Февральская революция «хлебные» волнения icon

Февральская революция «хлебные» волнения



НазваниеФевральская революция «хлебные» волнения
Дата конвертации20.12.2012
Размер89.73 Kb.
ТипДокументы
1. /For_Seminar/1825.doc
2. /For_Seminar/1905/Документ Microsoft Word.doc
3. /For_Seminar/АЛЕКСАНДР КЕРЕНСКИЙ.doc
4. /For_Seminar/Декабристы.doc
5. /For_Seminar/ЕКАТЕРИНА II/ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ.doc
6. /For_Seminar/ЕКАТЕРИНА II/ЕКАТЕРИНАII.doc
7. /For_Seminar/ЕКАТЕРИНА II/ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ ЕКАТЕНРИНЫ II.doc
8. /For_Seminar/КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ/КАЛИНИН И КРОНШТАДШЫ.doc
9. /For_Seminar/КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ/КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ.doc
10. /For_Seminar/КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ/РЕЗОЛЮЦИЯ.doc
11. /For_Seminar/ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ.doc
12. /For_Seminar/Реформа судебной системы.doc
13. /For_Seminar/Сергий.doc
14. /For_Seminar/Судебная реформа Александра II.doc
15. /For_Seminar/Судебник 1550 г.doc
16. /For_Seminar/ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.doc
17. /For_Seminar/Церковь в период ВОВ/Документ Microsoft Word.doc
18. /For_Seminar/Церковь в период ВОВ/Русская Православная Церковь.doc
19. /For_Seminar/Церковь в период ВОВ/СЕРГИЙ.doc
20. /For_Seminar/Церковь в период ВОВ/Своеобразным символом единства.doc
Рассказа н. А. Бестужева о расстреле восставших 14 декабря 1825 г. В петербурге
В конце Х1Х-начле ХХ в мировое сообщество вступило в новую
Александр керенский (1881-1970)
В конце 1825 г членам тайных обществ, неожиданно для них самих, представился случай для попытки совер­шения государственного переворота, когда после смерти Александра I в России наступило короткое междуцарствие
Екатерина родилась 21 апреля 1729 года. Отец её, принц Христиан-Август Ангольт-Цербстский, был младшим братом немецкого владетельного князя. Принц Христиан-Август был очень беден, и ему пришлось служить
Екатерина II: путь в Россию. Начало царствования
html">В возрасте 15 лет Петр Ульрих прибыл в Россию. Здесь он формально принял православную веру и стал великим князем Петром Федоровичем
Калинин и кронштадшы в дни, когда в Кронштадте росло поли­тическое недовольство, туда прибыл сам «всесоюзный староста»
Кронштадтское восстание
Резолюция общего собрания команд 1-й и 2-й бригад кораблей, дислоцированных в кронштадте
Леонардо да винчи
Реформа судебной системы судебные уставы 20 ноября 1864 г
Какой подвиг так освятил это имя? Надобно припом­нить время, когда подвизался преподобный
3. Судебная реформа. Старый дореформенный суд в России справедливо почитался не правосудием, а «кривосудием»
Судебник 1550 г
Февральская революция «хлебные» волнения
Сергий (до пострижения в монахи в 1890 г. — Иван Николаевич Страгородский; 1867-1944) — Патриарх Московский и всея Руси (с сентября 1943).
Готовя войну против ссср, идеологи и стратеги гитлеровского фашизма пытались заранее определить те социальные, духовные силы, которые могли бы стать их союзниками в предстоящей схватке
Сергий (до пострижения в монахи в 1890 г. Иван Николаевич Страгородский; 1867-1944) Патриарх Московский и всея Руси (с сентября 1943). С 1934 г митрополит Московский и Коломенский, одновременно в 1937-1943 гг
Своеобразным символом единства Советского государства и Русской Православной Церкви во время войны стала танковая колонна имени Димитрия Донского. Более 8 миллионов рублей было собрано верующими для ее создания

ФЕВРАЛЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ


«ХЛЕБНЫЕ» ВОЛНЕНИЯ

В середине февраля 1917 г. в Петрограде возникли перебои с подвозом хлеба. Возле булочных выстроились «хвосты». Фран­цузский посол Морис Палеолог замечал в своём дневнике 21 февраля: «Сегодня утром у булочной на Литейном я был по­ражён злым выражением, которое я читал на лицах всех бедных людей, стоявших в хвосте. Из них большинство провело там всю ночь...». Несмотря на войну, очереди оставались для петроград­цев явлением непривычным и вызывали всеобщее возмущение. В городе вспыхнули забастовки, 18 февраля остановился Путиловский завод.

23 февраля (8 марта) отмечался Международный женский день. Тысячи работниц вышли на улицы города. Они выкрики­вали: «Хлеба!» и «Долой голод!». В этот день в стачке участвовали около 90 тыс. рабочих, причём забастовочное движение разрас­талось подобно снежному кому. На следующий день бастовали уже более 200 тыс. человек, а ещё через день — свыше 300 тыс. человек (80% всех столичных рабочих).

На Невском проспекте и других главных улицах города на­чались митинги. Их лозунги становились всё решительнее. В тол­пе уже мелькали красные флаги, слышалось: «Долой войну!» и «Долой самодержавие!». Демонстранты пели революционные песни. Большевик А. Шляпников вспоминал о событиях 24 фев­раля: «Вечер этого дня я провёл на Невском. Движение трамваев, извозчиков и автомобилей сокращалось с каждой минутой. Ули­цы были полны только пешеходами, собиравшимися в кучки. Кучки эти росли, превращались в громадные, останавливающие всякое движение толпы. Одна такая группа, возникшая по Нев­скому проспекту, быстро выросла во всю ширину улицы. Поя­вился над толпой агитатор. Это был первый открытый митинг на Невском. Оратор призывал граждан к борьбе с самодержав­ным правительством...».

И вот наступил один из первых поворотных моментов со­бытий. Станут ли войска дисциплинированно разгонять толпу и наводить порядок? Или они сами уже втайне сочувствуют лозун­гам демонстрантов? А. Шляпников описывал происшедшее так: «Во время речи на толпу шагом двигался взвод казаков. Толпа не дрогнула. Оратор смолк, все ждали, как поведут себя казаки. Наступила глубокая тишина, раскалываемая звоном конских под­ков. Тысячи глаз следили за каждым движением подъезжавших казаков. Не знаю, что подействовало на казаков — но только взвод тихим рассыпным строем, разделившись одиночно, но порядком прошёл через толпу». Вслед за этим из толпы грянули восторжен­ные крики «Да здравствуют казаки!» и раздались аплодисменты. Митинг продолжался...

Внезапное стихийное движение оказалось полной неожи­данностью для революционной интеллигенции. Никто не под­готавливал его сознательно, да для этого не было и сил. Эсер С. Мстиславский замечал: «Кроме кружков, варившихся в собст­венном соку или, ещё того хуже, в военно-патриотических вос­торгах, социалистические партии тех дней не имели ничего».


СОЛДАТСКОЕ ВОССТАНИЕ


25 февраля 1917 г. Николай II из Ставки телеграфировал командующему столичным военным округом генералу Сергею Хабалову: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжёлое время войны». Генерал попытался выпол­нить приказание. 26 февраля арестовали около ста «зачинщи­ков беспорядков». Войска и полиция начали разгонять демонст­рантов выстрелами. Всего в эти дни погибли 1б9 человек, около тысячи получили ранения (позднее из числа раненых сконча­лось ещё несколько десятков человек).

Однако выстрелы на улицах привели только к новому взры­ву возмущения, но уже среди самих военных. Солдаты запасных команд Волынского, Преображенского и Литовского полков от­казались «стрелять в народ». Среди них вспыхнул бунт, и они пе­решли на сторону демонстрантов.

Все эти события также носили неожиданный и стихийный характер. «Кто вызвал солдат на улицу? — спрашивал социалист Владимир Станкевич и давал такой ответ: — Масса двинулась сама, повинуясь какому-то безотчётному внутреннему позыву... Ни одна партия при всём желании присвоить себе эту честь не могла дать на это ответа».

М. Палеолог наблюдал впечатляющую сцену: навстречу друг | другу хлынули два людских потока. С одной стороны — «серые | шинели», с другой — толпа с красными знамёнами. Могло по­казаться, что сейчас произойдёт столкновение. Но вместо этого потоки смешались и слились в один: солдаты братались с де­монстрантами. Восставшие солдаты захватили Главный арсенал и освободили заключённых известной тюрьмы «Кресты».

Генерал С. Хабалов сообщал государю 27 февраля: «Испол­нить повеление о восстановлении порядка в столице не мог. Большинство частей одни за другими изменяли своему долгу, отказываясь сражаться против мятежников. Другие части побра­тались с мятежниками и обратили своё оружие против верных Его Величеству войск. Оставшиеся верными долгу весь день бо­ролись против мятежников, понеся большие потери. К вечеру мятежники овладели большею частью столицы...».

Наконец, 28 февраля в Петрограде сдались последние за­щитники правительства во главе с генералом Хабаловым. «Вой­ска постепенно так и разошлись... — рассказывал генерал. — Про­сто разошлись постепенно, оставив орудия». Министры скры­лись, а потом их поодиночке арестовали. Некоторые сами яви­лись под стражу, чтобы избежать расправы.

В дни революции бурно выплеснулось накопившееся у на­селения недовольство полицией. Революционная толпа разгро­мила многие полицейские участки, последовали массовые арес­ты городовых. Они и сами сдавались под арест, опасаясь са­мосуда. После Февраля старая полиция по всей стране прекра­тила существование, а городовых на улицах сменили мили­ционеры.

27 февраля восставшие разгромили и подожгли столичное охранное отделение. При этом сгорели его архивы, навсегда скрыв имена многих секретных сотрудников полиции. По мнению некоторых историков, эти секретные сотрудники сами принимали в поджоге деятельное участие.


В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ


В разгар волнений, 26 февраля, Николай II распустил Государст­венную думу. Депутаты решили подчиниться указу, но не разъез­жаться из Петрограда. В те же дни появилась легенда, что Дума будто бы отказалась расходиться. П. Милюков по этому поводу замечал, что «Дума послушно подчинилась роспуску и была в сво­ём целом совершенно не способна на красивый революционный жест». Но волей обстоятельств депутаты оказались в самом цент­ре бурных событий, захлестнувших столицу.

26 февраля председатель Думы Михаил Родзянко направил государю телеграмму: «Положение серьёзное. В столице — анар­хия. Правительство парализовано. Растёт общественное недовольство. На улицах происходит беспорядочная стрельба. Части войск стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить
лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить нельзя. Всяческое промедление смерти подобно. Молю Бога, чтобы в этот час ответственность не пала на венценосца», Николай II не принял этого предложения. Он считал, что в создавшейся обстановке нельзя менять правительство, а надо решительно подавить беспорядки. На следующий день М. Родзянко направил новую телеграмму: «Час, решающий судьбу Вашу и родины, настал. Завтра может быть уже поздно».

Между тем положение Думы становилось всё более двойственным. С одной стороны, случилось то, чего Дума больше всего опасалась, — стихийное восстание. С другой — восставшие сохра­няли к Думе полное уважение. Депутаты переживали мучительные колебания: «Что делать? Не вмешиваться? Или встать во главе на­родного движения, чтобы как-то ввести его в берега?».

Депутат-монархист Василий Шульгин вспоминал: «Родзянко долго не решался. Он всё допытывался, что это будет — бунт или не бунт? „Я не желаю бунтоваться. Я не бунтовщик, никакой рево­люции я не делал и не хочу делать. Если она сделалась, то именно потому, что нас не слушались... Против верховной власти я не пой­ду, не хочу идти. Но, с другой стороны, ведь правительства нет. Как же быть? Отойти в сторону? Умыть руки? Оставить Россию без пра­вительства? Ведь это Россия же, наконец!"».

В. Шульгин на вопрос М. Родзянко: «Брать или не брать власть?», решительно ответил: «Берите, Михаил Владимирович. Никакого в этом нет бунта. Берите, как верноподданный... Что же нам делать, если императорское правительство сбежало так, что с собаками их не сыщешь!».

27 февраля депутаты образовали Временный комитет Государственной думы, куда вошли 12 человек — от монархиста В. Шульгина до социалиста-революционера А. Керенского. На следующий день М. Родзянко направил ещё одну телеграмму императору, в которой сообщал, что революция в столице в полном разгаре, министры арестованы толпой и чернь распоряжается положением. «Чтобы успокоить страсти, — писал он, — и предотвратить истребление офицеров и чиновников, Временный комитет решил принять на себя роль правительства».


ОТРЕЧЕНИЕ НИКОЛАЯ II


После безуспешных попыток подавить восстание в Петрограде государь стал склоняться к мысли об уступках. В ночь на 2 марта он согласился на ответственное перед Думой правительство. Од­нако такой уступки было уже недостаточно. Генерал М. Алексеев из Ставки узнал мнение командующих фронтами относительно отречения Николая II от престола. Все они высказались за отре­чение, о чём было доложено государю. После этого Николай II заявил: «Если я помеха счастью России и меня все стоящие во главе её общественных сил просят оставить трон, то я готов это сделать. Я готов даже не только царство, но и жизнь отдать за ро­дину...». К трём часам дня 2 марта он принял решение отречься от престола.

Вечером того же дня к государю, нaxoдившемуся в Пскове прибыли два представителя Государственной думы - В.Шульгин и А. Гучков. Царь принял их в вагоне своего поезда. Он очень спокойно выслушал Александра Гучкова, который объяснял не­обходимость отречения. А. Гучков сказал, что любая воинская часть, как только она подышит воздухом революционной столи­цы, перейдёт на сторону восстания. «Поэтому, — добавил он, — всякая борьба для Вас бесполезна».

«Когда Гучков кончил, заговорил Царь, — рассказывал В. Шульгин. — Совершенно спокойно, как о самом обыкновен­ном деле, он сказал: „Я вчера и сегодня целый день обдумывал и принял решение отречься от престола. До 3 часов дня я готов был пойти на отречение в пользу моего сына, но затем я понял, что расстаться с моим сыном я не способен". Тут он сделал корот­кую остановку и продолжал: „Вы это, надеюсь, поймёте. Поэтому я решил отречься в пользу брата"» В полночь 2 марта 1917 г. Николай II подписал манифест об отречении в пользу своего брата великого князя Михаила Александровича.


ОТРЕЧЕНИЕ МИХАИЛА


Утром 3 марта Михаил Александрович, находившийся в Петро­граде, неожиданно для себя узнал о решении брата, передавше­го ему престол. В квартире князя Путятина на Миллионной ули­це собрались члены Комитета Государственной думы. «Посреди­не между ними, — вспоминал В. Шульгин, — в большом кресле сидел офицер — моложавый, с длинным худым лицом... Это был великий князь Михаил Александрович».

П. Милюков горячо убеждал великого князя принять пре­стол. По словам В. Шульгина, он произнёс «потрясающую речь». «Я доказывал, — писал сам П. Милюков, — что для укрепления нового порядка нужна сильная власть. Она может быть такой только тогда, когда опирается на символ власти, привычный для масс. Таким символом служит монархия. Одно Временное пра­вительство без опоры на этот символ окажется утлой ладьёй, ко­торая потонет в океане народных волнений».

М. Родзянко и А. Керенский уговаривали великого князя не принимать престол. Керенский заявил, что не может даже пору­читься за жизнь великого князя, если тот решит стать государем. Михаил Александрович внимательно выслушивал доводы «за» и «против». Затем он сказал, что должен подумать и принять реше­ние наедине с самим собой. Он провёл в соседней комнате око­ло четверти часа. «Великий князь вышел, — рассказывал В. Шуль­гин. — Мы поняли, что настала минута. Он сказал: „При этих ус­ловиях я не могу принять престола, потому что...". Он не догово­рил, потому что... потому что заплакал...»

После этого Михаил Александрович подписал текст отрече­ния, которое начиналось словами: «Тяжкое бремя возложено на Меня волею брата Моего, передавшего Мне Императорский Все­российский престол в годину беспримерной войны и волнений народных...». Великий князь соглашался «лишь в том случае вос­принять верховную власть, если такова будет воля народа», вы­раженная в Учредительном собрании.


КАК ВСТРЕТИЛИ ФЕВРАЛЬСКУЮ РЕВОЛЮЦИЮ


Удивительным было спокойст­вие, с которым встретила стра­на весть о падении вековой мо­нархии. Правда, внешне всё происходило в законных фор­мах — два добровольных отре­чения...

Наиболее сильны монар­хические чувства были, веро­ятно, в армии. Генерал А. Дени­кин вспоминал: «Войска были ошеломлены — трудно опреде­лить другим словом первое впечатление, которое произве­ло опубликование манифе­стов. Ни радости, ни горя. Ти­хое, сосредоточенное молча­ние. И только местами в строю непроизвольно колыхались ружья, взятые на караул, и по щекам старых солдат катились слёзы...».

Но основная масса насе­ления встретила весть о паде­нии самодержавия с радостью и воодушевлением. По всей стране внезапно воцарилась атмосфера большого народно­го праздника. Незнакомые лю­ди поздравляли друг друга, плакали от счастья и целова­лись, как на Пасху. В деревнях устраивали праздничные мо­лебны, торжественно сжигали царские портреты. В народе твёрдо верили, что отныне жизнь станет легче и лучше. Все связывали с революцией осуществление своих чаяний. Крестьяне надеялись на ско­рую передачу в их руки поме­щичьей земли. Солдаты так же твёрдо рассчитывали на долго­жданный мир. Интеллигенция после долгих лет борьбы нако­нец добилась своей главной задачи — завоевала широчай­шие гражданские свободы. Всё это сплачивало людей самых различных сословий и убеж­дений. Правда, уже через не­сколько недель стало ясно, что за внешним единством кроют­ся глубокие внутренние проти­воречия. Однако память о всеобщем ликовании в первые дни Февраля сохранялась в народе ещё долгие годы...

Подобные настроения отразились в записи князя Евгения Трубецкого, сделанной в те дни. «Эта революция, — писал он, — единственная в своём роде. Бывали революции буржуазные, бы­вали и пролетарские, но революции национальной в таком ши­роком значении слова, как нынешняя русская, доселе не было на свете. Все участвовали в этой революции, все её делали — и пролетариат, и войска, и буржуазия, даже дворянство...»






Похожие:

Февральская революция «хлебные» волнения iconЛекция №4. Февральская революция и свидетельство о ней Розанова: "Черный огонь"
Февральская революция и свидетельство о ней Розанова: “Черный огонь Октябрьский переворот и отчаяние Розанова: “Апокалипсис нашего...
Февральская революция «хлебные» волнения icon31 май 2009 г. (Выходит с марта 1999 г.)
Февральская революция и, наконец, Октябрьская социалистическая революция — четыре этапа революционной борьбы русских рабочих, четыре...
Февральская революция «хлебные» волнения icon31 май 2009 г. (Выходит с марта 1999 г.)
Февральская революция и, наконец, Октябрьская социалистическая революция — четыре этапа революционной борьбы русских рабочих, четыре...
Февральская революция «хлебные» волнения iconТема: Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г в России. Автор: Саутина Нина Романовна учитель истории моу сош №2 с. Арзгир

Февральская революция «хлебные» волнения iconТемы Фрацузские оперы, Финляндия, Норвегия, Эстония, «На», «Бис», Февральская Революция, Испанский Спорт
Каждый игрок тройки должен исключить по одной теме, исключенный темы выносятся в финал
Февральская революция «хлебные» волнения iconПоследние годы царствования Николая II. 1-ая февральская революция
Романовых. Первая мировая война 1914 – 1918 годы; ее цель – ее миф. Отречение царя. Временное Правительство и его политика в отношении...
Февральская революция «хлебные» волнения iconРеволюция сислибов versus национальная революция
...
Февральская революция «хлебные» волнения iconКак выбрать школу
Психологами установлено, что умеренные волнения полезны, они признак и спутник ответственности. Но волнения чрезмерные не просто...
Февральская революция «хлебные» волнения iconКак выбрать школу
Психологами установлено, что умеренные волнения полезны, они признак и спутник ответственности. Но волнения чрезмерные не просто...
Февральская революция «хлебные» волнения iconДокументы
1. /Info.txt
2. /Февральская Буржуазно-Демократическая...

Февральская революция «хлебные» волнения icon«Вечерняя Москва» №149 (24194) от 16. 08. 2005
Кгб начал эту кампанию с помощью доктора исторических наук Николая Яковлева. В 1974 году в издательстве «Молодая гвардия» вышла его...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы