Движения в эфирной физике icon

Движения в эфирной физике



НазваниеДвижения в эфирной физике
Дата конвертации13.09.2012
Размер358.66 Kb.
ТипЗакон

ДВИЖЕНИЯ В ЭФИРНОЙ ФИЗИКЕ


Антонов Владимир Михайлович

Липецк

antonov@stu.lipetsk.ru


Закон сохранения и превращения энергии в Русской теории эфирной физики не только остаётся в силе, но и приобретает более конкретный абсолютный смысл. Эфирная среда идеальна во всех отношениях; взаимодействия эфирных частиц в ней характеризуются как абсолютно упругие – и это служит гарантией соблюдения закона. Известные виды энергии: кинетическая и потенциальная,- теряют свою зависимость от систем отсчёта и из относительных виртуальных превращаются в абсолютные, причём потенциальная энергия приобретает конкретное кинетическое содержание. На первый план в эфирной физике выдвигаются, как объект исследования, движения. Энергия движения в замкнутом изолированном объёме консолидирует полную кинетику всех объектов данного объёма и все потенциалы.

Уместно говорить даже не об энергии движений, а о самих движениях вообще. И тогда закон сохранения энергии превращается в закон сохранения движений; он может звучать так: движения не возникают и не исчезают; они лишь могут переходить от одних объектов к другим. Под объектами следует понимать не только тела, их осколки, кристаллы, молекулы, химические элементы (атомы), обрывки элементов, электроны и эфирные шарики, тоесть всё то, что имеет инерцию, но и безынерционные объекты: регулярные волны и неустойчивые возмущения эфирной среды.

В указанном перечне инерционных объектов последними, самыми мелкими, числятся эфирные шарики; более мелкие объекты не упоминаются, и это не случайно. Анализ всех известных тепловых процессов приводит к однозначному выводу о том, что движения не уходят вглубь элементарных эфирных частиц. Тот же самый вывод следует из признания абсолютной скользкости и абсолютной упругости эфирных шариков. В подтверждение можно сослаться на опыт: обычные термосы способны удерживать температуру содержимого довольно долго, а будь они идеальными, рассуждаем мы, температура в них не изменялась бы вообще, тоесть тепловые движения в них сохранялись бы без изменения.

(Признавая неспособность эфирных шариков поглощать движения, мы тем самым наделяем их свойствами, не известными нам доселе, и объяснить которые мы не в силах. Самое большее, на что мы способны, так это утверждать, что эфирные частицы неделимы и бесструктурны, но что значит бесструктурность – объяснить не можем.)

Прежде чем исследовать количественную сторону движений, нужно договориться о том, какие из них мы имеем в виду. Хотелось бы в этом деле избавиться от привязки к системам координат, так как они делают все движения относительными. Наверное нет смысла в нашем случае причислять к движениям параллельные поступательные прямолинейные перемещения объектов с равными скоростями. Выявить их могли бы только системы отсчёта, от которых мы сознательно отказываемся. Остаются те движения которые выражаются в относительном перемещении соседних объектов.
Но и это определение не совсем точное – оно также опирается на относительность. Самым подходящим определением, на наш взгляд, было бы такое, которое касалось бы только одного объекта, и по нему делалось бы заключение о его движениях. Оно могло бы основываться на силовой неуравновешенности объекта: если он не уравновешен, значит - он движется.

Выделив те движения, которыми мы намерены заниматься, попробуем найти меру их величин. Воспользуемся так называемым законом неравномерных деформаций [1]; он гласит: чем больше неравномерность деформаций инерционного объекта, тем меньше его суммарная деформация. А это означает, что, чем больше движений у объектов, тем меньше их плотность. Применительно к эфирной среде данный закон может звучать так: движения эфирных частиц порождают пустоту. В математической форме это выражается как


g = E / p0,


где g – объём абсолютной пустоты, м3; E – энергия движений, Дж; p0 - давление эфирной среды, Па.

Отсюда следует, что пустота – эквивалент движений. Указанный закон и его зависимость можно легко распространить на все виды движений, в том числе крупных объектов, на том основании, что они также вызывает движения в эфире.


^ Виды движений


Перечислим все движения, подпадающие под принятое определение.

  1. Обычные движения тел и всех объектов, крупнее молекул: пылинок, кристаллов, песчинок, и так далее; сюда же входят движения крупных жидких и газообразных (континуумальных) масс.

  2. Неорганизованные движения объектов, соизмеримых с молекулами; такие движения принято называть Броуновскими.

  3. Торовихревые движения химических элементов (атомов – в безэфирной физике) и плосковихревые движения электронов.

  4. Привихревые движения эфира, вызванные самими вихрями.

  5. Пульсация химических элементов газов; она выражается в том, что упругие торовые вихри изгибаются регулярно в разных направлениях.

  6. Стоячие пульсирующие поля эфира, порождаемые пульсирующими химическими элементами газов и препятствующие ихнему сближению между собой.

  7. Колебания сегментов химических элементов; на торовых вихрях выделяются сегменты, колеблющиеся как струны. Колебаться могут связки из нескольких сегментов.

  8. Возмущения эфира, порождаемые колебаниями сегментов.

  9. Организованные бегущие волновые движения эфирной среды: поперечные (радиоволны и свет) и продольные, гравитационные волны.

  10. Неорганизованные движения эфира; сюда же относятся локальные неустойчивые возмущения эфирной среды, в частности следы распада.



^ Тепловые движения


Понятие теплоты рождено сенсорикой; все живые существа, и в том числе человек, имеют специальные температурные рецепторы, которые реагируют на особый вид раздражителя – на движения микромира. Отсюда – биологическое определение теплоты: те движения микромира, которые фиксируются температурными рецепторами живой ткани, называются теплотой.

Можно дать химическое определение того же самого: теплота есть такие движения микромира, которые влияют на ход химических (в том числе биохимических) процессов.

Что касается физического определения теплоты, то оно, к сожалению, не конкретно и может включать разные движения. Без сомнения тепловыми являются пульсация химических элементов и колебания их сегментов. Нетепловыми – будут, с одной стороны, обычные движения тел и всех объектов с размерами значительно крупнее молекул: пылинок, песчинок и так далее,- а с другой,- торовихревые движения химических элементов и плосковихревые движения электронов. Все прочие движения остаются под вопросом. Их неопределённость вызвана тем, что понятие теплоты не является объективным: оно – результат договорённости. Броуновское движение можно считать теплотой, а можно не считать таковой; всё зависит от того, где мы проведём границу по размерам объектов; до сих пор такая граница в физике не установлена. Не ясно, какими являются движения радиоволн и света. Полная неопределённость – с движениями в эфирной среде: считать ли теплотой привихревые колебания эфира и стоячие пульсирующие поля вокруг химических элементов газов? Эти движения непосредственно на температурные рецепторы и на термометры не влияют.

И сам собой возникает вопрос: о какой температуре может идти речь, если не определено то, что она отражает? Можно, конечно, идти от обратного: считать теплотою всё то на что реагирует термометр; но ведь выбор принципа действия его чувствительного элемента тоже субъективен. Поэтому пока остановим свой выбор на колебаниях сегментов и пульсациях химических элементов, дополняя их возмущениями прилегающего эфира, тоесть на тех движениях, которые легко переходят друг в друга, и рассмотрим их применительно к твёрдым телам, к жидкостям и к газам.


^ Тепловые движения твёрдых тел


Русская теория эфирной физики позволяет раскрыть понятие твёрдости до наглядного физического представления. Согласно неё твёрдость определяется характером соединений химических элементов между собой, тоесть видом валентности, которая может быть петлевой или жёлобовой. При соединении петлями химические элементы теряют всякую возможность смещаться относительно друг друга. Самое большее, на что они способны в таком состоянии, так это – изменять своё положение в пределах упругой деформации петель, но она практически ничтожно мала. Твёрдость петлевой валентности можно охарактеризовать как абсолютную; она никогда не переходит в жидкостность или газообразность. При нагреве до температуры потери твёрдости вещество с петлевыми соединениями химических элементов, минуя жидкое и газообразное состояния, сразу переходит в плазменное. (Последнее отличается тем, что химические элементы в нём между собой никак не соединены.) Петлевая валентность характерна для большинства молекул, для кристаллов, для некоторых видов керамики и для других материалов.

Соединения жёлобовые не столь однозначны. Материалы с такими соединениями химических элементов (к ним относятся, в частности, все металлы) способны переходить из одного агрегатного состояния в другое: из твёрдого в жидкостное, из жидкого в газообразное и наоборот. В твёрдом состоянии внешние желоба химических элементов соединены между собою на всём своём протяжении; поэтому они не могут скользить друг по другу. Это не означает, что они не могут скользить вообще; чрезмерным усилием можно заставить один химический элемент сместиться относительно другого (сдеформировав при этом их желоба); но стоит только снять приложенное усилие, как прежнее жёлобовое соединение восстановится само собой. Такую деформацию мы воспринимаем как упругую.

Деление материалов по видам валентности не всегда оправдано; есть среди них такие (и их, пожалуй, большинство), в которых совмещаются и петлевое и жёлобовое соединения; например, молекулы могут образовываться с помощью петель, а между собой они соединяются желобами.

В общем случае химический элемент можно представить в виде тонкого упругого кольца, замысловато скрученного. (Только элемент водорода, самый наименьший из всех, как исключение, не скручен и имеет форму простого кольца.) При любом ударе со стороны по таким кольцам они начнут как-то колебаться, звенеть, бренчать. Частота их колебаний настолько высока, что услышать их мы не в состоянии, но, прикоснувшись к этим элементам, мы можем почувствовать их нагрев. Ощущение теплоты есть, своего рода, восприятие «звучания» химических элементов с помощью температурных рецепторов. Чем больше ударов будет наноситься, тем большее тепло мы почувствуем. Возникшие от ударов колебания упругих колец (торовых вихрей) и есть тепловые движения.

У водородного вихревого кольца колебания имеют самый простой вид [2]: вся длина кольца разбивается на равные сегменты, и каждый из них колеблется как обычная струна. Колеблются также цепочки сегментов (субсегменты): по два, три и более сегментов в каждой цепочке, только частоты их колебаний будут соответственно меньше. У более сложных по степени скрученности химических элементов тепловые движения также более сложные. Если при этом учесть ещё места соединений отдельных частей торовых вихрей, образующих петли и желоба, а также соединения этих петель и желобов между собой, то вид колебаний, тоесть тепловых движений, ещё более усложнится.

И всё же представляется возможным условное разделение всей длины торового вихря отдельного химического элемента, встроенного в твёрдое тело, на несколько участков, сегменты которых по-своему реагируют на удары со стороны. К первому участку относятся те сегменты, которые свободны от связей, ограничивающих их движения. Именно эти участки являются основными накопителями теплоты твёрдых тел; в первом приближении допустимо считать, что только они поглощают тепловые движения пока тело сохраняет свою твёрдость. На втором участке сосредоточены те сегменты, которые освобождаются от сдерживающих связей при переходе из твёрдого состояния в жидкое. Жёлобовые соединения, характерные для этих участков, не очень прочны и способны частично раскрываться даже в твёрдом состоянии; с этим связано тепловое расширение тел. В жидком состоянии основными накопителями теплоты являются сегменты обоих первых участков. В третий участок входят сегменты тех жёлобовых соединений, которые раскрываются при переходе вещества в газообразное состояние, и только тогда они приобретают способность воспринимать тепловые движения. И, наконец, оставшиеся сегменты, связанные в основном петлевыми соединениями, составляют последний четвёртый участок; они теряют свои связи лишь при переходе в плазменное состояние.

Из сказанного следует, что каждому агрегатному состоянию вещества соответствует своя доля частей торового вихря, способных воспринимать тепловые движения. Обозначим эту долю как «c» и будем считать её теплоёмкостью. Так как эта величина определяет часть целого, то она будет изменяться в пределах от 0 до 1.

В твёрдом состоянии теплоёмкость составляет малую величину – менее одной сотой для большинства веществ. Чем она меньше, тем быстрее повышается при нагреве температура тела, состоящего из этого вещества. Из известных твёрдых материалов наименьшая теплоёмкость «c» у свинца; почти такая же она у золота; в два раза больше – у серебра и в три раза – у меди; самая большая теплоёмкость у льда и у дерева – в 17 и 22 раза больше, чем у свинца соответственно. Кто держал медный пруток над пламенем, тот чувствовал его очень быстрый нагрев; свинцовый пруток нагревается ещё быстрее.

Если проследить за изменением теплоёмкости «c» по мере нагрева, то можно отметить ступенчатый характер этих изменений. В твёрдом состоянии она - наименьшая и почти постоянная; при плавлении – возрастает скачком и сохраняется такой вплоть до перехода в газообразное состояние; затем снова резко увеличивается и держится такой до перехода в плазменное состояние, где снова совершает скачок; последнее увеличение теплоёмкости доводит её значение до единицы.

Предложенный характер изменения теплоёмкости «c» соответствует полному, наиболее типичному набору агрегатных состояний веществ, но возможны исключения. Известно, например, что углекислота переходит из твёрдого состояния в газообразное сразу же, минуя жидкое, и поэтому лёд из углекислоты называют сухим. Другой пример: инертные газы не образуют никаких молекулярных соединений; поэтому их газообразность является в то же время плазмой. У теплоёмкости «c» этих веществ пропадают ступени роста, соответствующие выпавшим агрегатным переходам.

С тепловыми движениями твёрдых тел связаны многие физические явления; выделим среди них теплопередачу, излучение и тепловое расширение. Смысл теплопередачи понятен из самого термина: соприкасающиеся химические элементы обмениваются ударами, и эти удары распространяются по всему твёрдому телу. Более активные химические элементы наносят соседям более чувствительные удары и тем самым раскачивают их колеблющиеся сегменты до тех пор, пока активность вторых элементов не сравняется с активностью первых. Таким образом происходит выравнивание интенсивности тепловых движений по всему твёрдому телу. Скорость передачи движений от одних химических элементов к другим зависит от удобства контактов между ними. Наилучшим контактом, с точки зрения теплопередачи, является такой, при котором свободные сегменты легко достают до соседей и могут наносить им удары. Но бывают и такие материалы, у которых свободные сегменты химических элементов либо вообще не достают до соседей, либо ограничены в этом, и тогда распространение движений по телу оказывается замедленным.

Излучение связано с рождением поперечных волн, которые распространяются по эфиру и уносят с собой движения, породившие их. Любые колебания сегментов химических элементов вызывают колебания прилегающей к ним эфирной среды; особенность последних состоит в том, что в общем они как бы привязаны к источнику и распространяются лишь в ближайших окрестностях от него и только иногда отрываются от него. Механизм этих колебаний таков. Каждый эфирный шарик среды, получивший удар со стороны, может поглотить его частично или полностью. При частичном поглощении удара движения последующих эфирных шариков всегда будут более слабыми, чем у предыдущих; в результате колебания эфира будут затухать по мере удаления от источника; в этом заключается «привязанность» колебаний. И только тогда, когда эфирный шарик поглотит нанесённый ему удар полностью (а это произойдёт в том случае, если удар превысит своё критическое значение и шарик потеряет контакт со своим «обидчиком», тоесть оторвётся от него), передача движений между эфирными шариками будет происходить по этапу без потерь и затухания; произойдёт отрыв волны движений от источника. Такой отрыв принято называть излучением. Оторвавшиеся волны уносят с собой движения; источник при этом успокаивается. Надо отметить, что источниками излучения в подавляющем большинстве случаев в окружающем нас физическом мире являются колеблющиеся сегменты химических элементов.

Итак, каждый колеблющийся сегмент выполняет несколько функций, связанных с теплотой: воспринимает тепловые движения, передаёт их другим сегментам, возбуждает вокруг себя эфир и испускает поперечные волны. То же самое можно говорить о твёрдом теле вообще: оно воспринимает теплоту, передаёт её контактным способом другим телам, возмущает эфир в прилегающих к своей поверхности ближайших окрестностях и излучает видимый и невидимый свет. Поданная на тело тепловая энергия раскладывается на несколько составляющих: на увеличение энергии самого тела, на энергию контактной теплопередачи, на энергию дополнительного возбуждения прилегающего эфира и на энергию излучения,- причём соотношение составляющих изменяется по мере нагрева.

Тепловое расширение твёрдых тел вызывается частичным раскрытием жёлобовых соединений вторых участков, тоесть некоторым увеличением теплоёмкости, величину которой мы ранее приняли постоянной. В общем изменение объёма тела ∆V (м3) прямо зависит от поданной тепловой энергии E (Дж):


∆V = E / pсл,


где pсл – слипание сегментов химических элементов, Н/м2; его можно представить как внутреннее давление, создаваемое силами слипания сегментов, Па.

Полученная зависимость позволяет определить численные значения указанного слипания для различных материалов, если известны их плотность ρ, теплоёмкость сp и коэффициент теплового объёмного расширения β. Выражение для определения слипания имеет вид


pсл = ρ * cp / β, Н/м2.


Слипание сегментов химических элементов свинца составляет 1,82*1010, цинка – 2,97*1010, алюминия – 3,62*1010, золота – 5,98*1010, меди – 7,01*1010 и стали – 8,67*1010 Н/м2. Следует отметить, что тепловые движения, вызывающие тепловое расширение, вскрывают не только соединения химических элементов между собою, но и связи сегментов внутри каждого химического элемента.

Тепловое расширение имеет свои исключения; в частности лёд, висмут, сурьма и кремний расширяются, наоборот, при понижении температуры. Объяснить такой парадокс можно тем, что молекулы этих материалов соединяются между собой особым образом – изогнутыми желобами; и при охлаждении желоба слипаются такими своими участками, которые коробят молекулы. Для пояснения уместно привести образное сравнение с ворохом опавших листьев. Пока они влажные, ворох кажется небольшим; но когда они высыхают, он увеличивается в объёме. В то же время мы прекрасно понимаем, что чистый объём листьев при этом уменьшился на величину испарившейся влаги. Увеличение объёмов при охлаждении льда, висмута, сурьмы и кремния не нарушает закон неравномерных деформаций, так как действительный объём пустоты в телах из этих материалов будет уменьшаться.

Увеличение объёма абсолютной пустоты в твёрдом теле при нагреве и уменьшение его при охлаждении говорят о соответствующем изменении массы гравитации тела (горячее тело имеет больший вес) и о несоблюдении эквивалента между этой массой и массой инерции, однако отклонения эквивалента столь незначительные, что обнаружить их современными средствами не представляется возможным.


^ Тепловые движения жидкостей


Твёрдое тело переходит в жидкое состояние тогда, когда у химических элементов вскрываются сегменты, причисленные нами ко вторым участкам. Они имеют самые слабые жёлобовые связи с другими сегментами и отрываются от них при достижении первого критического уровня насыщения тепловыми движениями, тоесть при плавлении. Теряя указанные соединения, желоба приобретают возможность смещаться относительно друг друга; появляется пластическая деформация, которая развивается в жидкостность. Как было сказано выше, каждый сегмент вторых участков химических элементов вскрывается не плавно, а ступенчато: либо он имеет связь с другими сегментами, либо её нету; промежуточных положений сегмент не имеет. Вскрывшиеся сегменты приобретают возможность поглощать тепловые движения и тем самым увеличивают теплоёмкость вещества.

Процесс перехода из твёрдого состояния в жидкое характерен тем, что подаваемая дополнительная теплота не вызывает роста температуры: тело продолжают греть, а температура не растёт. Механизм этого явления таков: получив критический удар со стороны, отдельный сегмент отрывается от других сегментов и поглощает нанесённый удар; при этом сколько движений он поглотит, столько же потеряют те сегменты, которые его ударили; их температура снизится. Восстановится она только при дальнейшем нагреве, и только тогда произойдёт отрыв очередного сегмента. Получается так, что образующаяся жидкость отнимает тепло у твёрдого остатка. У самой же жидкости температура не растёт потому, что за счёт дополнительно вскрытых сегментов увеличивается её способность поглощать тепловые движения; эти движения рассосредотачиваются по всей длине поглотительных сегментов, и их плотность снижается. Теплота, израсходованная на отрыв сегментов вторых участков, называется теплотой плавления.

Формально процесс плавления можно выразить через изменение величины теплоёмкости «c»: она ступенчато возрастает и достигает значения в несколько сотых. На рост теплоёмкости расходуется теплота, так как она определяет ту часть вещества, которая поглощает тепловые движения.

Слипание химических элементов между собой, разрушаемое процессом плавления, можно рассчитать по той же формуле, что и для твёрдых состояний, только теперь вместо теплоёмкости принимается удельная теплота плавления; слипание у свинца составляет 0,71*1010, у алюминия – 1,42*1010 и у азота – 2,22*1010 Н/м2, что приблизительно в 2,5 раза меньше, чем в твёрдом состоянии.

У химических элементов жидкостей слипшимися остаются сегменты третьих участков; именно они определяют поверхностное натяжение, вязкость и капиллярность. Поверхностное натяжение создаётся той частью сил слипания, которая направлена вдоль по поверхности жидкости. Принято оценивать поверхностное натяжение суммой сил в ньютонах, приходящихся на фронт длиной в один метр. Для сравнения: слипание химических элементов ртути в нормальных условиях составляет 1,03*1010 Н/м2, в то время как её поверхностное натяжение равно 4,72*108 Н/м.

Вязкость жидкостей определяется тем, какая сила требуется для того, чтобы смещать слипшиеся участки химических элементов по их желобам. Капиллярность жидкостей объясняется тем же стремлением химических элементов слипнуться, но только не между собой, а с «чужими» элементами и при условии, что те склонны к тому же самому; такое «взаимопонимание» называется смачиваемостью.

Говоря о тепловых движениях жидкостей, нельзя не упомянуть такое хорошо известное явление, как всплытие горячих слоёв – конвекцию. Пусть на некоторый объём жидкости подана теплота ∆E; при этом указанный объём увеличится на величину


∆V = ∆E / pж,


где pж – давление внутри этой жидкости.

Увеличение объёма произошло за счёт расширения промежутков между химическими элементами, тоесть за счёт увеличения вакуума. (Попутно договоримся считать пустотой – абсолютную пустоту, в которой нет даже эфира, а вакуумом – только отсутствие химических элементов.) Сила выталкивания нагретого объёма определится как


F = grad pж * ∆V,


где grad pж – градиент давления жидкости.

Решая совместно, получим


F = grad pж * ∆E / pж.


Полученное выражение справедливо для всех жидкостей.

Излучение и насыщение тепловыми движениями характерно для жидкостей в той же мере, как и для твёрдых тел.


^ Тепловые движения газов


Газообразность – особый вид вещества, отличающийся и от твёрдости и от жидкостности. В Русской теории эфирной физики газообразное состояние вещества объясняется следующим образом. Торовые вихри некоторых химических элементов скручены не до конца (не до упора) и стремятся продолжить скручивание дальше, но мешает упругость вихрей. Если скручивание всё же уходит дальше допустимого, то упругость отбрасывает его назад. В условиях полного отсутствия трения такое противоборство вызывает незатухающие колебания – пульсацию химических элементов.

Самая простая пульсация – у химического элемента водорода. Уточняя его форму, заметим, что она – не идеально круглая. В силу законов скручивания торовый вихрь водорода испытывает стремление сжаться в овал и сжимается до предела, но силы упругости при этом возрастают настолько, что начинается обратный процесс – расширение овала и превращение его снова в окружность. По инерции расширение переходит рубеж округлости, и кольцо превращается снова в тот же овал, но в другом поперечном направлении. И так продолжается бесконечно. Амплитуда пульсации определяется переданными на химический элемент движениями: чем их больше, тем больше амплитуда.

У других химических элементов, более сложных по скручиванию, и пульсации более сложные. У торового вихря гелия, например, сомкнувшиеся в виде накладок петли то стягиваются, уменьшая размеры элемента, то распускаются, увеличивая его диаметр. Похожая картина – у кислорода и фтора: там тоже пульсация вызывается петлевыми накладками, Несколько иная картина у неона и следующих за ним по возрастающей элементов; у них проявляется неуравновешенность конструктивных пар: происходит попеременное увеличение размеров одной конструкции в паре за счёт другой.

Склонность к пульсациям у всех химических элементов разная; одни впадают в неё даже при малейшем возбуждении (к ним относятся водород, гелий); другие – с трудом (хлор), а такие как бериллий или углерод не способны пульсировать вообще: скручивание их вихрей завершено полностью, до упора, и оно не противоборствует с упругостью; при чрезмерном нагреве этих веществ ихние химические элементы могут потерять всякие связи между собой и превратиться в элементарную взвешенную пыль, но газом они стать не смогут.

С пульсацией химического элемента связано особое состояние прилегающей эфирной среды (назовём его стоячим пульсирующим полем), способствующее переходу вещества в газообразность. Любые колебания сегментов химического элемента возбуждают прилегающий эфир, однако эти возбуждения не охватывают химические элементы вкруговую – у них остаются спокойные места, которыми они соединяются между собой. И только пульсация способна возбудить эфир со всех сторон элемента; причём это возбуждение носит регулярный гармонический характер.

Первыми воспринимают движения пульсирующего элемента прилегающие к нему эфирные шарики. Удары, которые они получают, не настолько сильны, чтобы оторвать их от элемента; значит, они воспринимают только часть нанесённого удара. Далее движения передаются на второй слой шариков и опять же с частичным эффектом: амплитуда колебания второго слоя окажется меньше амплитуды первого. И так далее. Передаваемые от слоя к слою колебания будут, во-первых, быстро уменьшать свои амплитуды, а во-вторых, не смогут оторваться и уйти в пространство в виде излучения. Именно поэтому их можно считать стоячими пульсирующими полями; они оказываются как бы привязанными к своим источникам.

Пульсирующие поля формируют газообразность: после отрыва очередной молекулы (или химического элемента у элементарных газов) от жидкости пульсирующее поле отдаляет её на «безопасное» расстояние и не позволяет ей сталкиваться с себе подобными. Другими словами, пульсирующие поля играют роль подушек, предотвращающих столкновения молекул газов. Можно сказать и так: пульсация делает молекулы «пушистыми»: всякой попытке их сблизить они оказывают упругое сопротивление.

О степени отдаления молекул друг от друга можно судить по соотношению объёмов жидкостей и газов. Например, газообразный азот в нормальных условиях занимает объём в 716 раз превышающий объём того же количества вещества в жидком состоянии; у кислорода это соотношение составляет 886 раз. Отсюда следует, что при обычной температуре молекулы азота удалены друг от друга на расстояние, превышающее их собственные размеры в 8,95 раза, а у молекул кислорода оно превышает в 9,6 раза. Если эти расстояния указывать в абсолютных величинах, то они у обоих газов практически одинаковые и составляют приблизительно 2,87 нм; этот факт говорит о том, что размеры пульсирующих полей не зависят от типов молекул, а определяются их возбуждением, точнее сказать – тепловыми движениями.

Строго говоря, такой вывод не совсем безупречен. Он касается так называемых идеальных газов, к которым относятся, прежде всего, гелий и водород; у них на создание пульсирующих полей уходит вся тепловая энергия. Если же взять, например, углекислый газ, то у него на образование полей уходит только часть энергии (хотя и большая), именно та, что поступает на кислород, а остальная – раскачивает сегменты углерода, не способного пульсировать.

Пульсирующие поля характеризуются объёмом и давлением. Обратим внимание на то, что давление создаётся не ударами химических элементов, а накатами волн пульсирующих полей. Сами химические элементы стоят на месте, никуда не движутся и не сталкиваются; у них полностью отсутствует Броуновское движение.

Учитывая идеальность эфирной среды, можно утверждать, что любая порция тепловой энергии ∆E увеличивает объём идеального газа на величину ∆V:


∆V = ∆E / pг.


То же самое можно сказать и про давление: прирост давления ∆pг строго пропорционален поданной теплоте ∆E:


∆pг = ∆E / V.


Справедливость сделанных теоретических выводов подтверждается эмпирическими законами Гей-Люссака.

Нижним пределом достоверности полученных зависимостей можно считать такой минимальный объём газа, в котором начинают ощущаться силы слипания химических элементов (молекул). Если допустить, что таких сил в природе нет, и проэкстраполировать тепловые линейные процессы в сторону охлаждения газа, то можно выйти на позицию, в которой объём пульсирующих полей окажется равным нулю; это будет означать полное отсутствие тепловых движений; найденная позиция соответствует абсолютному нулю температурной шкалы Кельвина.

Отчётливо выраженного верхнего предела достоверности законов Гей-Люссака не существует; нарушения законов начинаются с первых случаев насыщения сегментов химических элементов движениями: сегмент, раскаченный до предела своих возможностей, поглощать дополнительно движения не способен.

Агрегатный переход жидкостей в газы происходит в результате разрыва последних связей молекул между собой; при этом теплоёмкость увеличивается ещё на одну ступень и достигает своего максимума, близкого к единице. Равным единице он бывает только у идеальных газов, в частности у гелия.

Отсутствие непосредственных контактов пульсирующих молекул между собой затрудняет теплопередачу; поэтому теплопроводность газов крайне низкая; газы считаются наилучшими теплоизоляторами. Теплопередача в газах осуществляется с помощью излучения. Более нагретые молекулы излучают волны чаще, чем остальные. Уходящие волны отбирают у молекул их движения, проходят сквозь пульсирующие поля и поглощаются встретившимися на их пути химическими элементами. Таким образом постепенно выравнивается плотность тепловых движений во всём объёме газа. В равномерно нагретом газе каждый химический элемент испускает столько волн, сколько поглощает сам.


^ Температура в эфирной физике


В свете Русской теории эфирной физики температура выглядит не как самостоятельная (сама по себе), основная физическая величина, а как зависимая, производная. К такому же выводу можно было прийти на основе анализа уравнения Менделеева, отражающего взаимозависимость основных параметров газового состояния в рамках молекулярно-кинетической теории. Сначала обратим своё внимание на то, насколько близок был Менделеев к созданию собственной температурной шкалы. В его выражении


pг * Vm = R * T,


как известно, R обозначает молярную газовую постоянную при температуре T в кельвинах. Постоянство R позволяет рассматривать её как масштабирующий коэффициент температурной шкалы, и тогда уравнение Менделеева принимает следующий вид:


pг * Vm = TM,


где TM – температура, соответствующая новой абсолютной термодинамической шкале, на которой шаг (одно деление) в 8,31 раза мельче, чем на шкале Кельвина.

Напомним историю создания широко известных температурных шкал. Цельсий принял в качестве реперных точек своей шкалы температуры замерзания и кипения воды и субъективно обозначил их соответственно нулём и 100 единицами; принятый интервал он поделил на равные участки – градусы. Открытие газовых изобарных и изохорных термодинамических законов идеальных газов позволило выявить с помощью линейной экстраполяции абсолютный нуль температурной шкалы; он оказался смещённым по отношению к нулю Цельсия в сторону понижения температуры на 273 градуса. Таким образом появилась другая температурная шкала – шкала Кельвина, которая узаконила объективно выявленный нуль, но сохранила субъективный шаг – градус Цельсия.

И, вот, теперь мы говорим, что есть ещё одна температурная шкала, отличающаяся тем, что в ней отсутствуют субъективные начала: и нуль и шаг на ней определены объективными термодинамическими газовыми законами. Отдавая должное гению Менделеева, предлагаю назвать её шкалой его имени; предлагаю также шаг этой шкалы назвать термом Менделеева и обозначать его как «т» (в латинице – t). Характерные точки на новой шкале будут такими:

• температура замерзания воды при давлении 1,013*105 Па - 2270 т;

• температура кипения воды при том же давлении - 3101 т;

• критическая температура воды при тех же условиях - 5379 т.

Вторым, более важным выводом из анализа уравнения Менделеева является выявление физического смысла температуры. Размерностью параметра TM является Дж/моль; следовательно, температура есть, своего рода, плотность тепловой энергии – она определяется объёмом теплоты, приходящимся на один моль газа. В этом и состоит производный характер температуры.

Выражение для определения прироста температуры ∆TM в термах Менделеева имеет вид:


∆TM = ∆E / im,


где ∆E - порция поданной теплоты, Дж; im – масса инерции газа в молях.

Данное выражение основывается на эмпирических законах Гей-Люссака, но может быть подтверждено теоретически. У газов основными поглотителями движений являются пульсирующие эфирные поля (сегменты химических элементов у них находятся в состоянии, близком к насыщению); поэтому плотность тепловых движений лучше оценивать по отношению не к массе инерции газа, а к количеству центров пульсирующих полей, тоесть молекул. Универсальным количеством молекул, как известно, является число Авогадро; его-то и принял за единицу Менделеев. В пересчёте на массу инерции число Авогадро предстаёт как масса в молях.

У твёрдых тел и у жидкостей пульсирующих полей нет, и плотность тепловых движений логично определять по отношению к колеблющейся части химических элементов. Если оценить эту часть коэффициентом «с», то прирост температуры изобразится в виде


∆T = ∆E / (c * i ),


где i – полная масса инерции вещества.

Уточним физический смысл коэффициента «с». Из последнего выражения следует


c = ∆E / (∆T * i) ,


тоесть коэффициент «с» определяет отношение порции тепловой энергии к полной массе инерции и к приросту температуры. Такое отношение есть ничто иное как теплоёмкость вещества. Колеблющаяся часть химических элементов изменяется ступенчато при плавлении, при превращении в газ и при переходе в плазму. В интервалах между этими ступенями её – колеблющуюся часть элементов, отражающую теплоёмкость,- можно считать с некоторой степенью погрешности неизменной.

В принципе тепловые процессы твёрдых тел и жидкостей не могут быть отображены с использованием температурной шкалы Менделеева, так как в них совсем иные поглотители тепловых движений; не пригодны и другие шкалы; требуется дополнительная шкала с новым объективным шагом. Её можно ввести условно, если дополнить известные шкалы масштабирующими коэффициентами m:


m * ∆T = ∆E / (c * i ).


В этом выражении размерности следующие: ∆E [Дж]; i [кг]; ∆T [град С, или К, или терм Менделеева]; c [б/р]; m [б/р]. Можно поступить иначе: принять за основу, допустим, шкалу Кельвина, но тогда масштабирующий коэффициент будет отнесён к массе инерции:


∆T = ∆E / (c * m * i ).


Последнее означает, что массу инерции следует представлять не в известных размерностях, например в кг, а в специальных (наподобие пудов). Отдельно взятое произведение (c*m) отражает удельную теплоёмкость cv в том виде, в котором она представлена в безэфирной физике.

Перевод температуры из состава основных физических величин в производные обязывает пересмотреть принципы её метрологии: в идеале градуировка температурных шкал должна увязываться с порциями подаваемой или отбираемой тепловой энергии. В частности, формулировка терма Менделеева такова: терм отражает такое изменение теплового состояния молярной массы инерции идеального газа, которое происходит в результате подачи (отбора) одного джоуля тепловой энергии.

Эфирная физика может предложить ещё один метод градуировки температурных шкал (на первый взгляд он даже кажется абсолютно универсальным для всех случаев), основанный на изменении веса. Его можно было бы использовать и в качестве средства измерения абсолютной температуры, однако на практике он едва ли будет применён.

Теоретически можно утверждать, что нагретое тело имеет больший вес. Дополнительный объём эфирной пустоты, создаваемый тепловыми движениями, определяется как


∆g = ∆E / p0,


где p0 – давление эфира.

Дополнительная пустота создаёт дополнительный вес:


∆G = ∆g * grad p0,


где grad p0 – градиент эфирного давления.

Если известен (или рассчитан) объём пустоты собственно торовых вихрей химических элементов g0, то можно вычислить вес тела при абсолютном нуле по Кельвину:


G0 = g0 * grad p0.


Зная истинный вес тела G, можно определить его составляющую, вызванную всеми тепловыми движениями:


∆G0 = G – G0,-


и абсолютную температуру по формуле


m * T = (G - G0) * p0 / ((dp0/dh) * c * i),


где (dp0/dh) – модуль градиента эфирного давления; напомним ещё раз, что m является масштабирующим коэффициентом; у каждой температурной шкалы он – свой.

Практически задача определения абсолютной температуры тела или её изменение по изменению веса едва ли разрешима. Простой расчёт показывает, что тонна воды, нагретая на 10 градусов Цельсия, увеличивается в весе всего лишь на 3,5*10-4 мг. Зафиксировать столь малое относительное изменение веса современными средствами крайне трудно.


^ Движения потенциальной энергии


Потенциальная энергия имеет вполне определённое кинетическое содержание; это следует из закона сохранения движений. Отличие движений потенциальной энергии в том, что они практически не наблюдаемы и не ощущаемы; тем не менее они существуют и при желании могут быть обнаружены сверхчувствительными средствами измерений; в частности, те потенциалы, которые вызывают своими дополнительными движениями увеличение объёмов пустоты, в принципе можно обнаружить косвенным образом – путём регистрации увеличения веса объекта; оно – мало, очень мало (об этом говорилось выше), но существует. Те же потенциалы, которые связаны с ростом эфирного давления, выявить и обнаружить ещё труднее, но теоретически они объясняются настолько убедительно, что их кинетика не вызывает никакого сомнения.

Наиболее известными потенциалами являются:

• потенциал торовых вихрей химических элементов;

• потенциал плоских вихрей электронов;

• потенциал теплоты;

• потенциал сжатого газа;

• электрический потенциал;

• магнитный потенциал;

• потенциал пружины;

• химический потенциал;

• потенциал высоты.

Нетрудно представить в виде движений потенциалы торовых и плоских вихрей; трансформации их движений в другие виды наглядны и очевидны. Так, распад химических элементов, например урана, порождает волновые движения излучений и тепловые движения, а в больших масштабах – при атомном взрыве – яркую вспышку света, испепеляющий шар и ураганный ветер. Проявления исчезающих (аннигилирующих) электронов гораздо скромнее: каждый электрон в таком случае порождает всего лишь два фотона света, но в массовом порядке этот процесс может быть ярким и выразительным. Есть основания считать, что основная энергия молнии возникает как результат аннигиляции электронов в ней; яркую вспышку молнии дополняет сотрясающий землю гром.

Кинетическое содержание теплоты и сжатого газа не вызывает сомнений; преобразования их невидимых движений в видимые мы встречаем на каждом шагу; это – и тепловое расширение, и конвекция, и работа пневмоустройств.

Несколько сложнее представить кинетику электрического и магнитного потенциалов. Электрическое напряжение в эфирной физике трактуется как аналогия давления газов: электроны, как и молекулы газов, склонны к пульсациям и окружены пульсирующими полями, делающими их «пушистыми». Энергия сжатого электронного газа может реализоваться в теплоту электрического нагревательного прибора или в движения электродвигателя ровно так же, как совершает работу обычный сжатый газ.

Магнитное поле действует совсем иначе: оно упорядочивает расположение электронов, тоесть собирает их в параллельные линии и ориентирует их вращение в одном направлении. Такое упорядочивание приводит к дополнительному возбуждению прилегающего эфира. При разрушении магнитного поля оно – это возбуждение – преобразуется в теплоту.

Похожая картина наблюдается при реализации химического и пружинного потенциалов. В материале взведённой пружины, как и в химически активных веществах, торовые вихри химических элементов уложены не самым оптимальным с точки зрения минимума энергетического потенциала образом; в частности, у пружины они силовым путём сдвинуты со своих устойчивых мест. В результате возникает дополнительное возбуждение прилегающего эфира. При срыве пружины с упора это дополнительное возбуждение совершает работу по преодолению сопротивления. Превращение химически активных веществ в более устойчивые соединения происходит с выделением тепла; такие реакции называются экзотермическими.

Обобщая рассмотренные потенциалы, можно отметить, что все они связаны с изменением объёмов пустоты или, что одно и то же, с изменением сил тяготения (веса). Потенциал высоты имеет иную природу: он задействует эфирное давление.

Представим себе, что мы подняли тело с пола и положили его на стол. Перемещение потребовало затрат энергии, но само тело при этом не претерпело никаких изменений, по крайней мере внешне; не изменилась никак и его температура. Спрашивается, куда ушла энергия подъёма? и в какие движения она трансформировалась?

Проще всего на эти вопросы ответить математически, но нас интересует только физика. Предварительно можно сказать следующее: при подъёме увеличивается частота вращения торовых вихрей химических элементов, и вызывается это повышением давления эфира по мере подъёма. Попробуем это объяснить.

Докажем сначала, что торовый вихрь вращается с такой частотой, при которой все его эфирные шарики в равной степени тормозятся и разгоняются; иначе вихрь не сохранится. Рассмотрим поведение одного из тех эфирных шариков, которые примыкают к вихрю. Для наглядности развернём в линию один ряд вихря – три бегающих по кругу шарика – и пронумеруем их по порядку в направлении вращения. Из всех возможных вариантов обкатывания выбранного




эфирного шарика по вихрю действительным может быть тот, в котором он перепрыгивает через пары шариков вихря. Только в этом случае каждый эфирный шарик вихря поочерёдно то тормозится, то разгоняется и в результате сохраняет свою скорость вращения.

Но такое стабильное положение возможно только при стабильном внешнем давлении. Если же оно изменяется, то соответственно изменяется и частота вращения. При увеличении внешнего эфирного давления примыкающие к вихрю шарики будут раскручивать его, а при уменьшении – тормозить. Следовательно, поднимая тело, тоесть перемещая его в более плотные слои эфира, мы разгоняем все его торовые вихри. Другими словами, работа по подъёму тела есть работа по раскручиванию вихрей его химических элементов. При опускании тела, наоборот, торовые вихри притормаживают своё вращение, а освободившаяся энергия разгоняет тело вниз.

Зависимость частоты вращения торовых вихрей ω0 от давления эфирной среды p0 наглядно отображается в математическом выражении [3]:


Ω0 = (√ (2p0 / (i/g))) / rэф,


где (i/g) – эквивалент инерции и гравитации тела; rэф – радиус эффективный вихря.


Ссылки


  1. Антонов В.М. Эфир. Русская теория/ Липецк, ЛГПИ, 1999.- 160 с. Рус.

http://314159.ru/antonov/antonov5.htm

http://www.efir.com.ua/rus/a.php?r=129


  1. Антонов В.М. Собственные колебания торовихревого атома/ Сб. науч. тр. «45 лет ЛГТУ», ЛГТУ, Липецк, 2001.- С. 138…141. Рус.

http://314159.ru/antonov/antonov6.htm


  1. Антонов В.М. Эфирная физика. Параметры.

http://314159.ru/antonov/antonov3.htm

http://www.efir.com.ua/a.php?r=2&d=128


Другие работы автора по эфирной физике в Интернете


http://314159.ru/physics.htm

http://www.efir.com.ua/rus/a.php?r=2&d=121

http://uft.h1.ru/refer.htm

http://www.membrana.ru/articles/readers/2004/01/06/194400.html




Похожие:

Движения в эфирной физике iconЛипецк antonov@stu lipetsk ru В эфирной физике [1] потенциальная энергия имеет вполне определённое кинетическое
Движения потенциальной энергии отличаются тем, что они практически не наблюдаемы, однако это не означает, что они отсутствуют
Движения в эфирной физике iconСвет в эфирной физике антонов В. М
Под пустотой будем понимать отсутствие не только химических элементов (это – вакуум), но и эфира. Договоримся также различать массы...
Движения в эфирной физике iconЭфирная астрофизика антонов В. М. Липецкий государственный технический университет
...
Движения в эфирной физике iconУдк 531. 5 © 2003 г. Антонов В. М. (Лгту)
В эфирной физике гравитационная масса тела и инерционная масса являются различными параметрами, имеют различные размерности и даже...
Движения в эфирной физике iconОптика в эфирной физике антонов Владимир Михайлович Липецкий государственный технический университет
Альтернативная эфирная физика [ I ] позволяет объяснить и природу света и все его взаимодействия с атомарными средами, то есть оптику,...
Движения в эфирной физике iconУпругость эфира, состоящего из неупругих частиц антонов Владимир Михайлович
Упругость эфирной среде, состоящей из абсолютно твёрдых, несжимаемых, неупругих частиц (эфирных шариков), придают их движения
Движения в эфирной физике iconФотон в эфирной физике антонов Владимир Михайлович
Предстоит: уточнить физическую форму фотона; определить его амплитуду и массу гравитации; убедиться в том, что фотон не является...
Движения в эфирной физике iconРабочая программа по физике Составила И. В. Орлова, учитель физики 2009 г. Пояснительная записка
Примерная программа по физике составлена на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования,...
Движения в эфирной физике iconТест по физике для 7 класса (1 полугодие)
Как называют явление сохранения скорости движения тела при отсутствии действия на него других тел?
Движения в эфирной физике iconРабочая программа по физике Составила И. В. Орлова, учитель физики 2008 г. Пояснительная записка
Рабочая программа по физике составлена на основе федерального компонента государственного стандарта основного общего образования,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов