\\Главная icon

\Главная



Название\Главная
страница5/8
Дата конвертации05.09.2012
Размер1.42 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8
5.1. Теория власти

Теория власти включает общую, особую и специфическую часть. Общая часть включает обсуждение следующих проблем: философско-аксиологичесие основания власти; культ государства и социальный порядок; феномен политического отчуждения; процессы аккумуляции господства.

При обсуждении философско-аксиологических оснований власти рассматриваются: философско-историческая и философско-правовая концепция Гегеля; отношение между либерализмом и этатизмом; проблема политических объектов. Выводы этой части можно свести к следующим положениям.

Философия истории и философия права Гегеля существенно повлияли на либерализм и марксизм. Однако невозможно провести строгую границу между философско-исторической (философско-правовой) рефлексией и мифологизацией социальных и политических ценностей (типа «свободы», «прогресса» и т.д.). Все религиозные и светские варианты философии истории и философии права не занимаются проблемой определения этой границы, а постулируют связь индивидов с развитием «национального духа» и государства. Такова наиболее распространенная и ложная процедура. На деле государство не является носителем и гарантом социального порядка. В действиях политиков и бюрократии не проявляется смысл истории. Все варианты философии истории и философии права есть разновидности нормативно-ценностного порядка, прилагаемого к реальному историческому процессу. Мифологические утверждения не удовлетворяют критериям истины и лжи, но используются для оценки социальных фактов. Все варианты политической философии, базирующиеся на констатации «уровня развития» индивидов, социальных групп и стран, есть разновидности политической мифологии. Понятия «свободы», «прогресса», «равенства», «порядка», «рациональности» и т.п. есть мифологические конструкции. Они используются при отражении и попытках изменения любой пространственно-временной определенности. Философско-политическое обоснование любых действий любых государств связано с произвольным отбором одних и исключением других параметров социально-исторической жизни людей.

Либерализм и этатизм едины по аксиологическим основаниям, но различаются акцентами на индивидуальную или групповую свободу. Этатизм соединяет либерализм с консерватизмом, социализмом и марксизмом. В либерализме не существует такой теории «человеческой природы», которая сопоставляется с фактами и модифицируется (уточняется или отбрасывается) из-за невозможности их объяснить. То же самое можно сказать об остальных системах политической философии Нового времени - консерватизме, социализме, марксизме. В каждой из них содержится комплекс мифических утверждений, которые могут приводить к противоположным выводам в теории и на практике.

Массив социогуманитарного знания Нового времени и вытекающие из него проекты социально-политического переустройства базируются на опережении аксиологических актов над познавательными.
С этой точки зрения нет существенного различия между системами политической философии. Все они превращали отдельные параметры социального развития в критерии сравнения обществ и стран. На этом основании невозможно построить теорию исторического процесса, поскольку не проводится различие между фактами и концепциями. Теория типов политического мышления предполагает синтез концепций рациональности, философии науки и философии языка. Такого синтеза в науке пока нет. Следовательно, ни один из вариантов политической философии не может считаться «образцом» для подражания и практического воплощения45.

^ Отношение культа государства к социальному порядку предполагает анализ следующих проблем: политическая фактуальность; взаимодействие толерантности и интереса; анонимность властной воли; специфика политико-государственных ценностей и их связь с консерватизмом.

Проблема политической фактуальности не может быть строго сформулирована без учета главных свойств политического языка – явная и скрытая аксиология, перемещение смысла политических высказываний и текстов в сферу непроверяемости, оперирование специфическими смысловыми конструкциями (они обычно содержат явную и скрытую ложь или выходят за рамки критериев истины и лжи), рост агрессивности по мере использования СМИ (в этом смысле все современные политики пользуются открытиями Ленина и Гитлера), использование теоретических (особенно игровых) моделей для маскировки этой агрессивности.

В современном методологическом сознании существуют нормативно-элиминационная и конструктивно-генетическая концепции факта. Обе позволяют эксплицировать власть, государство, политику и т.п. и типологически их локализовать в зависимости от эмпирического содержания данных феноменов, от которых все еще зависит выбор той или иной методологии социального познания. Пространство такого выбора содержит две возможности: полной редукции политических фактов к языковым системам при жесткой нормативности последних; отождествлении политических фактов с теми аспектами человеческого бытия, сознания и опыта, которые не поддаются определению46. Обе возможности могут служить фиксацией предельных состояний политического языка, но не «образцом» для подражания. Следовательно, познание политики базируется на порочном круге и продуцирует парадоксы политического бытия или утверждает собственную достоверность и продуцирует шаблоны для укрепления естественного догматизма и оппортунизма людей, профессионально занимающихся политикой или вовлеченных в социополитические процессы.

Кроме когнитивных существует социальные и институциональные факторы, затрудняющие дистанцирование от социальной и политической коньюнктуры. Культ государства и социального порядка привносят в исследование более или менее осознанную апологетику. Образцом такой апологетики может считаться категория «интереса», возникшая первоначально в либерализме, а затем заимствованная социализмом и марксизмом. Если считать интересы конституирующими, то грань нормы и патологии в социальном бытии становится неуловимой47. В результате либерализм, социализм и марксизм сомкнулись с консерватизмом. Основанием такой «смычки» является этатизм в его модификациях.

Этатистские концепции Нового времени полагают интересы «нормой», трактуют власть как волевое отношение и пользуются представлениями об обществе как «организме». Эти концепции, трактовки и представления становятся тем более популярными, чем большее число новых государств используют классический принцип суверенитета для достижения своих явных и скрытых целей. В результате юридические и социальные науки становятся средством политической манипуляции. Например, либеральная идеологема политического «выбора» возникает тогда, когда его практически уже нет.

Этатизм порождает специфический нормативно-ценностный порядок. В его состав входят следующие стереотипы мышления и действия: отождествление прав и обязанностей индивидов; представление об иерархии ценностей; отождествление обязанностей и ценностей. Все государства преобразуют данные стереотипы в нормы деятельности властно-управленческого аппарата, особенно главных государственных ведомств – обороны, безопасности, внутренних дел, дипломатии, информации. Аппарат через СМИ и другие идеологические службы навязывает эти стереотипы населению страны. Так возникает институциональный схематизм политического мышления, который не зависит от специфики политических режимов и идеологий. Этот схематизм входит в структуру и содержание политического мышления и может быть обнаружен в любых идеологиях, а не только в консервативной. Он ведет к отождествлению индивида с данным социальным порядком. Такое отожествление я называю интегральным консерватизмом, который может уживаться с любыми типами политического мышления. Интегральный консерватизм способствует выработке специфической философии человека: индивид рассматривается как продукт внешних обстоятельств (природных, биологических, экономических, политических, культурно-цивилизационных) или как результат действия трансцендентных сил (бога, идеи, судьбы, ментальности и т.д.). Приспособление к ним трактуется как главная обязанность человека. Ее следствием выступает социальная мимикрия во множестве форм. Элементы интегрального консерватизма можно обнаружить во всех идеологиях и целых направлениях социогуманитарной мысли Нового времени. Все они явно или скрыто укрепляют культ государства.

^ Феномен политического отчуждения анализируется в контексте следующих проблем: отношение между консенсусом и конфликтом интересов; специфика властно-политической технологии; идеология власти.

Концепции естественных прав, общественного договора, прав человека, типов господства не позволяют постичь природу политического отчуждения. Формирование государственной власти непосредственно связано с развитием политического отчуждения и его многообразных свойств48. Эти свойства являются универсальными и отражаются в реальной истории и историографических концепциях генезиса государств и наций. Поэтому история любой страны – конкретное воплощение общих свойств политического отчуждения. В результате властная регуляция социальных отношений рассматривается как «объективный процесс» по типу природных и космических.

Для теоретического отражения указанной «объективности» (в работах по проблемам бюрократии и легитимности было показано, что эта объективность является мнимой) я определяю власть как непредвиденное следствие множества частичных действий множества частичных индивидов, осуществляющих власть. Это следствие вытекает из борьбы и сотрудничества между группами людей, располагающих средствами насилия и манипуляции49. Монополия на применение этих средств принадлежит государству. Ни одно из них от нее добровольно не отказалось. Поэтому нет оснований считать демократию нормой и идеалом государственного устройства. Правда, при демократии ограничиваются прямые методы физического насилия. Зато широко культивируются опосредованные методы манипуляции гражданами. Чем больше манипуляция входит в состав политических технологий, тем важнее учитывать меру гражданского сопротивления.

Если власть с помощью насилия и манипуляции контролирует публичные действия, отношения и мнения, наступает атомизация общества – деклассирование, десоциализация, маргинализация индивидов. Бытие граждан как социальной группы официально декларируется, но в действительности не существует. Государственные аппараты создают почву для гражданского отчуждения. Оно существует при всех формах политического устройства общества, поскольку еще не было государств, в которых бы не использовались средства насилия и манипуляции.

Понятие гражданского сопротивления позволяет эмпирически измерять абсолютное и относительное число граждан, не согласных с данной формой политического устройства общества и системой осуществления власти. Они имеют право культивировать мирные и вооруженные способы борьбы с властью (оппозиция, пассивное и активное гражданское неповиновение, восстание, революция), поскольку это право есть следствие длительности и широты применения государством насильственно-манипулятивных средств управления обществом. Иначе говоря, гражданское сопротивление есть практическая реализация презумпции виновности политической власти.

Новизна предложенного подхода состоит в том, что понятие власти определяется в контексте категорий «политическое отчуждение – гражданское отчуждение – гражданское сопротивление», а любое государство в его пространственно-временных параметрах определяется как пересечение политического и гражданского отчуждения с мерой гражданского сопротивления. Это обстоятельство не учитывается в большинстве политических теорий, которые предлагают лишь разные формы властно-политических технологий.

^ Властно-политическая технология – это способность актуальных и потенциальных властителей применять методы насилия, манипуляции и рынка для реализации социальных проектов, обоснованность которых всегда дискусионна. Невозможно утверждать, что либеральный, консервативный, социалистический и марксистский проект социальные проекты имели когда-либо на своей стороне абсолютное большинство человечества. Поэтому ни один из них не может считаться «образцом» для подражания. Каждый проект выдвигает лишь собственную гипотезу о будущем состоянии общества и соотношении целей и средств при достижении данного состояния. Эта гипотеза затем «объективируется» в нормативно-ценностном порядке и институтах, которым подчинены политическая теория и практика. Однако проблема соотношения средств и целей при реализации любого проекта останется вечной. Для блокировки данной проблемы обычно используется социальная инженерия. В ее состав почти целиком вошла наука – естественная и общественная. Поэтому современная наука заслуживает не больше доверия, чем религия и власть.

В целях анализа властно-политических технологий я предлагаю развести критерии силы и успеха власти. Сила власти – это отношение между общим числом приказов властных иерархий и числом действительно выполненных приказов. Успех власти – это мера достижения замыслов властвующих лиц в результате выполнения их приказов. Между социальными проектами, властными замыслами, числом отданных приказов и реальным состоянием общества всегда существует пространственно-временной зазор. Это – мера утопичности и бюрократичности политики, от которой не может целиком освободиться любая власть, в том числе и демократическая. Чем более глобальны идеологические цели и связанные с ними властные замыслы, тем меньше шансов их реализации. Чем больше при реализации социальных проектов и властных замыслов используются насилие и манипуляция, тем меньше успех власти. Политическое воображение отождествляет критерии силы и успеха и трактует власть как творческое начало при реализации любых проектов и замыслов. В результате возрастает политическое и гражданское отчуждение, расширяется почва для пассивного и активного гражданского сопротивления.

Определения власти как «рационального действия» (от М.Вебера до К.Поппера) смешивают критерии силы и успеха и не могут считаться удовлетворительными, несмотря на широкую распространенность. Они свидетельствуют лишь о том, что власти органически присуща тенденция десоциализации граждан и превращения науки в мощное средство апологетики власти. Всеобщий интерес любой власти – расширение сферы властной регуляции до пределов возможного. Поэтому наибольшим доверием пользуется наиболее репрессивная власть, использующая манипуляцию как вспомогательное средство (примеры советской России и нацистской Германии в обозримом будущем останутся недостижимым «идеалом»). В той степени, в которой демократия не в состоянии предовратить манипуляцию (с помощью всех принципов политического устройства), она тоже не заслуживает доверия.

На этом основании само стремление повелевать и подчиняться я определяю как выражение животного, а не социального и духовно-творческого начала в человеке. Это стремление и выражено во властно-политических технологиях, хотя никаких эффективных средств его искоренения человечество еще не придумало. Ни одна из религий и ни одно из государств пока не сделали эту задачу главной. Демократия просто «облагораживает» стремление, превращая привычки в множество манер.

^ Идеология власти маскирует, извращает и скрывает неопровержимые факты социальной жизни: отношение между властью и гражданами опирается на насилие и манипуляцию; интерес власти сводится к подчинению общества до пределов возможного и самостоятельном определении этих пределов; деление людей на властвующих и подвластных вечно, а общность их интересов есть явление случайное и выполняет служебную роль в любом государстве. Ни одно государство не смогло «отменить» эти факты. Поэтому власть может заслоняться разными идеологиями. Они обычно систематизируют и «рационализируют» мотивы, с помощью которых абсолютное большинство человечества до сих пор оправдывало собственное послушание перед силой и манипуляцией. Панацеи от такого послушания не придумано. А политическая история пока сводилась к замене одной силы и манипуляции другой. Большинство исторических, социальных и политических теорий до сих использовалось для легитимизации данных процессов.

Однако в рамках цивилизационных циклов любая власть в любой стране в равной мере является легитимной и нелегигимной одновременно. Задача социальных и политических наук – распредмечивание всех форм политического и гражданского отчуждения и обоснование гражданского сопротивления во всех пространственно-временных координатах.

При обсуждении процессов аккумуляции господства дан ответ на вопросы: какова связь между схемами исторического и политического мышления и суперклассом, сложившимся в СССР после 1917 г.? существовала ли в СССР «диктатура мировоззрения»? может ли государство быть «органичным»?

Уже говорилось, что в СССР после 1917 г. сложился класс тройного господства. Он сосредоточил в своих руках экономическую, политическую и идеологическую власть. Марксизм-ленинизм в качестве официальной идеологии скрывал следующие факты и тенденции: антагонизм интересов трудового народа и суперкласса; природу советской эксплуатации человека человеком; роль индивидов и групп в освобождении от экономической эксплуатации и политического угнетения. Одновременно марксизм-ленинизм сомкнулся с либерализмом, трактуя развитие экономики как надысторический императив, средством реализации которого выступает государство. Весь комплекс социальных наук в СССР использовался для обоснования «необходимости» данных фактов и тенденций.

Но указанные схемы и шаблоны не являются специфически российскими. Большинство социальных теоретиков не только в России, но и в странах Запада, не освободилось от связи с комплексом «власть – собственность – идеология». У социальных теоретиков не хватает мужества порвать все связи с миром власти, денег и массовой культуры. Толпы западных интеллектуалов и отечественной интеллигенции по-прежнему хотят жить под крышей власти и богатства. Эта социальная группа не свободна от культа государства и связанных с ним этатистских иллюзий. Однако своекорыстие, властолюбие и стремление к духовному господству никогда не были благородными человеческими побуждениями. Для описания отношения между данными мотивами и состоянием современного общества можно исходить из принципиального различия между идеалом человека, реальными индивидами и результатами их деятельности.

В политической философии сформулировано нормативное понятие человека, предикатами которого являются разум, нравственность и коммуникация. Одновременно И.Берлин показал глубочайший трагизм данных ценностей на протяжении всей предшествующей истории и в современном состоянии общества. Наиболее трагичной в этом смысле является социальная, политическая и духовная история России50. В принципе я согласен с такой постановкой вопроса. Но предлагаю дополнить нормативное понятие человека свободой от своекорыстия, властолюбия и стремления к духовному господству. Без такого дополнения невозможно описать указанное принципиальное различие между идеалом человека, реальными индивидами и результатами их деятельности. При таком описании теряют смысл любые схемы, в соответствии с которыми какая-либо страна с ее экономикой, политикой и культурой может выступать «эталоном» для остальных.

Для детального описания данных различий требуется также отбросить любые модификации представления об «органичности» государства и обосновать антиэтатистскую познавательно-практическую ориентацию всей системы социальных наук. Дело в том, что группы, профессионально занятые в политической сфере, постоянно преобразуют своекорыстие, властолюбие и стремление к духовному господству в «норму» социального бытия людей51. Опыт людей, противостоящих этой «норме» на всем протяжении человеческой истории, по сути дела, еще систематически не описан. Поэтому предварительно можно сказать, что на основе данной «нормы» возникает квазиполитика.

Квазиполитика – это следствие отождествления единичных, групповых и общих интересов с политическими формами их институционализации (т.е. со всеми звеньями политической структуры общества). Структура государственных учреждений преобразуют интересы в формальные действия и ликвидирует возможность теоретического и практического решения проблем политического и гражданского отчуждения. При этом государственная власть квалифицируется как универсальное явление, а социальные конфликты между гражданами и властью осознаются и разрешаются в пользу власти. Квазиполитика связана с созданием и культивированием мнимых форм участия граждан в политике. В этих формах реализуется своекорыстное, властолюбивое, иезуитское начало людей. Политическая сфера сгущает абстрактные характеристики индивидов, а государство превращает конфликты между социальным и политическим бытием человека в вечную проблему человеческой истории. Политика как призвание и профессия не есть реализация неких «идей» (как полагал М.Вебер), а множество случайных актов и событий, выступающих в упаковке «государственных интересов», «необходимости», «высших государственных соображений» и т.п.

Политическая и властно-управленческая деятельность не создают ни материальных, ни духовных ценностей, зато издавна претендуют на их распределение. Но критерии справедливого распределения были и останутся дискуссионными. Государство, подобно церкви, прекращает эти дискуссии, оставляя последнее слово за правительством52. С этим связана сильнейшая тенденция этатизации социальной и политической мысли. Для критического отношения к ней требуется такой способ описания всех социальных конфликтов, который был бы свободен от связи власти с собственностью и идеологией. Осуществить эту задачу крайне сложно, поскольку требуется разрыв сознания с когнитивными, социальными и политическими формами, охватывающими социальную действительность в целом. Поэтому антиэтатистская методология познания социальных явлений может быть только тотальной. Ее состав определяется совокупностью конфликтов социального бытия, которые не удалось решить ни одному государству. Проблема состоит в систематизации данных конфликтов. Я ее здесь только ставлю.

Антиэтатистская методология познания социальных явлений связана с определенным политическим идеалом. Он не имеет ничего общего ни с ценностью государства, ни с реально существующими государствами. Из нормативного определения человека следует, что всякая связь власти с собственностью и идеологией на индивидуальном, групповом и социальном уровнях квалифицируется как абсолютно отрицательная ценность, которая может служить критерием для оценки всех правительств и государственных аппаратов по той причине, что они превращают ее в положительную ценность. Этим определяется их абсолютная реакционность. Из-за нее власть становится более-менее неподвижной и провоцирует вечную череду мятежей, восстаний и революций со всеми кровавыми и бескровными последствиями. От них не смогло освободиться ни одно государство. Значит, проекты переустройства общества по либеральным, консервативным, социалистическим и марксистским сценариям не были свободны от всех перечисленных характеристик. Поэтому данные социальные проекты могут рассматриваться как варианты квазиполитики.

Политическая история России и русской политической мысли – один из наиболее показательных примеров сильнейшей этатистской традиции. Она может быть использована для конкретизации понятий «политическое отчуждение – гражданское отчуждение – гражданское сопротивление». Речь идет об анализе главных событий этой истории под углом зрения связи власти с собственностью и идеологией.

1   2   3   4   5   6   7   8



Похожие:

\\Главная iconГлавная страница сайта
«Главная причина, заставляющая молодых девушек торговать собой, это нужда, а не отсутствие нравственных чувств… к позорному ремеслу...
\\Главная iconКонкурс плакатов для учащихся 5-6-х классов «Здоровье в твоих руках» На конкурс принимаются плакаты, главная идея которых призыв к здоровому образу жизни
На конкурс принимаются плакаты, главная идея которых призыв к здоровому образу жизни, который автору нужно выразить в самом названии...
\\Главная iconКонкурс плакатов для учащихся 5-6-х классов «Здоровье в твоих руках» На конкурс принимаются плакаты, главная идея которых призыв к здоровому образу жизни
На конкурс принимаются плакаты, главная идея которых призыв к здоровому образу жизни, который автору нужно выразить в самом названии...
\\Главная iconКонкурс плакатов для учащихся 5-6-х классов «Здоровье в твоих руках» На конкурс принимаются плакаты, главная идея которых призыв к здоровому образу жизни
На конкурс принимаются плакаты, главная идея которых призыв к здоровому образу жизни, который автору нужно выразить в самом названии...
\\Главная iconЗдоровый ребенок- главная цель

\\Главная iconДокументы
1. /АНКЕТА главная.doc
\\Главная iconЭвакуация при пожаре
Главная | english | новости | услуги | семинар ппбс | download | о нас | карта сайта
\\Главная iconГлавная>
Къэбэрдей-балъкъэр республикэм щыщ прохладнэ къалэ округым и администрацэм и тэтащхъэ къабарты-малкъар республиканы прохладна
\\Главная iconКонкурс призван способствовать
Главная цель конкурса утверждение приоритетности образования, формирование общественного мнения о творчески работающих педагогах
\\Главная icon«немецкий дратхаар»
Главная задача: охотничье применение немецких дратхааров в соответствии с признаками породы – легавая собака для разностороннего...
\\Главная icon«немецкий дратхаар»
Главная задача: охотничье применение немецких дратхааров в соответствии с признаками породы – легавая собака для разностороннего...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов