Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова icon

Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова



НазваниеКонстантинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова
Дата конвертации10.09.2012
Размер91.93 Kb.
ТипДокументы

Константинов Михаил Сергеевич


Институциональный аспект в политической философии М.К.Петрова


Опубликовано в: Актуальные проблемы социального функционирования транзитивного общества. Социологические очерки. Ч. I. Ростов-на-Дону: Изд-во РГПУ, 2005г


После известной работы С.С. Неретиной (см.: 4), представляющей из себя важную для петрововедения попытку систематизации его взглядов, сложилась устойчивая интерпретация Петрова не только как философа и науковеда, но и как культуролога. Подобная интерпретация оставляет в тени социологическую и политико-философскую теории Петрова и ядро этих теорий – концепцию социальных институтов. «Необходимый парадокс» культурологической концепции Петрова, отмечаемый В.С. Библером и С.С. Неретиной, который состоит в отказе Петрова от изучения сущностной «чтойности» культуры во имя анализа того, «каким образом» функционирует культура (см.: 1, с. 428-429; ткж. 4, с. 20), является главным аргументом в пользу социологической и политико-философской интерпретации петровского наследия. Концепция социальных институтов Петрова и есть решение данного «парадокса».

Иначе говоря, если представить наследие М.К.Петрова как научно-исследовательскую программу (в понимании И.
Лакатоса), то она будет выглядеть следующим образом:

  1. человек есть исключительный субъект социального творчества и истории;

  2. в деятельности человека находят выражение две составляющих индивидуального сознания: социальный опыт и знание, интернализованные им в процессе социализации, и способность человека к творчеству;

  3. поэтому в основе анализа лежит методологический дуализм индивид-социальная структура;

  4. основой социума и социальной структуры является культура, понимаемая как «механизмы» трансляции и трансмутации социально-политического знания о том, «как жить сообща» и технологического знания о том, как производить необходимые для выживания общества материальные ценности;

  5. культура закрепляется в знаковой форме и интернализуется индивидом в процессе социализации;

  6. знак есть социальный аналог биологического гена и по сути является компенсацией биологической недостаточности человека;

  7. трансляцию знания в процессе социализации индивида осуществляют институты;

  8. так как знание фиксируется в знаке, то отбор нового знания и фиксацию в знаке для трансляции следующим поколениям конечных и смертных индивидов также осуществляют институты;

  9. поскольку государство активно вмешивается в процессы циркуляции знания в обществе и носителей этого знания (индивидов), выстраивая институциональные «интерьеры» человеческой деятельности и поскольку развитие самого государства сегодня детерминировано уровнем развития науки, постольку способы институциональной организации приобретают политическую значимость;

  10. следовательно, анализ культуры (непосредственно того, что зафиксировано в знаковой форме) заменяется анализом институтов, транслирующих и позволяющих трансмутировать социальное знание.

Как видно из вышеизложенного, анализ и понятие культуры находится скорее на периферии исследовательской программы М.К.Петрова, а ядром этой программы выступают социальные институты. Поэтому разделяя интерес культурологов к наследию М.К.Петрова, мы рассматриваем этого автора не как культуролога, а как социального и политического философа.

Результаты исследования институционального среза политической философии М.К.Петрова можно представить в следующих тезисах:

  1. Современные социально-политические науки испытывают кризис, характеризуемый М.К.Петровым как «поведенческий тупик современности». В основе этого кризиса лежит методологический актуализм, философски санкционированный Лейбницем в виде постулата: «…Свойства вещей всегда и повсюду являются такими же, каковы они сейчас и здесь» (3, с. 389). Методологический актуализм есть следствие исторического развития науки (её антично-христианских корней) и стремления европейского человека перекладывать ответственность за собственные действия на знаковые авторитетные инстанции. В результате социально-гуманитарное знание оказывается знанием о человеческом поведении в ущерб человеческому общению. Однако неоднократно имевшая место в истории философии критика актуализма (философия жизни В.Дильтея и Г.Зиммеля; неогегельянство Б.Кроче; неокантианство баденской школы  Г.Риккерта и В.Виндельбанда, современный постпозитивизм в версии П.Фейерабенда и релятивизм всех видов) либо недостаточна, поскольку не ставит под сомнение аристотелевский постулат тождества слова и бытия, либо разрушает смысл научных процедур. Более адекватным является методологическое тождество и телеологическое противоречие познания физического и социального мира, базирующиеся на признании результатов исследования средствами актуализма в качестве теоретического полупродукта с целью проблемообразования.

  2. Необходимость исследования институционального «интерьера» человеческой деятельности определяется фактом невозможности изучения творчества средствами науки: «Творчество есть то, что существует для нас в следах и позволяет себя изучать только по результатам» (13, с. 421). Поэтому М.К.Петров предлагает оригинальный ход: основное внимание он фиксирует на институтах трансмутации в обществе, на способах их включения в механизмы трансляции. Это сближает Петрова с современным неоинституционализмом, одним из корифеев которого является Д.Норт.

  3. Сравнительный анализ концепций институтов и институциональных изменений Д.Норта и М.К.Петрова1 позволяет эксплицировать следующие сходные положения, составляющие ядро теоретических конструкций и Д.Норта, и М.К.Петрова:

- функциональными основаниями существования институтов являются: обеспечение социальной преемственности и стабильности, структурирование человеческой деятельности и общения (уменьшение неопределённости путём структурирования повседневной жизни), оформляющие ограничения социальных изменений, а также (возможно, но необязательно) стимулирование творческого общения индивидов.

 в каждом обществе действует принцип функциональной однородности, полноты и достаточности любого набора действующих в обществе институтов, который, с одной стороны, гарантирует их сравнимость по единому функциональному основанию, позволяя избежать релятивизма и, с другой стороны, объясняет «системные эффекты»  отторжение институциональной системой чужеродных институтов.

 институты есть зависимые переменные. Институты зависят от траектории предшествующего развития и от деятельности индивидов по изменению институтов, которая вызывается экзогенными (воздействие внешней среды) или эндогенными (накопление знаний) факторами.

 институциональная теория базируется на теории человеческого поведения, которая определяет зависимость стимулов к деятельности от институциональной организации и, следовательно, от субъективных ментальных моделей агентов деятельности (идей и идеологий), интернализованных ими в процессе воспитания, структурированного институтами. Другим определяющим деятельность индивида фактором является расшифровка информации, поступающей из внешнего мира. Способы расшифровки также зависят от институтов, от «интерьера» деятельности в силу сложности окружающего мира. В связи с этим пересматривается понятие рациональности,  она признаётся несовершенной, или ограниченной. При этом ограниченность рациональности может преодолеваться по-разному – в одних обществах институты позволяют обойти ограничения человеческой «вместимости» и накапливать знание в социальной памяти «независимо от размеров человеческой головы», сжимая этот совокупный текст накопленного знания непосредственно в процессе трансляции; в других обществах сам массив знания ограничивается человеческой «вместимостью» в отсутствие других каналов хранения и трансляции знания. Кроме того, институты определяют стремление общества к обучению и приобретению знаний, а также к поощрению инноваций и творческой деятельности. От степени эффективности институтов в указанной функции зависит способность общества к развитию и адекватному реагированию на изменения внешней среды.

 на содержательном уровне адаптивная эффективность Норта идентична понятию эффективности институтов, замкнутой на совокупную социальную потребность, у Петрова.

 функциональное понятие адаптивной эффективности позволяет выделить три типа институциональных изменений: path dependence (зависимость от траектории предшествующего развития), path determinacy – изменения, которые полностью определяются прошлым и path indeterminacy (path independence) (независимость от прошлого) – отсутствие явной связи между старыми и новыми институтами.

 нортовский анализ трёх форм обмена (персонифицированного, неперсонифицированного и неперсонифицированного с контролем третьей стороной) вполне соотносится с тремя формами коммуникации, трансляции и трансмутации знания в обществе у Петрова (лично-именной, профессионально-именной, универсальный). У обоих есть идея отсутствия необходимости вмешательства государства при персонифицированном обмене (Норт) и кровнородственной организации трансляции знания (Петров). Оба отмечают двойственную роль государства при неперсонифицированном обмене (Норт) и научной форме организации трансляции и трансмутации знания (Петров). Но если Петров на этом основании требует объединения мирового научного сообщества, устранения «национальных горшков» развития науки и категорического невмешательства бюрократии в дела науки, увеличивающей временные и качественные издержки научной деятельности, то Норт, отмечая рост трансакционных издержек при государственном контроле неперсонифицированного обмена, тем не менее считает государство «источником защиты и обеспечения прав собственности» (6, с. 54). Петров считал научное сообщество способным самостоятельно гарантировать и обеспечивать права собственности на интеллектуальную продукцию (путём институтов авторства и запрета на повтор-плагиат). Если учесть значимость (часто решающую) анализа информационных потоков и признание высокой стоимости информации в современном обществе Новой институциональной экономикой, то весьма важным представляется признание Норта в том, что он «не встречал работ, в которых целенаправленно изучалась бы связь между институциональными структурами… и стимулами к приобретению чистого знания. Между тем важным фактором развития Западной Европы явилось постепенное осознание практической пользы от чистой науки» (6, с. 99). Однако именно это было объектом исследования М.К.Петрова.

 сходство с институционально-эволюционной теорией обнаруживается на феноменологическом уровне – при анализе феноменов и факторов институциональных изменений. В описании функционирования институтов и их изменений у Петрова обнаруживаются разработанные сегодня в институционально-эволюционной теории явление самоусиления институтов и связанные с ним эффекты кумулятивной причинности, блокировки, хреодный, гиперселекции, обучения, координации и адаптивные ожидания во взаимосвязи институтов и организаций. Эти сходства усиливаются при проведении Петровым конкретного институционального анализа.

 на основе сравнительного анализа делается следующий вывод: в социокультурной теории М.К. Петрова чётко обнаруживаются элементы институционально-эволюционного подхода.

  1. В неоинституционализме сформулировано понятие «хреодный эффект», который проявляется в том, что в силу случайных обстоятельств то или иное явление, начав развитие по неоптимальному пути, продолжает развиваться по первоначальной траектории, даже если она в конечном счёте тупиковая. При этом формирующаяся внешняя среда блокирует действие селекции. У М.К.Петрова обнаруживается описание подобного феномена в отношении национального государства, являющегося самой неоптимальной (косной) формой социально-политической организации общества в современных условиях нестабильности среды и повышения уровня самосознания человека. Бюрократическая организация даёт неадекватные ответы на вызовы окружения и блокирует творческие потенции «онаученной» личности. Сравнительный анализ концепции бюрократии М.К.Петрова позволяет отнести его к линии К.Маркс-В.П.Макаренко-Д.Норт в противопоставлении веберовской теории рациональной бюрократии.

  2. В качестве альтернативы государственно-бюрократической организации М.К.Петров разрабатывает концепцию «Человек-государство», главная идея которой состоит в уничтожении субъект-субъектного властного отношения и политического отчуждения в условиях высокого уровня политического самосознания личности.

На основе вышеизложенного можно сделать следующий вывод: актуализация наследия Михаила Константиновича Петрова будет способствовать развитию политологии и политической философии.


Список литературы:


  1. Библер В.С. О книге М.К. Петрова «Язык, знак, культура» // «АРХЭ». Культуро-логический ежегодник; Кемерово: 1993.

  2. Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ // Кун Т. Структура научных революций. М.: 2002.

  3. Лейбниц Г.В. Сочинения в четырёх томах. Т. 3. М.: 1984.

  4. Неретина С.С. Михаил Константинович Петров: жизнь и творчество. М.: 1999.

  5. Нестеренко А. Современное состояние и основные проблемы институционально-эволюционной теории // Вопросы экономики. 1997. № 3.

  6. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: 1997.

  7. Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа // Вопросы экономики. 1997. № 3.

  8. Норт Д. Пять тезисов об институциональных изменениях // Квартальный бюллетень клуба экономистов. Вып. 4. Минск: 2000.

  9. Петров М.К. Язык, знак, культура. М.: 1991.

  10. Петров М.К. Самосознание и научное творчество. Ростов-на-Дону: 1992.

  11. Петров М.К. Социально-культурные основания развития современной науки. М.: 1992.

  12. Петров М.К. Искусство и наука. Пираты Эгейского моря и личность. М.: 1995.

  13. Петров М.К. Историко-философские исследования. М.: 1996.

  14. Петров М.К. Античная культура. М.: 1997.



16 декабря 2005 г.

1 Идея сравнения творчества М.К. Петрова и Д. Норта принадлежит проф. В.П. Макаренко – она была высказана им на круглом столе «Наследие М.К. Петрова и современность» (III Российский философский конгресс). Автор данной работы считает, что сравнение с неоинституционализмом Д. Норта – лишь один из частных примеров, подтверждающих принадлежность М.К. Петрова к институционально-эволюционной теории.




Похожие:

Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconКонстантинов Михаил Сергеевич М. К. Петров: понятие политической философии
Опубликовано в: Проблемы современной России. Социокультурный анализ. Ростов-на-Дону: Изд-во ргпу, 2005г
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconКонстантинов Михаил Сергеевич М. К. Петров: регион как форма социального творчества
М. К. Петрова [см., например: 1, 2]. Недавние публикации Центра системных региональных исследований и прогнозирования иппк ргу и...
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconКонстантинов М. С. Вклад М. К. Петрова в новую институциональную теорию // Айвазова С. Г., Патрушев С. В. (отв ред.). Новые направления политической науки: Гендерная политология. Институциональная политология
Константинов М. С. Вклад М. К. Петрова в новую институциональную теорию // Айвазова С. Г., Патрушев С. В. (отв ред.). Новые направления...
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconКонстантинов Михаил Сергеевич М. К. Петров: институциональные интерьеры политики
Опубликовано в: Актуальные проблемы социального функционирования транзитивного общества. Социологические очерки. Ч. III. Ростов-на-Дону:...
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconКонстантинов Михаил Сергеевич
Дубровин и Тищенко 1992: 256]. Однако «без критики фетишистского сознания, без ясного осознания его пагубных последствий нельзя направить...
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconМ. А. Петрова «Концепция происхождения полиса М. К. Петрова в свете данных современного антиковедения» «Платон мне  друг, но бóльший друг  истина». Исходной исследовательской проблемой в доклад
Целью работы является сопоставление взглядов специалистов-античников со взглядами философа М. К. Петрова
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconЭлементы институционально-эволюцио­ННой теории в социальной философии М. К. Пет­рова
Творчество М. К. Петрова «представляется на сегодняшний день сферой малоизученной» (8, с. 7)
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconО. А. Милевский Программа «национальных реформ» Л. А. Тихомирова: социально-экономический аспект
Выдвигаемые им социально-экономические проекты во многом предвосхитили идеи положенные в конце 20-х – 30-е гг. ХХ в в основу политической...
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconЭкзаменационные вопросы по философии 2005 (дневные факультеты) Что такое философия? Проблемы и специфика философского знания. Структура и функции философии
Место философии в системе духовной культуры: соотношение мифологии, религии, науки и философии
Константинов Михаил Сергеевич Институциональный аспект в политической философии М. К. Петрова iconНаучно-техническая контрреволюция: актуальность идей М. К. Петрова
Ходов мысли Поэтому сама реконструкция идей Петрова вписывает их в контекст мировоззренческих и политических дискуссий. Задача данной...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов