I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» icon

I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс»



НазваниеI анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс»
страница1/5
Дата конвертации10.09.2012
Размер0.8 Mb.
ТипСтатья
  1   2   3   4   5

Глава I

Анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты»

В работе «Карл Маркс» В. И. Ленин писал, что в статьях К. Маркса из «Рейнской газеты» намечается переход от идеализма к материализму и от революционного демократизма к коммунизму. В предисловии «К критике политической экономии» Маркс отмечал: «Обсуждение в рейнском ландтаге вопросов о краже леса и дробле­нии земельной собственности, официальная полемика, в которую г-н фон Шапер, тогдашний обер-президент Рейнской провинции, вступил с «Rheinisehe Zeitung» относительно положения мозельских крестьян, наконец, дебаты о свободе торговли и покровительственных пошлинах дали первые толчки моим занятиям экономическими вопро­сами» [9, 6].

Как проявилась эта общая установка Маркса в исследовании бюро­кратии? И как исследование бюрократии связано с началом перехода Маркса от идеализма и революционного демократизма к материа­лизму и коммунизму? Исследованию этих вопросов посвящается данная глава.

Статья К. Маркса «Заметки о новейшей прусской цензурной инструкции» по времени ее написания и тематически примыкает к статьям из «Рейнской газеты». Поэтому мы сочли возможным не выделять эту статью в особый предмет исследования.

^ 1.1. Выбор объектов исследования

В соответствии с исследовательской практикой Маркса анализ бюрократии классово-антагонистического общества следует начинать с фиксирования и изучения фактов, явлений и событий социальной действительности.

При анализе бюрократии Маркс привлекает и использует богатый и разнообразный эмпирический материал: законы, распоряжения и инструкции правительства, переписку между Обществом поощре­ния виноделия и органами управления Примозельского края, между органами управления данного края и высшей государственной адми­нистрацией, статистические данные о динамике цен на вино и землю, петиции и ходатайства виноделов местному и центральному началь­ству, данные о размерах налога, взимаемого с граждан в государствен­ную казну, материалы о способе деятельности администрации отдель­ного региона и страны в целом, о дискуссиях в высшем представитель­ном органе региона по разнообразным вопросам, о состоянии и роли прессы в стране и т. д.

Указанные факты и наблюдения над ними относятся к эмпириче-

9

скому уровню исследования бюрократии. Этот уровень предполагает выявление, изучение и систематизацию всех фактов, явлений, собы­тий и связей между индивидами и органами государственного управления.

Хотя сфера анализа чрезвычайно широка, уже на этом уровне исследование бюрократии должно удовлетворять определенным тре­бованиям: 1. Базироваться «на одних фактах». 2. Факты должны быть выражены «в обобщенной форме» [3, 199].
Источником факти­ческого материала являются разнообразные конфликты между орга­нами и объектами государственного управления. Отбор, обобщение и оценка фактов определяются позицией публициста и теоретика по отношению к данным конфликтам.

Такая ситуация характерна для начала Марксова анализа бюрократии. Как отмечает Н. И. Лапин, в начале 1843 г. Маркс «...по сути дела, провел социологическое исследование положения мозельских виноделов» [27, 34]. На эмпирическом уровне при этом Марксом был зафиксирован определенный социальный факт — бед­ственное положение виноделов Примозельского края. Чтобы заметить его, совсем не обязательно быть исследователем и теоретиком, тем более — философом. Бедственное положение людей — самая не­приглядная эмпирия. Она доступна любому, а не только «теорети­чески вооруженному» взгляду.

Но Маркса этот факт не интересовал сам по себе, изолированно от отношения к нему отдельных личностей и групп людей. Индивиды, погруженные в грубую эмпирию материальной жизни, неизбежно поставлены в такие условия, что их интересы и точки зрения отно­сительно конкретных социальных явлений и проблем существуют неразрывно. Маркс подчеркивал, что при исследовании социальной реальности нельзя упускать из виду материальное положение людей. В этом смысле любой индивид является носителем определенных социальных отношений. Специфика позиции исследователя бюрокра­тии, да и любого социального теоретика, заключается в том, что он должен увидеть связь между интересами и точками зрения, «разга­дать» за отношениями индивидов действие всеобщих, невидимых и принудительных сил [3, 212].

На данном этапе своего интеллектуального и политического развития Маркс считал, что эти силы проявляются в двух типах отно­шения к одному и тому же социальному факту: бедственному поло­жению людей. Данные типы отношения, вслед за Гегелем, Маркс обозначал как «государственную сторону» и «частную сторону». Раздельный анализ каждой из них, затем — анализ взаимодействия между ними обеспечивают возможность описать действительную суть дела, т. е. суть реально существующих конфликтов между индивидами и органами государственного управления.

10

^ 1.2. Базисные категории анализа

«Государственная сторона»—одна из основных категорий, с по­мощью которой Маркс фиксирует определенный тип отношения к бедственному положению людей. Данная категория, как уже было сказано, взята Марксом в «Философии права» Гегеля, Но содержание данной категории или (что то же самое) типа отношения к социаль­ным явлениям Маркс описывает с помощью понятий «интерес пра­вительства», «взгляды правительства», «правительственная точка зрения», «официальная точка зрения». Отметим, что понятия, вво­димые Марксом для анализа «государственной стороны», направлены на выявление конкретных объектов исследования.

Как выявить «интерес правительства» и «взгляды правитель­ства»? Согласно Марксу, интерес и взгляды правительства могут быть установлены путем анализа законодательной, нормативно-распорядительной и административной деятельности государства. Так, если в какой-либо правительственной инструкции или распоря­жении допускается обсуждение изданных законов, то в процессе дан­ного обсуждения могут быть высказаны такие точки зрения, которые соответствуют, не соответствуют или частично соответствуют интере­сам и взглядам правительства. Установить же факт такого соответ­ствия (несоответствия) и, стало быть, выявить взгляды правительства можно только в процессе публичного обсуждения и теоретического исследования существующих и вновь изданных законов, инструкций и распоряжений как продуктов деятельности правительства.

Исследовательская программа, которую набрасывает при этом Маркс, достаточно обширна. Она включает обсуждение изданных ранее законов и вновь изданных инструкций, сопоставление вновь изданных инструкций с изданными ранее законами, сравнение зако­нов и инструкций с реальной действительностью. Лишь после осуществления таких процедур, допускающих расчленение по объ­ектам государственной деятельности и по времени действия кон­кретных законодательных и нормативно-распорядительных акций, возможно получить более или менее адекватную картину взглядов правительства.

Однако установление данных взглядов облегчается тем, что во всякой новой инструкции может содержаться призыв к соблюде­нию уже существующих законов. Этот призыв означает, что суще­ствующие в государстве законы в той или иной степени не соблю­даются. Поэтому всякая новая акция правительства, направленная на соблюдение уже существующих законов, есть косвенное признание правительства в том, что нет соответствия между сферой законов и социальной действительностью и что от такого несоответствия страда­ют «интересы правительства».

С этой точки зрения законодательная, нормативно-распорядитель-

11

ная и административная деятельность государства есть множество следующих друг за другом актов признания правительства в том, что существующие «законы и принципы управления не соответствуют или частично соответствуют реальному положению дел в обществе и государстве. Анализ этой сферы государственной деятельности, согласно исследовательской практике Маркса, является одним из условий выявления и теоретического отражения интересов и взглядов правительства при характеристике «государственной стороны».

Необходимо, далее, выявить и проанализировать бытующие в сферах государственного управления формы сознания и оценки за­конодательной, нормативно-распорядительной и административной деятельности правительства и аппарата управления. Исследователь не должен быть политическим или административным моралистом, который винит в несоблюдении законов и инструкций частных лиц — высших правительственных чиновников или служащих орга­нов управления вообще. Такой способ анализа и оценки администра­тивной практики государства Маркс называл мнимым либерализмом.

Содержание мнимого либерализма как особой формы сознания и оценки административной деятельности государства определяется следующими, молчаливо принятыми, допущениями. Предполагается, что лишь деятельность отдельных лиц в государственном аппарате управления есть «последовательное беззаконие» и «бессовестное по­ведение». Выбор лиц на отдельные должности в государственном ап­парате управления несовершенен, отдельные лица неспособны выпол­нять возложенные на них должностные обязанности. Предполагается также, что люди, охватываемые сферой законодательной, нормативно-распорядительной и административной деятельности государства, невежественны и глупы, что они не могут требовать соблюдения и применения существующих законов и принципов управления из-за трусости, подчиненного положения и т. п.

Эта система молчаливо принятых, институционализированных, а при необходимости декларируемых идеализации благоприятствует распространению такого способа анализа и оценки административной практики государства, при котором несовершенство налично данной системы государственного управления выводится исключительно из личных качеств людей, занятых в аппарате управления и подчинен­ных данному аппарату. Предполагается, что в целом аппарат государ­ственного управления совершенен, а его отдельные недостатки обусловлены несовершенством человеческой природы, но не органов государственного управления.

Данная практическая и теоретическая платформа мнимого либе­рализма, по мысли Маркса, есть оборонный, защитный маневр «го­сударственной стороны» против каких бы то ни было изменений принципов управления и административной практики государства «Объективные недостатки самого института, —пишет Маркс, —ставят-

12

ся в вину отдельным лицам для того, чтобы, не улучшая дела по существу, создавать видимость улучшения» [1, 4]. Речь идет о том, что мнимый либерализм может вдохновляться идеей улучшения принципов управления и административной практики, быть, так сказать, присяжным реформатором, поскольку эта форма анализа и оценки административной деятельности государства сосредоточи­вается в правительстве.

Однако при любых действиях, направленных на «улучшение» деятельности органов государственного управления, основной удар наносится по отдельным людям, а не по институтам и их объектив­ным недостаткам. За счет акций в отношении отдельных людей правительство распространяет иллюзию реагирования на объектив­ные недостатки органов государственного управления и иллюзию улучшения их деятельности. Люди, занятые в сфере управления, тем самым становятся жертвой, принесенной не для действительного улучшения принципов и процессов государственного управления, а для создания и поддержки иллюзий действий улучшения.

Функцию отвлечения внимания индивидов («поверхностной пу­блики» по характеристике Маркса) от объективных недостатков институтов и всей системы управления выполняет правительствен­ная пресса. «Ничтожные писаки предписанного свыше прогресса» [1, 5] создают вокруг отдельных лиц или органов административного аппарата нетерпимую морально-политическую атмосферу и одновре­менно «...расточают похвалы правительству»» [1, 5]. Пресса, таким образом, также входит в содержание мнимого либерализма, поскольку она распространяет и укрепляет еще одно допущение: о том, что прогресс в сфере принципов и процессов государственного управле­ния может быть предписан свыше правительством.

Маркс детально показывает, что данная система идеализации соответствует интересам «государственной стороны». С помощью прессы и других институтов формирования общественного мнения мнимый либерализм как форма анализа и оценки административной практики государства систематически внедряется в сознание членов гражданского общества и граждан государства для придания данной форме статуса всеобщности.

«Государственная сторона» далее выявляет себя в правитель­ственной или официальной точке зрения на факты и события соци­альной действительности. Правительственная (официальная) точка зрения определяется Марксом как «...некоторая сумма всех его преж­них взглядов и всего его (правительства. — В. П.) опыта» [3, 198]. Взгляды правительства, как было показано, выражаются в законода­тельной, нормативно-распорядительной и административной деятель­ности государства, а также в особой форме мышления и действия — мнимом либерализме. Опыт правительства — это совокупность практических навыков по реализации этих взглядов. В чем же

13

состоят сами «навыки» и какова их связь с взглядами правительства?

Интерес, взгляды и опыт правительства проявляются в его особом отношении к любым социальным бедствиям. Данное отношение, по Марксу, включает следующие устойчивые моменты: правительство может признавать бедственное положение какой-либо части населе­ния, местности или сферы общественного хозяйства; в то же время правительство с недоверием относится к заявлениям о бедственном положении, если такие положения высказываются людьми, не входя­щими в состав правительства или административною аппарата; правительство рассматривает самое себя и государственный аппарат управления как средство познания социальных проблем и социальных бедствий; правительство не доверяет также заявлениям о том, что бедствия носят массовый характер.

Указанные элементы отношения правительства к социальным бедствиям выражаются полностью или частично в правительствен­ной (официальной) точке зрения. Официальная точка зрения, таким образом, выражает стремление правительства как политиче­ски господствующей группы к монопольному суждению о положении дел в обществе и государстве, к монопольному суждению о размерах социальных бедствий.

Научная и политическая проблема, поставленная Марксом, в данном случае заключается в поисках ответа на вопрос: каковы при­чины того, что, если органы государственного управления исполь­зуются как средство познания социальных проблем и социальных бедствий, действительная социальная значимость этих проблем будет представлена в искаженном виде, а размеры социальных бедствий будут неизбежно преуменьшены?

Маркс показывает, что ни в момент возникновения социальных проблем и бедствий, ни в период их развертывания правительство не обладает какой-либо позитивной программой их решения и пре­одоления. У правительства, кроме того, отсутствует желание, не гово­ря уже о цели, что-то существенно изменить в процессе нарастания социальных бедствий.

Но если размеры социальных бедствий неизбежно преумень­шаются, то реакция правительства на положение дел в обществе и государстве неизбежно запаздывает, что и находит выражение в официальной точке зрения. Если в официальной точке зрения разме­ры социальных бедствий преуменьшаются, то она косвенно способ­ствует дальнейшему их росту.

Таким образом, в официальной точке зрения на факты, явления и события социальной действительности выражается опыт пренебре­жения правительства к реальному положению дел в обществе и го­сударстве и опыт выживания господствующей политической группы в условиях перманентной социальной дезорганизации и социальных бедствий. Выработка в правительстве и в органах государственного

14

управления особого представления о допустимых размерах социаль­ных бедствий — квинтэссенция данного опыта.

Под «допустимыми размерами» понимаются такие, которые не переходят в прямую политическую угрозу правительству и органам государственного управления в целом. Ясно, что лишь правительство и члены государственного аппарата обладают монополией на такой опыт. Поэтому всякая иная точка зрения на факты и события социаль­ной действительности, за исключением официальной, воспринимается с недоверием агентами государственной власти.

«Частная сторона»—следующая категория, используемая Марк­сом для выявления, анализа и оценки второго типа отношения к собы­тиям и фактам социальной действительности. Объективные характе­ристики «частной стороны» заключаются в том, что частные лица вынуждены вести тяжелую борьбу с природой и с господствующими социальными отношениями [3, 201]. Данные направления борьбы характеризуют частных лиц как экономически, социально и полити­чески значимых деятелей. Процессы и результаты данной борьбы воплощаются во множестве продуктов, в том числе — в собственных суждениях о собственном положении в системе социальных отно­шений.

Положение частных лиц в данной системе выражается во мно­жестве частных интересов. Причем, согласно Марксу, суждения частных лиц могут сознательно или бессознательно затемняться частными интересами. «Незаинтересованных» суждений о процессах и результатах борьбы людей с природой и существующими социаль­ными отношениями попросту нет. Поэтому исследователь должен отыскать и теоретически отразить стоящие за каждым суждением частные интересы.

Если они выявлены, — то нельзя «...безусловно предполагать правильность этого суждения» [3, 205], т. е. суждения, основанного на интересе. Частный интерес и адекватное отражение социальной действительности — это стороны постоянно воспроизводящегося противоречия, которое можно сформулировать в виде импликации: если суждение опирается на интерес, а интерес является базисом какого-либо суждения о процессах и результатах борьбы индивидов с природой и существующими социальными отношениями, то теоре­тическая ценность данного суждения в лучшем случае пробле­матична.

Но отсюда не следует, что нужно пренебрегать анализом различ­ных форм выявления и артикуляции суждений, основанных на частном интересе. Наоборот, исследователь должен чрезвычайно внимательно относиться к любому столкновению суждений, за ко­торыми стоят частные интересы. Полемика, по Марксу, есть столкновение интересов. Поэтому полемика между представителями различных точек зрения на одни и те же факты социальной действи-

15

тельности — объект исследования и необходимый этап на пути теоретического отражения реальных противоречий социальной действительности.

Так, полемика между органами управления и виноделами При-мозельского края отражает тот действительный факт, что в опре­деленном регионе страны имеется множество пострадавших частных интересов, т. е. индивидов, которые находятся в бедствен­ном положении. Поэтому анализ действительного положения инди­видов в системе социальных отношений — необходимая предпосыл­ка анализа содержания и сути полемики между «государственной» и «частной» сторонами.

«Частная сторона», между прочим, находит свое воплощение в неофициальной точке зрения на социальные проблемы и социальные бедствия. Содержание неофициальной точки зрения, по Марксу, заключается в следующем.

Представители «частной стороны», выражающие неофициальную точку зрения, осознают, что «...защищаемый или частный интерес в такой же мере является и государственным интересом...» [3, 200]. Поэтому частный интерес отстаивается с точки зрения общественных интересов, если, конечно, государство является представителем всех частных интересов. В этом смысле частный интерес объективен.

В неофициальной точке зрения осознается также тот факт, что под влиянием «государственной стороны» происходит извращение фактов социальной действительности. Осознание возможности и неизбежно­сти такого извращения — существенное свойство неофициальной точки зрения.

Неофициальная точка зрения, далее, оперирует фактами и ар­гументами, почерпнутыми из самой практической жизни индивидов. В неофициальной точке зрения первоначально фиксируется и осозна­ется противоречие между действительными фактами социального бытия и «картиной» этих фактов, складывающейся в государственном аппарате и правительстве.

Практика и неофициальная точка зрения на события социаль­ной действительности, таким образом, есть целостность, первый элемент которой означает действительность социального противо­речия, а второй — отражение (правда, еще не теоретическое) данного противоречия. Поэтому неофициальная точка зрения на социальные проблемы и социальные бедствия — предпосылка научного анализа отношения между «государственной» и «частной» сторонами, между органами и объектами государственного управления.

В то же время Маркс отмечает ряд трудностей, связанных с выявлением и познанием неофициальной точки зрения на факты социального бытия. Среди них он особо отмечает роль общего со­стояния прессы в обществе и роль цензуры. «...Внешние преграды духовной жизни, —пишет Маркс, — не принадлежат к внутреннему

16

характеру этой жизни ... они отрицают эту жизнь, а не утверждают се» [2, 59]. Неофициальная точка зрения коренится в материальном бытии и интересах индивидов и потому является необходимой состав­ной частью духовной жизни индивидов. Но на пути неофициальной точки зрения стоит мощная «внешняя преграда»—цензура.

Марксов анализ цензуры связан с выявлением определенных состояний сознания, неотделимых от процесса выработки и артикулирования неофициальной точки зрения.

Маркс указывает, что «...ни одно государство не имеет мужества высказать в виде определенных законоположений то, что оно факти­чески может проводить при помощи цензора как своего органа» [2, 67 — 68], что «цензура есть критика в качестве монополии правитель­ства» [2, 59]. От подцензурной печати неотделимо лицемерие и маскировка действительных фактов и отношений социального бытия индивидов.

Подцензурная печать выполняет функцию политического развра­щения и деморализации людей, поскольку она способствует распро­странению такого социального порока, который Маркс считал самым отвратительным: пассивность граждан государства. «Правительство слышит только свой собственный голос, оно знает, что слышит только свой собственный голос, и тем не менее оно поддерживает в себе самообман, будто слышит голос народа, и требует также и от народа, чтобы он поддерживал этот самообман. Народ же, со своей стороны, либо впадает отчасти в политическое суеверие, отчасти в политическое неверие, либо, совершенно отвернувшись от государственной жизни, превращается в толпу людей, живущих только частной жизнью» [2, 69].

При выявлении неофициальной точки зрения на факты и события социально-политической действительности необходимо учитывать особые состояния сознания, определяющие политическое поведение индивидов. Эти состояния тесно связаны с характером подцензурной печати. Как видно из приведенного отрывка, Маркс выделяет и описывает три таких состояния:

Состояние политического суеверия. Это состояние характе­ризуется обожествлением всех институтов налично существующего государства, правительства и органов управления как полномочных представителей обожествленного государства. Если такое состояние сознания и поведения распространяется в обществе, то неофициаль­ная точка зрения на факты и события социальной действительности вообще не может возникнуть. Официальная точка зрения в различных модификациях и соответствующие ей структуры политического мышления и сознания становятся господствующими и «абсолютно правильными», т. е. идеалами, к которым должен стремиться каждый индивид. Никаких противоречий между гражданским обществом и государством зафиксировать невозможно, так как особенности «го-

17

сударственной стороны»—интерес и взгляды правительства, мнимый либерализм и официальная точка зрения — становятся всеобщими стереотипами деятельности, поведения и мышления. Граждане го­сударства только пассивно усваивают и повторяют то, что высказы­вается официальными лицами, органами и прессой.

  1. Состояние политического неверия. Данное состояние характеризуется повсеместно распространенным сомнением в эффективности любых действий и истинности любых суждений лиц, занятых в пра­вительстве и государственном аппарате управления. Важно, что при
    распространении такого состояния сознания и поведения правитель­ство и государственный аппарат перестают быть объектами полити­чески-религиозного культа, лишаются ореола святости. Распростра­нение политического скептицизма и политической иронии по отноше­нию к государству, правительству и органам управления — следствие осознания и закрепления в общественной психологии того факта, что официальные лица и органы не могут ни решить какую-либо социаль­ную проблему, ни предотвратить социальные бедствия. Политический скептицизм и ирония образуют содержание неофициальной точки зрения на факты и события социально-политической действи­тельности.

  2. Состояние полного отстранения граждан от участия в полити­ческой деятельности. Для этого состояния сознания и поведения характерно абсолютное безразличие граждан к политическим и го­сударственным делам и вопросам. Люди как политически значимые субъекты перестают существовать. Они концентрируют свое внима­ние и усилия исключительно на вопросах частной жизни. Материаль­ные и духовные аспекты этой жизни при такой ориентации индивидов осознаются ими как совершенно независимые от политики. Мате­риальные аспекты частной жизни отождествляются с удовлетворе­нием частных материальных интересов и погоней за личным благо­состоянием. Духовные аспекты частной жизни, несмотря на их мно­гообразие, характеризуются отсутствием какого бы то ни было инте­реса к социальной и политической злобе дня, к реальностям суще­ствующего государства. «Бегство от политики», специфическая деполитизация всех сфер частной жизни, отношение к политике как к частному делу частных людей отражаются в неофициальной точке зрения на факты и события социально-политической действитель­ности. Для данной точки зрения характерен политический вакуум, состояние политической психологии, взятое в его отрицательном значении.

Но как раз благодаря полному отстранению граждан от анали­за и оценки каких бы то ни было политических вопросов, событий и действий материальные интересы осознаются как совершенно независимые от политики и в этом смысле объективные. Парадокс неожиданных последствий отстранения граждан от политической

18

и государственной жизни заключается в том, что материальные интересы и стремления заявляют о себе, пренебрегая каким бы то ни было пиететом перед государством, правительством и органами госу­дарственного управления. Тем самым отстранение от политики кос­венно способствует выработке и консолидации неофициальной точки зрения, а последняя заявляет о себе как политически значимая сила.

Необходимо учитывать, что данные состояния сознания и поведе­ния существуют в общественном мнении неразрывно. Они переплете­ны между собой и порождают такие комбинации политического мышления и действия, которые предугадать невозможно. Важно, однако, отметить, что все эти состояния — модусы политической пассивности, так что по степени их распространения можно в прин­ципе судить о действительной или мнимой силе государства. Пробле­ма, поставленная Марксом уже на этом этапе исследования классово-антагонистического общества, заключается в описании возможных и действительных способов взаимосвязи определенных состояний сознания и поведения с социальной и политической дифференциацией классово-антагонистического общества.

Таким образом, согласно публицистической и исследовательской практике Маркса, предпосылками анализа бюрократии являются выявление, анализ и оценка различных и эмпирически фиксируемых типов и форм отношения к одному и тому же социальному факту: бедственному положению части населения страны.

  1   2   3   4   5




Похожие:

I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconДокументы
1. /Карл Маркс - Немецкая идеология.doc
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconДокументы
1. /КАРЛ МАРКС И СОВРЕМЕННАЯ КУЛЬТУРА.doc
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconАкция!!! Скидки на вакансии до 25%. Тел.: 8-499-940-95-35
Редакция специализированной газеты о работе «Альтернатива. Рижское направление» предлагает Вам разместить объявления о наборе персонала...
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconВ цикле работ по проблеме бюрократии я сформулиро­вал несколько принципиальных положений
Ни политическое руководство бывшего ссср, ни пра­вительство современной России даже не пытались извлечь прак­тических выводов из...
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconВыступление Президента Республики Куба Фиделя Кастро Руса на акте по случаю первого выпуска Латиноамериканского медицинского института. Театр «Карл Маркс», 20 августа 2005 года
Ваши Превосходительства и дорогие друзья, кто, представляя страны, являющиеся родиной врачей, которых выпускают сегодня, почтил нас...
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconАлександр Новиков
В данной статье, среди прочего, будет затрагиваться вопрос построения тренировки, который подробно описан в статьях «Стрессовая адаптация»...
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconКарл Маркс (1818–1883)
Боннский университет на юридический факультет и окунулся в атмосферу романтизма, особенно после помолвки с Женни фон Вестфален, отец...
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconТак, только пролистать
Некоторые идеи тут от чтения мною (ZT) в 1960-е (или в 1970-е ?) работ Карла Маркса по философии Древней Греции, где он (Карл Маркс)...
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconВыступление президента республики куба фиделя кастро руса на центральном акте в честь 52-й годовщины штурма казарм «монкада» и «карлос мануэль де сеспедес». Театр «карл маркс»
Дорогие жители столицы, ставшие благодаря своим самоотверженным и упорным усилиям победителями в трудном соревновании с жителями...
I анализ бюрократии в статьях из «Рейнской газеты» в работе «Карл Маркс» iconДокументы
1. /ВСЕ ГАЗЕТЫ/ГАМ1.doc
2. /ВСЕ ГАЗЕТЫ/ГАМ10.doc
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов