Нуклоны и атомные ядра icon

Нуклоны и атомные ядра



НазваниеНуклоны и атомные ядра
страница1/8
Дата конвертации26.09.2012
Размер1.28 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8

Нуклоны и атомные ядра

Глава 1. Нуклоны и атомные ядра

Изыскать модель и детерминистскую механику индивидуальных

микрообъектов, допускающую в качестве объективной

статистической механики обычную квантовую механику

Жан Поль Вижье [1]


1.1. Краткая история исследований атомного ядра и существующие модели атомных ядер


1.1.1. Открытие атомного ядра и экспериментальные

исследования строения вещества


Существование атомного ядра было открыто английским исследователем Э.Резерфордом в 1911 г. [2]. Проводя опыты по пропусканию альфа-частиц, излучаемых естественным радиоактивным источником (в те времена – радием), через тонкую фольгу различных веществ, он обнаружил, что альфа-частицы чаще, чем это предполагалось, рассеиваются на большие углы. Резерфорд правильно истолковал этот факт как наличие в атоме положительно заряженного ядра, имеющего существенно меньшие размеры, чем сам атом. До Резерфорда в атомистике господствовали представления Дж.Томсона, согласно которым положительный заряд атома считался равномерно распределенным по всему объему атома, а электроны были вкраплены более или менее равномерно в этот объем, как изюминки в тесто. В 1919 г. Резерфорд обнаружил среди частиц, выбитых из атомных ядер, протоны – частицы с единичным положительным зарядом и массой, в 1840 раз превосходящей массу электрона.

Следует отметить высочайшую тщательность проведенных Резерфордом экспериментов. Как теперь известно, радиус ядра атома имеет размер порядка 10–15 м, в то время как радиус атома имеет порядок 10–10 м. Это значит, что площадь сечения атома в 1010 раз превышает площадь атомного ядра, т.е. в 10 млрд. раз, и, следовательно, из 10 миллиардов альфа-частиц, которыми Резерфорд обстреливал мишени, только одна будет отражена, и ее нужно будет зафиксировать и к тому же измерить угол, под которым она отражена. А, кроме того, нужно еще набрать весомый статистический материал. Это значит, что опыты должны длиться достаточно долго.

Ко времени открытия атомного ядра были известны только две элементарные частицы – электрон и протон. В соответствии с этим считалось вероятным, что атомное ядро состоит из них. Представление о протоне возникло в начале ХХ века в виде гипотезы о том, что все ядра состоят из ядер атомов водорода. В 1919–1920 гг. Резерфорд экспериментально наблюдал ядра водорода, выбитые из других элементов альфа-частицами, он же в начале 20-х годов ввел термин «протон» [2].

Идея Резерфорда была принята его современниками не сразу. Главным препятствием была убежденность в неизбежном падении атомных электронов на ядро из-за потери энергии на электромагнитное излучение при движении по орбите вокруг атомного ядра, что в дальнейшем было устранено постулатами Бора.
На самом деле, само это убеждение основано на недоразумении, поскольку в планетарной модели электроны вращаются вокруг ядра, и они действительно испытывают ускорение, но не тангенциальное, а нормальное, центростремительное. Однако только касательное ускорение будет сопровождаться либо наращиванием энергии (при ускорении), либо потерями (при замедлении), и это никакого отношения не имеет к природе центростремительного ускорения, которое при круговом вращении сохраняет энергию неизменной, если только в связях ядра и вращающегося электрона не происходит необратимых потерь.

Большую роль в признании планетарной модели Резерфорда сыграла знаменитая работа Н.Бора [3]

В 1913 г. Бор, исходя из идеи квантования энергии, выдвинутой ранее М.Планком (1900) в теории излучения, разработал теорию атома, в которой показал, что планетарная структура атома и свойства его спектра могут быть объяснены, если считать, что движение электрона подчинено некоторым дополнительным ограничениям, т.е. определенным постулатам. Согласно этим постулатам («постулаты Бора») для электрона существуют избранные или «разрешенные» орбиты, двигаясь по которым, он, вопреки законам классической электродинамики, не излучает энергии, но может скачком перейти на более близкую орбиту и при этом испустить квант (порцию) электромагнитной энергии, пропорциональный частоте электромагнитной волны. Построенная на этих постулатах и развитая затем самим Бором и другими физиками теория атома впервые объяснила его особую устойчивость, сохранение атомом при относительно слабых столкновениях своей структуры и характера спектра.

Бор постулировал (!) стабильность орбит как исходный принцип квантования движения атомных электронов и из него затем вывел закономерности линейчатых оптических спектров, объяснявших обширный эмпирический материал (серию Бальмера и др.).

Несколько позже (конец 1913г.) ученик Резерфорда Г.Мозли экспериментально показал, что, что смещение коротковолновой границы линейчатых рентгеновских спектров атомов при изменении порядкового номера Z элемента в периодической системе элементов соответствует теории Бора, если допустить, что, что электрический заряд атомного ядра в единицах электрона равен числу Z, т.е. числу электронов на орбите атома.

Это открытие полностью сломало барьер недоверия: новый физический объект – атомное ядро – оказался прочно связанным с целым кругом на первый взгляд разнородных явлений, получивших теперь единое и физически прозрачное объяснение. После работ Мозли факт существования атомного ядра окончательно утвердился в физике.

Однако в конце 20-х годов протонно-электронная гипотеза столкнулась с серьезной трудностью, получившей название «азотной катастрофы»: спин ядра азота, имеющий в своем составе, как предполагалось, 21 частицу – 14 протонов и 7 электронов, каждая из которых имела спин ½, в совокупности должен был иметь спин ½, а согласно данным по измерению оптических молекулярных спектров спин оказался равным 1.

Состав атомного ядра был выяснен после открытия учеником Резерфорда Дж.Чедвиком (1932) нейтрона [4], масса которого оказалась близкой к массе протона, электрический заряд отсутствовал, а спин оказался равным ½. Чедвик установил, что обнаруженное немецкими физиками В.Боте и Г.Бекером проникающее излучение, возникающее при бомбардировке атомных ядер, в частности бериллия, α-частицами, состоит из незаряженных частиц с массой, близкой к массе протона.

Идея о том, что в атомном ядре, кроме протонов, содержатся нейтроны, была впервые высказана в печати Д.Д.Иваненко (1932) [5] и непосредственно вслед за этим развита В.Гейзенбергом [6]. Протоны и нейтроны были объединены общим названием нуклоны. Теории протона и нейтрона, а также атомного ядра, состоящего из протонов и нейтронов, посвящено большое количество работ [7–27].

В дальнейшем теория атомного ядра стала усложняться, при этом было решено, что для выяснения структуры атомных ядер нужно проникать в них частицами-зондами, обладающими большой энергией. Энергия стала измеряться в электрон-Вольтах, и определяться по формуле Эйнштейна E = mc2, причем в это определение попадала не только энергия как мера движения самой частицы, но и масса, которая, как считалось, является эквивалентом энергии. Отсюда следовал вывод, что частица, которой предполагалось бомбардировать мишени – атомные ядра различных веществ, должны разгоняться до как можно более высоких скоростей, чтобы благодаря накопленной энергии проникнуть как можно глубже в мишень, произвести там как можно больше разрушений и выделить таким способом те скрытые частицы, которые там содержаться. Изучать эти выделенные частицы можно с помощью детекторов, например, камер Вильсона, заполненных пересыщенным паром, в которых испущенные частицы будут оставлять свои следы, или с помощью пластин с фотоэмульсиями, на которых эти траектории (треки) будут проявляться. Сами же частицы предварительно пропускаются через систему отклоняющих пластин, создающих электрическое поле и между полюсами магнитов. По трекам частиц и можно будет оценить, какие именно частицы выбиты, какими параметрами они обладают, и какое время жизни имеют.

Именно этой логикой и руководствовались конструкторы ускорителей заряженных частиц [28-31]. Ускорители частиц использовались, в первую очередь, для исследования природы атомных ядер, но в дальнейшем нашли широкое применение во многих областях в химии, биохимии, геофизике и др. Расширяется применение ускорителей в металлургии для выявления дефектов деталей и конструкций (дефектоскопия), в деревообрабатывающей промышленности – для быстрой высококачественной обработки изделий, в пищевой промышленности – для стерилизации инструментов и продуктов, в медицине – для лучевой терапии и для «бескровной хирургии» и в ряде других отраслей.

Толчком к развитию ускорителей заряженных частиц послужили исследования строения атомного ядра, требовавшие потоков заряженных частиц высокой энергии. Применявшиеся вначале естественные источники заряженных частиц – радиоактивные элементы – были ограничены как по интенсивности, так и по энергии испускаемых частиц. С момента осуществления первого искусственного превращения ядер (Э.Резрфорд, 1919) с помощью потока альфа-частиц от радиоактивного источника начались поиски способов получения пучков ускоренных частиц.

Краткая история развития ускорителей изложена в [29]. В 1919-32 гг. использовались ускорители, разгоняющие частицы с помощью высоких напряжений, но затем стали применяться электростатические генераторы (1931) и каскадные генераторы (1932), на которых получали частицы с энергией порядка одного МэВ (миллиона электрон-Вольт). С их помощью в 1932 г. впервые была осуществлена ядерная реакция расщепления ядра лития протонами.

Период 1931-1944 гг. время зарождения и расцвета резонансного методов ускорения, при котором ускоряемые частицы многократно проходят ускоряющий промежуток, набирая большую мощность даже при умеренном ускорении. Основанные на этом методе циклические ускорители – циклотроны вскоре обогнали в своем развитии электростатические ускорители. На них была достигнута энергия протонов порядка 10-20 МэВ.

Разработка ускорителей современного типа началась в 1944 г., когда был открыт в СССР и независимо в США метод автофазировки, действующий в резонансных ускорителях и позволяющий существенно повысить энергию ускоренных частиц. На этой основе были предложены синхротрон, фазотрон, синхрофазотрон и микротрон. В это же время развитие радиотехники сделало возможным создание эффективных линейных ускорителей электронной и тяжелых частиц.

В начале 50-х годов был предложен принцип знакопеременной фокусировки частиц, существенно повысивший технический предел достижимых энергий в циклических и линейных ускорителях., и в последующие десятилетия реализовывались именно эти идеи.

В 1957 г. в СССР в Дубне был запущен самый крупный для того времени синхрофазотрон, в 1966 г., на 22 ГэВ был запущен в 1966 г. в Станфорде (США), а в 1967 г. в СССР в г. Протвино под Серпуховым был запущен крупнейший для того времени синхрофазотрон на 76 ГэВ, длина туннеля которого составляет 22 км, в котором находятся 6 тыс. магнитов, охлаждаемых жидким гелием.

В настоящее время создан ряд синхрофазотронов нового поколения на встречных пучках, в которых предполагается получать частицы с энергией в сотни ГэВ. Самый крупный из них – Большой адронный коллайдер (БАК) с длиной туннеля в 26,65 км построен в Европейском центре ядерных исследований в ЦЕРНе (Швейцария, на границе с Францией), подобный строится в США, заявлено строительство линейного ускорителя с длиной в 45 км в Дубне в направлении на северо-восток. В этих ускорителях (адронных коллайдерах) предполагается разгонять и соударять друг с другом пучки самых разнообразных адронов (микрочастиц) от электронов и протонов до ядер атомов свинца. Цель этих крупнейших ускорителей частиц – создание «бозона Хиггса» и получение «черных дыр» на поверхности Земли, что должно еще раз подтвердить справедливость современных теорий физики, в том числе теории относительности Эйнштейна и квантовой механики.

Предполагается, что «Черные дыры» создаваемые этими коллайдерами с частотой одна «дыра» в секунду будут рассасываться каждая в течение 10 секунд, поэтому они, вероятнее всего, как полагают авторы, не успеют захватить, окружающее вещество. Этим они будут отличаться от крупномасштабных космических «Черных дыр», которые поглотили вещество окружающего их пространства и рассасываются в течение периода времени порядка 10 млрд. лет.

Ускорители существенно увеличили темпы получения все новых «элементарных частиц». Были получены тяжелые античастицы – антипротон (1955), антинейтрон (1956), антисигма-гипероны (1960). В 1964 г. был открыт самый тяжелый гиперон с массой около двух масс протона. В 60-х годах на ускорителях было открыто большое число крайне неустойчивых частиц, получивших название «резонансов», массы большинства из них превышают массу протона. В 70-х годах число вновь открытых частиц с самыми неожиданными свойствами резко увеличилось. Для описания этих новых свойств оказалось необходимым ввести ряд новых понятий, таких как «странность», «очарование» и т.п. При этом никто не обращал и сейчас не обращает внимания на то, что все элементы, упомянутые в Периодической таблице элементов Менделеева, состоят только из протонов и нейтронов и никаких иных частиц не содержат.

В связи с изложенным целесообразно дополнительно вспомнить об истории открытия нейтрино – электрически нейтральной элементарной частицы, имеющей массу покоя, много меньшую, чем масса покоя электрона. Открытие нейтрино, по мнению физиков, принадлежит к числу наиболее ярких и вместе с тем трудных страниц в физике ХХ в.

Впервые в экспериментальной физике нейтрино проявилось в 1914 г., когда английский физик Дж.Чедвик обнаружил, что электроны, испускаемые при β-распаде атомных ядер, имеют непрерывный энергетический спектр. Это явление находилось в явном противоречии с теорией квантов и приводило к нарушению закона сохранения энергии.

В 1930 г. швейцарский физик В.Паули в письме участникам семинара в Тюрингеме сообщил о своей «отчаянной попытке» спасти закон сохранения энергии. Паули высказал гипотезу о существовании новой электрически нейтральной сильно проникающей частицы, обладающей малой массой, благодаря которой и создается впечатление о несоблюдении закона сохранения энергии. После открытия в 1932 г. нейтрона итальянский физик Э.Ферми предложил назвать такую частицу «нейтрино» (маленький нейтрон). Впоследствии нейтрино было обнаружено, и нейтринное излучение использовалось как инструмент изучения внутризвездных процессов.

В разнообразных и многочисленных экспериментах, проведенных на ускорителях высоких энергий, получены различные и многообразные данные по сильному взаимодействию частиц, а также по получению самых разнообразных «элементарных частиц» вещества, общее число которых колеблется от 200 до 2000, смотря как считать и что учитывать. Однако все эти экспериментальные результаты не слишком хорошо сопрягаются друг с другом, поэтому теоретикам приходится все время усложнять свои модели и теории, что, как они считают, объясняется сложностью предмета исследования.


1.1.2. Современные модели атомных ядер


Параллельно с созданием инструмента для исследований структур атомных ядер шло создание ядерных моделей, призванных объяснить те или иные свойства ядер и соответственно уточнить направления экспериментальных работ [28].

Проведенные на ускорителях эксперименты позволили выявить многие параметры ядер атомов и так называемых «элементарных частиц» вещества.

Определились параметры нейтрона и протона, которые вошли во все мировые справочники, включая их массу, размеры, спин, электрический заряд и магнитный момент. Определились размеры радиусов R атомных ядер как


R = aA1/3, (1.1)


Здесь а = 1,12 ф = 1,12·10–15 м, А – число нуклонов в ядре (в сложных ядрах это число немного больше и колеблется от 1,2 до 1,4). Выяснена плотность ядерного вещества, равная примерно 1018 кг/м3. Определены эффективные радиусы взаимодействия нуклонов и ядер атомов, энергии связей нуклонов, квантовые характеристики ядер и многое другое. Таким образом, получен большой фактический материал, позволяющий судить о ядерных процессах. Для лучшего понимания этих процессов рядом исследований разработаны модели ядер.

Прежде всего, разработана мезонная модель межнуклонного взаимодействия, в соответствии с которой взаимодействие между нуклонами обеспечивается мезонным обменом, т.е. испусканием и поглощением мезонов – микрочастиц, масса которых различна и составляет величину от массы электрона до массы протона. Но открыты и мезоны с массой, превышающей массу протона. Все они обладаю очень малым временем жизни, но сам это процесс считается установленным и пересмотру не подлежит. А далее на этой основе строятся различные ядерные модели – оболочечная, согласно которой в атомном ядре каждый нуклон находится в определенном индивидуальном квантовом состоянии, ротационная (ядро представляет собой эллипсоид вращения), сверхтекучая, в соответствии с которой вещество ядра находится в сверхтекучем состоянии, и некоторые другие – вибрационная, кластерная (блочная) и т.д. каждая из этих моделей объясняет они особенности структуры ядер, но испытывает трудности при попытках объяснения других особенностей, поэтому признано, что удовлетворительной, а главное, физической модели атомных ядер до сих пор не найдено.

Кроме того, математический аппарат, описывающий все эти модели, становится все более сложным, и возникают уже математические трудности, которые требуют отдельных исследований. Поэтому последовательное объяснение даже наиболее важных свойств ядер на прочной основе общих физических принципов и данных о взаимодействиях нуклонов остается пока одной из нерешенных фундаментальных задач современной теоретической физики.

В настоящее время стала модной теория кварков [23], согласно которой тяжелые частицы построены из различных комбинаций «истинно элементарных» частиц – трех кварков и трех антикварков, каждый из которых имеет массу порядка пяти протонных масс. Соединение кварков между собой приводит к преобразованию масс кварков в энергию связи, в результате, соединившись, например, в протон, три кварка, имеющий каждый по 5 протонных, а в сумме 15 протонных масс, сохраняют в виде массы только одну протонную массу, остальные 14 протонных масс преобразуются в энергию связей кварков между собой. Правда, в экспериментах кварков так и не нашли…

Наряду с рассмотрением атомного ядра, как состоящего из элементарных частиц, был выдвинут ряд ядерных моделей, т.е. приближенных методов описания, основанных на отождествлении ядра с какой-либо системой, свойства которой либо хорошо изучены, либо поддаются сравнительно простому теоретическому анализу. Таковы, например, ядерные модели вырожденного ферми-газа, жидкой капли, ротатора (волчка), оболочечная модель и др.

Для объяснения ядерных сил, связывающих нуклоны в ядрах (сильное ядерное взаимодействие), также использованы различные модели. В 1935 г. японский физик Х.Юкава высказал гипотезу, согласно которой нуклоны обмениваются друг с другом некоторой частицей, обладающей массой и являющейся переносчиком ядерных сил [24]. Подобная гипотеза независимо выдвигалась И.Е.Таммом и Д.Д.Иваненко. Такая частица была обнаружена в 1947 г. и названа π-мезоном. Но в дальнейшем выяснилось, что нужно привлечь для объяснения сильного взаимодействия и ряд других частиц. Считается, что определенный вклад в сильное взаимодействие дают и сами нуклоны. Частицы, участвующие в сильном взаимодействии (адроны), окружены облаками мезонов. Р.Фейнманом была выдвинута модель «партронов», в которой предполагается, что адроны в неупругих соударениях ведут себя как совокупность точечных частиц – «партронов», некоторым образом распределенных по импульсам. В качестве партронов можно рассматривать кварки, считая, что адроны помимо трех кварков содержат также облако кварков-антикварков. А общее количество кварков, этих «самых первичных частиц», уже составляет 96…


1.1.3. Критические замечания в адрес методологии исследований атомного ядра


Периодическая система элементов, разработанная Д.И.Менделеевым в 1869 г. была дополнена последующими исследователями, немного усовершенствована (атомные веса были заменены числом зарядов ядер), но все основные принципы ее построения сохранились до сих пор, и ни у кого не возникает сомнения в ее корректности. Она всесторонне апробирована и является справочным материалом для физиков, химиков, косметологов, биологов, и многих других [32].

Но в этой таблице есть одна особенность, на которую почему-то не обращено должного внимания: в составе ядер любых элементов нет ничего, кроме нуклонов, – протонов и нейтронов. В них не содержится никаких мезонов и никаких иных частиц, хотя атомные веса всех изотопов измерены с высокой точности. И уж точно не содержится мезонов с массой, превышающей массу протона.

Что из этого следует? А следует то, что все эти так называемые «элементарные частицы» вещества не содержались в ядрах атомов, а были образованы в процессе проведения экспериментов по бомбардировке мишеней ускоренными частицами. Отсюда прямо и однозначно вытекает полная бессмысленность изучения структур атомных ядер с помощью ускорителей частиц. Это не значит, что ускорители частиц высоких энергий вообще бесполезны, поскольку на их основе созданы разнообразные технологии. Бесполезны они только в части изучения структур атомных ядер, для чего они и создавались.

К настоящему времени с помощью ускорителей частиц высоких энергий создано громадное число так называемых «элементарных частиц вещества». Общее их число превышает две тысячи, в зависимости от того, как их считать: если учитывать так называемые «резонансы» особо короткоживущие частицы, то число составит порядка 2000, если не учитывать, то порядка 200, но что со всем этим делать практически не представляет никто.

Никакого строительного материала у всех этих частиц нет, по крайней мере, ни в каких теориях он не фигурирует, а там, где он как-то подразумевается, его свойства никак не определены.

Сильное ядерное взаимодействие нуклонов происходит за счет соответствующего уровня энергий, которые как-то обходятся без материального носителя. Испускание и поглощение мезонов вообще не имеет никакого механизма. Как все это устроено, почему именно так, а не иначе, этот вопрос даже не поднимается. Всюду фигурируют только постулаты, квантовые числа неизвестного происхождения и соблюдение специальной теории относительности, категорически отрицающей не только эфир, но и любую межнуклонную среду.

То же и в атоме.

Со времен открытия нейтрона и построения первых ускорителей частиц прошло более 80 лет, и до сих пор в методологическом отношении в ядерной физике нет никаких продвижений. Единственно, что продолжается и выдается за научный прогресс – это наращивание мощности ускорителей, что становится крайне опасным для судеб человечества и всей планеты. На этом имеет смысл остановиться подробнее.

В гидромеханике и газовой динамике существует так называемой число Рейнольдса:


vd

Re = ——, (1.2)

χ


где v – относительная скорость тела и омывающего его потока среды; d – так называемый характерный размер тела., например, диаметр шара или диаметр тубы, χ – кинематическая вязкость среды.

При числах Рейнольдса, меньших 1000, течение остается ламинарным, при больших значениях от 1000 до 2000 – турбулентным, т.е. вихри возникают и быстро разваливаются. Но при числах Рейнольдса, больших 2000, течение становится турбулентным, вихревым, и вихри начинают поглощать окружающую среду так, как это делают смерчи.

В упомянутых выше коллайдерах скорости составляют околосветовые значения, размеры одного из адронов тоже известны, но уже о потоках частиц сказать ничего нельзя, так же как и о вязкости эфира по причине непонятного значения его плотности в таких условиях. А у строителей коллайдеров сам факт участия эфира в возбуждаемых процессах полностью отсутствует по причине того, что современная «наука» не признает эфира!

Это означает, что строительство все более мощных ускорителей ведется без учета важнейшей составляющей процесса и без какой бы то ни было гарантии безопасности таких экспериментов не для обслуживающего персонала, а для человечества в целом. Здесь имеет место процесс с положительной обратной связью: чем больше вихрь, тем больше он будет забирать эфира и вещества из окружающего пространство и тем быстрее он будет расти. Конечно, он будет одновременно и рассасываться, но что будет быстрее, как определить параметры, когда никакой методики для этого не создано? Если он будет быстрее рассасываться, чем крепнуть, то «черные дыры» будут относительно безопасны, а если наоборот? Тогда будет действовать закон геометрической прогрессии с экспоненциальным наращиванием скорости, и он остановится только тогда, когда будет съедено все вещество, т.е. вся Земля, а возможно, и вся Солнечная система. Кому это нужно?!

Автор убежден, что все эксперименты с ускорителями частиц должны быть немедленно прекращены по всему миру, созданные коллайдеры уничтожены, и финансирование в этом направлении прекращено, по крайней мере, до тех пор, пока авторы таких проектов не докажут их полезность и безопасность.


^ 1.2. Определение эфиродинамических параметров протона


Основной микрочастицей всего мироздания на уровне вещества является протон. Это следует из того, что протон – основа атома водорода, он входит в состав ядер всех веществ, причем, как оказалось, нейтрон это тот же протон в одном из его состояний. Поэтому можно полагать, что более 99% массы всего видимого вещества в нашей Галактике, а вероятно, и во Вселенной состоит из протонов.

Поскольку единственным видом движения эфира, способным в замкнутом объеме собрать уплотненный эфир, являются тороидальные вихри, структура протона должна быть отождествлена именно с такой структурой.

Несмотря на не очень четкую классификацию вихревых и турбулентных течений, существующих ныне в гидромеханике, можно отметить существенную зависимость характера течений жидких и газовых сред от значений числа Рейнольдса. В этой связи представляет интерес определить значения параметров движения эфирных потоков в нашей Галактике.

Как показано ниже, эфирные потоки движутся по двум рукавам спиральной Галактики навстречу друг другу, встречаясь в центральной части – ее ядре. В результате соударения и перемешивания струй эфира и образуются замкнутые тороидальные вихри. Как показывает опыт Жуковского с каплей, падающей в воду, тороидальный кольцевой вихрь образуется сразу же после соприкосновения капли с водой. Образовавшийся тороид начинает испускать струи, делиться и образовывать несколько более мелких тороидальных колец, и так несколько раз (см. рис. 4.12). В отличие от вихреобразования в жидкости, при образовании в эфире вихревое кольцо сжимается давлением окружающего их эфира, а далее снова делится на все более мелкие тороиды. Этот процесс уплотнения и деления происходит многократно, до тех пор, пока стенки образовавшегося протона не уплотнятся до некоторой критической величины, при которой деление прекращается. Образованные на последнем этапе тороидальные винтовые вихри уплотненного эфира и суть протоны.

Поскольку число Рейнольдса для устойчивого вихреобразования должно составлять не менее 2000, то при скорости поступления эфира по одному рукаву 10 тыс. км/с толщина пограничного слоя окажется равной всего лишь


d = Reχ/v = 2000∙3,5∙ 10–2/ 107 = 2∙ 10–8 м. (1.3)


Таким образом, в пределах струй эфира, ширина которых исчисляется световыми годами, возможно массовое образование вихрей, что и наблюдается.

В пересчете на плотность эфира в околоземном пространстве на один протон произойдет затрата эфира, соответствующая кубу со стороной 8∙10–6 м, но в ядре Галактики, где плотность эфира выше не менее, чем на 3–5 порядков, этот куб может иметь сторону не более, чем 10–7 м. Таким образом, условия для образования протонов в ядре Галактики имеются.

В соответствии с представлениями эфиродинамики протон есть тороидальный винтовой вихрь с уплотненными стенками, структура которого соответствует некоторому подобию трубы, замкнутой в кольцо. Вихревое движение, однажды возникшее в среде, будет способствовать появлению вихрей в других областях среды того же направления, что и уже созданный вихрь. То же касается и винтового движения. Созданные в ядре Галактики вихри одного какого-то знака винтового движения будут способствовать тому, что во всем пространстве ядра будут создаваться винтовые тороиды одного и того же винтового знака – либо только правовинтовые, либо только левовинтовые, какого именно знака предстоит выяснить в будущем. Но то же относится и ко всей Вселенной. Поэтому в пределах Вселенной вряд ли могут существовать области на основе так называемой «антиматерии», т.е. на основе антипротонов. Такие антипротоны могут быть созданы лишь искусственно.

Хотя общая форма протона приближается к шаровой, она все же таковой не является. Поэтому у протона не может быть полной симметрии ни электрического, ни магнитного полей, их симметрия возможна только относительно оси, проходящей через центр протона.

На рис. 1.1 представлена структура протона и даны эпюры плотностей, а также эпюры тороидальной и кольцевой скоростей.





Рис. 1.1. Структура протона: а) поперечный разрез; б) эпюра плотности; в) эпюра температур; г) эпюра скорости тангенциального потока; д) эпюра скорости кольцевого потока


Из такого представления сразу же вытекает наличие в протоне керна – стенок трубы, находящихся в центре протона, а также небольшого осевого отверстия внутри протона. Внутри трубы в результате действия центробежной силы давление эфира должно быть понижено по сравнению с внешним давлением эфира, хотя плотность эфира может быть и более высокой, если температура эфира внутри протона ниже температуры внешней среды. К такому предположению приводит соображение о том, что внешние стенки протона должны также иметь пониженную температуру относительно внешнего эфира из-за наличия на его поверхности градиентного течения.

Поскольку сечение потока в центре тела протона имеет для тороидального потока существенно меньшую площадь, чем сечение потока в наружных стенках протона, то скорость потока в центре будет существенно больше, чем в наружных стенках. Инерционные силы заставят тело протона вытянуться в центре вдоль оси, а с противоположной стороны в связи с нарастанием скорости должна образоваться воронка. В целом это приведет к тому, что форма протона будет напоминать форму купола («маковки») православной церкви.

Переход потока эфира из внутренней части тороида в наружные стенки сопровождается снижением скорости потока в тороидальном направлении. Но потоку некуда отдать свою энергию движения, потому что внешний эфир, окружающий протон, имеет малую плотность. Это означает, что поток эфира по выходе из центральной части вынужден изменить свое направление движения, сохраняя общее значение скорости: тороидальное направление преобразуется в кольцевое вокруг главной оси протона. В результате в наружных стенках протона образуется винтовое движение – одновременное существование тороидального и кольцевого (вокруг главной оси тороида) движений.

Тороидальный винтовой вихрь выдувает из своей середины – центрального канала – винтовой поток эфира. В центре протона поток эфира практически не имеет градиента скоростей, зато он сжат, и это означает, что температура эфира в этом месте и вязкость повышены, они имеют хорошее сцепление с телом самого протона, и поэтому протон работает как двигатель, перегоняющий сквозь себя окружающий его эфир. Поступательное движение этого потока преобразуется в тороидальное движение эфира вокруг тела протона. Это движение во внешнем относительно протона пространстве подчинено закону Био-Савара, т.е. тому же закону, что и магнитное поле протона, его скорость убывает обратно пропорционально кубу расстояния.

Убывание скорости кольцевого движения потоков эфира, размываемого тороидальным движением пропорционально квадрату расстояния.

В тороидальном движении один объем газа вовлекает другой за счет прямого на него давления, в кольцевом же соседние слои захватываются за счет вязкости эфира. Это приводит к тому, что тороидальное движение будет охватывать все окружающее пространство, кольцевое же движение может иметь два состояния – охватывающее окружающее пространство или локализуемое в пределах некоторого пограничного слоя, в котором вследствие большого значения градиента скорости вязкость и температура значительно снижены.

Поскольку, как это будет показано ниже, тороидальное движение эфира воспринимается как магнитное поле, то этим и объясняется тот факт, что магнитным полем, а, следовательно, и магнитным моментом обладают и протон, и нейтрон, а также все другие элементарные частицы вещества. Кольцевое же движение эфира воспринимается как электрическое поле. При локализации кольцевого движения в пределах пограничного слоя частица воспринимается как электрически нейтральная.

Определим некоторые параметры протона.
  1   2   3   4   5   6   7   8




Похожие:

Нуклоны и атомные ядра iconНуклоны и атомные ядра
В 1919 г. Резерфорд обнаружил среди частиц, выбитых из атомных ядер, протоны – частицы с единичным положительным зарядом и массой,...
Нуклоны и атомные ядра iconЛёд и пламень
Теперь видно всем, что шутить надо было осторожнее. Лёд сегодня пережжён в порох. Это сделали люди, с которыми шутки плохи. Мы имеем...
Нуклоны и атомные ядра iconПеречень модернизируемых, расширяемых и вновь сооружаемых атомных электростанций
Атомные электростанции, в том числе сооружаемые на новых площадках, энергозоны Северо-Запада
Нуклоны и атомные ядра iconДеление ядра урана

Нуклоны и атомные ядра iconЧто такое термоядерный синтез? Это реакция слияния легких атомных ядер в более тяжелые ядра, происходящая при сверхвысокой температуре
Это реакция слияния легких атомных ядер в более тяжелые ядра, происходящая при сверхвысокой температуре
Нуклоны и атомные ядра iconВопросы к экзамену по топт 2009
Основные законы стехиометрии. Атомные и молекулярные массы, количество вещества, молярная масса и молярный объем, плотность одного...
Нуклоны и атомные ядра iconДокументы
1. /Решеточная модель ядра.doc
Нуклоны и атомные ядра iconСамост работа 11 кл (ядерная физика)
В составе ядра какого химического элемента содержится нуклонов a 50 p + 69 n b 93 p + 142 n?
Нуклоны и атомные ядра iconМ. Веллер. Вытрезвитель
И все-таки зачем женщине заниматься толканием ядра или метанием диска, подумал Звягин
Нуклоны и атомные ядра iconПериод структура периода
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов