Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 icon

Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003



НазваниеЛубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003
Дата конвертации05.09.2012
Размер160.18 Kb.
ТипДокументы

Лубский А.В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003.


В современной науке существуют различные парадигмы изучения региональных политических процессов. В рамках институционального подхода внимание акцентируется на функционировании и транс­формации региональных институтов политической власти; конативного – на изменении статусов и влияния субъектов политической власти и их поведенческих акций; реляционистсткого – на динамике соперничества социальных групп за политические статусы и ресурсы власти. Общим для всех этих подходов является взгляд на региональный политический процесс как на «изменение во взаимодействии», поэтому одной из базовых характеристик политического процесса выступает категория «изменение».

Политический процесс как «изменение» может протекать в нескольких вариантах. Во-первых, как «изменение», связанное с воспроизводством политических отношений, структур и институтов в регионе. В этом случае речь идет прежде всего о нормальном функционировании региональной политической системы, которое не выходит за рамки сло­жившихся базовых политических значений. При таком способе «изменений» политический процесс приобретает форму цикла, ритм которому задается решениями органов государственной власти, акциями других политических субъектов, периодическими выборами и т.д. Основным источником «изменений» при этом выступают традиции, преемственность, право.

Во-вторых, политический процесс как «изменение» может быть связан с производством новой политической реальности. В этом случае региональный политический процесс приобретает форму инновационного развития, а его источником могут выступать трансформация экономических отно­шений, циркуляция элит, деятель­ность политических лидеров, адекватно отвечающих на «вызовы времени» и использующих эффективные управленческие технологии.

В-третьих, политический процесс может сопровождаться «регрессивной метаморфозой» региональной политики, приводящей к упадку. В этом случае полити­ческий процесс как «изменение» характеризуется тем, что происходит делегитимация политической власти; ее субъекты утрачивают функции политического управления, связанные с интеграцией, мобилизацией и регуляцией; нарастает политическая энтропия, в результате чего политическая целостность распадается.

Политический процесс как «изменение во взаимодействии» включает в свое содержание определенные политические технологии, которые используют в своей деятельности те или иные политические субъекты. Набор специфических проблем, с которыми сталкиваются участники политических интеракций, а также предлагаемых способов их политического решения, делают региональные политические процессы достаточно уникальными и затрудняют использование в политической деятельности «политического опыта».
Поэтому при изучении региональных политических процессов в современной политической науке часто прибегают к идеям синергетики, в рамках которой политическая реальность рассматривается как сложноорганизованная нелинейная система. С позиций синергетики в нелинейной среде потенциально существует спектр структур, которые в ней могут появиться. Причем то, какие структуры могут возникнуть в данной среде, определяется исключительно внутренними свойствами среды, а не параметрами внешнего воздействия. Поэтому политический процесс в рамках синергетической парадигмы рассматривается как процесс политического выбора в условиях неустойчивости одной из возможностей дальнейшего развития и вывод всей системы на соответствующий его аттрактор (относительно устойчивое состояние).

Политический процесс по-разному протекает в стабильных и нестабильных региональных социумах. В стабильных социумах доминируют конвенциональные «из­менения», которые связаны с такими легальными и легитимными поведенческими акциями, которые отвечают при­нятым правилам политической игры (договорным или нормативным). Эти «изменения» имеют отчетливую направленность даже при сопротивлении тех или иных политических сил. Внешне такие политические процессы характеризуются отсутствием в регионе острых конфликтных ситуаций и массовых протестов.

В стабильных социумах политический процесс сопровождается так называемым «эволюционным полити­ческим развитием», содержанием которого выступают нарастание способности региональной политической системы гиб­ко приспосабливаться к изменяющимся социальным условиям; своевременное выделение кратковременных задач и проведение преобразований, на­целенных на реальное продвижение общества вперед; увеличение возможности для элит и рядовых граждан выполнять свои специфические функции в управлении обществом и государством. Поэтому под политическим развитием в таких социумах понимается прежде всего структурная диффе­ренциация институтов региональной политической систе­мы, выражающаяся в артикуляции интересов социальных групп (посредством доброволь­ных объединений) и агрегации социальных интересов (с помощью поли­тических партий).

Кроме того, под политическим развитием подразумевается также возрастание «способностей» региональной политической системы к инновации как способности адаптироваться к новым проблемам, гибко реагировать на не­предвиденные ситуации, способности к креативному управлению; мобилизации как способности активизировать и концентрировать ресурсы для решения конкретных задач; к выживанию как способности к производству и воспроизводству легитимных структур политического сознания и лояльных форм политического поведения граждан при помощи символического капитала власти и специализированных структур эффективной политической социали­зации. Наконец, под политическим развитием понимают и усиление тенденции к политическому равнопра­вию, которое проявляется в политическом плюрализме; расширении автономных и мобилизационных форм политического участия; универсализации действия законов (правовом равноправии); усилении роли образования, способностей и компетентности при формировании органов государственной власти.

Понимаемое таким образом политическое развитие неразрывно связывается с наличием в регионе институциональных возможностей для артикуляции групповых интересов; нормативной базы, способной обеспечить равенство политическо­го участия разных социальных групп и усилить влияние интеграционных ценностей, а также ком­петентных политических элит, способных использовать политические технологии, исключающие насилие и политический радикализм.

В нестабильных региональных социумах политический процесс, наоборот, протекает в условиях неравновесности политических состояний, несбалан­сированности политической активности основных субъектов, нарушения ими своих ролевых нормативно за­фиксированных функций, превышения ими своих полно­мочий, выход за пределы норм и правил политической игры, в том числе и в сферу нелегальной политической деятельности. В таких условиях качественная идентифи­кации «изменений» в принципе не возможна.

В нестабильных региональных социумах основным источником «изменений во взаимодействии» является конфликт. Конфликт как один из возможных вариантов взаимодействия по­литических субъектов, связанного с конкурентным распределение властных пол­номочий, ресурсов или зон влияния, лежит в основе изменений поведе­ния социальных групп и индивидов, модификации политических отношений и управленческих структур.

В современной политической регионалистике выделилась специальная отрасль знаний – конфликтология, предметную область которой составляют причины, формы, структуры, динамика региональных конфликтов и пути их разрешения. Обычно к основным их структурным элементам относят: 1) источник, или предмет, конфликта, выражающий разно­гласия между его субъектами; 2) повод, послу­живший началом активных действий конфликтующих сторон; 3) субъекты конфликта, непосредственно и косвенно участвующих в оспаривании властных статусов и ресурсов в сфере политики; 4) позиции субъектов, раскрывающие их цели и мотивы конфликтного взаимодействия; 5) средства конфликта, характеризующие типичные применяе­мые сторонами ресурсы, способы и приемы взаимодействия; 6) характер конфликта, раскрывающий наиболее типичные отно­шения конкурирующих сторон1.

Особое значение в последнее время при изучении региональных, прежде всего этнополитических конфликтов стали придавать роли «архетипов» – неосознанных повседневных представлений, ценностей и установок той или иной этнической или социальной общности. При этом особое внимание уделяется поиску «архетипов-анта­гонистов», способных стимулировать альтернативные поведенческие реакции различных социальных групп.

В политической регионалистике конфликты рассматриваются как такие конкурентные взаимодействия сторон, ко­торые обладают разной степенью своего внешнего проявления. В связи с этим выделяют латентную фазу протекания конфликта, при котором противоречия между теми или иными субъектами не выражаются в их активных политических действиях, формах открытого противостояния, и открытую – выражающуюся в разнообразных политических акциях, направлен­ных на доминирование над соперником.

Для характеристики развития конфликта в от­крытой форме в современной политической науке используются такие понятия, как «расширение» («суже­ние») конфликта (применительно к динамике отношений сторон и трансформации предмета спора) и «эскалация» конфликта (отражающее степень его интен­сивности).

При перерастании региональных конфликтов в состояние, сопровождающееся крайним ухудшением отношений соперничающих сторон, усилением не­предсказуемости развития ситуации и утратой ее управляемости, конф­ликты входят в стадию кризиса. Кризисы провоцируют но­вые источники противоречий и конфликтов и зачастую сопровождаются вооруженными столкновениям. Такие региональные конфликты способны стать источником более масштабных и даже глобальных потрясений.

Одним из таких наиболее конфликтогенных регионов в современном мире стал Северный Кавказ, где переплелись самые различные типы политических конфликтов: этнополитические, этнические, политических культур, государственно-правовые2.

Можно выделить несколько уровней объяснения событий на Северном Кавказе. Первый – микроуровень – связан с пониманием политических процессов, проходящих в регионе после распада СССР. Второй – мезоуровень – с трактовкой особенностей исторического взаимодействия России и Северного Кавказа. Третий – макроуровень – с интерпретацией этих событий в русле цивилизационного подхода.

В русле цивилизационного подхода существует две интерпретации процессов, происходящих на Северном Кавказе на уровне «long dure» («большой длительности»). Представители одной из них придерживаются концепции «столкновения цивилизаций», предложенной С. Хантингтоном, который полагает, что межцивилизационное взаимодействие является основной проблемой грядущего мироустройства. Согласно этой концепции «несколько основных макроцивилизаций, вобрав в себя относительно нейтральное окружающее социальное пространство, постепенно очерчивают контуры перманентных конфликтогенных зон: своего рода тектонических разломов в местах соприкосновения цивилизационных «плит».

В результате возникла кризисная зона, простирающаяся от Кавказа до юга Африки, от Балкан до Памира, – своеобразный «метарегион нестабильности» как антипод системе «глобальной координации». По мнению некоторых исследователей, «это как бы теневая область общего кризиса государственности, своеобразное «опрокинутое транснациональное пространство», иная стратегическая ось истории. Действуя как единая самоорганизующаяся система, подобное инволюционное образование может разрастаться и усложняться. Продуцируя собственные весьма специфические формы государственности, политики, экономики, идеологии, оно создает основу темных веков «постцивили­зационного сообщества» как реальной исторической альтернативы конструктивным схемам эволюции человечества»3.

В рамках концепции «столкновения цивилизаций» Северный Кавказ рассматривается как составная часть «метарегиона нестабильности», Россия - как core states (сердцевинное государство) православной цивилизации, а процессы на Северном Кавказе - как столкновение Российского государства с этническими группами, принадлежащими к другой цивилизации. Некоторые исследователи при этом полагают, что существует особая Кавказской цивилизации. Другие считают, что речь идет о столкновении Российского государства с народами, принадлежащими к мусульманской цивилизацией. В связи с этим события на Северном Кавказе интерпретируются как межцивилизационный конфликт локального характера, возникший по линии разлома между православной и исламской цивилизациями4.

Представители другой цивилизационной интерпретации процессов, происходящих на Северном Кавказе, исходят из того, что Россия представляет собой межцивилизационное пространство. При этом подчеркивается, что «Россия никогда не была территорией какой-либо одной цивилизации, но всегда являлась системой цивилизаций и этнических культур», более того, «Россия останется системой нескольких цивилизаций», внутри которой одно из центральных мест будет принадлежать исламской цивилизации5. В контексте такого понимания развития России современные процессы на Северном Кавказе могут быть интерпретированы в русле концепции «возрождения исламской цивилизации» в Северной Евразии в целом.

Концепции «столкновения цивилизаций» и «возрож­дения цивилизаций», используемые в качестве макротеоретических конструктов для объяснения процессов, происходящих на Северном Кавказе, обладают определенным методологическим потенциалом. Вместе с тем можно предложить и иную интерпретацию этих событий, рассматривая Северный Кавказ как периферию Российской цивилизации6.

На Юге России сложилось несколько научных центров, связанных с изучением региональных политических процессов. Одним из них является ростовская «школа» этнополитологов7. Еще в 1995 г. ученые РГУ организовали научную конференцию «Проблемы этнополитологии», которая актуализировала когнитивные интересы ученых и оказала большое влияние на развитие этнополитических исследований в регионе8. Стали проводится научные чтения, посвященные этнополитическим проблемам на Северном Кавказе9. В 1999 г. на базе СКНЦ ВШ прошел первый съезд кавказоведов, на котором большое внимание было уделено региональным политическим процессам на Юге России. В 2001 г. при поддержке Института «Открытое общество» Региональный центр конфликтологии и миротворчества организовал на базе СКНЦ ВШ научно-практический семинар «Мир на Кавказе для нас и наших потомков»10. Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК при РГУ и ИСПИ РАН (руководитель В.В. Черноус) в рамках серии «Южнороссийское обозрение» выпустил 13 сборников научных статей, в которых большое место отводится осмыслению политических процессов в регионе11.

Ростовскими учеными, специалистами в области этнополитологии, были выиграны несколько грантов отечественных и международных фондов: Министерства образования Российской Федерации (1997 г.) «Национальная школа в этнополитическом процессе на Северном Кавказе» (Г.С. Денисова); Центрально-Европейского университета (1999 г.) «Проблемы общественного статуса поликультурной республики на Северном Кавказе: на примере ногайского этноса» (Г.С. Денисова, В.Н. Коновалов); ФЦП «Интеграция» (2000 г.) «Статус русских в этносоциальной структуре населения Северного Кавказа» (Г.С. Денисова).

По заказу федеральных органов власти – Администрации Президента Российской Федерации, Совета Федерации Федераль­ного Собрания Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам национальностей и федеративным отношениям в последнее время ростовскими учеными проводились комплексные научные исследования по проблемам федерализма, межэтнических отношений и местного самоуправления на Юге России. В Северо-Кавказской Академии государственной службы осуществляется мониторинг деятельности субъектов этнополитического процесса на Северном Кавказе. Ученые оказывают также помощь органам государственного управления, общественно-политическим организациям Юга России в решении актуальных проблем, связанных с политическими процессами в регионе.

Ростовские исследователи уже добились определенных результатов по изучению региональных политических процессов в регионе, что позволяет подвести некоторые предварительные итоги проделанной работы. Монографическому исследованию были подвергнуты такие проблемы, как этнический фактор в региональном политическом процессе на Северном Кавказе12. Предпринимались попытки выяснения специфики этнополитических процессов в регионе, в том числе в контексте становления российской модели федерализма13. Рассматривалось влияние различных долгосрочных и краткосрочных факторов на этнополитическую ситуацию на Юге России14. Особое внимание уделялось этнополитическим конфликтам, их типологии, региональной специфике, путям преодоления15. Исследователи обратили внимание на то, что усиление роли этничности в политических процессах в регионе сопровождается становлением этнонациональных идеологий, всплеском разных форм национализма, в том числе этнотерроризма16. В связи с особой ролью исламского фактора в политических процессах в регионе в центре внимания ученых оказалась проблема ислама и политики на Северном Кавказе17. Результаты научных исследований политических процессов на Юге России нашли отражение в учебных пособиях и справочных изданиях18.

Сборник «Региональный политический процесс» подготовлен учеными Ростовского государственного университета в русле сложившегося устойчивого научного интереса к изучению актуальных проблем политического процесса на Юге России прежде всего на уровне «hic et nunc» («здесь и сейчас»), который связан с пониманием региональных процессов, проходящих после распада СССР.

В статье В.П. Макаренко «Кавказ как предмет концептологического анализа» предлагается новый подход к изучению политических процессов в регионе. Автор предлагает осуществлять систематизацию проблем регионального политического развития в контексте длительного воздействия моделей модели связи власти и собственности, сложившиеся в Турции, России и Европе, на политическую историю Кавказа.

Ю.Г Запрудский в статье «Региональные конфликты на Северном Кавказе» рассматривает теоретические проблемы региональных конфликтов в современном мире, причины, специфику и типы региональных конфликтов на Юге России.

В работе В.И. Коротец и И.Д. Коротца «Интерпретация конфликтного пространства Северо-Кавказского региона в экологической парадигме и ресурсы демократических транзитов» обосновываются положения о том, что без нового холотропного осмысления геокультурного пространства региона удовлетворительно разрешить существующие в нем противоречия невозможно, а нейтрализация конфликтов должна осуществляться с использованием новейших либеральных технологий, основанных на нормах международного права и адекватном взаимодействии всех конфликтующих сторон.

Ю.Е. Милованов в статье «Факторы развития сепаратизма в Северо-Кавказском регионе» делает вывод, что в регионе сформировались как системные, так и внесистемные факторы, способствующие развитию сепаратистских тенденций, в силу чего, даже в случае успешного осуществления широкомасштабных войсковых операций против незаконных вооруженных формирований сепаратистов, проблема развития сепаратистских тенденций как таковая останется неразрешенной, что в свою очередь приведет к консервации социально-политической напряженности на Юге России.

В работе И.П. Чернобровкина «Манипуляция этническими идентичностями и мультикультурализм» рассматривает манипуляции этническими идентичностями и мулитикультурализм в контексте стратегий контроля насилия в этнонациональном конфликте, обусловленных межэтнической проблемой принудительной ассимиляции. При этом подчеркивается, что стратегия мультикультурализма применима в интегрированном полиэтническом обществе со свободной миграцией, в котором гражданская приверженность конституции поддерживается чувством этнической самобытности людей. В то же время эта стратегия не эффективна в этнически разделенном обществе с затяжными конфликтами.

В.Н. Коновалов и Д.В.Абросимов в работе «Региональные избирательные кампании как показатель состояния гражданского общества» на примере Ростовской области пришли к выводу, что неразвитость элементов гражданского общества обрекает региональную общественно–политическую жизнь на стагнацию и порождает такую политическую ситуацию, когда выборы в регионах проходят на безальтернативной основе.



1 См.: Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М., 2001. С. 461.

2 См.: Глухова А.В. Типология политических конфликтов. Воронеж. 1997. Медведев Н.П. Политическая регионалистика. М., 2002. С.97-104.

3 Неклесса А.И. Россия в новой системе координат - цивилизационных, геоэкономических, геополитических // Научный альманах «Цивилизации и культуры». Вып. 3. Россия и Восток: геополитика и цивилизационные отношения. М., 1996. С. 66.

4 Хантингтон С.П. Столкновение цивилизаций и переустройство мирового порядка (отрывки из книги) // Pro et Contra. Т.2. №2. Распад и рождение государства. М., 1997. С. 129, 133.

5 Кобищанов Ю.М. Место исламской цивилизации в этноконфессиональной структуре Северной Евразии - России // Общественные науки и современность. 1996. №2. С. 98-99.

6 См.: Лубский А.В. Северный Кавказ – периферия российской цивилизации // Научная мысль Кавказа. 2000. № 2.

7 См: Коновалов В.Н., Лубский А.В. В поле зрения ростовских ученых – этнополитические процессы на Юге России // Политология в российских регионах. 1991 – 2000. Сборник материалов. М., 2002.

8 См.: Проблемы этнополитологии. Тезисы докладов и сообщений научной конференции. Ростов н/Д. 1995.

9 См.: Научные чтения «Этнополитический процесс на Северном Кав­казе» (Ростов-на-Дону, ноябрь 1997) // Известия ВУЗов. Севе­ро-Кавказский регион. 1998. № 2.

10 См.: Мир на Кавказе для нас и наших потомков. Материалы научно-практического семинара. Ростов н/Д, 2001.

11 См.: Ислам и политика на Северном Кавказе. Ростов н/Д, 2001. Современные проблемы геополитики Кавказа. Ростов н/Д, 2001. Ксенофобия на Юге России: сепаратизм, конфликты и пути их преодоления. Ростов н/Д, 2002. Консерватизм и традиционализм на Юге России. Ростов н/Д, 2002.. Силовые структуры в этнополитических процессах на Юге России. Ростов н/Д, 2002.и др.

12 См.: Денисова Г.С. Этнический фактор в политической жизни России 90-х годов. Ростов н/Д. 1996. Хоперская Л.Л. Современные этнополитические процессы на Северном Кавказе. Ростов н/Д. 1997.

13 См. Реализация принципов федерализма (на примере Северного Кавказа). Ростов н/Д. 1997. Волков Ю.Г. Становление российской модели федерализма и этнополитические процессы на Северном Кавказе // Россия – Германия: проблемы федерализма (политологический сборник). Дортмунд; Ростов н/Д. 2001.

14 См.: Волков Ю.Г. Политическое состояние общества Юга России в постперестроечное время: состояние, перспективы, ожидания // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. Ростов н/Д. 2000. № 3.

15 Рябцев В.Н., Сафарян С.Н. Карабахский узел: этнонациональный конфликт в аспекте региональной геополитики. Ростов н/Д. 1996. Кутырев Н.П. Этнополитические конфликты // Проблемы этнополитики и политологии. Ростов н/Д. 2000. Рябцев В.Н. Конфликтологическая работа на Кавказе в аспекте этнонациональных отношений: проблемы и перспективы. Ростов н/Д. 1999. Дегтярев А.К. Этническая идентификация как фактор политической конфликтогенности на Северном Кавказе // Кавказский регион: проблемы культурного развития и взаимодействия. Тезисы докладов и сообщений всероссийской научно-практической конференции. Ростов н/Д. 2000. Предвечный Г.П. Основные условия и факторы, формирующие состояние напряженности на Северном Кавказе // Предвечный Г.П. Избранные труды. Ростов н/Д. 2001. Рябцев В.Н. Межнациональные и межэтнические конфликты // Конфликтология. Ростов н/Д. 2001.

16 См.: Чернобровкин И.П. Этнонационализм в России и проблема социального мира в XXI веке // Человек и общество: тенденции социальных изменений. Материалы международной научно-практической конференции. Вып. 3. СПб., 1997. Дегтярев А.К. Национализм как идеологический генотип. Ростов н/Д. 1997. Чернобровкин И.П. Этнонационалистический терроризм в Северо-Кавказском регионе // Кавказский регион: проблемы культурного развития и взаимодействия… Уланов В.П. Этнонациональные идеологии как индикатор модернизационных процессов в традиционных обществах на Северном Кавказе // Государственное управление и местное самоуправление в полиэтнической социокультурной среде. Материалы международного симпозиума. Ростов н/Д. 1999.

17 См.: Добаев И.П. Исламский радикализм в международной политике. Ростов н/Д. 2000. Акаев В.Х. Ислам и политика (на материалах современной Чечни) // Ислам и политика на Северном Кавказе. Ростов н/Д. 2001. Добаев И.П. Исламский радикализм. Ростов н/Д, 2003.

18 См.: Игнатов В.Г., Бутов В.И. Регионоведение (экономика и управление). Ростов н/Д, 2000. Регионоведение: Учебное пособие / Отв. ред. Ю.Г. Волков. – Ростов н/Д, 2002. Игнатов В.Г., Бутов В.И. Южная Россия: история и современность. Ростов н/Д, 2002. Регионоведение (Юг России: краткий тематический словарь) / Под общ. ред. Ю.Г.Волкова, А.В. Попова – Ростов н/Д, 2003.




Похожие:

Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconДокументы
1. /Политический процесс основные аспекты и способы анализа под ред. Е Ю Мелешкиной/Мелешкина...
Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconА. В. Лубский конфликтогенные
Конфликтогенные факторы на Юге России: Методология исследования и социальные реалии / Отв ред. В. В. Черноус. – Ростов н/Д.: Изд-во...
Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconЛубский А. В. Идея civil society: проблемы легитимации на Юге России // Со­временное общество на Юге России: основные тенденции развития. – Ростов н/Д. 2002
Сivil society наряду с правовым государством стало рассматриваться как один из необходимых элемен­тов демократизации страны. Однако...
Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconЛубский А. В
России // Роль идеологии в трансформационных процессах в России: общенациональный и региональный аспекты: Материалы международной...
Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconУчастие гражданина в политической жизни Автор работы
...
Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconКнига предназначена для всех участников политического процесса: как непосредственных игроков (политиков, чиновников и бизнесменов), так и тех, кто обеспечивает политический процесс: технологов, работников сми, ученых)

Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconЛубский А. В
Лубский А. В. Политология в России: состояние и возможности политической концептологии // Государственное и муниципальное управление:...
Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconУчебный план III ступени Муниципального общеобразовательного учреждения «Средняя общеобразовательная школа №33»
Региональный (национально – региональный) компонент и компонент образовательного учреждения
Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconДокументы
1. /Нормативная база региональный уровень/Методические рекомендации по организации работы...
Лубский А. В. Региональный политический процесс на Юге России: методология и результаты исследования // Региональный политический процесс. Ростов н/Д, 2003 iconЛубский А. В. Государственность и нормативный тип личности в России // Гуманитарный ежегодник. – Ростов н/Д; М.: Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2007

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов