшего логического обоснования"1. Поэтому право­вые и политические споры обычно заканчиваются логическими тупиком. "Выход" из него представляются произволу юриди­ческой бюрократии, политиков и властно-управленческого ап­парата.

Соответствие между принципами религиозной ортодок­сии и политического суверенитета далеко не случайно. Оно встречается во всех разновидностях христианской религии —

46

католицизме, православии, протестантизме. Во всех случаях основанием высказываний о Боге фигура Христа выступает главным авторитетом. Эта фигура содержит в себе те же самые манипулятивные характеристики, которые типичны для соци­альных фигур Потребителя, Менеджера и Терапевта. При выс­казываниях о суверенности роль такой фигуры могут выпол­нять индивидуальные (основатели государств и изобретатели законов) и надындивидуальные (государственный аппарат, ар­мия, партия) силы, устанавливающие законы. Основанием при­знания истинности высказываний Христа являются высказыва­ния его апостолов. Основанием признания справедливости су­ществующих законов являются высказывания политиков и чле­нов аппарата справедливости. Что же является основанием при­знания истинности высказываний апостолов и юристов? Фигу­ра верховного авторитета.
Опять возникает круг в доказатель­стве и возможность произвольного толкования любого закона.

Власть не в состоянии устранить этот произвол, ибо в противном случае рухнут основания ее социального статуса. "Действия тупоголовых юристов и управленцев-прагматиков направлены на создание такого образа социального мира, в котором они играют главные роли"2. В результате товарный и денежный фетишизм переплетается с юридическим и политичес­ким. Существующие правительства и корпорации стремятся к реализации своих целей, используя попеременно процедурную и распределительную концепции справедливости. Но эти кон­цепции используются лишь в тех пределах, в которых они по­зволяют реализовать индивидуальные и групповые интересы. А проблема обоснования данных интересов, в том числе указа­ние на их эмотивистский и произвольный характер, при этом даже не ставится.

Таким образом, ни процедурная, ни распределительная концепция справедливости не мешают существованию класса чиновников с его подотрядами юристов и ученых-экспертов. Следовательно, данные концепции тоже есть разновидность глобальных иллюзий и фикций, которые могут принимать конк­ретно-исторические формы в зависимости от множества обстоя­тельств. Их следствием стала театральная имитация "рацио­нального управления обществом". В современном обществе популярность политических артистов и циркачей возрастает. Даже профессия циркового и театрального гримера неожидан-

47

но приобрела политическую модификацию в "имиджмейкерство". Популярность, завоеванная с помощью "имиджа", стала признаком власти и авторитета: "Наиболее успешно действу­ющий бюрократ одновременно является непревзойденным ак­тером"3.

Синтез религиозной веры с политическими убеждениями и социальной наукой привел к небывалому росту организаци­онных структур во всех сферах социальной жизни. Правитель­ства и корпорации оплели весь социальный организм и превра­тили его во множество административных машин. Сегодня уже не существует социальных движений и политических партий, которые были бы свободны от указанных свойств. Нет пока и таких способов легитимизации авторитета власти, которые были бы свободны от веберовской концепции "рациональной бюрократии". Это относится как к либерализму, так и к марк­сизму.

Как было показано, либерализм органически связан с "бюрократическими индивидуализмом". Поэтому либераль­ная критика бюрократии (содержащаяся, например, в рабо­тах Н.Паркинсона) является разновидностью "светских раз­говоров". Ни к каким практическим следствиям она не при­вела.

Марксизм содержал мощный антибюрократический за­ряд, но надежд не оправдал. В процессе практической реализа­ции марксизм оказался веберианством в превосходной степени. После русских революций и становления "мировой системы социализма" рост бюрократии в ней намного опередил капита­листические страны. В этом отношении СССР действительно "догнал и перегнал" капитализм, как призывал это сделать Сталин. Под влиянием СССР страны Запада были вынуждены заимствовать идею государственного регулирования экономи­ки. Опыт показывает, что эта идея может быть вплетена в лю­бую политику — либеральную, консервативную и социалисти­ческую. Левая интеллигенция стран Запада бросилась "дого­нять и перегонять" СССР. Лавинообразный рост бюрократии после второй мировой войны стал реальностью и на берегах Атлантики. В итоге проблема бюрократии не только не решена, но даже и не осознана ни одним из направлений современной социально-политической мысли как центральная проблема со­временного общества. Может быть, нужен новый Гитлер для ее

48

окончательного решения по типу "еврейского вопроса"?

Иначе говоря, А.Макинтайр последовательно форму­лирует и защищает главный тезис своих исследований: вся со­временная культура Запада бюрократична и другим странам учиться у него уже нечего. Повсеместный рост профетического иррационализма стал реакцией на тотальную бюрокра­тизацию культуры.

Профетический иррационализм восходит к опыту Ниц­шеанской "переоценки всех ценностей". Кроме ницшеанства современная европейская культура не располагает никакой другой интеллектуальной традицией, позволяющей отвергнуть экономические, социальные, моральные, организационно-управ­ленческие, политические и идейные основания бытия этой куль­туры. Марксизм исчерпал свой критический потенциал. Его нужно заменить такой теорией, которая бы не давала никаких цивилизационных преимуществ Европе.

Профетический иррационализм пока только возникает в "правых" и "левых" движениях. Ни одно из них еще оконча­тельно не конституировалось. Зато они уже отражают несогла­сие отдельных индивидов и групп с тотальной бюрократизаци­ей культуры. Веберианство и ницшеанство образуют фундамен­тальные теоретические артикуляции современного социально­го порядка. Новая парадигма философии и социального знания может строиться на основе переосмысления веберианства и ниц­шеанства с одновременной реанимацией критического потен­циала марксизма.

При этом надо учитывать кардинальный факт: в со­временной культуре не существует устойчивой связи между моралью и практическим разумом. Легитимизация "рацио­нальности" экономики, властно-управленческого аппарата и политики — свидетельство такого отсутствия. Любое при­писывание рынку и бюрократии свойств "рациональности" обнажает всепронизывающую деморализацию общества. Сегодня проблемы социальной морали и политической этики стали пустым звуком. Они сохраняют свое значение лишь в жизни маргинальных социальных групп. Если консерватизм и социализм хотя бы частично заимствуют ценности либера­лизма (прежде всего идею о "рациональности" рынка и бю­рократии), они становятся разновидностями бюрократичес­кого индивидуализма.

49

На протяжении последних двухсот лет происходила де­генерация европейского общества и культуры. Она выразилась в доминировании рынка, производства и бюрократии над инди­видами. В итоге никакого прогресса за две сотни лет не про­изошло. Европейские интеллектуалы по-прежнему мусолят две основных концепции индивида:

  • как "независимого" и "рационального" субъекта, ко­торый может осуществлять "суверенный выбор" собственной позиции и образа жизни;

  • как "продукта обстоятельств", о "благе" которого не­обходимо "заботиться".

Но данные предикаты индивида утратили смысл. Ни о каком индивидуальном выборе не может быть и речи. Как не может быть речи о том, что политико-бюрократические струк­туры заботятся о ком-то больше, нежели о самих себе. Ни одна из концепций индивида не направлена против социальных фи­гур Потребителя, Терапевта и Менеджера во всей совокупнос­ти их профессиональных ролей. Следовательно, любая концеп­ция способствует укреплению позиций бюрократии.

Описанные процессы и тенденции порождают феномен глобальной исчерпанности политики не только в тоталитар­ных, но и в демократических формах. Куда это приведет? — пока неясно. Зато стало совершенно очевидно, что "...поли­тика современного общества есть гражданская война, осу­ществляемая другими средствами"4. Перефразируя извест­ную формулу Клаузевица, А.Макинтайр исследует ряд мето­дов, с помощью которых правительства и властно-управлен­ческие аппараты ведут гражданскую войну со своими же об­ществами.

К их числу англо-американский коллега относит прежде всего конституционное право. Оно есть разновидность консти­туционных утопий и не может считаться ни отражением общих интересов, ни критерием демократии. Как известно, изобрета­тель либерально-утилитарной философии И.Бентам одновремен­но прославился как сочинитель конституций для множества ев­ропейских и внеевропейских стран и автор проектов новых тюрем. Так что связь конституции и тюрьмы — не случайный эпизод, а правило социальной истории, детально изученное М.Фуко. Конституционные утопии ничуть не лучше других уто­пий. А опыт многих стран в XX в. показал, что нет ничего про-

50

ще формального принятия конституций и попутной эскалации самого жестокого произвола.

Существующие законы в демократических государствах выражают конфликты между социальными группами и между правительствами и обществами. Но эти конфликты не могут быть разрешены юридически. Правительства монополизирова­ли функции Терапевта, Социального Реформатора и Менедже­ра. Общество может оставаться только Потребителем-Эстетом. Да и то в рамках, предписанных властно-управленческим и юридическим аппаратом. Даже концепция С.Къеркегора пре­вратилась в архаизм. Как известно, датский философ рассмат­ривал эстетическую стадию жизни лишь как этап на пути дви­жения к этической и религиозной. Однако религия как главный аргумент при обосновании человеческого поведения давно ут­ратила смысл. А этика превратилась в сферу "ученых штудий" и не отражает реальную мораль. Следовательно, законы отра­жают не столько масштабы социальных конфликтов, сколько меру их подавления современными правительствами.

В результате "рационализации" политики и управления из повседневной жизни выталкивается патриотизм. Одновремен­но происходит эскалация "патриотической" фразеологии. Она инспирируется политическими элитами бывших колониальных и социалистических государств и стала разменной валютой политической манипуляции. Сегодня индивиды уже не в состо­янии испытывать чувства, связанные с понятиями "отечества" и "родины". В то же время Макинтайр отмежевывается от либе­рального пренебрежения к патриотизму. Либералы частично правы в том, что в современном мире патриотизм стал фасадом для прикрытия шовинизма и империализма. Однако то же самое можно сказать о всех либеральных ценностях. Так что отрица­тельное отношение к патриотизму не мешает либералам быть сторонниками бюрократического индивидуализма.

Действительная проблема состоит не в квалификации патриотизма как положительной или отрицательной ценности, а в невозможности его практического воплощения. В современ­ных демократиях правительства не выражают моральную и политическую общность граждан. Правительства стали сетью бюрократических служб для навязывания обществу политичес­кого произвола. В обществе нет ни морального, ни политичес­кого согласия, а согласие между Потребителями, Терапевтами

51

и Менеджерами лишь увеличивает сферу манипуляции. "Пра­ва и обязанности" индивидов есть комплекс неопределенных юридических и политических фикций. То же самое относится к принципу "консенсуса". В данном обществе согласие в принци­пе невозможно. Следовательно, принцип "консенсуса" фикси­рует рамки процедурных правил демократии и не объясняет причин социальных и экономических конфликтов.

По мнению А.Макинтайра, патриотизм универсален, по­скольку он фиксирует чувственно-эмоциональную связь инди­вида с определенной социальной и моральной общностью. По­литическая общность — привязанность индивида к правитель­ству, политической системе и законам данной страны — может существовать и иметь смысл лишь тогда, когда она отражает данную связь. Но из-за бюрократизации властно-управленчес­ких и юридических аппаратов связь оказалась разорванной. Весь комплекс понятий социального знания маскирует отсут­ствие такой связи.

Опыт XX в. породил еще один любопытный феномен. Во всех странах мира существуют наиболее важные государствен­ные агентства — органы иностранных и внутренних дел, обо­роны, безопасности и разведки. После второй мировой войны к ним добавились министерства информации. Существуют также привилегированные учреждения по подготовке кадров для этих органов. Однако число так называемых "изменников родины" (в процентном исчислении) из состава главных государствен­ных ведомств значительно опередило число таких изменников из других социальных групп, никак не связанных с государ­ственными аппаратами. Следует ли отсюда, что "родину" обыч­но чаще предают люди из состава социальных элит и политичес­кого истеблишмента, нежели рядовые граждане? — вопрос осо­бый и нуждается в тщательном социологическом исследовании.

По крайней мере, нет оснований считать, что мораль элит выше морали обычных граждан. Скорее наоборот. От Древне­го Рима до современных государств наблюдается устойчивая тенденция деморализации политических элит. А целая традиция политической мысли противопоставляет моральную и полити­ческую личность. Поэтому традиционное понятие патриотизма утратило смысл.

По мысли А.Макинтайра, новый патриотизм может бази­роваться только на принципиальной противоположности между:

52

  • связью индивида с социальной общностью;

  • лояльностью индивида в отношении законов и прави­тельства.

Правительства лишь по воле случая осуществляют власть над гражданами. Государство никогда не было формой мораль­ного осуществления власти. Оно не обладает легитимностью даже при демократическом устройстве. Поэтому общества все более дистанцируются от государств и правительств. Но эти процессы пока еще не нашли отражения в конституционно-пра­вовых системах. В этом тоже выражается исчерпанность поли­тики как сферы деятельности.

В современном обществе невозможно быть моральным человеком. Современные концепции "человека экономическо­го" несовместимы с хозяйственной этикой в смысле Локка-Смита-Вебера. А концепции "человека политического" противоре­чат героической политической этике в смысле Макиавелли. Следовательно, акцент на какие-то особые этические ценности капитализма потерял смысл.

Общество не может быть моральным, если рынок занима­ет в нем место "главной" ценности, а бюрократия квалифици­руется как "необходимый" элемент общества. Общество не мо­жет быть свободным, если в нем господствует бюрократичес­кий индивидуализм в либеральном, социалистическом и кон­сервативном воплощении или в их гибридных формах. Чтобы создать предпосылки морали, необходимо отбросить современ­ный социальный, экономический и политический порядок. Де­мократия и правовое правление имеют смысл лишь в той степе­ни, в которой они помогают осознать и выполнить эту задачу.

Однако программы всех ныне существующих полити­ческих партий такой задачи даже не ставят. Партии фактичес­ки перешли "на содержание" своих и чужих правительств и корпораций.. Оппозиция потеряла смысл. Так что политичес­кая структура реальной демократии базируется на полном от­брасывании морали. Главные социальные фигуры целиком де­морализованы и закрепляют политическую рутину. В ней не содержится ни грана морали. Значит, все современное обще­ство одело "новое платье короля". Но крикнуть об этом пока не решается никто.

Марксизм попытался сыграть роль мальчика из сказки Г.Х.Андерсена. Но практическое воплощение марксизма в СССР

53

продемонстрировало наибольшую политическую исчерпан­ность. Однако исчерпанность марксистской политики нетож­дественна его теоретической исчерпанности. В теоретическом отношении определенные элементы марксизма не устарели. Это относится прежде всего к теории отчуждения и теории фетишиз­ма. Они помогают обнаружить моральную, политическую и те­оретическую нищету современного либерализма и консерватиз­ма. Практическое воплощение либеральной и консервативной политики не смогло преодолеть ни отчуждения, ни фетишизма. Следовательно, любые попытки синтеза либерализма с консер­ватизмом в конкретно-исторических обстоятельствах ложны по определению. Прежде всего речь идет о связи либерально-кон­сервативной политики с фактом существования национальных государств. То же самое относится к прагматизму и постмодер­низму в его американской версии, которая объявляет ценность "успеха" универсальной, а ценность истины устарелой.

Конечный вывод Макинтайра бескомпромиссен: в странах Западной Европы и США наступила эпоха всеобщего варварства. Но теперь орды варваров не стоят у границ Евро­пы. Как это было неоднократно в истории континента — от гуннов, вандалов и монголов до турков и советских оккупаци­онных войск. Атлантическая цивилизация сама породила своих варваров, осуществляющих власть над нею. Главный из них современный "рациональный" государственный чинов ни к. Э.Геллнер назвал этот класс людей "технократическими маме­люками". Другие социальные фигуры пытаются вступить с ним в родство. И не выступают против орд современных рациональ­ных варваров. Поэтому победа над ними становится все более проблематичной. Экономические и политические институты демократии не позволяют вести систематическую борьбу с эти­ми ордами.

Таким образом, цивилизованный колаборационизм стал универсальным свойством науки, политики и культуры атлан­тических стран. Если политическая структура демократии ба­зируется на полном отбрасывании морали, то не следует ли от­бросить демократию со всеми ее социальными фигурами и ин­ститутами?

54

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Я не исчерпал все аспекты концепции А.Макинтайра. За пределами рассмотрения осталась также его позитивная про­грамма, противопоставленная всей системе манипулятивных отношений, сложившихся в эпоху Ослепления и существующих в настоящее время. Для меня было важно привлечь внимание коллег к тем моментам взглядов англо-американского профес­сора, которые могут быть использованы для развития положе­ний, сформулированных в предисловии. Не менее важно обра­тить внимание на аргументы, которые позволяют поставить под сомнение властно-управленческий, юридический, социологи­ческий и политологический "профессионализм".

Социальные и политические науки России и других вос­точно-европейских стран пока не в состоянии разработать та­кую концепцию, которая позволяла бы дистанцироваться от комплекса существующих в данных странах отношений, инсти­тутов и идеологических гибридов. До каких пор может продол­жаться чисто внешнее соединение различных элементов либе­рализма, социализма и консерватизма в этих странах для дос­тижения сиюминутных целей при данной социальной и полити­ческой конъюнктуре? — этот вопрос только поставлен, но отве­та на него пока нет1. Тем большую значимость приобретают следующие выводы А.Макинтайра:

  • классические идеологии (либерализм, консерватизм и социализм), их идеологические гибриды и связанные с ними пра­вовые идеологии не позволяют сделать манипулятивные отно­шения центральной проблемой всего круга социальных наук;

  • властно-управленческие и юридические аппараты — важнейшие элементы манипулятивных отношений;

  • любые концепции справедливости обладают манипулятивным содержанием;

  • чем больше государство выступает верховным соб­ственником земли, тем больше властно-управленческие аппа­раты легализуют институционализованное воровство;

  • социальные и политические неравенства воспроизво­дятся через семью, поскольку она не в состоянии применить прин-

55

цип отмены "права наследования" в отношении настоящего и будущего поколений;

— все политические и юридические споры завершаются произвольными решениями, не имеющими рационального осно­вания;

  • в правовом и политическом языке воспроизводятся критерии религиозной ортодоксии;

  • социальные науки не препятствуют связи товарно-де­нежного фетишизма с политико-юридическим;

  • "рационализация" рынка и бюрократии отражает всепронизывающую деморализацию общества.

В контексте этих выводов вряд ли случаен весьма пока­зательный факт, значимость которого я хотел бы подчеркнуть еще раз. После крушения СССР и "стран народной демокра­тии" веберовская концепция "рациональной бюрократии" ока­залась неожиданно популярной в России, других странах Вос­точной Европы и даже в Китае. Значит, можно согласиться с А.Макинтайром: веберианство оказалось идеологически более надежным, чем марксизм. Теперь оно выполняет главную легитимизирующую функцию не только постсоветских властно-уп­равленческих клик, но и моральной критики российской реаль­ности.

Из анализируемой концепции вытекает еще один значи­мый вывод: проблема бюрократии является центральной про­блемой всего круга социальных наук. И ее решение не может быть сведено к кампаниям "борьбы с бюрократизмом" в совет­ское время и обвинениями нынешнего властно-управленческо­го и юридического аппарата России в повсеместной корруп­ции. Общественное мнение и сознание членов научного сообще­ства должно быть освобождено от представлений о "рациональ­ности" и "необходимости" бюрократии. Эта свобода — лишь первый этап на пути осознания важности данной проблемы для России и других восточно-европейских стран, заимствующих демократические институты в странах Западной Европы.

В состоянии ли весь комплекс социальных наук России освободиться от легитимизации потребительских, менеджерс­ких и терапевтических отношений? — так можно сформулиро­вать теоретическую и политическую проблему. По крайней мере, концепция А.Макинтайра существенно меняет набор вопросов, подлежащих обсуждению при решении данной проблемы.

56

ЛИТЕРАТУРА

ПРЕДИСЛОВИЕ

1 См.: Макаренко В.П. Анализ бюрократии классово-антагонистического общества в ранних работах Карла Маркса. Ростов-на-Дону, 1985; Бюрократия и государство. Ростов-на-Дону, 1987; Вера, власть и бюрократия. Ростов-на-Дону, 1988; Бюрократия и сталинизм. Ростов-на-Дону, 1989; Революция и власть. Ростов-на-Дону, 1990; Бюрократия и государственный формализм // Вопросы философии. 1993, № 2 и др.

2 ^ См.: Левинсон А.Г. Термин "бюрократия" в российских контекстах // Вопросы философии. 1994, № 7-8.

3 См.: Макаренко В.П. Теория бюрократии, политическая оппозиция и проблема легитимности. СПб., 1996; Групповые интересы и властно-управленческий аппарат: к методологии исследования // Социологические исследования. 1996, № 11; 1997, № 7; Правительство и бюрократия // Социологические исследования. 1999, №1

4 ^ См.: Капустин Е.Г. Три рассуждения о либерализме и либерализмах // Политические исследования. 1995, № 3-4.

5 См.: Хмелевски А. Философия моральности Аласдайра Макинтайра // Макинтайр А. Наследство добродетели. Иссле­дование по теории моральности. Варшава, 1996, с. VIII-IX.

ГЛАВА 1

1 Макинтайр А. Указ. соч., с. 81

ГЛАВА 2

1 Там же, с. 74.

2 Там же, с. 141.

3 Там же, с. 148.

4 Там оке, с. 150.

5 Там же, с. 143.

ГЛАВА 3

1 Там же, с. 74.

2 Там же, с. 141.

3 Там же, с. 148.

57

ГЛАВА 4

1 См.: Хмелевски А. Указ. соч., с. XVI-XVII.

2 См.: Гудков Л., Левада Ю., Левинсон Α., Седов Л. Бю­рократизм и бюрократия; необходимость уточнений //Комму­нист. 1988, № 12; Левада Ю. Отношение населения к бюрокра­тии // Вопросы экономики. 1989,№ 12.

3 Си..- Шматко Н. Становление российского патроната и бюрократический капитал // Социологические исследования. 1995, № 6.

4 См.: Ильин В.В., Панарин А.С., Ахиезер A.C. Реформы и контрреформы в России: циклы модернизационного процесса. М., 1996, с. 223-226.

ГЛАВА 5

1 Цит. по: Хмелевски А. Указ. соч., с. XXIX.

2 См.: Макаренко В.П. Русская власть: теоретико-соци­ологические проблемы. Ростов-на-Дону, 1998, с. 39-80.

ГЛАВА 7

1 Макинтайр А. Религиозная позиция // Философия рели­гии. Варшава, 1997, с. 244.

2 Макинтайр А. Наследство добродетели., с. 204.
·* Там же, с. 205.

4 Там же, с. 450.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

1 См.: Капустин Б.Г. Современность как предмет полити­ческой теории. М., 1998.

58

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ 3

^ ГЛАВА 1. СОЦИАЛЬНЫЕ ФИГУРЫ И БЮРОКРА­
ТИЧЕСКИЙ ИНДИВИДУАЛИЗМ 5

ГЛАВА 2. МАНИПУЛЯЦИЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ

РИТОРИКА 11

ГЛАВА 3. ФАКТЫ, РИТУАЛЫ И "ДОХЛАЯ РЫБА" 19

^ ГЛАВА 4. ПРОМЕЖУТОЧНОЕ РЕЗЮМЕ 29

ГЛАВА 5. ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ГИБРИДЫ 34

ГЛАВА 6. КОНЦЕПЦИИ СПРАВЕДЛИВОСТИ И.

ЮРИДИЧЕСКАЯ БЮРОКРАТИЯ 38

^ ГЛАВА 7. ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА, ПАТРИОТИЗМ

И НОВЫЕ ВАРВАРЫ 46

ПОСЛЕСЛОВИЕ….. 55

ЛИТЕРАТУРА 57


Научное издание

МАКАРЕНКО Виктор Павлович

ТЕХНОКРАТИЧЕСКИЕ МАМЕЛЮКИ:

социополитические аспекты концепции А.Макинтайра

В авторской редакции

Подписано в печать 21.02.2000 г. Формат 80 χ 64 1/16. Гарнитура Тайме. Печать ризограф. Усл. печ. л.3,8. Тираж 500

экз. Заказ № 386.

Издательство СКНЦ ВШ. 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140.

Набор, компьютерная верстка и печать

осуществлены в РИО Ростовского филиала РТА.

344011, г. Ростов-на-Дону, ул. Сиверса, 24
1   2   3   4



Похожие:

B. II. Макаренко технократические мамелюки iconА. С. Макаренко автора кн. Педагогическая поэма
Председатель. – Товарищи, разрешите вечер, посвященный творчеству Антона Семеновича Макаренко, считать открытым. [Апл.]
B. II. Макаренко технократические мамелюки icon2 «В», 3 «А», 6 «Б»), подготовительная работа к мероприятиям (8-е классы)
Макаренко Л. В.), 10 «Б» класс (кл руководитель Гребенюк Г. П.), 11 «А» класс (кл руководитель Макаренко Е. Д.). Всем классам были...
B. II. Макаренко технократические мамелюки iconВ. П. Макаренко проблема общего зла: расплата за непоследовательность Москва Вузовская книга
Макаренко В. П. Проблема общего зла: расплата за непоследо­вательность. М.: Вузовская книга, 2000. 96 с. Isbn 5-89522-10I-7
B. II. Макаренко технократические мамелюки iconДокументы
1. /Макаренко третее задание 1 схема.doc
2. /Макаренко...

B. II. Макаренко технократические мамелюки iconНина целищева у доброго дела — широкие крылья в апреле этого года во Владимире прошёл третий Международный конкурс им. А. С. Макаренко и Макаренковские чтения
В апреле этого года во Владимире прошёл третий Международный конкурс им. А. С. Макаренко и Макаренковские чтения
B. II. Макаренко технократические мамелюки iconА. С. Макаренко Уважаемые коллеги! Международная Макаренковская ассоциация и ано «Редакция Народное образование» объявляют о проведении с 1-го по 5-е апреля 2006 года Четвёртого Международного конкурс
Международная Макаренковская ассоциация и ано «Редакция Народное образование» объявляют о проведении с 1-го по 5-е апреля 2006 года...
B. II. Макаренко технократические мамелюки iconА. С. Макаренко называл это порабощением мозга словечком
Прочесть моё
B. II. Макаренко технократические мамелюки iconИздания и исследования по А. С. Макаренко в Германии и в других странах мира за десятки лет

B. II. Макаренко технократические мамелюки iconДокументы
1. /Макаренко о воспитании.doc
B. II. Макаренко технократические мамелюки iconСочинение по православной педагогике на тему: "педагогическая система а. С. Макаренко и возможности ее применения в православной педагогике"
На тему: “педагогическая система а. С. Макаренко и возможности ее применения в православной педагогике”
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов