П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография icon

П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография



НазваниеП. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография
П.Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях рос
Дата конвертации04.09.2012
Размер154.32 Kb.
ТипМонография


Лубский А.В. В поисках гражданского общества в России (Рецензия: Кислицын С.А., Лощилов П.Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография / РГЭУ «РИНХ». – Ростов н/Д., 2004. – 274 с.)


Интерес к полузабытой в ХХ в. идее гражданского обще­ства в России возник в связи с падением советской системы и началом нового витка догоняющей модернизации. Гражданское общество наряду с правовым государством стало рассматриваться как один из необходимых элемен­тов демократизации страны в условиях ее реформации. В качестве политического проекта эта идея получила закрепление в Конституции Российской Федерации 1993 г., которая носит в значительной степени программный характер.

В настоящее время в России этот проект реализуется в рамках либеральной идеи гражданского общества и реальной делегативной демократии. Государство, обладая символическим капиталом власти, стремится внедрить в сознание граждан ценности гражданского общества, а также установки, направленные на поддержку органов государственной власти по его формированию в стране, придавая тем самым идее гражданского общества легитимный характер. Формирование гражданского общества в России «сверху» становится «общим делом». В этом плане идея гражданского общества в России выступает составной частью национально-государственной идеологии.

В рецензируемой монографии отмечается, что «обращение власти к идее гражданского общества вызвано причинами тактического и стратеги­ческого характера». При этом подчеркивается, что «российское государство различными способами, начиная от бю­рократического регулирования и кончая идеологическим давлением, пытается всемерно сблизить себя с гражданским обществом, навязав ему идею «единой России», приоритетной по отношению к разроз­ненным социальным требованиям».

«Власти под гражданским обществом, – пишут авторы, – понимают, прежде всего, неправительственные организации – от правозащитни­ков до экологов и др., то есть те, которые можно организовать в верти­кальную структуру при президенте. Ассоциации граждан призваны являться сподвижниками центральной власти во всех ее начинаниях». Но для этого государству надо в начале «организо­вать население в искусственные общности, которые можно было бы выдавать за гражданские инициативы, органически присущие России».

Действительно, в плане реализации идеи гражданского общества в России федеральные и региональные органы государственной власти в первую очередь прилагают усилия по мобилизации общественности на «диалог» с властью. Однако важное значение имеет и поддержка малого бизнеса как одного из условий формирования «среднего класса» как социальной основы гражданского общества.

Что касается формирования гражданского общества в России «снизу», то пока оно еще не стало важной составной частью «общего дела».
Приводимые в монографии данные свидетельствуют о том, что «55% российских граждан вообще ничего не слышали о гражданском обществе, 22% – слышали, но не могут объяснить, что это такое, и только 12% – вполне правильно соотносят это понятие с терминами «права», «свободы», «интересы граждан», «инициативы граждан» и т.д.».

Вместе с тем надо отметить, что хотя эти ценности у россиян еще и не соотносятся с понятием гражданского общества, но они уже начинают играть в их менталитете большую роль. Так, социологические опросы показывают, что около 50-60 % респондентов в настоящее время предпочитают нравственно-конструк­тивное отношение к жизни, свободе, власти, закону и считают, что общество должно контролировать власть, а люди должны жить ответственно и «по закону». Все это свидетельствует о том, что на осознанном уровне значительная часть российского общества уже усвоила словесно выражаемые ценност­ные суждения по поводу атрибутов гражданского общества, и это, на наш взгляд, создает благоприятные условия для легитимации его идеи «снизу».

Кроме того, в современной России уже существует и определенный опыт гражданской активности, без чего немыслимо любое гражданское общество. Так, число людей, проявляющих гражданскую активность в России, составляет, по оценкам неправительственных организаций, 1-2 млн. чел. В России зарегистрировано около 300 тыс. организаций гражданского общества. Согласно экспертным оценкам, 70 тыс. из этих организаций активно работают, другие – существуют только на бумаге. Еще более осторожные оценки исходят из того, что число стабильных и работоспособных гражданских организаций составляет от 20 до 30 тыс., то есть, примерно, одну десятую часть от зарегистрированных организаций. «Круг клиентов» этих организаций охватывает, согласно оценкам Центра по вопросам развития демократии и прав человека, примерно, 20 млн. чел. в год. С учетом общей численности населения, составляющей примерно 160 млн. чел., это пока немного. Однако, по мнению известного правозащитника А. Даниэля, это – «серьезная цифра для страны, где еще несколько лет назад даже намерение организовать клуб авторов и исполнителей собственных песен вызывало постоянное и неблагосклонное внимание со стороны спецслужб»1.

Таким образом, формирование гражданского общества в России идет и «сверху», и «снизу». Однако реализация идеи гражданского общества «сверху» в России существенно отличается от реализации этой идеи «снизу». На уровне российской элиты доминирует такое представление о гражданском обществе, в русле которого оно рассматривается как «посредник» между индивидом и сильным государством. Поэтому реализация идеи гражданского общества «сверху» предполагает формирование ассоциаций граждан, способных «защитить индивида от произвола властей и наладить диалог с ними». В массовом сознании в отличии от элитарного отчетливо выражено стремление к контролю государства со стороны общества. В связи с этим реализация идеи гражданского общества «снизу» имеет другую направленность – контроль обществом государства2.

В целом надо отметить, что в современной России идея гражданского общества, на наш взгляд, реализуется преимущественно «сверху». При этом государственная власть с помощью символического капитала использует различные способы легитимации его идеи: через «идеал», «веру», «теорию», «мобилизацию общественности».

Легитимация идеи гражданского общества через «идеал» заключается в том, что в общественном сознании формируется преставление о гражданском обществе как синониме общественного идеала, абсолютного социального блага. Там, где есть гражданское общество, жизнь гармонична, человек свободен и защищен, где нет – царит деспо­тизм государства, общество страдает от разобщенности, а рядовой чело­век выступает объектом манипуляции олигархических элит и ма­фиозных кланов. Легитимация идеи гражданского общества через «веру» сопровождается внедрением в массовое сознание представления о том, что достижение состояния гражданского общества примерно так же важно, как для добро­го христианина войти во врата рая. Поэтому кто верит в будущность демократии, всеобщего благоденствия и стабильнос­ти в России, тот должен поддерживать возможность построе­ния здесь гражданского общества. Легитимация идеи гражданского общества через «теорию» сопровождается убеждением населения в неизбежность возникновения гражданского общества в России по мере перехода ее к демократии, правовому государству, рыночной экономике. Легитимация идеи гражданского общества через ««мобилизацию общественности»» преследует цель продемонстрировать демократичность государственной власти, готовность ее на диалог с обществом. Однако делегитимирующим фактором при этом выступает то обстоятельство, что представители государственной власти, инициирующие мобилизацию общественности на диалог с властью, игнорируют такую установку массового сознания, как необходимость контроля государства со стороны общества.

Формирование гражданского общества в условиях российской демократической трансформации является одним из актуальных направлений современного интеллектуального дискурса, в котором участвуют не только ученые и политики, но и представители общественности. В полифонии этого дискурса представлены самые разнообразные методологические, политические и ценностные ориентации.

Участников этого дискурса занимают воп­росы: можно ли использовать понятия «гражданское общество» для описания тех процессов, которые происходят в современной России, может ли в России сложиться гражданское общество, нужно ли вообще нашей стране гражданское общество, соответствует ли оно ее культурному своеобразию?3

При этом некоторые ученые предостерегают от неосмотрительного использования этого понятием в российском контексте. Они отмечают, что гражданское общество – это продукт уникальных цивилизационных обстоятельств. Гражданское общество складывалось только там, где существовали пере­селенческие протестантские общины, запад­ноевропейский религиозно-культурный контекст или, наконец, иудео-христианское миросозерцание. России поэтому о гражданском обществе нечего и мечтать, ее культурные и религиозные обстоятельства существенно ограничивают возможности появления гражданского общества. Более того, ряд исследователей считают, что гражданское общество получило реализацию лишь в специфических условиях США, гражданские же практики демократических стран Западной Европы во многом не соответству­ют теориям гражданского общества. Для развитых демократий понятие «гражданское обще­ство» уже устарело, оно не описывает современной социальной действительно­сти. Для «демократизирующихся» обществ оно имеет смысл как концеп­ция и перспектива, но тоже не объясняет социальных реалий. Поэтому несмотря на всю демократическую привлекательность понятия «гражданское общество», возникают сомнения в пригодности его для описания и объяс­нения основных тенденций развития современного российского общества4. Другие исследователи полагают, что российская цивилизация «как минимум не несет в себе запретительных условий для развития гражданского общества», а концепт гражданского общества вполне применим и при изучении современных процессов в России5.

В связи с этим надо отметить, что в западной политической мысли существует три основные традиции в понимании гражданского общества: 1) анг­лийская традиция, восходящая к Дж. Локку, рассмат­ривает гражданское общество как некое этическое сообщество, живущее по естественным законам до и вне политики; 2) французская традиция, идущая от Ш. Монтескье, которая представ­ляет гражданское общество как набор независимых ассоциаций граждан, опосредующих отношения между индивидом и государством и в случае на­добности защищающих свободу индивида от посягательств власти; 3) немецкая традиция, восходящая к Г. Гегелю, который син­тезировал английскую и французскую традиции и представил гражданское общество как совокупность стабильно существующих корпораций (ассоциаций), находящихся в оппозиции к государству

Согласно английской традиции государственная власть должна носить «фидуциар­ный характер»: государству доверяют исполнение минимальных функций по устранению немногих неудобств человеческого общежития. Если оно расширяет свою власть за пределы вверенных ему полномочий или не­обоснованно вторгается в сферы гражданского общества, то государству отказывается в доверии. В силу этого согласно английской традиции государство должно контролироваться гражданским обществом.

Исходным пунктом французской традиции, напротив, является наличие сильного государства,  что создает угрозу непосредственную его вмешательства в жизнь индивидов или групп населения. Гражданское общество в этой традиции сводится к идее corps intermediares, («промежуточных тел»), опосредующих отношения между индивидом и государством. При этом функции corps intermediares отводятся ассоциациям граждан. Тем самым согласно этой традиции гражданское общество должно находиться в оппозиции к государству.

В Германии понятие гражданского общества наполняется и политическим, и собственно «гражданским» смыслом. Проблемы гражданского общества вращаются не только вокруг процессов политического волеизъявления, принятия решений и контроля, но и вокруг широкого понимания формирования общества в результате открытой, коллективной деятельности по другую сторону государства и рынка. Сюда входит участие через политическую активность в партиях, неправительственных организациях, в гражданских инициативах или социальных движениях, как и соучастие в других полезных для общества организациях. Поэтому понятие гражданского общества здесь используется в тесной взаимосвязи с гражданской активностью.

В научной литературе отмечается, что несмотря на ряд различий между английской, французской и немецкой идеями гражданского общества, соответствующие понятия – civil society, societe civile и burgerliche Gesellschaft – относятся к единой либеральной кон­цепции гражданского общества. Основные конститутивные элементы или институты западного гражданского общества – свободные ассоциации граждан (го­рожан), экономический рынок и публичная сфера. Но концептуальное единство обеспечивается не столько формальным совпадением структур, сколько тем, что это общество сформировалось как общая для многих стран традиция или форма общественной жизни, как историческая конфигурация практик самоуправления, экономического обмена и обмена мнениями (публичных дебатов)6.

Надо отметить, что в отечественной литературе существует узкий и широкий взгляд на гражданское общество. В рамках узкого подхода некоторые отечественные теоретики гражданского общества продолжают по-марксистски интерпретировать понятие этого общества, сводя все дело к экономической жизни и сфере реализации частных интересов, и, соответственно, выстраивать стратегию его формирования в России.

В рамках широкого подхода гражданское общество рассматривается в русле модернизационной теории как венец развития любого нормального политического сообщества. За­падные общества развиты, поэтому в них наличествует гражданское общество. Рос­сия – общество развивающиеся, но рано или поздно в ней также сложится гражданское общество, а в результате или одновременно укоренятся и другие блага: рыночная экономика, соревно­вательная демократия, государство всеобщего благосостояния и т.д. В связи с этим формирование гражданского общества предполагает утверждение в России в политической сфере правового государства; в экономической – частной собственности, прежде всего мелкого и среднего бизнеса; в социальной – среднего класса; в духовной сфере – либеральных ценностей.

При этом исследователи подчеркивают, что к нынеш­ним российским дебатам о гражданском обществе гораздо ближе оказалась та западноевропейская традиция, согласно которой гражданское общество – это набор «независимых ассоциаций, опосредующих отноше­ния между индивидом и государством» и находящихся в оппозиции к нему. Ис­торически это объясняется тем, что наиболее популярная концеп­ция гражданского общества пришла в Россию в 90-х гг. прошлого века через восточ­ноевропейские интерпретации – в частности, через попытку истолковать опыт польской «Солидарности» в терминах А. Грамши7.

Авторы монографии не согласны с теми исследователи, которые считают, что искать ростки гражданского общества в России некорректно в отношении традиционной российской культуры и ментальности, и поэтому не следует использовать выработанный на Западе концепт гражданского общество применительно к нашей стране. Они не рассматривают гражданское общество в России как общество «кооптированное» и настаивают на наличии весьма серьезных оснований для использования понятия гражданского общества при изучении современной России. В-первых, авторы, как и некоторые другие исследователи, считают, что институты гражданского общества в России – это не только современное явление, но и устойчивая историческая традиция8. Во-вторых, в сфере их научного интереса оказывались вполне жизнеспособные и интенсивно развивающиеся институты гражданского общества в России, не только независимые от государства и имеющие автономные интересы, но и более того, претендующие на политическую самостоятельность. В-третьих, они полагают, что с методологической точки зрения в современной науке о модернизирующихся обществах альтернативы понятию «гражданское общество» для описания «демократической реформации» просто нет9.

При этом авторы монографии, рассматривая гражданское общество как «имя» конкретной социальной реальности, не воспринимают догматически западно-европейские тео­ретические традиции, и поэтому не считают, что этому «имени» на уров­не социальной действительности обязательно должно соответствовать нечто, максимально похожее на гражданское общество западного типа (по пунктам «инвентарного списка типичных признаков»).

О формировании гражданского общества в России можно писать с разных позиций. Однако в отечественной научной литературе при рассмотрении его проблем доминирует в целом либеральная модель гражданского общества. Сторонники этой модели, – отмечают авторы, – «отождеств­ляют его с широкой демократией, так как рассматривают гражданское общество как устройство публичной власти, благоприятное для раз­вития человеческой личности и самодеятельных общественных ассо­циаций».

Авторы считают, что использование либеральной модели гражданского общества применительно к России малопродуктивно. В рецензируемой монографии проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации рассматриваются в контексте социал-демократических политических ориентаций. С учетом цивилизационной специфики предлагается иная модель гражданского общества в России – модель «социального коммунитаризма».

Эта модель, выходящая за пределы классической дилеммы «индивидуализм – коллективизм» тоже, как отмечают авторы, разделяет публичный и частный сектор, но исходит из того, что люди полно­стью никогда не свободны в своем выборе, а вплетены в различные общности, связаны социальными отношениями и живут в мире, кото­рый был создан предшественниками. Общественные объединения выполняют, как правило, классические, достаточно традиционные функции, а не создаются ради достижения каких-то конкретных це­лей. Если для либеральной модели главное действующее лицо – по­требитель, обладающий правами, то для «коммунитаризма» это – член ес­тественной ассоциации, основанной на единстве традиций и культу­ры. В нем большое значение имеют этические принципы, носителями которых являются добровольные сообщества людей, связанные с их местом жительства. С позиций «коммунитаризма» гражданское общество в современных условиях – это особый тип коммуникационного процесса между государством и гражданином при дискурсивных, диалоговых отношениях между субъектами. В рамках гражданского общества, по­нимаемого как коммуникативное единство, осуществляется активное и массовое участие граждан в различных общественных организациях и институтах

Рассматривая конкретные проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации, авторы сосредоточивают внимание не столько на особенностях применимости концепта гражданского общества к российским условиям, сколько на анализе конкретных структур, в которых воплощается в России «импульс» к формированию гражданского общества, а также особенностей массового социально-политического сознания, обуславливающих развитие этого «импульса». В работе формирование институтов гражданского общества в России рассматривается с учетом ее цивилизационной специфики. Выявляя предпосылки, в том числе и исторические, гражданского общества в России, авторы устанавливают те социальные структуры, чьи интересы и социальные диспозиции делают их субъектами процесса становления гражданского общества.

В монографии раскрываются особенности становления гражданского общества в ходе демократических реформ в России. Анализируются слож­ные экономические, политические и социокультурные противоречия, ко­торые обусловливают специфику становления гражданского общества в России. Авторы исходят из того, что в условиях стабилизации социально-политического процесса гражданское общество в России имеет определен­ные возможности для развития. При этом во главе угла должны находиться не только идеи рыночной конкуренции, но также идеи национальных ин­тересов, служения Отечеству, исконным цивилизационным ценностям России. В этом ключе авторы анализируют идейно-политические пробле­мы и деятельность власти и оппозиции, элит и контрэлит, партий и движе­ний, Церкви и казачества, регионального сообщества Дона и Юга России.

Авторы отмечают, что путь России к демократии оказался специфично тернист, и не­малую роль здесь сыграли исторические особенности «русско-

российской цивилизации», укрепленные институты и распространен­ные формы общественно-политической коммуникации. Особое рели­гиозное мировоззрение, определяемое доминированием православных ценностей, «историческая память» этносоциальных групп, таких, как казачество, акцентирующих внимание современников на значимости и адекватности своих притязаний, общественная восприимчивость к субъектности властей придали неповторимый характер и продол­жают обусловливать ход и векторную логику модернизационных процессов. Заимствованные институты, адекватные современным ми­ровым «локомотивам», воспроизводятся на российской почве не в со­ответствии с замыслами организаторов реформ, а часто трудноулови­мым глубинным чаяниям общества и ценностным установкам наро­дов, населяющих современную Россию и определяющих ее своеобра­зие и уникальность. Подобное происходит и с формированием граж­данского общества.

Сейчас, как полагают авторы, с уверенностью можно говорить лишь о том, что граж­данское общество в современной России переживает процесс своего созревания-пертурбации. Каковым оно будет, получится ли оно в «за­падном эквиваленте», как будут осуществляться взаимодействие и диалог с государственными структурами – неясно и подвержено спонтанным модификациям. Однозначно утверждаем, что отечест­венное гражданское общество воспроизведет и впитает в себя неотъ­емлемые особенности российской «самости», состоится как реализа­ция институциональной основы западной демократии в сочетатель­ном воздействии с существующими формами социальной активности, почерпнет в себя и отобразит в себе национально-региональные осо­бенности России.

Рефреном через всю монографию проходит мысль, что все попытки «сверху» кооптировать гражданское общество в Россию бесперспективны. Оно может вырасти только «снизу». Поэтому важнейшей задачей является воспитание гражданской культу­ры, которая обусловливает демократическое содержание политиче­ского сознания и соответствующие поведенческие модели, основные мотивы, механизмы и направленность политических изменений.

В целом рецензируемая монография дает целостную картину противоречий и проблем формирования гражданского общества в России, раскрывает реальный процесс структуризации современного российского социу­ма, регулируемого набором правовых норм, общепринятых ценност­ных ориентации и неформальных правил. Монография будет весьма полезна для исследователей, преподавателей вузов и студентов, а также тех, кто непосредственно вовлечен в деятельность разного рода общественно-политических организаций и объединений, кто так или иначе соприкасается с проблемами гражданского общества, гражданских инициатив, политического представительства интересов общества.



1 Ланг С. Гражданское общество и гражданская активность в России // Internationale Politik (Германия), 16 апреля 2004 г. (http://www.inosmi.ru/translation/209070.html)


2 См. подробнее: Лубский А.В. Идея civil society: проблемы легитимации на Юге России // Со­временное общество на Юге России: основные тенденции развития. – Ростов н/Д. 2002.

3 Зубов А.Б. Современное русское общество и civil society: границы наложения // Pro et contra. 1997. Т.2. № 4.

4 Басина Е.З. Кривое зеркало Европы // Pro et contra. 1997. Т.2. № 4.

5 Левин И. Гражданское общество на Западе и в России // Политические исследования. 1996. № 5.


6 Волков В.В. Общественность: забытая практика гражданского общества // Pro et contra. 1997. Т.2. № 4

7 Хархордин О.В. «Проект Достоевского» // Pro et contra. 1997. Т.2. № 4.

8 См. также: Черных А.И. Гражданское общество в истории России // Гражданское общество: теория, история, современность. М., 1999.

9 См также: Гражданское общество в России: структуры и сознание. М., 1998.







Похожие:

П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconВ статье рассказывается о проблемах формирования новой российской идеологии, призванной способствовать объединению и консолидации российского общества, формированию гражданского самосознания
Кривошеина Елена Юрьевна, аспирантка 2 курса Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации
П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconГ в Костроме состоялась Международная научная конференция «Предприниматели и рабочие в условиях трансформации общества и государства в XX веке (Памяти профессора Ю. И. Кирьянова )». Программа
Костроме состоялась Международная научная конференция «Предприниматели и рабочие в условиях трансформации общества и государства...
П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconПроект «Национальной стратегии информационного развития России» (2004) Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях построения общества знаний»
Аналитическая записка представленная на круглом столе рио-центра «Гуманитарные аспекты формирования информационной политики в условиях...
П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconОбразование для общества знаний и проблемы формирования информационной культуры личности гендина Н. И. Гендина Н. И. Образование для общества знаний и проблемы формирования информационной культуры личности (2004)
Гендина Н. И. Образование для общества знаний и проблемы формирования информационной культуры личности (2004)
П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconИстория с видеозаписью Важную роль в имитации «гражданского общества»
Важную роль в имитации «гражданского общества» играют казенные правозащитники. Мне кажется, эта категория чиновников нуждается в...
П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconДокументы
1. /Фергюсон А Опыт истории гражданского общества/Предисловие.pdf
2. /Фергюсон...

П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconУказ президента российской федерации о национальной стратегии
Российской Федерации, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц, направленных...
П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconДокументы
1. /Монография/1/1_1н.doc
2. /Монография/1/1_2н.doc
П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconУважаемая Элла Александровна! В начале сентября 2007 года я обратился к Вам по поводу интервью
Открытое письмо председателю Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и...
П. Г. Проблемы формирования гражданского общества в условиях российской демократической трансформации: Монография iconАнализ воспитательной работы моу сош №7 г. Баксана за первое полугод
В первом полугодии учебного года воспитательная работа школы была направлена на решение проблемы развития личностных качеств и ключевых...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов