Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) icon

Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1)



НазваниеРаспад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1)
страница1/3
Дата конвертации05.09.2012
Размер405.21 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3




Sofia. 2003, № 3

Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1)


Макаренко Виктор Павлович, доктор политических и философских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, зав. кафедрой политической теории Ростовского государственного университета

В ранее опубликованных работах я предложил анализировать политику империй как мир реализованного абсурда1. В СССР «…абсурд состоял в том, что если человек строил государственную промышленность, добиваясь ее эффективности, его обвиняли именно в развале промышленности; если он отвечал за обороноспособность страны, в процветании которой был единственный смысл его жизни, его обвиняли в подрыве армии, в работе на иностранные разведки, в продаже секретов тем державам, против которых строилась оборона. Если человек отвечал за развитие науки, подбирал наиболее способные кадры, создавал им условия для максимальной отдачи сил, его обвиняли в развале этой науки, в заведомом вредительстве и саботаже; если это был врач, боровшийся за жизнь своих пациентов, его заставляли признать, что подлинной его задачей было как можно скорее и как можно больше отправить людей на тот свет»2. Социальная и политическая история советской империи может рассматриваться как процесс вырождения профессионализма во всех сферах деятельности, включая политику. Влияние этого процесса на постсоветскую реальность требует специального исследования.

История и современная ситуация стран Кавказа - продукт длительного противоборства Османской и Российской/советской империй3. Это противоборство включает универсальные проблемы и процессы распада империй4. Появление и рост класса чиновников, торговля государственными должностями, конфликт центра и периферии, использование финансов для достижения политических целей – универсальные проблемы, которые не могут быть решены имперской властью. Поэтому политика империй превращается в замкнутый круг одних и тех же проблем, в отношении которых бессильны реакционеры, реформаторы и революционеры. В периоды распада империй возникающие на их обломках государства становятся «змеиным клубком интересов» (Б.Льюис), зависимостей и карьер. Государство превращается в самодовлеющую силу – оно неспособно решать социальные проблемы, хотя удовлетворяет материальные интересы все большего слоя людей, не создающих материальных и духовных ценностей. В состав этого слоя входят силовые структуры и бюрократия. Поэтому постимперские государства сохраняются даже при неблагоприятных обстоятельствах. Правящие клики с помощью силовых структур и бюрократии преобразуют государство в сословный институт5.

Как проявляются эти проблемы и процессы в постсоветской реальности? Для эмпирического уровня анализа я воспользуюсь хроникой первой российско-чеченской войны (1994-1996 гг.
), составленной российскими журналистами и правозащитниками6. Этот текст включает описание политических предпосылок российско-чеченского конфликта, хронику военных действий, перечисление множества конкретных фактов нарушения прав человека российской и чеченской стороной и общие выводы. Естественно, для решения поставленной задачи могут использоваться материалы чеченской стороны и независимых организаций. Но такими материалами я не располагаю. Указанная хроника – один из относительно надежных историографических источников. Необходимость его критической обработки объясняется множеством факторов, в том числе международными измерениями чеченского вопроса. В данных статьях я сосредоточусь на политических предпосылках и ходе вооруженного конфликта. Факты, документы и цитаты приводятся по указанной хронике.

^ Политическая коньюнктура. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. активизировалось движение за политическое самоопределение Чечни. Это объясняется рядом факторов: актуальность выживания чеченцев как этнической общности, все поколения которой хранили память о войне с Российской империей, сталинских репрессиях и депортации; местная партийная власть прятала этот вопрос, который дал эффект бумеранга, едва возникла возможность обсуждения политических тем; заявления Б.М.Ельцина о том, что каждая республика может брать столько суверенитета, сколько потребуется7; Ельцин хотел поднять статус России, его противники - статус территорий России.

Следует учитывать, что в СССР не было юридического и политического равенства союзных и автономных республик. При создании СССР Ленин и Сталин придали юридическим формулам ритуальную роль. Унитарная вертикаль власти базировалась на структурах ВКП(б)-КПСС, союзной индустриальной и силовой бюрократии. По мере ослабления диктатуры становилось явным отсутствие правовой и политической базы сохранения СССР как единого государства. Реальная власть номенклатурно-правовых систем союзных республик ограничивалась, но структура была тождественной «центру». Поэтому союзные республики могли претендовать на роль независимых политических субъектов с точки зрения формальных требований международного права8.

По этому пути пытались пойти автономные республики. Но их формально-правовое положение отличалось от союзных. В автономиях не было политической инфраструктуры для контроля общественного порядка без поддержки Москвы. Право свободного самоопределения наций вплоть до образования самостоятельного государства провозглашено в Декларации прав Народов России 2/15 ноября 1917 г., а затем перешло в международные документы. Но в мировой практике нет юридических стандартов и механизмов его реализации. Реальная политика в этом вопросе по-прежнему базируется на сочетании произвольных решений.

Указанные явления авторы считают политическими причинами российского парада суверенитетов9. Руководители автономных республик, областей и краев выступали за независимость от России и включенность в Россию одновременно. Они подчеркивали значение того или другого в зависимости от политической коньюнктуры. Руководство России как части СССР было заинтересовано в поддержке со стороны всех территорий и не пыталось установить правовые отношения с ними.

М.С.Горбачев санкционировал применение силы против населения регионов (Нагорный Карабах, Грузия, Литва, Латвия, Фергана), в которых созрели мощные центробежные движения. Ельцин нашел общий язык с руководителями союзных республик. Он использовал альянс с ними для укрепления российской Москвы и своего статуса руководителя государства. Союзный центр не мешал внутрироссийскому сепаратизму для противовеса усилению позиций Ельцина и правящих клик других союзных республик. Консультант Ельцина по правовым вопросам политики С.М.Шахрай сочинил теорию противостояния союзного и российского центров власти в Москве, полагая распад СССР жертвой ради сохранения целостности России.

Эта коллизия наиболее резко проявилась в Чечне10, которая считалась самой советской автономной республикой. С 1983 г. ею руководил типичный партийный бюрократ Д.Завгаев. Он полагал главной идеологической задачей обкома КПСС сокрытие реальной истории Кавказа. Но 27 ноября 1990 г. он (в качестве председателя Верховного Совета Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики) подписал декларацию о государственном суверенитете Чечено-Ингушской Республики, согласно которой за нею признавались атрибуты независимого государства. Такой ход Завгаева делал уступку антикоммунистической оппозиции, одновременно приобретая шанс лавирования между Кремлем и Белым домом, в котором чеченец Р.Хасбулатов был вторым человеком. Российские и союзные властные структуры не протестовали против этого акта.

Формально Завгаев выразил волю Общенационального съезда чеченского народа (далее ОЧСН), состоявшегося 23-25 ноября 1990 г. Съезд объединил умеренных неформалов, либерально-коммунистических бюрократов и часть национал-радикалов. Председателем Исполкома ОЧСН избран генерал Д.Дудаев - бывший командир авиадивизии, участник афганской войны. Перспективы его влияния на ситуацию в республике в Москве не обсуждались. Вскоре Исполком ОСЧН раскололся на национал-радикалов и либерал-демократов. Дудаев стал лидером национал-радикалов, обеспечив их победу над реформаторами-демократами. Первое его заявление - призыв распустить Верховный Совет ЧИР11.

Весной 1991 г. Чечню посетил кандидат в президенты России Ельцин и повторил: «Берите столько суверенитета, сколько сможете понести». Он не встретился с Дудаевым и руководителями ОСЧН, не считая их серьезной общественно-политической силой. Завгаев формально поддержал кандидатуру Ельцина в президенты России. Но 19-20 августа 1991 г. он был в Москве и лишь 21 августа выступил против ГКЧП12. Между тем ОСЧН преобразовался в Общенациональный Конгресс Чеченского Народа. Его Исполком уже 19 августа собрал многотысячные митинги в Грозном и квалифицировал действия ГКЧП как государственный переворот. После его провала митинговая атака переведена на Завгаева и Верховный Совет Чечено-Ингушетии. Москва на это не реагировала, поскольку претенденты на власть в Грозном (Завгаев и Дудаев) оказались «чужаками».

В сентябре 1991 г. в Чечне был ряд официальных российских делегаций, которые предупредили Завгаева о недопустимости силового разрешения кризиса власти. ОКЧН в это время формировал национальную гвардию, захватывая оружие с армейских складов. В конце августа она взяла под контроль республиканское телевидение и здания исполнительной власти (включая Совет Министров)13. 14 сентября в Грозный прибыл и.о.председателя Верховного Совета России Хасбулатов, под руководством которого прошла последняя сессия ВС Чечено-Ингушетии. По рекомендации Хасбулатова принято решение об отставке Завгаева и самороспуске ВС. Новые выборы назначались на 17 ноября, а на переходный период власть передавалась Временному высшему совету Чечено-Ингушской Республики из 32 депутатов. Вскоре этот совет раскололся - от его имени стали действовать разные группы. Четверо сторонников Дудаева издали законы и постановления для правовой базы деятельности ИК ОКЧН как верховного органа власти. Группа в пять человек объявила эти документы юридически недействительными: «В Чечне начался период перманентного двоевластия, грозящего перейти в гражданскую войну. При этом на фоне двух крупных центров власти и влияния (ОКЧН и Временный высший совет. - В.М.) возникали и другие независимые, неформальные властные группы различного уровня» (с.97).

6 октября в Грозный прибыла делегация во главе с вице-президентом России А.В.Руцким, пытавшимся сыграть роль «миротворца». Под его патронажем на один день собрался Временный высший совет. Но в Москве Руцкой 8 октября сделал доклад в Верховном Совете России с резкой оценкой ситуации. В тот же день вышло постановление Президиума Верховного Совета России «О политической ситуации в ЧИР», в котором Временный высший совет признавался единственной законной властью и требовалось разоружить незаконные военизированные формирования. В ответ ОКЧН постановил: действия Руцкого рассматривать как вмешательство во внутренние дела Чечни и объявление вооруженного противостояния Москвы и Грозного; замыслы российского правительства противостоят чеченскому народу; отозвать из Вооруженных Сил СССР военнослужащих-чеченцев, мобилизовать всех лиц мужского пола от 15 до 55 лет и привести в боевую готовность национальную гвардию14.

10 октября Верховный Совет России принял постановление «О положении в Чечено-Ингушской республике», а Руцкой распорядился подготовить указ о введении чрезвычайного положения в Чечне. 19 октября Ельцин обратился к лидерам ОКЧН с фактическим ультиматумом15. 20 октября сделан следующий шаг на пути к силовым решениям – дислоцирующиеся на территории России внутренние войска МВД СССР передавались под юрисдикцию России (указ президента № 146 от 20.10.1991 г.). 24 октября президент РСФСР назначил народного депутата РСФСР А.Арсанова своим представителем в Чечено-Ингушской республике. Арсанов - член фракции Коммунисты России - не пользовался уважением в Чечне, зато его род был авторитетен. Это - первая попытка российского руководства возродить и сыграть на родовых отношениях одновременно с подготовкой силового решения проблемы, что еще более дестабилизировало обстановку в республике.

27 октября 1991 г. (в отличие от указанного Ельциным 17 ноября) состоялись выборы президента и парламента Чечни. Президентом избран Дудаев. Его сторонники утверждали, что в выборах участвовало 72%, а за Дудаева проголосовало 90,1% избирателей. Противники утверждали, что в выборах участвовало менее половины избирателей на меньшинстве избирательных участков. Первым указом Дудаев объявил независимость Чеченской Республики. Временный высший совет не признал выборы. Арсанов организовал в районах республики митинги в поддержку Временного высшего совета. 2 ноября Председателем Верховного совета России был избран Хасбулатов, который тоже признал незаконность выборов в Чечне. 8 ноября указом президента России в Чечне вводилось чрезвычайное положение (с 9 ноября по 9 декабря) и отменялись назначенные на 27 ноября выборы промосковских деятелей: «Есть основания полагать, что в окончательной выработке решения о принятии Указа № 178 (о введении чрезвычайного положения в Чечне - В.М.) участвовал небольшой круг людей, но кто персонально уже не удастся установить» (с.100)16.

Министр внутренних дел СССР В.П.Баранников и председатель КГБ РСФСР В.Иваненко отказались выполнять указ о чрезвычайном положении и сняты с постов. Зам.министра обороны СССР и председатель Госкомитета РСФСР по оборонным вопросам П.С.Грачев, министр внутренних дел РСФСР А.Дунаев и генеральный прокурор РСФСР В.Г.Степанков поддержали указ. На заседании Верховного Совета РСФСР 11 ноября в том же ключе выступили Руцкой, Степанков, Хасбулатов и Шахрай, который признал за собой долю ответственности за появление указа. Представители фракций выступили против. Указ отменялся, а в постановлении Верховного Совета требовалось парламентское расследование обстоятельств его появления. Этот пункт не выполнен.

В начале 1992 г. ситуация изменилась. Москва приняла двусмысленную позицию Дудаева: сочетание антироссийской риторики с отсутствием международной деятельности по реализации независимости Чечни, отрицательное отношение к распаду СССР и преданность идее единого советского государства. Москва не хотела принимать серьезные политические решения, отодвинула чеченскую проблему на второй план, фактически признала полномочия Дудаева, должностных лиц и институтов власти, законов и парламента Чечни. Но в официальных российских СМИ, выступлениях и заявлениях высших лиц государства вопрос статуса Чечни не упоминался. Такое положение сохранялось в 1992-1993 гг17.

Осенью 1991 г. началась массовая пропажа оружия со складов дислоцированных в Чечне воинских частей. Вначале его похищали неизвестные лица, затем брало под контроль дудаевское правительство. В феврале 1992 г. Дудаев предложил министру обороны России Е.И.Шапошникову план раздела военного имущества: 50% вывозится, а 50% остается в Чечне. Шапошников не согласился. После его отставки новый министр Вооруженных сил России Грачев 28 мая 1992 г. зафиксировал передачу Чечне 50% боевой техники, вооружения, имущества и запасов материальных средств. Фактически не было равного раздела оружия и военного имущества. Попытки его вывоза с территории Чечни блокировались18. Под контроль Дудаева перешло все вооружение, находившееся на территории Чечено-Ингушетии, аэропорты Грозный-Северный, Ханкала, Калиновская, шахты стратегических ракет в районе Бамута. В Чечне организовывалась национальная гвардия по образцу национальной гвардии Северной Осетии, которая не требовала выхода из России. Таким образом, Москва заключила соглашение о выводе войск с территории, которую считала своей, и передала вооружение войскам, которые считала незаконными вооруженными формированиями. Центр дал пример абсолютного отсутствия законности.

Во внешней политике Дудаев предпочитал личные контакты протокольным мероприятиям, чему Москва не препятствовала. Первые министры иностранных дел Чечни - выходцы из Иордании19. Официальные контакты Чечни и Грузии в обход Москвы оказались блокированными после того, как Дудаев в союзе с российскими войсками поддержал Абхазию в грузино-абхазском конфликте 1992-1993 гг. Личный фактор был рефреном всей деятельности Дудаева (как и других постсоветских политиков). Главным инструментом урегулирования отношений с Москвой он считал личную встречу с Ельциным: «Противоречие в намерениях двух президентов именно по этому поводу послужило одной из главных причин начала и эскалации кровопролития» (с.108).

Дудаев назначил своим личным представителем в Москве Ш.Юсупова, аккредитованного правительством России. При его участии велась подготовка переговоров, решались практические вопросы (Центральный банк России разблокировал счета Банка Чеченской Республики с целью переводов для социальной сферы, разрешена выдача загранпаспортов граждан России жителям Чечни). Открытые переговоры начались в Сочи 12-14 марта 1992 г.20 и в Москве 26-28 мая 1992 г.21

В декабре 1992 г. подготовлен вариант Договора между Россией и Чечней, одобренный высокими должностными лицами законодательной и исполнительной власти России. Но Договор и другие соглашения не были подписаны, а встречи на высшем уровне не состоялись. Москва занималась отношениями с Республикой Татарстан, с которой заключено соглашение о разграничении полномочий. Предполагалось таким же путем разрешить разногласия с другими провинциями (включая Чечню). Но в ноябре 1992 г. в президентских структурах Москвы возродилась идея силового разрешения чеченского вопроса. Поводом послужил осетино-ингушский конфликт.

2 ноября 1992 г. Дудаев заявил о нейтралитете Чечни в этом конфликте. Российские войска прошли Пригородный район Северной Осетии, Ингушетию и вышли на рубежи Чечни. Е.Т.Гайдар утверждал, что федералы готовились войти в Чечню и только его личное вмешательство при посещении региона позволило отменить принятое решение. 10 ноября в ответ на выдвижение российских войск Чечня ввела чрезвычайное положение и мобилизацию, а 14 ноября – военное положение в пограничных с Ингушетией районах. 15 ноября кризис разрешен, войска отведены на 5 км. от границы Чечни. 18 ноября на переговорах Москвы с парламентско-правительственной делегацией Чечни утверждена достигнутая договоренность. В конце 1992 г. российскому руководству опять стало не до Чечни. Конфликт Ельцина с Хасбулатовым едва не привел к кризису власти в России. Последовали перестановки на вершине власти. Несмотря на смены занимаемых должностей, Шахрай влиял на ситуацию.

В январе 1993 г. возобновились переговоры и достигнут промежуточный результат: принято Коммюнике и Протокол о результатах встречи делегаций Российской Федерации и Чеченской республики. Правовой и политический смысл этих документов означал: Россия официально признает Чечню субъектом права, а ее фактически действующие властные структуры – субъектом равноправных переговоров с открытым исходом и не оспаривает возможность международно-правового признания независимости ЧР; стороны обязываются найти формы межреспубликанского образования, объединяющего Россию и Чечню на основе делегирования полномочий; отвергается силовое решение политического статуса Чечни.

Перед российским референдумом о доверии президенту Центральный Банк России в последний раз дал дотацию Чечне для погашения задолженности по выплате пенсий и пособий за 1992 г. В 1992-1993 гг. в России и других бывших союзных республиках советские деньги были заменены на новые дензнаки. Государство в очередной раз ограбило население, превратив трудовые сбережения в труху. Чечня не признала денежную реформу и не изъяла из обращения советские рубли. С территории бывшего СССР в Чечню хлынули банкноты, «прокрутка» которых на чеченском рынке была выгоднее обмена по установленному курсу. Но этот акт практически не влиял на упадок российской экономики.

На протяжении 1992-1993 гг. в России и Чечне развивался конфликт бюрократии (президентской и исполнительной власти) и парламента. Дудаев в письмах Ельцину предлагал российскому президенту обсудить вопрос окончательного признания суверенитета Чечни, а после референдума о доверии президенту распустить Верховный Совет России и провести референдум по новой конституции. Весной-летом 1993 г. Дудаев ливидировал прламент и другие нелояльные ему институты и должности. Отстраненные чеченские функционеры заявили о незаконности действий Дудаева и желании продолжать исполнение своих функций. Среди них были ключевые фигуры российско-чеченских переговоров, что послужило причиной их блокирования. В мае 1993 г. Дудаев оценил переговоры как провал и предложил возобновить их на уровне бюрократии: «В политических системах с не определившейся правовой базой и не установившейся правовой традицией представления о преемственности обязательств достаточно слабы» (с.116). Конфликт бюрократии и парламента привел к тому, что взятые обязательства были отвергнуты обоими сторонами.

В октябре 1993 г. Ельцин прислушался к Дудаеву, расстрелял парламент и разогнал Верховный Совет России. 7 октября Дудаев направил Ельцину письмо, в котором одобрял «подавление коммунистическо-фашистского мятежа» в Москве. После этого возобновились переговоры между Москвой и Грозным. Чеченские чиновники потребовали признания независимости, российские отвергали саму постановку вопроса. Обе стороны использовали конфронтационную риторику. 19 октября Чечня обратилась к народам Северного Кавказа в развязывании кавказской войны. Это имело определенные основания. Политика Москвы в отношении Грозного стала приобретать конкретные очертания. 2 ноября 1993 г. Ельцин утвердил «Основные положения военной доктрины РФ». У российской армии внутри страны появился противник - незаконные вооруженные формирования. Журнал «Обозреватель»22 оценил негативно незаконные вооруженные формирования Северного Кавказа23 и потребовал увеличить в Северо-Кавказском Военном Округе число танков (лимитированное международными соглашениями) за счет техники, выведенной из Центральной Европы.

5 ноября 1993 г. Шахрай подал записку Ельцину о политическом урегулировании ситуации. Он предлагал переговоры с одновременным силовым давлением на Чечню с целью заставить ее снять вопрос самоопределения вне России, свержение власти Дудаева и замену ее марионеточным правительством. 6 ноября Ельцин одобрил записку и поручил Госкомитету России по делам федерации подготовить предложения. Через месяц (8 декабря) правительство Чечни выразило протест против силового давления на республику.

12 декабря 1993 г. утверждена новая конституция России, согласно которой Чечня оставалась обычной российской провинцией. Инициаторы и исполнители распада СССР квалифицировали территориальную целостность России как высший приоритет24. 16 декабря создан Временный совет Чеченской Республики, а 26 декабря обнародовано Заявление о его создании. Марионеточная структура базировалась в Надтеречном районе Чечни, руководители которого не признавали власть Дудаева. Иначе говоря, провозглашение территориальной целостности России не помешало Москве сделать ставку на внутричеченских сепаратистов. Создание промосковской бюрократии не вызвало энтузиазма населения, предпочитавшего сохранять нейтралитет. Временный совет Чечни (его возглавил глава администрации Надтеречного района У.Автурханов) получил оружие и военную технику для своих военных формирований. Итак, на протяжении двух лет Москва дважды вооружила противоборствующие политические силы.

23 февраля 1994 г. Государственная Дума России амнистировала участников октябрьских событий 1993 г., включая Хасбулатова. Он поехал в Чечню, выступал за ее сохранение в составе России, был противовесом Дудаеву и имел шанс вернуться на высший уровень московских коридоров власти. Оба чеченских лидера были неприемлемы для Москвы. Поэтому она начала подготовку силового разрешения конфликта. С апреля 1994 г. на полигонах российского Министерства обороны части спецназа готовились к действиям в Чечне. В мае зам.министра Внутренних Дел, командующий Внутренними Войсками России А.С.Куликов в частной беседе сказал: «Кризисная ситуация в Чечне, связанная с высоким уровнем организованной преступности, сросшейся с властными структурами, не может быть разрешена иначе, как с помощью силового вмешательства федерального центра» (с.118). В Москве создан план маленького блицкрига, на реализацию которого отводилось две недели.

Добыча, переработка, продажа и транспортировка нефти – еще одна политическая предпосылка российско-чеченской войны25. Режим Дудаева монополизировал продажу нефти, доход от которой составлял 5-6 млрд. долл. в год. Торговые операции проводились под личную ответственность высокопоставленных лиц. Однако по справке Государственного таможенного комитета России от 1 марта 1995 г. официально не зафиксировано случаев продажи чеченской нефти за рубеж в обход российской таможни. Грозненская нефть шла в Россию, а нефтеперерабатывающие заводы Чечни до 1993 г. работали на сырье, поступающем из России. Но с 1992 г. объем транспортировки нефти в Чечню стал падать: от 11077 тыс.т. (1991 г.) до 89 тыс.т. (1994 г.). 16 июля 1993 г. Шахрай направил Ельцину справку, в которой предлагал прекратить поставку нефти в Чечню и поручить Министерству безопасности России контролировать поступление нефтепродуктов. В обоснование выдвигались доводы экономического и политического характера26. Их суть – сохранить за Москвой монополию на нефть с одновременным расширением функций органов безопасности.

Контроль участка нефтепровода Баку-Новороссийск, проходящим по территории Чечни, был еще более важным для России. Перед началом войны российский премьер В.С.Черномырдин и американский вице-президент А.Гор подписали соглашение о прозрачности нефтепроводов на территории России. Соглашение обязывало Москву изменить ситуацию, поскольку она не контролировала чеченский участок нефтепровода. Значит, США внесли свою лепту в подготовку силового решения конфликта.

1994 г. - период взаимоисключающих действий и высказываний российских и чеченских политиков. Москва камуфлировала подготовку силового решения. Представители Чечни многократно приезжали в Москву, настаивая на встрече Дудаева с Ельциным, не оговоренной условиями. Руководитель аппарата президента России С.А.Филатов заявил: разговор возможен при условии формального и официального признания Чечни субъектом России, подпадающим под действие ее Конституции и законов. На этой основе Ельцин в апреле поручил правительству провести консультации с представителями органов власти и политических движений Чечни и подготовить проект Договора о разграничении предметов ведения между Москвой и Грозным о взаимном делегировании полномочий. Представители Дудаева эту схему отвергли.

Затем Москва три месяца формировала делегацию для переговоров с Чечней во главе с ястребом Шахраем. Дудаев многократно заявлял о нежелании вести переговоры с ним. Значит, российская бюрократия не считала диалог реальным решением вопроса и затягивала переговоры для подготовки к войне. Парламент России тоже принял ряд обтекаемых документов, которые не удовлетворяли Чечню, но содержали положение: все споры о Чечне должны решаться мирными способами и средствами. Однако принятое 25 марта Постановление «О политическом урегулировании отношений федеральных органов государственной власти с органами власти ЧР» исключало переговоры с Дудаевым, а условием договора с Чечней выдвигало проведение новых выборов под международным контролем.

В мае 1994 г. С.А.Филатов заявил: власти Чечни публично отрубают людям головы, использовав при этом ложную информацию27. Вслед за этим (27 мая и 30 июня) начались теракты по одному сценарию: захват автобусов с заложниками в районе Кавказских Минеральных Вод, требование крупной суммы денег и предоставление вертолета для вылета в Чечню. Оба раза требования удовлетворялись, инциденты заканчивались без жертв. Эти события не влияли на отношения Москвы с Грозным28. Но после третьего захвата (28 июля) Куликов отстранил от операции подразделение «Альфа» и силами своих подчиненных из подразделения «Вега»29 штурмовал вертолет, в котором находились террористы с заложниками. Операция закончилась провалом. С этого момента захват заложников уже использовался для обвинения Чечни в покровительстве террористам.

Все лето российские СМИ создавали позитивный образ Временного совета Чечни как законопослушной структуры, готовой свергнуть Дудаева. Марионетке приданы все атрибуты правительственной структуры. Несколько месяцев чеченцы воевали между собой, но решения антидудаевской коалиции принимались с участием московских чиновников. В частности, Федеральная Служба Контрразведки России пыталась консолидировать оппозицию режиму Дудаева. Но сотрудник ФСК (подполковник С.Крылов) был арестован Департаментом Государственной Безопасности Чечни и рассказал об этой работе перед телекамерой. Российские спецслужбы определяли, какую из сил и фигур следует поддерживать30.

Осенью 1994 г. российские деятели высшего уровня власти уже не предлагали компромисса с Дудаевым. Выбор между миром и войной свелся к альтернативе: политическое давление в сочетании с экономической блокадой и локальными военными акциями – силовое наведение порядка. Второй вариант не афишировался, хотя аэрофотосъемки Чечни в военных целях велись с середины августа. В сентябре Дудаев сделал вывод о неизбежности военного столкновения с федералами и начал действовать как военный, а не политик: выслал из Чечни российских журналистов, представителей миротворческих и правозащитных организаций. Но он не сделал никаких официальных заявлений о военных приготовлениях Москвы. Наоборот, он приветствовал русских националистов и партию Жириновского. Вскоре их гостеприимно встречали в Грозном российские генералы.

До конца ноября чеченская тема не затрагивалась в официальных заявлениях российских властей и находилась на периферии российского информационного пространства31. Лишь после провала штурма Грозного силами Временного совета ЧР и разоблачений тайных обстоятельств этой операции внимание приковалось к событиям в Чечне. Все политические силы Москвы осудили действия силовых ведомств. Но это ни к чему не привело. На протяжении двух недель перед началом войны в Грозный постоянно ездили депутаты Государственной Думы России, заявляя о стремлении не допустить военного конфликта. Это не имело реальных политических последствий, поскольку они не располагали серьезными полномочиями и не желали обсуждать предложение московских общественных организаций установить в Грозном постоянную депутатскую наблюдательную миссию32. Следовательно, большинство российских парламентариев участвовало в политической манипуляции, а Дудаев тоже не желал ее предотвратить.

Дудаев всерьез отнесся к переговорам с российским министром обороны Грачевым 6 декабря в станице Орджоникидзевская. Здесь был достигнут договор решить чеченский вопрос мирными политическими средствами. Но решение ввести российские войска в Чечню уже было принято. Европарламент квалифицировал встречу как важное событие по предотвращению вооруженного конфликта и сознательно поддерживал политические иллюзии. Последний официальный контакт перед началом войны – переговоры во Владикавказе 12 декабря, когда федеральные войска вступили на территорию Чечни. При этом действия по срыву переговоров объявлялись направленными на предотвращение их срыва33. Российская делегация на переговорах во Владикавказе поставила перед ЧРИ ультимативные требования, а во время переговоров в Чечню вводились войска. ЧРИ прервала переговоры (для консультаций с Дудаевым) и они больше не возобновлялись.

Анализ истории и характера политических отношений властей России и Чечни в августе 1991-декабре 1994 гг. правозащитники завершают выводами: смена власти в Грозном в августе-ноябре 1991 г. произошла вопреки законодательству РСФСР и СССР; провозглашение и создание политических, военных и экономических атрибутов независимости Чеченской Республики нарушало Конституцию и законодательство России; попытка Москвы силой вернуть Чечню в рамки правового поля России (ноябрь 1991 г.) оправдала в глазах значительной части чеченского общества неправовые силовые действия сторонников независимости Чечни; власть России и Чечни не выработала реалистического подхода к выходу из политического кризиса, из-за чего возможности политического решения конфликта не использовались по вине обоих сторон; секретные силовые акции федеральных ведомств на территории Чечни консолидировали чеченское общество на антироссийских позициях и снизили возможность разрешения кризиса невоенным путем; военное решение кризиса не может быть оправдано политическими, военными и нравственными соображениями.

  1   2   3




Похожие:

Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconSofia. 2004, №4 Распад империй: войны в системе центр-периферия (часть 2)
Макаренко Виктор Павлович, доктор философских и политических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, зав кафедрой политической...
Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconНовый внешнеполитический курс СССР. Окончание "холодной войны". Распад социалистического лагеря и СССР в конце 1980 начале 1990-х. Конец великой страны

Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) icon\ Самоуправление в воспитательной системе общеобразовательного учреждения
Муниципальное учреждение культуры «Централизованная библиотечная система г. Саратова» Центральная городская библиотека Электронный...
Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconМда а. И. Осипов. Меч и мир: православный взгляд
Авеля Каи­ном. Поэтому одновременно с развитием общества развиваются и технические средства ведения войны, а войны становятся все...
Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconДокументы
1. /Распад.doc
Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconДокументы
1. /столкновение империй.doc
Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconI-й мировой войны
Россия: предельно осторожная внешняя политика (завещание аiii: не вмешиваться в европейские войны!)
Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconУрок физики в 11 классе. Тема: радиоактивность
Изучить понятие радиоактивности, радиоактивный распад (самостоятельно заполняя схему)
Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconЦентр "синтез" Единое Учение. План
Тайная Доктрина часть единого учения. Она содержит в себе последующие учения для создающейся школы на Западе
Распад империй: войны в системе «центр-периферия» (часть 1) iconНазвание даты начала и окончания Великой Отечественной войны
Назовите Фамилии участников войны трижды удостоенных звания Герой Советского Союза?
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов