Online библиотека icon

Online библиотека



НазваниеOnline библиотека
страница1/9
Дата конвертации30.08.2012
Размер1.59 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9



ПУТЕШЕСТВИЕ В ЭПИЦЕНТР


Боб ШОУ








ONLINE БИБЛИОТЕКА


http://www.bestlibrary.ru



ПРОЛОГ


Мой палец лежит на черной кнопке. Улица за окном выгладит безмятежно, но на этот счет я не обманываюсь - там меня ждет смерть. Мне казалось, я готов к встрече с ней, однако теперь меня охватывает странное оцепенение.

Оставив все надежды на жизнь, я все еще не хочу умирать. Подобное состояние напоминает мне состояние мужчины, чей брак разваливается (об этом я могу судить достаточно авторитетно), но у которого не хватает выдержки или инициативы для собственного романа. Такой мужчина, собравшись с духом, может смело и с вызовом глядеть в глаза другой женщине, но втайне мечтает, чтобы она сделала первый шаг, потому что, несмотря на его стремление, сам он на это не способен. Так и я трепещу в нерешительности на пороге одной из тысяч дверей, за которыми живет смерть.

Мой палец лежит на черной кнопке.

Небо тоже выглядит мирно, но кто может знать? Возможно, именно сейчас где-то там, в свинцовом океане ветров, самолет готовится высвободить из своего чрева маленькое рукотворное солнце. Или в стае ложных целей и кувыркающихся обломков носителя проходит верхние слои атмосферы боеголовка баллистической ракеты. Целый город исчезнет со мной, но пока я еще могу выдержать мысль о семидесяти тысячах смертей: лишь бы хватило времени исполнить задуманное до того, как в небе расцветет и набухнет огненная комета.

Лишь бы хватило времени нажать черную кнопку.

Левая рука висит безжизненной плетью, ручеек крови стекает в ладонь, заставляя невольно сжимать кисть, цепляться за эту жизнь. Я не могу найти отверстие в рукаве, куда вошла пуля: ткань сомкнулась вокруг него, словно перья птицы, и это кажется странным. Хотя что я понимаю в подобных делах?

Как случилось, что я, математик Лукас Хачмен, попал сюда? Это должно быть интересно - обдумать все. События последних недель, но я устал, и мне нельзя отвлекаться.

Я должен быть готов нажать черную кнопку.


Глава 1


Хачмен взял со стола лист бумаги, еще раз взглянул на текст и почувствовал, как что-то странное происходит с его лицом. Ощущение ледяного холода, возникнув у висков, медленной волной прокатилось по щекам к подбородку. Там, где проходила волна, поры открывались и закрывались неровной границей, какая бывает от ветра на хлебном поле. Кожу слегка покалывало. Хачмен приложил руку ко лбу и понял, что его лицо покрылось холодным потом.
"Холодный пот, - подумал он, невольно схватившись за возможность сосредоточиться на чем-то тривиальном. - Оказывается, это не просто фигуральное выражение..."

Он отер лицо и встал, ощущая необычную слабость. Лист бумаги отбрасывал солнечные лучи прямо в лицо и, казалось, светился зловещей белизной. Лукас уставился на плотно нанизанные строчки, но его сознание упорно отказывалось принимать то, что они описывали. "Господи, какой безобразный почерк! В некоторых местах цифры в три-четыре раза больше чем обычно. Очевидно, это должно говорить о слабости характера..."

Неясный цветной силуэт, что-то розовато-лиловое двинулось за дымчатой стеклянной перегородкой, отделявшей кабинет Хачмена от комнаты секретарши.

Он судорожно схватил листок и, скомкав, спрятал в карман, но цветное пятно направилось не в его сторону, а к коридору. Лукас приоткрыл разделяющую их комнаты дверь и взглянул на Мюриел Варили. Ее лицо напоминало ему настороженное лицо благонравной деревенской почтальонши, а чрезмерно пышная фигура, видимо, служила ей постоянным источником смущения.

- Ты уходишь? - спросил Хачмен первое, что пришло в голову, в который раз окидывая взглядом ее маленький, задушенный картотечными шкафами кабинетик. Рекламные плакаты бюро путешествий и горшки с цветами, которыми Мюриел пыталась его украсить, лишь усугубляли впечатление замкнутости и тесноты.

Она со сдержанным вызовом посмотрела на свою правую руку, уже вцепившуюся в дверную ручку, перевела взгляд на кофейную чашку и обернутую в фольгу плитку шоколада в левой, затем на настенные часы, показывавшие 10:30 - время, когда она обычно уходила на перерыв к другой секретарше дальше по коридору. Все это молча.

- Я просто хотел спросить, где сегодня Дон? - продолжал плести Хачмен. Дон Спейн сидел в кабинете по другую сторону от Мюриел и занимался бухгалтерскими расчетами.

- М-м-м... - Лицо Мюриел исказилось осуждающей гримасой, и только глаза за темными стеклами очков, предписанных врачом, оставались скрытыми от Хачмена. - Он будет только через полчаса. Сегодня четверг.

- А что бывает в четверг?

- В этот день он занят на своей другой работе, - уже на пределе терпения ответила Мюриел.

- А-а-а, - Хачмен вспомнил, что Спейн устроился составлять платежные ведомости для маленькой пекарни на другом конце города и по четвергам ездил сдавать работу. Как часто указывала Мюриел, вторая работа - это нарушение правил, но на самом деле главным источником ее раздражения было то, что Спейн частенько заставлял ее печатать деловые бумаги, касающиеся пекарни. - Ну ладно, беги пей кофе.

- Что я и собиралась делать.

С этими словами Мюриел вышла и плотно закрыла за собой дверь.

Хачмен вернулся к себе и достал из кармана скомканный расчет. Взяв листок за угол, он поднес его к металлической корзине и поджег с другого конца от тяжелой настольной зажигалки. Бумага неохотно разгоралась и вдруг вспыхнула с неожиданно большим количеством зловонного дыма, и в этот момент дверь в приемную Мюриел открылась. За стеклом появился серый силуэт, размытое пятно лица двинулось к его кабинету. Хачмен бросил бумагу на пол, затоптал и спрятал остатки в карман одним молниеносным движением.

Секундой позже Спейн просунул голову в дверной проем и улыбнулся своей заговорщицкой улыбкой.

- Привет, Хач! - хрипло произнес он. - Как дела?

- Неплохо. - Лукас покраснел и, поняв, что это заметно, смутился еще больше. - Я хочу сказать, все нормально.

В предчувствии чего-то важного улыбка на лице Спейна стала шире. Этот маленький лысеющий неопрятный человек отличался почти патологическим стремлением знать все, что можно, о личной жизни своих сослуживцев.

Предпочитал он, разумеется, информацию скандального характера, но за неимением таковой был рад любой мелочи. За прошедшие годы у Хачмена развился просто гипнотизирующий страх перед этим вынюхивающим, выспрашивающим хорьком и его терпеливой манерой вызнавать то, что его не касается.

- Кто-нибудь меня спрашивал сегодня утром? - Спейн прошел в кабинет.

- Не думаю. Можешь теперь неделю ни о чем не беспокоиться.

Спейн моментально распознал намек на вторую работу, и его взгляд на мгновение встретился со взглядом Лукаса. Хачмен тут же пожалел о своей реплике, почувствовав себя как-то замаранным, впутанным в дела Спейна.

- Что за запах? - На лице Дона отразилась озабоченность. - Где-нибудь горит?

- Корзина для бумаг загорелась. Я кинул туда окурок.

- В самом деле? Ты что, Хач? - В глазах Спейна появилось взволнованное недоверие. - Этак ты все здание спалишь.

Хачмен пожал плечами, взял со стола папку и принялся изучать ее содержимое. В папке были собраны выводы по испытаниям опытной пары ракет "Джек-и-Джилл". Все, что ему было нужно, он уже знал, но надеялся, что Спейн поймет намек и уйдет.

- Ты вчера смотрел телевизор? - с самодовольством в голосе спросил Спейн.

- Не помню. - Хачмен нарочно усердно принялся листать пачку графиков.

- Ты видел, там была такая беленькая штучка в эстрадной программе Морта Уолтерса? Она еще петь пыталась.

- Нет.

Хачмен, по правде говоря, видел певичку, о которой говорил Спейн, но не имел никакого желания вступать в бессмысленный разговор. Тем более что видел он ее довольно кратко. Он оторвал взгляд от книги и только-только заметил на экране женскую фигуру с невероятно раздутым бюстом, когда в комнату вошла Викки и с выражением крайней неприязни на лице выключила телевизор, окатив Лукаса холодным, как арктический лед, взглядом. Весь вечер он ждал вспышки, но, похоже, в этот раз Викки спокойно перегорела внутри...

- Певица! - продолжал презрительно Спейн. - Могу представить, как она пролезла на сцену! Каждый раз, когда она делала вдох, я думал, эти баллоны выскочат наружу.

"Что происходит? - пронеслось в голове у Хачмена. - То же вчера говорила Викки... Из-за чего они заводятся? И почему им что-то от меня надо? Можно подумать, это я составляю программы..."

- ...Всякий раз смеюсь, когда слышу весь этот шум насчет жестокостей на экране, - продолжал Спейн. - Все это чепуха! А вот о чем будут думать дети, видя перед собой этих полураздетых девиц?

- Очевидно, о сексе, - с каменным выражением лица ответил Хачмен.

- Разумеется! - победно завершил Спейн. - А я тебе о чем говорю.

Хачмен зажмурился. "Этот... Это, стоящее передо мной, называется взрослым представителем так называемого человечества. Спаси нас, господи!

Кто угодно, помогите нам! Викки устраивает сцены ревности из-за светящегося изображения в электронно-лучевой трубке... А Спейн предпочитает видеть на экране военные действия где-нибудь в Азии: измученных пытками женщин и мертвых детей у них на руках с окаймленными синевой пулевыми отверстиями во лбу... Изменит ли что-нибудь лежащий у меня в кармане обгорелый клочок бумаги? Я могу заставить нейтроны танцевать под новую музыку! Но сможем ли мы изменить наш чудовищно запутанный мир? Сможем ли прервать зловещий танец смерти?"

- ...И все эти девки, которых показывают по ящику. Все они туда же!

Будь я женщиной, я бы нажил целое состояние. - Спейн сально хохотнул.

- Только не на мне, - очнулся Хачмен.

- Я не твой тип, да? Недостаточно интеллектуален?

Взгляд Хачмена упал на большой отполированный булыжник, которым он прижимал к столу бумаги, и ему тут же представилось, как здорово было бы двинуть им Спейна по голове. Оправданное уничтожение вредных насекомых...

- Проваливай отсюда, Дон. Мне надо работать.

Спейн противно чихнул и вышел в смежный кабинет, прикрыв за собой дверь. Серый силуэт за стеклом застыл на несколько секунд в районе стола Мюриел. Послышался шорох бумаги, стук открываемых и закрываемых ящиков. Но вот изображение растаяло - Спейн направился к себе.

Хачмен наблюдал эту пантомиму через дымчатое стекло и наполнялся презрением к себе за то, что у него ни разу не достало смелости высказать Спейну все, что он о нем думает. "Я могу заставить нейтроны танцевать под новую музыку, но каждый раз теряюсь перед этим клещом..." Он вынул из сейфа пухлую папку с грифом "секретно" и попытался сосредоточиться над тем, за что ему платили деньги.

"Джек" представлял собой обычную ракету класса "земля-воздух" с простейшей системой наведения-управления, то есть посредством радиосигналов со стартовой позиции. Строго говоря, это была всего лишь новая модификация более ранней вестфилдской ракеты, страдающей от общего для подобных устройств недуга - потери точности управления по мере увеличения расстояния от точки запуска. Специалисты Вестфилда выступили с идеей переноса части управляющей наведением аппаратуры во вторую рэкету - "Джилл", которая должна запускаться через долю секунду после "Джека".

Смысл в том, что "Джилл" будет следовать за первой ракетой и сообщать данные об относительном положении "Джека" и движущейся цели - единственный способ сохранить простоту наведения, повысив точность до уровня самонаводящихся ракет. Если все получится, система будет обеспечивать значительную дальнобойность и высокую надежность при относительно низкой стоимости. И Хачмену, как старшему расчетчику Вестфилда, было поручено разработать систему математического обеспечения, снизив количество переменных до такой степени, когда "Джек-и-Джилл" можно будет подключать к чему-нибудь не сложнее обычного прибора управления огнем.

Работа в области, далекой от квантовой механики, мало интересовала Хачмена, но фирма располагалась поблизости от родного города Викки, которая наотрез отказалась перебираться в Кембридж, где Лукасу предлагали интересную работу в Кавендишской лаборатории. Собственно говоря, Викки вообще не хотела никуда переезжать, а Лукас стишком ответственно относился к браку, чтобы думать о разрыве. Над математикой элементарных частиц он работал в свободное время скорее для удовольствия, чем с какими-то серьезными целями. "Удовольствие! Доигрался... - Мысли, которые он упорно пытался загнать поглубже, неожиданно прорвались на передний план. - Мое собственное правительство... Любое правительство... Меня раздавили бы в секунду, если бы хоть кто-нибудь узнал, что лежит у меня в кармане... Я могу заставить нейтроны танцевать под новую музыку..."

Судорожно вздохнув, он выбрал карандаш и, пытаясь сосредоточиться, начал работать. После часа тщетных попыток сделать хоть что-нибудь он позвонил начальнику кинолаборатории и договорился насчет просмотра последнего фильма о полигонных испытаниях "Джек-и-Джилл".

Виды моря, чистого голубого неба в прохладной обезличенной темноте кинозала создавали у него странное ощущение удаленности от всего мира.

Темные силуэты ракет планировали, взмывали вверх, маневрировали, оставляя после каждого поворота маленькие облачка гидравлической жидкости. Затем, истощив запас топлива, опускались в море, медленно раскачиваясь под ярко-оранжевыми грибами парашютов. "Джек" упал, а "Джилл"...

- Ничего из этого не выйдет, - раздался прямо над ухом Хачмена знакомый голос. Бойд Крэнгл, заместитель начальника конструкторской группы, незаметно вошел в зал и сел неподалеку. Крэнгл с самого начала выступал против проекта "Джек-и-Джилл".

- А вдруг?

- Никаких шансов, - доверительно прошептал Крэнгл. - Весь алюминий, что мы используем в аэрокосмической промышленности - знаешь, куда он в конце концов попадает? Его плавят и делают мусорные баки, потому что при таком темпе гонки вооружении все наши самолеты и ракеты устаревают еще до того, как успевают подняться в воздух. Так что, Хач, мы с тобой помогаем делать мусорные баки. И было гораздо проще и честнее, а возможно, выгоднее устранить промежуточную Стадию и производить сразу мусорные баки!

- Или орала...

- Или что?

- Это такие штуки, в которые полагается перековывать мечи.

- Точно, Хач, - Крэнгл тяжело вздохнул. - Время ленча. Давай-ка заглянем к "Дьюку" и пропустим по кружечке пивка.

- Нет, Бонд, спасибо. Я беру полдня за свой счет и еду домой. - Хачмен сам удивился своим словам, но тут же понял, что именно это ему и было нужно - побыть одному и постараться привыкнуть к факту, что те несколько уравнений, записанных на клочке бумаги, могут сделать его самым важным человеком в мире. И нужно что-то решать.


***


Дорога до Кримчерча заняла меньше получаса. Чистое, почти пустое в это время дня шоссе выглядело несколько непривычно. Был свежий октябрьский полдень, и воздух, врывающийся в машину через приоткрытое окно, дышал холодом. Хачмен свернул на аллею к дому, и тут вдруг неожиданно понял: наступила осень. Щедрые дары меди и золота, разбросанные старыми буками, сплошным ковром устилали пешеходные дорожки. "Сентябрь проходит мимо меня каждый год, - подумал он. - И только когда мой любимый месяц проходит, я понимаю, что пришла осень".

Он затормозил у длинного невысокого дома, который отец Викки подарил им после свадьбы. Ее машины в гараже не было. Очевидно, она решила проехаться по магазинам, перед тем как забрать Дэвида из школы. Хачмен намеренно не стал звонить домой перед выездом. Когда Викки заводилась из-за чего-нибудь, он обычно не мог думать о серьезных вещах, а именно сегодня ему хотелось побыть одному, сохранив спокойствие и холодность ума.

Еще в дверях мысль о жене вызвала у него цепочку воспоминаний, обрывков прошлого, частично окрашенных оттенками старых ссор и полузабытых разочарований. (Как в тот раз, когда она нашла у него в кармане домашний телефон Мюриел и решила, что здесь кроется роман. "Я знаю, что у тебя с этой толстой девкой... Это тебе даром не пройдет..." Или другой случай: у оператора ЭВМ прямо на работе началось кровотечение, и Лукас отвез ее домой. "Почему именно ты? Помогал ей избавиться от ребенка? Значит, по-твоему, женщина сошла с ума, если она не хочет, чтобы в дом занесли грязную болезнь?.." Господи!.. Взгляд Дэвида, полный слез... "Вы с мамой собираетесь разводиться, пап? Не уходи... Я обойдусь без карманных денег.

И больше не буду мочить штаны...") Хачмен с трудом оторвался от картин прошлого. Зайдя в прохладную кухню, он постоял немного, потом решил, что есть еще не хочет. Направился в спальню, сменил деловой костюм на джинсы и рубашку и достал из шкафа свой лук, отполированный до блеска прикосновениями рук. Вынес из сарая тяжелую мишень из уложенного спиралью каната и пристроил ее на треножнике за домом. Раньше сад был недостаточно велик для стрельбы в цель, но Хачмен купил соседний участок и убрал часть старого забора. Установив мишень, он начал привычный неторопливый ритуал подготовки: маленькими колышками обозначил на земле положение ног, несколько раз натянул и отпустил тетиву, проверил каждую стрелу и уложил их в колчан. Первая стрела плавно поднялась, кратко сверкнула на солнце, и через секунду он услышал твердый характерный удар, означающий попадание близко к центру. Взглянув в бинокль, Хачмен увидел стрелу в голубом круге около цифры "7".

Довольный тем, что он так точно оценил влияние влажности на гибкость лука, Хачмен выпустил еще две стрелы, подправил прицел, затем сходил за стрелами и принялся стрелять на счет, аккуратно вписывая результаты в свою записную книжку. И в то время как руки сами выполняли нужные движения, одна часть разума направляла борьбу за совершенство в стрельбе, вторая билась над вопросом, имеет ли Лукас Хачмен право брать на себя роль "высшего судьи".

С технической стороны все было просто и предельно ясно. У него хватит способностей воплотить неровные цифры на обгорелом клочке бумаги в реальность. На это потребуется от силы несколько недель работы и на тысячу фунтов электрооборудования и электронных приборов, а результатом явится небольшая и довольно невпечатляющая на вид машина.

Но это будет машина, которая, будучи один раз включенной, практически мгновенно сдетонирует все ядерные запасы на Земле.

Антиядерная машина...

Машина против войны...

Средство, способное превратить мегасмерть в мегажизнь...

Осознание того, что нейтронный резонатор может быть построен, пришло к Хачмену однажды спокойным воскресным утром почти год назад. Он проверял кое-какие свои идеи относительно решения уравнения Шредингера для нескольких независимых от времени частиц, и вдруг случайно ему удалось на долю секунды заглянуть в глубь математических дебрей, скрывающих реальность от разума. Словно расступились заросли полиномов, тензоров, функций Лежандра, и вдали на мгновение призрачно мелькнула машина, которая может уничтожить бомбу. Просека тут же исчезла, но бегущий по бумаге карандаш Хачмена успел зафиксировать достаточно примет, чтобы позже отыскать дорогу к цели.

И вместе со вспышкой вдохновения возникло полумистическое ощущение, что он избран, что он - носитель огромной важной идеи. Ему приходилось читать о подобном явлении психики, часто сопровождающем всплески новых идей, но со временем ощущение прошло, затертое социальными и профессиональными соображениями. Как неизвестный поэт, создавший одно-единственное неповторимое произведение, как забытый художник, написавший одно-единственное бессмертное полотно, так и Лукас Хачмен, почти никому не известный математик, мог теперь оставить незабываемую веху в истории. Если только он осмелится...

Прошедший год не был годом ровных успехов. Одно время ему казалось, что уровень энергии, необходимый для инициирования незатухающего нейтронного резонанса, в несколько раз превзойдет энергетические ресурсы всей планеты, но вскоре сомнения рассеялись. Машина вполне надежно может работать от переносного аккумулятора, и ее сигнал будет передаваться от нейтрона к нейтрону, незаметно и безопасно, до тех пор, пока на его пути не встретится радиоактивный материал с массой, близкой к критической.

Последние сомнения рассеялись. Математические расчеты были закончены, и Хачмен только сейчас осознают, что не желает иметь со своим творением ничего общего.

Мысли путались, перебивая друг друга... "Шесть дюжин стрел со ста ярдов - общий счет 402... Нейтронный резонатор является абсолютным средством обороны... Это твой самый высокий счет для ста ярдов... Но в ядерной войне абсолютное средство обороны может стать абсолютным оружием... Продолжай в том же духе и ты доберешься до тысячи... Если я хотя бы заикнусь об этом в министерстве обороны, никто никогда меня больше не увидит, меня поместят в одно из тех тайных заведений в самой глубине страны... Ты уже давно мечтал о таком результате, четыре года или даже больше... А Викки? Что будет с ней?. Она же с ума сойдет. И Дэвид?..

Теперь надо взять колчан, перейти на отметку восемьдесят ярдов, сохраняя полное спокойствие, и... В конце концов, существует баланс в ядерном вооружении. Кто имеет право нарушать его? Может, войны не будет? Сколько лет прошло после второй мировой войны, и ничего. От напалма японцев погибло не меньше, чем в Хиросиме и Нагасаки... Надо перевести прицел на восемьдесят ярдов, взять стрелу, левый локоть в сторону, легко натянуть тетиву, коснуться ее губами, прицел на желтый круг, держать, держать..."

- Ты почему не на работе, Лукас? - голос Викки раздался совсем рядом.

Хачмен проводил взглядом уходящую в сторону стрелу. Стрела воткнулась в мишень почти у самого края.

- Я не слышал, как ты подошла, - как можно спокойнее произнес он, оборачиваясь к жене, и, взглянув на нее, сразу понял, что она напугала его нарочно. Светло-карие глаза мгновенно ответили на его взгляд. Враждебно.

"О господи!.."

- Зачем ты подкрадывалась? Ты испортила мне выстрел.

Она пожала плечами, при этом ясно, как на картинах да Винчи, проступили под золотистой кожей широкие ключицы.

- Ты можешь играть в лучника хоть целый вечер.

- Сколько раз тебе говорить, это не игра.

Старый трюк... Хачмен одернул себя и продолжал уже спокойнее:

- Чего ты хочешь, Викки?

- Я хочу знать, почему ты не на работе вторую половину дня? - Викки скользнула критическим взглядом по своим загорелым рукам. Летний загар уже начал сходить, но и сейчас еще был темнее, чем янтарного цвета платье с короткими рукавами. В лице - скрытая тревога, которую иногда можно заметить у красивых женщин при виде своего отражения в зеркале. - Я полагаю, мне можно это знать?

- Не хотелось работать. А что? - И тут же в голове пронеслось: "Я могу заставить нейтроны танцевать под новую музыку..." - Такой ответ тебя устраивает?

- Очень мило, - словно дым, пролетевший на фоне солнца, на гладком лице Викки мелькнуло неодобрение. - Хотела бы я, чтобы можно было бросать работу, когда захочется!

- По-моему, ты в лучшем положении: ты даже не начинаешь работать, пока не захочется.

- Хм! Ты ел?

- Я не голоден. Если ты не возражаешь, я закончу стрельбу.

Хачмену отчаянно хотелось, чтобы Викки оставила его в покое. Несмотря на пущенную мимо стрелу, он еще мог набрать за тысячу очков, если только отключиться от всего мира и к каждой стреле относиться так, словно она последняя. Воздух стоял неподвижно, солнце ровно освещало раскрашенную кругами мишень. Хачмен чувствовал, что следующая стрела попадет точно в центр. Если только его оставят в покое...

- Ну-ну. Опять в транс впадаешь? С кем это, интересно, ты себя воображаешь? С Тришей Гарланд?

- Триша Гарланд? - Красная змейка раздражения уже разворачивала свои кольца в его мозгу. - Черт! Это еще кто такая?

- Как будто ты не знаешь!

- Не имею чести знать эту даму...

- Даму! Надо же такое сказать!.. Назвать дамой эту... Эту постельную грелку, которая ни одной ноты спеть правильно не может, а уж настоящую даму не узнает, даже если ее перед собой увидит.

Хачмен замер с полураскрытым ртом: жена явно имела в виду вчерашнюю телевизионную певичку. Затем его на мгновение захлестнула ярость.

"Ненормальная, - мысленно произнес он. - Ты настолько ненормальна, что даже стоять рядом с тобой..."

- Последнее, чего бы я хотел, - сказал он вслух, изо всех сил сохраняя спокойствие, - это чтобы кто-нибудь пел, пока я стреляю.

- Ага, значит, ты знаешь, о ком я говорю! - восторжествовала Викки. - Почему ты тогда делаешь вид, что ее не знаешь?

- Викки! - Хачмен повернулся к ней спиной. - Будь добра, прикрой, пожалуйста, крышкой эту помойку, которую ты называешь своей головой, и выпусти пар где-нибудь в другом месте, пока я...

Он взял стрелу, натянул тетиву и прицелился. Дрожащие в нагретом воздухе концентрические круги казались теперь очень далеко. Он выстрелил, и еще до того, как лук зазвенел недовольно и негармонично, понял, что дернул тетиву слишком резко вместо того, чтобы плавно ее отпустить. Стрела прошла высоко и пролетела над мишенью. Хачмен выругался, но это не помогло разрядить напряжение, и он стал снимать снаряжение, нервно выдергивая ремешки застежек.

- Извини, дорогой, - Викки произнесла это извиняющимся тоном, как маленький ребенок, подошла со спины и обняла его. - Я не виновата, что так тебя ревную.

- Ревнуешь! - Хачмен истерически хохотнул, чувствуя, что на самом деле близок к слезам. - Если бы ты застала меня целующим другую женщину и тебе это не понравилось, тогда это называлось бы ревностью. А то, что ты выдумываешь про людей, которых показывают по ящику, мучаешь себя и вымещаешь это на мне - это... это черт знает что!

- Я тебя так люблю, что не хочу, чтобы ты даже замечал других женщин.

- Рука Викки скользнула от пояса ниже, и в то же мгновение Хачмен почувствовал, как она прижалась грудями к его пояснице и ткнулась головой ему между лопатками. - Дэвид еще не пришел из школы...

"Я буду последним дураком, если поддамся так быстро..." - сказал себе Хачмен, но уже не мог прогнать мысль о доме, где никого нет - редкий случай - и где можно, не таясь, не сдерживаясь, заняться любовью, что, собственно, Викки и предлагала. Она так любит его, что не хочет, чтобы он даже замечал других женщин - в таком свете ее слова и поступки выглядят почти логично. Викки настойчиво прижималась упругим животом к его ягодицам, и он уже готов был поверить, что сам во всем виноват, потому что вызывает в ней эту неукротимую страсть. Хачмен повернулся и позволил себя поцеловать, рассчитывая обмануть ее, отдать тело и сохранить за собой разум, но по дороге к дому понял, что его снова переиграли. После восьми лет супружеской жизни ее притягательность настолько возросла, что он даже не мог представить себя в постели с другой женщиной.

- Из-за своей врожденной моногамности я постоянно попадаю в невыгодное положение, - пробормотал он, складывая лук и колчан снаружи у двери. - Меня бессовестно используют.

- Бедненький. - Викки прошла на кухню впереди него и принялась раздеваться, едва он захлопнул дверь.

Сбрасывая на ходу одежду, Хачмен двинулся за ней в спальню. Когда они легли, он сунул руки за спину Викки и крепко обнял за плечи, затем подпер ее пятки своими ступнями - получилось что-то вроде тисков, сжимающих тело Викки, удерживающих его в неподвижности, своего рода замена узды, которую ему ни разу не удавалось накинуть на ее мысли.

После, когда он лежал рядом с ней в состоянии полусна-полумечтательности, полузабыв о своей грусти и заботах, мир за окном казался тем спокойным миром, который он знал когда-то мальчишкой.

Солнце, заглядывающее поздним утром в спальню, едва слышный разговор в саду, тележка молочника с позвякивающими бутылками за оградой, мерный звук ручной газонокосилки где-то вдали... И сейчас он чувствовал себя в такой же безопасности. Бомба, вся концепция ядерной катастрофы, казались далекими и такими же устаревшими, как Джон Фостер Даллес, телевизоры с двадцатисантиметровыми экранами и сенатор Маккарти... Мы прошли важный рубеж уже в июле шестьдесят шестого - в этом месяце срок от окончания второй мировой войны сравнялся с интервалом между первой и второй. И ничего не случилось. Трудно даже представить, что кто-то всерьез планирует сбросить бомбу...

Кто-то забарабанил во входную дверь. Хачмен очнулся и понял, что вернулся из школы сын. Он открыл замок, и мимо него вместе с пахнущим октябрем холодным воздухом молча промчался взъерошенный сын, запустил портфелем в угол и скрылся в туалете. Портфель шмякнулся с тяжелым шлепком и звяканьем. Хачмен подобрал его и, улыбнувшись, положил на место в шкаф.

Существует множество уровней реальности, и, возможно, Викки права.

Возможно, самая большая ошибка, которую может совершить житель нашей большой всепланетной деревни, - это забивать себе голову ответственностью и беспокойством за то, что творят его соседи за десять тысяч миль от него.

Кто же выдержит на своих плечах такой груз?

- Пап? - Дэвид улыбнулся, показывая неровные растущие зубы. - Мы сегодня поедем на автогонки?

- Не знаю, сынок. Вечером будет холодно стоять вдоль трассы.

- А мы тепло оденемся и купим горячих сосисок!

- Знаешь, что? Пожалуй, это идея. Это то, что надо! - подумав, ответил Хачмен и заметил, как лицо Дэвида расцветает счастливой мальчишеской улыбкой. "Обдумано и решено. Нейтроны подождут..." Он прошел в спальню и разбудил Викки.

- Вставай, женщина! Мы с Дэвидом хотим есть, а потом собираемся на автогонки!

Викки потянулась, натянула на себя простыню и замерла, изображая египетскую мумию.

- Я не двинусь с места, пока ты не скажешь, что любишь меня.

- Конечно, я люблю тебя.

- И ты никогда-никогда не взглянешь ни на кого другого?

- Никогда!

Викки томно улыбнулась.

- Ложись-ка ты снова.

Хачмен покачал головой.

- Дэвид вернулся.

- Рано или поздно ему придется узнать об этой стороне жизни.

- Согласен. Но я не хочу, чтобы он написал про нас в очередном сочинении. Месяц назад он одно такое написал - теперь меня считают пьяницей, а если кто-то решит, что я вдобавок еще и сексуальный маньяк, меня точно выгонят из родительского комитета.

- Ну ладно, тогда я думаю, я тоже поеду с вами на гонки.

- Но ты же не любишь.

- Сегодня я все люблю!

Подозревая, что Викки пытается загладить вину за сцену в саду, но тем не менее довольный, Хачмен вышел из комнаты. Час он провел в кабинете, разбирая почту, и, когда решил, что обед должен быть уже готов, вышел в гостиную и приготовил себе сильно разбавленное содовой виски. Дэвид сидел у телевизора и забавлялся ручкой переключения каналов. Хачмен сел в кресло и сделал глоток, задумчиво глядя на темные силуэты тополей за окном. Небо за деревьями, все заполненное слой за слоем пухлыми, спутанными облаками, как розовое коралловое царство, тянулось в бесконечность.

- Черт! - пробормотал Дэвид, ударяя кулаком по селектору.

- Спокойней, - мягко произнес Хачмен. - Так ты сломаешь телевизор.

Что случилось?

- Я включил детскую программу, а тут вот... - Мальчуган состроил презрительную гримасу и показал на пустой, мигающий экран.

- Ну и что, это, наверное, настройка. Может ты рано включил?

- Нет, они всегда в это время уже показывают.

Хачмен отставил стакан, подошел к телевизору и уже было взялся за ручку частоты строк, когда на экране появилось лицо диктора. Глядя на единственный листок перед собой, он строгим голосом зачитал сообщение:

- Сегодня, примерно в семнадцать часов, над Дамаском было взорвано ядерное устройство. По предварительным оценкам мощность устройства составляет шесть мегатонн. Как сообщают с места события, весь город охвачен пламенем. Предполагается, что большинство из пятисот пятидесяти тысяч жителей города погибли.

До сих пор не поступали данные, свидетельствующие о том, вызван ли взрыв ненамеренной катастрофой, или он является актом агрессии. Тем временем в Вестминстере собрано экстренное совещание кабинета министров. В ближайшее время состоится заседание Совета Безопасности ООН.

Регулярные передачи по нашему каналу временно прекращаются. Но не выключайте свои приемники - по мере поступления мы будем немедленно сообщать дальнейшие новости.

Лицо диктора на экране расплылось и вскоре исчезло.

Не сводя глаз с пустого экрана, Хачмен почувствовал, как его лоб покрывается холодной испариной.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9




Похожие:

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_wh_rhcp-online/01-Higher Ground.txt
2. /rhcp_wh_rhcp-online/02-Fight...

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_wh_rhcp-online/01-Higher Ground.txt
2. /rhcp_wh_rhcp-online/02-Fight...

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_bssm_rhcp-online/01-The power Of Equality.txt
2. /rhcp_bssm_rhcp-online/02-If...

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_bssm_rhcp-online/01-The power Of Equality.txt
2. /rhcp_bssm_rhcp-online/02-If...

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_fs_rhcp-online/01-Jungle Man.txt
2. /rhcp_fs_rhcp-online/02-Hollywood.txt
Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_fs_rhcp-online/01-Jungle Man.txt
2. /rhcp_fs_rhcp-online/02-Hollywood.txt
Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_californication_rhcp-online/01-Around The World.txt
2. /rhcp_californication_rhcp-online/02-Parallel...

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_californication_rhcp-online/01-Around The World.txt
2. /rhcp_californication_rhcp-online/02-Parallel...

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_mm_rhcp-online/01-Good time boys.txt
2. /rhcp_mm_rhcp-online/02-Higher...

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_oila_rhcp-online/01-Higher Ground (12- Vocal Mix).txt
2. /rhcp_oila_rhcp-online/02-Hollywood...

Online библиотека iconДокументы
1. /rhcp_tumpp_rhcp-online/01-Fight Like A Brave.txt
2. /rhcp_tumpp_rhcp-online/02-Funky...

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов