В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад icon

В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад



НазваниеВ. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад
страница1/15
В. Ф. МИТКЕВИЧ<> <> ОСНОВНЫЕ ФИЗИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ<> <> СБОРНИК
Дата конвертации27.09.2012
Размер3.24 Mb.
ТипДоклад
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

Акад. В. Ф. МИТКЕВИЧ

ОСНОВНЫЕ ФИЗИЧЕСКИЕ ВОЗЗРЕНИЯ

СБОРНИК ДОКЛАДОВ И СТАТЕЙ

ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ДОПОЛНЕННОЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР



МОСКВА 1939 ЛЕНИНГРАД





Редактор изд-ва З. Н. Перля.



ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть I.

Стр.

Предисловие……………………………….....................…………………... 3

^ I. Работы Фарадея в области электромагнитной индукции в связи

с его общими физическими воззрениями.…………...…………………...... 7

II. Основные воззрения современной физики.......………………………... 16

^ III. О «физическом» действии на расстоянии.......……..…………………. 38

IV. О некоторых основных положениях, относящихся к области физики 49

V. О механистической точке зрения в области основных физических

представлений..............…………………………………………………........ 53

^ VI. О современной борьбе материализма с идеализмом в области физики 61

VII. Значение книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм»

в современной борьбе с идеализмом в области физики ..…………………. 94

Часть II.

^ VIII. Выдержки из стенограммы дискуссии о природе электрического тока (происходившей в 1929 и 1930 гг. в Ленинградском поли­техническом институте)............………….....105

^ IX. Выдержки из статьи «К вопросу о природе электрического тока» …….119

X. Об ответах М. Л. Ширвиндта и Ю. П. Шеина по поводу десяти вопросов .135

XI. К вопросу об условности математической трактовки физических

явлений........................…………………………………………………………..142

^ XII. По поводу статьи проф. Д. Б.
Гогоберидзе «К вопросу об условности математической трактовки физических явлений»
. . ………………………………………………………. 148

ХIII. По поводу физических воззрений проф. Д. Б. Гогоберидзе . . ……….. 154

^ XIV. К окончанию дискуссии с проф. Д. Б. Гогоберидзе об основных физических воззрениях ....... 156

XV. О позиции И. Е. Тамма в отношении принципиальных воззрений Фарадея и Максвелла ..161

^ XVI. Фарадей «против» фарадеевской точки зрения ......………………….... 165

XVII За фарадее-максвелловскую установку в вопросе о природе фи­зических взаимодействий....168

^ XVIII. Выдержка из дискуссии по докладу «О физическом действии на расстоянии»...176

XIX. Выдержки из дискуссии на мартовской сессии Академии Наук СССР в 1936 г....178

^ XX. По поводу статьи акад. А. Ф. Иоффе «О положении на философском фронте советской физики»…………………………………………………………………….……..187




^ МИХАИЛ ФАРАДЕЙ 1791-1867


ПРЕДИСЛОВИЕ к 3-му изданию

Книга «Основные физические воззрения» представляет собою сборник ряда моих докладов, статей и выступлений (начиная с 1930 по 1938 г.), в которых в той или иной степени затронуты вопросы нашего миропонимания. Касаясь почти исключительно об­ласти физики, основной науки о природе, я стремился, возможно, более четко и определенно проводить воззрения, вытекающие из общих установок диалектического материализма.

По сравнению со 2-м изданием этого сборника, вышедшим в 1936 г., 3-е издание дополнено тремя статьями. В Основной части сборника (часть I) добавлены две статьи, опубликованные в жур­нале «Под знаменем марксизма» в 1938 г., а именно «О современной борьбе материализма с идеализмом: в области физики» и «Значение книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» в современной борьбе с (идеализмом в области физики». В части II этого сборника, содержащей некоторые другие мои статьи, а также отдельные выдержки из моих статей и из стенограмм выступлений во время различных дискуссий, имевших отношение к затронутым в сборнике темам, — добавлена опубликованная в журнале «Под знаменем марк­сизма» в 1937 г. моя статья «По поводу статьи акад. А. Ф. Иоффе — «О положении на философском фронте советской физики».

Материалы, собранные в части II, являются некоторым развитием части I и, кроме того, они в значительной степени освещают современное положение вопроса о пересмотре наших основных физических воззрений, не всегда безупречных с материалистической точки зрения. Нередко мы оперируем представлениями, которые не имеют непосредственного отношения к подлинной природе физических явлений, но в ряде случаев оказываются лишь результатом ничем не оправ­дываемого объективирования математических абстракций. Последнее обстоятельство представляет собою одну из причин идеалистических уклонов в области физического мышления, которое в настоящее время иногда подменяется формально-математическими операциями, не контролируемыми строгим анализом с точки зрения наших принципиальных научно-философских установок.

В своей длительной борьбе против подобных ошибочных уклонов я уделил значительное внимание вопросу об объективной реальности электромагнитного поля, вообще, и магнитного потока, в частности.

3

В связи с этим, стремясь отвлечься от всяких обстоятельств, до из­вестной степени имеющих характер второстепенных подробностей, я подверг критическому рассмотрению современные основные пред­ставления о природе физических взаимодействий. Я полагаю, что в построении пока еще не существующей в законченном виде общей физической теории, которая являлась бы строго обоснованной и не содержащей внутренних противоречий системой взаимно-согласован­ных физических представлений, возможно полнее отражающих дей­ствительные соотношения в природе, — весьма ответственную роль должны играть наши принципиальные установки в отношении того, как именно объективно-реально осуществляются физические взаимо­действия, без обязательного наличия которых не мыслимо никакое физическое явление. Совершенно несомненно, что эти взаимодей­ствия составляют один из главных моментов во всех без исключения физических явлениях. Таким образом, мне пришлось коснуться про­тивопоставления точки зрения действия на расстоянии и основной фарадее-максвелловской точки зрения, согласно которой всякого рода электромагнитные взаимодействия возможны не иначе, как при непре­менном участии материальной среды в пространстве, окружающем взаимодействующие центры или системы. Являясь решительным сто­ронником второй точки зрения, я вместе с тем полагаю, что старый спор между двумя указанными точками зрения должен быть разрешен не путем постановки каких бы то ни было специальных экспериментов, так как этого сделать нельзя, но только путем надлежа­щего анализа наших общих научно-философских установок в отно­шении их возможно большего соответствия всей совокупности имею­щихся опытных данных о явлениях природы.

Идя по указанному пути и отстаивая объективную реальность электромагнитного поля и магнитного потока, в частности, я счел весьма целесообразным сформулировать вопрос,1 который касается именно основных условий всякого физического взаимодействия и так построен, что допускает только один строго определенный ответ — «да» или «нет», при исключенном третьем. Вместе с тем я доказал, что формулировка моего вопроса вполне законна и правильна.

Я утверждаю, что указанный вопрос может и должен занять центральное место в борьбе против идеалистических уклонов в фи­зическом мышлении и имеет исключительно важное значение, так как решение данного вопроса категорически требует от отвечающего вполне четких установок в отношении его основных представлений о внешнем мире вообще.

Мой вопрос в действительности включает в себе ряд других прин­ципиальных вопросов, касающихся самых главных моментов в нашем мировоззрении. Ответ на сформулированный мною вопрос, ответ «да» или «нет», в полной мере зависит от того, как именно мы отно­симся к объективной реальности вещей и предметов внешнего мира,

__________________

1 См. настоящий сборник, статьи II, III, VIII, XI, XII, XV, XVI, XVII и XX.

4

как мы смотрим на физическое пространство, как мы относимся к принципу причинности и закону сохранения энергии и т. д. и т. п. Все это более подробно разъяснено в конце статьи VI настоящего сборника, которая посвящена рассмотрению основных установок мате­риалистического миропонимания. Сформулированный мною вопрос в скрытом виде касается всех этих принципиальных установок и по существу эквивалентен вопросу об их признании или об их отри­цании.

Таким образом, четкий и недвусмысленный ответ на мой вопрос — четко и недвусмысленно выявляет основы нашего физического мыш­ления (материалистические или идеалистические).

В этом и заключается смысл моего вопроса, этим именно и опре­деляется его значение в борьбе за материалистическое миропонима­ние. Заостряя внимание на существенном конкретном моменте из области физических явлений, этот принципиальный вопрос дает воз­можность решительно отклонять всякие общие и многословные рас­суждения, сводящиеся, как показывает опыт, к затушевыванию анта­гонизма материалистического и идеалистического воззрений на при­роду.

Некоторые из возражающих против проводимых мною физических 'представлений неоднократно упрекали меня по поводу якобы меха­нистичности этих представлений. Ввиду того, что делавшие мне подобного рода упреки допускали ошибочное понимание сущности •механицизма в физике и основывались нередко на формально-филоло­гических признаках, я специально разобрал этот вопрос в статье «О механистической точке зрения в области основных физических представлений» (статья V настоящего сборника), а также коснулся данного вопроса и в ряде других своих статей (статья VI, напри­мер). Это было тем более необходимо, что указанные ошибки допу­скались не только со стороны тех моих критиков, которые придер­живаются идеалистических позиций, но даже со стороны критиков, казалось бы, обязанных разбираться в вопросе о том, что такое механицизм. К сожалению, до сих пор возникает немало недоразумений на почве ошибочного отождествления терминов «механический» и «механистический».

Возражали мне также и по поводу самого метода вопросов, ко­торый я часто применял в научно-философской дискуссии. Неодно­кратно делались попытки всячески дискредитировать метод вопросов, обращаемых к противной стороне. По этому поводу напомню только следующее. В 1908 г. во время борьбы с махистами Ленин сфор­мулировал 10 вопросов 1 для того, чтобы вскрыть ошибочные уста­новки идейных противников, уклонявшихся от недвусмысленного выявления своих принципиальных установок подобно тому, как это случается и в настоящее время.

Мне, как автору этой книги, доставляют удовлетворение много­численные отклики моих читателей, свидетельствующие о большом

____________

1 Ленин. Соч., 2-е изд., 1935 г., т. XIII, стр. 3—5.

5

интересе широких масс советской учащейся молодежи, физиков и техников к научно-философским вопросам. Ряд дискуссий, возникших, начиная с 1929 г. в связи с поднятыми мною вопросами, приобрел в некоторых случаях чрезмерно острый и напряженный характер, подчас выходящий из рамок простого высказывания своих мнений. В этом отношении необходимо, однако, со всей категоричностью отметить, что лично я, по существу бывший инициатором ряда ди­скуссий, никогда не делал первых шагов к нежелательному обостре­нию той или иной дискуссии. Мне приходилось только отражать некоторые весьма резкие нападки со стороны моих идейных противни­ков. В огромном большинстве случаев они не проявляли той уравно­вешенности и того спокойствия, которые столь полезны при ведении научно-философской дискуссии.

Я должен благодарить А. Ф. Иоффе, С. И. Вавилова, В. А. Фо­ка, Я. И. Френкеля, И. Е. Тамма и других примыкающих к ним фи­зиков за то, что своими высказываниями они несомненно помогли мне особенно отчетливо понять сущность наших принципиальных расхождений и в значительной степени уточнить формулировки тех основных положений, которые я защищаю. Я полагаю, что пройдет немного времени и мои идейные противники осознают свои расхож­дения с основными установками материалистического миропонимания, после чего их дальнейшая деятельность станет еще более плодотвор­ной и мы все, лучше понимая друг друга, чем это было до сих пор, будем упорно работать на пользу советской физической науки. Во всяком случае, дискуссии, предметом которых являются общие пред­ставления о природе, должны способствовать развитию подлинно физического мышления у всех, стремящихся к этому и даже бывших сначала более или менее индиферентными в этом отношении.

В настоящем 3-м издании сборника внесены кое-какие мелкие исправления редакционного характера.

В некоторых случаях я в настоящее время выразился бы более определенно, характеризуя ряд противоречий, обнаруживающихся в области основных физических представлений. Однако, я счел необ­ходимым сохранить старый текст, добавив лишь несколько примеча­ний, особо помеченных. В ряде моих статей и выступлений встре­чаются простые повторения того, что было уже сказано раньше. Я сделал это совершенно сознательно, так как иногда мне было затруднительно найти другие подходящие слова и обороты речи, чтобы возможно более отчетливо еще раз обратить внимание на то или иное весьма существенное, с моей точки зрения, обстоятельство.

В заключение считаю долгом выразить признательность 3. Н. Перля за весьма существенную помощь, оказанную мне при оформлении этой книги.

^ В. МИТКЕВИЧ

Февраль 1939

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

I

РАБОТЫ ФАРАДЕЯ В ОБЛАСТИ ЭЛЕКТРОМАГНИТНОЙ

ИНДУКЦИИ В СВЯЗИ С ЕГО ОБЩИМИ ФИЗИЧЕСКИМИ

ВОЗЗРЕНИЯМИ 1

1. Сто лет тому назад, в 1831 г., Фарадей открыл явление электромагнитной индукции тока. Открытие это ознаменовало со­бой новую эру в истории науки об электричестве и магнетизме и вместе с тем оно дало в руки человечества мощное средство для практического использования естественных энергетических ресурсов. Вся современная электротехника выросла на базе великого фарадеевского открытии, сущность которого заключается в следующем. Во всех без исключения случаях, когда мы имеем изменения в отно­сительном расположении некоторого проводящего контура и магнит­ного поля, перпендикулярного контуру в целом или отдельным его частям, находящимся в поле, — в контуре возникают особые электродвижущие силы, так называемые индуктированные электро­движущие силы. Если алгебраическая сумма этих электродвижущих сил, т.-е. полная электродвижущая сила, индуктируемая в контуре, не равна нулю и контур замкнут, в нем возникает индуктированный электрический ток. Во всех современных динамо-электрических ге­нераторах, во всех трансформаторах переменного тока и в огромном количестве других электротехнических устройств используется это явление электромагнитной индукции тока.

2. Обращаясь к истории фарадеевского открытия, необходимо, прежде всего, отметить, что в период времени, непосредственно пред­шествовавший 1831 г., был сделан ряд открытий и научных работ, свидетельствовавших о необходимости нового подхода к явлениям электрическим и магнитным. Дело в том, что до того времени эти две группы физических явлений рассматривались как совершенно обособленные и не связанные одна с другой. В 1820 г. Эрстед от­крыл первое звено, связывающее электричество и магнетизм, показав, что электрический ток, который протекает по проводнику, присоединенному к полюсам вольтова столба, оказывает механическое дей-

_________________

1 Речь, произнесенная 22 ноября 1931 г. в Академии Наук СССР на Торжественном заседании, посвященном столетию открытия электромагнитной индукции.

7

ствие на расположенную вблизи магнитную стрелку и стремится повернуть, ее так, чтобы она установилась перпендикулярно провод­нику. Таким образом Эрстед обнаружил магнитное поле тока. В том же 1820 г. Араго при помощи электрического тока намагнитил кусок стали и Ампер представил в Парижскую академию наук доклад о своих опытах над механическим действием токов на токи и магнитов на токи. В 1821 г. Фарадей открыл, что проводник, по которому течет электрический ток, стремится вращаться вокруг полюса маг­нита. В 1823 г. Ампер дал свою теорию электродинамики и электромагнетизма. В 1824 г. Араго наблюдал успокаивающее действие мед­ной пластины на качающуюся над ней магнитную стрелку. Баббэдж и Гершель, тщательно изучая это таинственное явление и разно­образя обстановку опыта, добились обращенного эффекта. Именно, в 1825 г. они показали, что медный диск, вращающийся вокруг вертикальной оси, может увлечь в это вращение магнитную стрелку, так расположенную над медным диском, чтобы острие, на котором она покоится, находилось на оси диска, причем между стрелкой и вращающимся диском располагалась параллельная ему стеклянная пластина, исключавшая непосредственное действие на стрелку со сто­роны воздушных вихрей. В том же 1825 г. Стэрджен построил свой первый электромагнит.

С момента опубликования открытия Эрстеда весь ученый мир с лихорадочным возбуждением занялся исследованиями в области но­вых электромагнитных явлений. Нередко бывали случаи поспешных выступлений с описанием ошибочных наблюдений. Так, например, в заседании Парижской академии наук 6 ноября 1820 г. Френель в своем докладе заявил, что ему удалось разложить воду посредством магнита, неподвижно лежащего внутри проволочной спирали. Присут­ствовавший в том же заседании Ампер указал, что он также наблю­дал нечто в роде возбуждения электрического тока помощью магнита. Через полтора месяца оба автора отказались от своих утверждений, признав их несоответствующими результатам тщательно поставлен­ных проверочных опытов. В следующие годы Ампер неоднократно возвращался к этой теме, но, по свидетельству Беккереля, он в 1825 г. пришел к убеждению о невозможности получить электриче­ский ток при помощи магнита.

В такой чрезвычайно напряженной атмосфере работала и научная мысль Фарадея. Он с большой настойчивостью искал новых явлений, характеризующих связь между электричеством и магнетизмом. Убеж­денный в единстве сил природы вообще, он не мог удовлетвориться допущением односторонней связи между физическими явлениями. Эта связь казалась ему не вполне установленной, пока какое-либо на­блюденное физическое явление не могло быть обращено, пока не был открыт обратный эффект. Так и в случае электрического тока и маг­нитного поля. Движение электричества сопровождается магнитным полем. Должно существовать и обратное явление! В чем же оно состоит? В лабораторном дневнике Фарадея за 1822 г. есть запись: «Обратить магнетизм в электричество!». Чтобы разрешить постав-

8

ленную перед собою задачу, ему пришлось проделать огромное ко­личество опытов. С небольшими перерывами он, занимавший уже с 1825 г. пост директора лаборатории Королевского института, все возвращался к этой теме. Много раз он терпел неудачу и с огорче­нием отмечал в своем дневнике: «Безрезультатно». Наконец, 29 ав­густа 1831 г. Фарадею удалось в первый раз произвести опыт, в котором с несомненностью выявилось то, чего он так долго искал. В течение всего десяти рабочих дней в промежуток времени с 29 августа по 4 ноября этого года Фарадей не только открыл все основные явления из области электромагнитной индукции тока, но и полностью осветил их новыми физическими представлениями.

3. Первый, исторический опыт Фарадея был произведен с желез­ным кольцом, на которое были нанесены две независимые обмотки из медной проволоки (по нынешней терминологии — первичная и вторичная). Вот как описывает Фарадей этот опыт в своем лаборатор­ном дневнике:

«Я изготовил железное кольцо (из мягкого железа); железо взято круглое, в 7/8 дюйма толщиною, и кольцо имело внешний диаметр в 6 дюймов. Вокруг железного сердечника было намотано много вит­ков медной проволоки, причем половина обмотки отделена при помощи шнурка и коленкора. Было намотано (с одной стороны) три куска проволоки, каждый около 24 футов длиною, и они могли быть со­единены в одну общую обмотку или употребляться раздельно. Изо­ляция отдельных частей этой обмотки была установлена путем про­верки при помощи батареи. Будем называть эту сторону кольца А. На другой стороне, но с интервалами от первой обмотки, было намотано два куска проволоки общею длиною около 60 футов... Будем называть эту сторону В.

«Была заряжена батарея из десяти пар пластин по 4 кв. дюйма. Витки на стороне В составляли одну обмотку и концы ее были соединены медной проволокой, отходящей в сторону на некоторое расстояние и как раз над магнитной стрелкой, находившейся в 3 футах от кольца. Затем концы одной из обмоток на стороне А при­соединялись к батарее: немедленно — заметное действие на стрелку. Она колебалась и, наконец, пришла в начальное положение. При прерывании соединения обмотки А с батареей — снова бросок стрелки».

На другой же день после этого опыта, 30 августа 1831 г., Фара­дей уже совершенно отчетливо осознал связь открытого им явления с таинственными результатами экспериментов Араго над влияниями медного диска на магнитную стрелку.

В своих последующих опытах Фарадей наблюдал появление крат­ковременного индуктированного тока в катушке из медной про­волоки при наличии внутри нее прямолинейного железного стержня, который намагничивался или размагничивался путем поднесения к нему постоянных магнитов или удаления их. Затем был проделан опыт, аналогичный первому опыту с железным кольцом, но при этом применялись катушки из медной проволоки без всякого железного

9

сердечника. Далее, постоянный полосовой магнит быстро вводился внутрь катушки, присоединенной к гальванометру, или выводился из нее. Были обнаружены кратковременные отбросы стрелки гальвано­метра то в одну, то в другую сторону и при этом было обращено особое внимание на необходимость наличия относительного движения проводника и магнитного поля. С совершенной очевидностью была установлена причина неудачи во время многочисленных предыду­щих опытов, когда это обстоятельство не было учтено. В девятый день своих опытов с вновь открытым явлением Фарадей привел во вращение медный диск, расположенный между полюсами сильного подковообразного магнита, соединив с гальванометром ось и край диска при посредстве металлических щеток. При этом стрелка галь­ванометра длительно отклонялась. Фарадей возбуждал таким об­разом постоянный ток, используя явление электромагнитной индукции. Наконец, в десятый день Фарадей индуктировал ток простым дви­жением проводника поперек магнитного поля подковообразного магнита, и в описании этого эксперимента уже говорит о пересечении магнитных линий проводником. Итак, вся фактическая сторона явле­ния электромагнитной индукции была установлена с исчерпывающей полнотой и была выяснена качественная сторона общего закона элек­тромагнитной индукции. Несколько позже Фарадей формулировал и количественные законы, которым подчиняется это явление.

4. Открытие Фарадея, значительно расширившее область соот­ношений между электрическими и магнитными явлениями, дало мощ­ный импульс развитию науки. Ученые всего мира занялись дальнейшим изучением электромагнитного поля на основе того, что было открыто Фарадеем. Клерк Максвелл, гениальный продолжатель дела Фарадея, полностью воспринял его основные физические представления и облек в математическую форму многое из его идей. Как известно, сам Фа­радей не владел математическим анализом и не пользовался им в своей научной работе. В полном соответствии с общим ходом мыслей Фарадея, Максвелл обобщил закон электромагнитной индукции, распро­странив его на случай какого угодно контура, независимо от того, проводящий он или непроводящий. По существу, половина максвелловых уравнений электромагнитного поля представляет собою не что иное, как именно дифференциальную форму обобщенного закона элек­тромагнитной индукции. Как известно, Максвелл своими дифференциаль­ными уравнениями положил начало математической теории электро­магнитного поля и учению об электромагнитных волнах. Вместе с тем он установил электромагнитную, природу света. Герц, продолжая работу Максвелла, на опыте воспроизвел электромагнитные волны сравнительно большой длины и показал, что они действительно об­ладают теми же свойствами, что и световые колебания. Вся современ­ная радиотехника возбудилась к жизни после опытных исследова­ний Герца.

Необычайная плодотворность научных достижений Фарадея тес­нейшим образом связана с его своеобразным подходом к пониманию физических явлений, с выработанными им простыми и отчетливыми

10

физическими представлениями. Это сказалось и в области практи­ческих применений открытого им явления электромагнитной индукции. Трудно, совершенно невозможно, напр., представить себе расчет раз­личных электромагнитных механизмов, не основанный на примене­нии фарадеевского метода для физического толкования этого явления. 5. Как известно, основным фоном научного мышления Фарадея было твердое убеждение в том, что все взаимодействия в природе во­обще, и все электрические и магнитные взаимодействия в частности, совершаются не иначе, как при непременном участии промежуточной среды. Родившийся в рабочей семье,1 не располагавший вследствие этого материальными средствами, которые позволили бы ему полу­чить систематическое образование, с 13 лет начавший свою трудо­вую жизнь в качестве подмастерья переплетной мастерской,— Фа­радей всеми своими научными знаниями был обязан исключительно себе. Он сам выработал свои физические воззрения, все свободное время посвящая самообразованию и с жадностью читая самые раз­нообразные научные книги, с которыми он сталкивался, между про­чим, благодаря своему ремеслу переплетчика. Быть может, этой именно обстановкой, в которой вырос Фарадей, в значительной сте­пени и объясняется его свобода от всякого рода предрассудков, кото­рые царили и продолжают царить в официальной науке. Гипертрофи­рованная математическая тренировка нередко приводит нас к тому, что реальный физический мир мы мыслим как пространство, в котором некоторым образом распределены различные математические символы, как то: материальные точки, векторы сил, функциии т. п. При таком формально-математическом подходе к физическим явлениям, становится совершенно естественным и в некотором смысле вполне правильным представление о действии одного физического центра на другой на расстоянии. Безусловно несомненно, что математическое описание физических явлений нередко чрезвычайно упрощается с точки зрения actio in distans и в целом ряде случаев «все происходит так, как будто бы» физические центры взаимодействуют на расстоя­нии через «ничто». Но совсем иначе приходится рассуждать, когда мы стремимся углубиться в вопроса о природе взаимодействий, в воп­рос о том, как именно эти взаимодействия осуществляются. Подобный вопрос может, конечно, совершенно не интересовать математика, посвятившего себя решению задач из области физики. Но великий физик 'Фарадей, в своих работах вскрывавший природу физических взаимоотношений, не мог удовлетвориться допущением взаимодействия через «ничто», как какого-то первичного физического явления, и всегда чувствовал определенную антипатию по отношению к точке зрения actio in distans. Мысль о физической несостоятельности этой точки зрения все более и более овладевала умом Фарадея. Он любил ссылаться на мнение Ньютона по этому поводу, совершенно четко выраженное в нижеследующих словах (третье письмо Ньютона к Бентлею):

__________________________

1 Фарадей родился 22 сентября 1791 г. в семье лондонского кузнеца

11

«Что тяготение должно быть врожденным, присущим и необхо­димым свойством материи, так что одно тело может взаимодействовать с другим на расстоянии через пустоту, без участия чего-то посторон­него, при посредстве чего и через что их действие и сила могут быть передаваемы от одного к другому, — это мне кажется столь большим абсурдом, что я не представляю себе, чтобы кто-либо, владеющий способностью компетентно мыслить в области вопросов философского характера, мог к этому притти. Тяготение должно обусловливаться каким-то агентом, действующим постоянно согласно известным законам...».1

Здесь уместно будет указать, что О. Д. Хвольсон в томе I сво­его «Курса физики» говорит:

«Термином «actio in distans», т.-е. «действие на расстоянии», обозначается одно из наиболее вредных учений, когда-либо господ­ствовавших в физике и тормозивших ее развитие...».

В предисловии к своему «Трактату об электричестве и магнетизме» Максвелл касается вопроса об особенном характере его труда, отличающем его от других трудов этого рода, опубликованных главным образом в Германии, и приводит по этому поводу следующие разъяснения:

«Одна из причин этого состоит в том, что прежде чем я начал изучать электричество, я принял решение не читать никаких мате­матических сочинений, посвященных данному вопросу, до прочтения фарадеевских «Опытных исследований по электричеству» от начала до конца. Я был осведомлен; что высказывалось мнение о различии между фарадеевским методом понимания явлений и методами матема­тиков, так что ни Фарадей, ни математики не были удовлетворены языком друг друга. Я имел также твердую уверенность в том, что это разногласие не является результатом ошибок той или другой стороны. Я получил такую уверенность прежде всего благодаря сэру Вильяму Томсону, советам и помощи, а также опубликованным трудам которого я очень многим обязан из того, что я изучил по этому вопросу.

«Когда я стал углубляться в изучение Фарадея, я заметил, что его метод понимания явлений также оказывается математическим, хотя и не представлен в условной форме математических символов. Я на-

____________________

1 По поводу этой цитаты, приводимой и в других статьях настоящего сборника, С. И. Вавилов («Под знаменем марксизма» № 7 за 1937 г. стр. 59) упрекает меня в неосведомленности относительно окончания цитаты, в кото­рой якобы отражаются религиозные ' воззрения Ньютона. Можно, однако, спорить о том, в какой мере Ньютон в своих заключительных словах к дан­ному отрывку отдал дань религиозным предрассудкам своей эпохи. Именно, для того, чтобы не было поводов уклоняться в сторону от существа дела и не тратить времени на бесполезные в данном случае споры, я и опустил эти заключительные слова Ньютона, цитируя его в своих докладах в Академии Наук. Напомню, что цитата приведена полностью во всех трех изданиях моего курса «Физических основ электротехники» (1928 г., 1932 г. и 1933 г.). (При­мечание, добавленное в 1939 г.)

В. М.

12

шел также, что этот метод может быть выражен в обычной математи­ческой форме и, таким образом, может быть сопоставлен с методами признанных математиков.

«Например, Фарадей своим мысленным оком видел силовые линии, проходящие по всему пространству, там, где математики видели центры сил, притягивающие на расстоянии. Фарадей видел промежуточную среду там, где они ничего не видели, кроме расстояния. Фарадей искал сущность явлений в том, что в действительности происходит в среде; другие удовлетворялись тем, что находили эту сущность в способности действия на расстоянии, которою одарены электриче­ские жидкости.

«Когда я перевел то, что я рассматривал как фарадеевские идеи, в математическую форму, я нашел, что в общем результаты обоих методов совпадают, так что одни и те же явления учитываются обо­ими этими методами, и они приводят к одним и тем же законам действия...

«Я нашел также, что некоторые из наиболее плодотворных мето­дов исследования, открытых математиками, могут быть много лучше выражены в терминах, вытекающих из идей Фарадея, чем в их ори­гинальной форме».

В связи со всем вышеизложенным становится совершенно оче­видным, что формально-математический метод оперирует с внешним эффектом, обнаруживаемым в явлении, в фарадеевском же методе главным объектом внимания служит внутренняя обстановка, при наличии которой и благодаря которой возникает рассматриваемое яв­ление. Ясно поэтому, что метод Фарадея должен приводить исследо­вателя к более тесному контакту с тем, что в действительности происходит в природе.

6. Итак, Фарадей не мыслил никакого физического явления вне участия той среды, которая окружает действующие в этом явле­нии физические центры. Соображениями этого рода он руководство­вался и в своих исследованиях в области электромагнитной индукции. На этой почве возникло и представление Фарадея о «физических си­ловых линиях» магнитного поля как о реально существующих ните­образных элементах магнитного потока, называемых нами теперь просто магнитными линиями. Физическое содержание закона электро­магнитной индукции, данное Фарадеем, заключается именно в том, что основной причиной возникновения индуктированного электрического тока является пересечение проводника магнитными линиями. Фара­дея мы должны считать основателем учения о магнитном потоке, о его физических свойствах. Он установил принцип непрерывности магнитного потока, гласящий, что каждая магнитная линия, его составляющая, всегда образует принципиально замкнутый контур, который никогда не может претерпевать какого-либо разрыва. Фара­дей установил, что магнитные линии обладают свойствами упругих нитей, в системе которых проявляются механические силы в форме продольных тяжений и бокового распора.

Мысль об особо важном, доминирующем значении магнитного

13

потока во всех электромагнитных явлениях принадлежит Фарадею. Работы последнего периода его научной деятельности, за время ко­торого он подверг тщательному анализу все основные известные факты, касающиеся области магнитного поля, почти полностью по­священы обоснованию и развитию этой мысли. Все сказанное целиком относится и к тому электромагнитному комплексу, который мы назы­ваем электрическим током, протекающим по некоторому проводнику. В магнитном потоке, окружающем проводник с током и сцепляющемся с ним, Фарадей был склонен видеть нечто большее, чем просто явле­ние, сопутствующее электрическому току. В высокой степени харак­терно, что Фарадей, открывший законы электролиза и тем самым, казалось бы, давший убедительное доказательство тому, что представ­ление о движении электричества внутри проводника, несущего ток, имеет непосредственное отношение к действительности, все же обра­щает свой взор в пространство вне проводника, когда в связи с яв­лениями электромагнитной индукции ищет ответа на вопрос об основ­ных и характерных свойствах электрического тока. В какой степени он стремился отрешиться от обычных представлений о токе, свиде­тельствуют нижеследующие его слова:

«Из двух предположений, весьма обычно принимаемых в на­стоящее время, о магнитных жидкостях и об электрических токах, первое необходимо признать ошибочным, а может быть и оба ошибочны» («Опытные исследования по электричеству», § 3303). На почве подобных соображений возникло представление Фарадея об особом «электротоническом» состоянии среды в простран­стве, окружающем проводник с током, т.-е. там, где распределена вся электрокинетическая энергия тока, в точности равная, как это по­казал Максвелл, энергии магнитного потока самоиндукции.

7. В своей статье, помещенной в «Encyclopaedia Britannica», Мак­свелл написал следующие строки по поводу открытия электромаг­нитной индукции:

«Все величие и оригинальность фарадеевского достижения могут быть оценены путем рассмотрения последующей истории этого откры­тия. Как и следовало ожидать, оно немедленно сделалось предметом исследований со стороны всего ученого мира, но некоторые из наи­более опытных физиков оказались неспособными избежать ошибок в формулировке изучаемого явления, полагая при этом, что они при­меняют более научный язык, чем язык Фарадея. До настоящего вре­мени математики, которые отвергли фарадеевский метод формули­ровки его закона как несоответствующий точности их науки, никогда не были в состоянии установить какое-либо существенно отличаю­щееся соотношение для полного выражения содержания явлений без того, чтобы не вводить гипотез относительно взаимодействия ве­щей, которые физически не существуют, подобно, напр., элементам токов, которые вытекают из ничего, затем текут по проводнику и, на­конец, опять входят в ничто.

«После почти полувековой работы этого рода мы можем сказать, что, хотя практические приложения фарадеевского открытия возросли

14

и продолжают каждый год возрастать в отношении их численности и ценности, ни одного исключения из формулировки этих законов, данной Фарадеем, не было открыто, ни одного нового закона не было добавлено к ним, и фарадеевская оригинальная формулировка остает­ся по сей день единственной, которая выражает не более того, что может быть установлено экспериментом, и единственной, при помощи которой теория явления может быть представлена так, чтобы она была точна и количественно правильна, оставаясь в то же время в рамках простых методов изложения».

Эти строки были написаны свыше 50 лет тому назад и вместе с тем, однако, содержание их производит такое впечатление, как будто бы они написаны теперь, в наше время. Трудно себе представить более меткую характеристику того разрыва между указанными Фа­радеем путями физического мышления и формально-математическими методами рассмотрения физических явлений, — разрыва, который, к сожалению, до сих пор имеет место и даже достиг в последнее время своего апогея. В связи с этим необходимо констатировать, что мно­гое из фарадеевских научных достижений до сих пор еще недостаточно понято и еще недостаточно оценено. Его «Опытные исследования по электричеству» продолжают оставаться арабской книгой за семью печатями для тех, кто вследствие чрезмерного увлечения формальными методами исследования утратил в большей или меньшей степени способность понимать изложенное простыми словами.

Фарадей дал нам лучший образец того, чем должна быть фи­зическая мысль. Он был физик-мыслитель в самом высоком значе­нии этого слова.

Не подлежит никакому сомнению, что математика есть великое орудие, которым физик наших дней может и должен пользоваться при изучении явлений природы. Но зачем же заменять физическую мысль формально-математической символикой и на этом успокаиваться, как будто задачи науки об основных явлениях реального мира состоят именно в построении отвлеченных символических схем! Необходимо отбросить гордыню и кое-чему поучиться у «переплетчика» Фарадея. Надо последовать примеру Максвелла отложить в сторону все прочее и перечитать от начала до конца фарадеевские «Опытные исследования до электричеству», вдумываясь в каждое слово, написанное их гени­альным автором.II

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15




Похожие:

В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconВ. Ф. Миткевич
Подготовлено к печати А. В. Миткевич. Техн редактор М. Ф. Клименко. Сдано в производство 2/iх-33 г. Подписано к печати 18/X-33 г....
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconПубличный доклад (отчет)
Доклад содержит основные итоги учебно-воспитательной работы муниципального общеобразовательного учреждения «Основная общеобразовательная...
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconУрок Физические явления
Цель: Формирование понятия – физические явления. Ознакомление со способами разделения смесей, основанных на физических явлениях
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconЕжемесячный сборник март 2008 Сборник «О финансовом мошенничестве» выходит с 2007 года
Сборник в первую очередь ориентирован на руководителей сб банков и страховых компаний, аналитиков соответствующих подразделений
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconЕжемесячный сборник май 2008 Сборник «О финансовом мошенничестве» выходит с 2007 года
Сборник в первую очередь ориентирован на руководителей сб банков и страховых компаний, аналитиков соответствующих подразделений
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconЕжемесячный сборник апрель 2008 Сборник «О финансовом мошенничестве» выходит с 2007 года
Сборник в первую очередь ориентирован на руководителей сб банков и страховых компаний, аналитиков соответствующих подразделений
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconВопросы к экзамену по фтт осенний семестр. Кристаллические структуры. Основные определения, решётка Браве, элементарная ячейка, примитивная ячейка, ячейка Вигнера-Зейтца
Ионные кристаллы, их физические свойства. Потенциал Борна-Майера. Постоянная Маделунга
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconДокументы
1. /Миткевич.doc
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconДокументы
1. /Миткевич.doc
В. Ф. Миткевич основные физические воззрения сборник доклад iconДоклад по гуманитарным наукам смотри памятку "Как написать реферат". Доклад по физике, химии, биологии и другим естественнонаучным дисциплинам имеет некоторые отличительные черты
Доклад есть достаточно неизученная, но довольно часто встречающаяся работа в учебных заведениях. Различают устный и письменный доклад...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов