Ф. хойл космология стационарной вселенной icon

Ф. хойл космология стационарной вселенной



НазваниеФ. хойл космология стационарной вселенной
страница1/3
Дата конвертации10.09.2012
Размер342.26 Kb.
ТипДокументы
  1   2   3

[вернуться к содержанию сайта]


Ф. ХОЙЛ

4. Космология стационарной вселенной

(глава из книги: Хойл Ф. Галактики, ядра и квазары. - М.: Мир, 1968, - стр. 81)


Причинам, по которым по одному и тому же поводу выдвигается так много научных теорий, вообще уделяется мало внимания. Тому, кто не работает активно в какой-либо области науки, трудно себе представить, как много можно сказать в пользу любой из множества противоречащих друг другу теорий. Поверхностное ознакомление с ними неизбежно создаёт у неспециалиста впечатление запутанной ситуации, и поистине можно простить обывателю его удивление тому, как учёные вообще могут быть в чём-либо уверены — уверены, так сказать, на законном основании! Но развитие науки неумолимо; несколько теорий может какое-то время конкурировать друг с другом, но рано или поздно все они, кроме одной, будут отброшены. Теория-победительница не обязательно будет «правильной», но она по крайней мере выжила. Вы вправе спросить, почему же получается так, что одна теория завоёвывает все новые и новые позиции, а её соперники постепенно умолкают? Что же меняет ситуацию? Если раньше существовал какой-то веский довод в пользу отброшенной ныне теории, то почему он перестал быть убедительным?

Существует по меньшей мере три причины для такого смещения акцентов. Простейшая возможность состоит в том, что появляются новые данные или новые аргументы, которые гораздо убедительнее, чем любые, существовавшие раньше. Хорошим примером, по моему собственному опыту, является чрезвычайно противоречивая проблема происхождения планет. Согласно первым гипотезам, более чем столетней давности, считалось, что планеты образовались одновременно с Солнцем. Лаплас предполагал даже, что вещество планет могло отделиться от Солнца, потому что последнее вращалось очень быстро. Но затем именно этот пункт вызвал сомнения, ибо если бы все планеты упали обратно на Солнце, оно не стало бы вращаться столь быстро, чтобы создалась ротационная неустойчивость. Это явно означало, что в старой теории существовало противоречие, и астрономы занялись поисками новых идей. Они обратились к теории кратных звёзд. Мысль состояла в том, что вещество планет произошло из другой звезды, которая одно время была членом двойной системы, в которую входило и Солнце. Поскольку сейчас у Солнца нет звезды-спутника, необходимо было каким-то образом избавиться от ставшего в конце концов нежелательным партнёра. Были испробованы различные уловки, в том числе и та, которую предложил я. Я был увлечён на неверный путь, ибо таково было общее направление исследований в то время, когда я начал свою работу.


Каковы же были новые факты (или идеи), коренным образом изменившие ситуацию? Когда химический состав Солнца и планет стал известен лучше, выяснилось, что, хотя большую часть вещества всех планет, как и Солнца, составляют водород и гелий, всё же избыток водорода и гелия по отношению к другим элементам далеко не так велик, как у Солнца. Более точно, водород и гелий составляют 99% вещества Солнца и всего лишь около 90% вещества планет. Таким образом, если вещество планет имеет солнечное происхождение, как предполагали ранние исследователи, то планеты должны были безвозвратно потерять огромное количество водорода и гелия. Простой расчёт показывает, что если это так, то современные планеты могут содержать только 1/10 первоначального количества вещества. Следовательно, довод, выдвигавшийся лет 30-40 назад, об обратном падении планет на Солнце не был справедливым. Необходимо обязательно учесть потерю водорода и гелия. Когда это было сделано, обнаружилось, что падение всего вещества планет на Солнце действительно вызвало бы ротационную неустойчивость. Таким образом, кажущееся противоречие с основной идеей старой теории было снято уточнением химического состава Солнца и планет. Появились и данные иного рода, которые также свидетельствовали в пользу возвращения к прежним взглядам. Когда процесс звездообразования стал более понятен, выяснилось, что Солнце не могло бы сконденсироваться из разреженного межзвёздного газа со столь медленным вращением, которым оно обладает сейчас. Первичное Солнце должно было вращаться быстро и должен был существовать какой-то процесс, замедлявший вращение и осуществлявший передачу момента количества движения. Куда? Совершенно очевидно, что планетам, как давно уже предполагал Лаплас.

Другая типичная причина осложнений такова. Пусть для какого-то определённого явления существует две теории: А и Б. Большинство специалистов в этой области интуитивно отдаёт предпочтение А, но, к несчастью, А непосредственно противоречит какому-либо наблюдению или эксперименту, который говорит в пользу менее привлекательной теории Б. Мы отступаем и начинаем придерживаться Б, разрабатывая как можно лучше следствия из неё, лишь бы получить посредственное согласие с другими экспериментами или наблюдениями, которые, возможно, гораздо лучше объяснялись бы при помощи А. Поскольку ни одна из теорий не объясняет явления должным образом, появляется искушение поискать третью теорию В. Но в конце концов может обнаружиться, что решающее наблюдение, которое казалось противоречащим А, было просто ошибочным, что А правильно и что мы проделали кучу бесполезной работы из-за неверного «факта».

В астрономии такого рода затруднения особенно часты. Если в экспериментальной науке подозревают, что какой-либо факт ошибочен, то обычно можно изменить первоначальный эксперимент и провести его по-иному. В астрономии это невозможно. Мы имеем дело не с экспериментом, а с наблюдением, и всё, что можно сделать, — это повторить наблюдение. Часто наблюдение осуществляется на пределе возможностей инструмента, и это только ухудшает ситуацию. В прошлом астрономия страдала от ложных фактов больше, чем сейчас, не потому, что устранены присущие ей затруднения, а потому, что астрономы сейчас старательно расставляют вопросительные знаки, как только наблюдения сопряжены с очевидными трудностями и, следовательно, потенциально подвержены ошибкам. Проблема для теоретика состоит не столько в том, чтобы избежать вступления на ложный путь, на который может подтолкнуть уверенно провозглашённый, но ложный факт, сколько в том, чтобы безопасно пробраться через минное поле вопросительных знаков. Особенно это справедливо для космологии, являющейся предметом этой главы.

Третья трудность в теоретической работе целиком создаётся самими теоретиками. Вы пытаетесь построить теорию для определённого явления и обнаруживаете, что существует несколько возможностей: А, Б, В... . Вы начинаете систематически обследовать их по очереди, чтобы посмотреть, которая из них лучше удовлетворяет фактам. Вы начинаете с А. Вскоре, однако, вы осознаёте, что А —это не просто прямая дорога. Она разветвляется. При первом разветвлении вы должны рассмотреть, скажем, две возможности: A1 и А2. Следуя им, вы находите дальнейшие альтернативы и т. д. Возможности быстро умножаются в числе, и скоро вы начинаете понимать, что полный систематический анализ займёт столько времени, что вы никогда не перейдёте к Б, а тем более к В. Рассуждая логически, правильно было бы разделить проблему между всеми работающими в этой области исследователями. Но человеческая природа такова, что это невыполнимо. Каждый чувствовал бы, что правильный ответ находится совсем не на его участке, и был бы обижен тем, что ему не дают размышлять над другими вариантами. Таким образом, у каждого исследователя появляется стремление самому попытаться охватить все возможности. Ясно, что он будет искать способы сократить путь, срезая углы.

Соблазнительный, но неудовлетворительный метод срезания углов состоит в выборе «наиболее вероятной» ситуации в каждом из разветвлений. Факты и предшествующий опыт часто наводят на мысль, что вероятность правильности A1 больше, чем А2. В этом случае легко продолжить исследование A1 оставив без внимания А2. Простейший расчёт быстро показывает ошибочность такого рода действий. Предположим сначала, что теория А оказалась «правильной». Предположим затем, что мы оцениваем вероятность A1 втрое большей, чем А2, т. е. 3/4 для A1 и 1/4 для А2. Пусть нам представляется десять таких альтернатив и в каждом случае отношение вероятностей равно 3:1. Мы приходим в конце концов к теории, вероятность правильности которой равна (3/4)10, т. е. только один шанс из 20! Хотя вы исследовали то, что вам казалось наиболее вероятной теорией, неисследованные вами возможности, вместе взятые, с большей вероятностью содержат нужный ответ, чем единственная исследованная возможность. Интуиция и предубеждение относительно того, какая из двух альтернативных возможностей выглядит более «вероятной», часто оказываются ошибочными. Наши попытки заглянуть вперёд таким способом оканчиваются плачевно. Очень легко совершенно сбиться с пути. Проделав то же самое также и для теорий Б, В, ..., мы приходим к «наиболее вероятным» путям исследования для Б, В, ... . Затем мы приступаем к сравнению этих единственных направлений для А, Б, В, ... . Может оказаться, что направление исследований для В выглядит привлекательнее. Кажется, что оно лучше удовлетворяет фактам, чем направление исследований для А, потому что мы во время наших «вероятностных» оценок пропустили правильное направление для А. Следовательно, мы можем окончательно ступить на ложный путь. Так совершенно ошибочной теории будет отдано предпочтение перед той, которая в конечном счёте окажется верной, когда кто-нибудь возьмёт на себя труд провести полное обследование правильной теории или же удачно наткнётся на верный путь, несмотря на все разветвления.

Конечно, нет вполне надёжной системы поисков кратчайшего пути. Если бы она существовала, то труд теоретика намного бы облегчился. Вы неминуемо должны отвергать большинство исследуемых вами возможностей, и на этом процессе отбраковки держится всё. Необходимо и везение, чтобы вместе с водой не выплеснуть из ванны ребёнка.

В астрономии нет другой проблемы, к которой эти соображения относились бы в большей степени, чем к космологии, к изучению вселенной в целом. Эта проблема больше, чем любая другая, связана с множеством факторов, к ней привлекается широкий ряд наблюдений и весь арсенал физики. Рассмотрено так много теорий, в каждой из них исследовано такое количество возможностей, что некоторые астрономы и физики склонны избегать космологии как безнадёжного занятия. Тем самым подразумевается, что удовлетворительную теорию найти столь маловероятно, что не стоит на это тратить усилий. Но даже если удовлетворительную теорию найти действительно нелегко, я думаю, что усилия мы приложить всё-таки должны. В противном случае предрассудок пренебрежения космологией мог бы существовать бесконечно и сдерживать возможный в будущем прогресс. Мы всегда должны стараться построить наилучшую теорию, какую только мы способны создать, не претендуя на то, чтобы теория, наилучшая сегодня, оставалась таковой и через 100 лет.

Начнём с известного факта, что в любом месте число способов, которыми может быть распределено данное количество энергии, со временем стремится к возрастанию. Пусть вначале энергия сосредоточена в основном в одной частице. Позднее мы обнаружим, что часть этой энергии (возможно, большая) будет поделена между другими частицами. Это можно отнести ко всем формам энергии, в частности к энергии, связанной с массой частиц. Начав с простой смеси электронов и протонов и затем заменяя некоторые электрон-протонные пары на нейтрино-нейтронные и объединяя протоны и нейтроны в ядра, мы можем создать дефект массы примерно 1%. Именно этот процесс происходит в звёздах и управляет их эволюцией. Мы обсудим его в гл. 6. Сейчас я просто хочу отметить, что естественные физические процессы, предоставленные на неопределённо долгое время самим себе в нынешних условиях, привели бы к тому, что простая смесь электронов и протонов перестала бы существовать. Выражаясь точнее, такая смесь рано или поздно преобразуется в звёзды, и ядерные процессы в их недрах будут уничтожать свободные протоны, создавая из них тяжёлые ядра. Из того факта, что большая часть вещества вселенной — это водород, т. е. смесь электронов и протонов в отношении 1:1, можно заключить, что наблюдаемое сейчас состояние не могло существовать в течение неопределённо долгого времени.

Имеются три возможности:

  1. Законы физики в прошлом были иными, чем сейчас.

  2. Вселенная существует конечное время.

  3. Распределение вещества во вселенной не всегда было таким, как сейчас.

Здесь наш путь разветвляется на три дороги. Большинство исследователей отвергают возможность (1), почти совсем не анализируя её. Я не убеждён в их правоте по причинам, которые затрону в гл. 6. Однако следует подчеркнуть, что мы не можем так свободно менять физические законы, как может показаться на первый взгляд. Свет от далёких галактик доходит до нас за несколько миллиардов лет. Путём спектроскопического изучения света можно получить информацию о законах, управлявших излучением миллиарды лет назад. Эта информация находится в полном согласии с точкой зрения, что в те эпохи эти законы были такими же, как сейчас. Кроме того, распад естественных радиоактивных веществ даёт информацию о прошлой истории Земли и метеоритов. Физические процессы, связанные с распадом урана, с одной стороны, и рубидия-87 — с другой, совершенно различны. Однако данные, полученные и по распаду урана, и по распаду рубидия, рисуют историю Земли совершенно одинаково, и это вновь наводит на мысль, что законы природы не менялись в течение нескольких миллиардов лет.

Возможность (2) обсуждалась широко, ибо идея о мире с началом, но без конца является частью философских концепций иудаизма и производной от него христианской культуры. Причина, по которой концепции конечности и бесконечности столь тесно сплелись с этими культурами, по-видимому, состоит в том, что человек стал задумываться над проблемой бесконечности как раз в ту эпоху, когда эти религии создавались. Поскольку бесконечность рассматривалась как наиболее утончённая из имевших хождение идей, она примешивалась к этическим, правовым и прочим интеллектуальным концепциям эпохи. Но если только вы не хотите рассмотреть и возможность вселенной без начала, но с концом, вам с этой идеей делать нечего. Два представления о вселенной: с началом, но без конца и с концом, но без начала, тождественны, что видно при простом обращении направления времени. Я хочу сказать, что никто не может отдавать предпочтение первому из этих представлений, не сочувствуя в той же мере второму и не греша при этом против логики.

Третья возможность оказывается удивительно плодотворной. Зададимся вопросом, как в больших масштабах может двигаться вещество вселенной, чтобы выполнялись два требования:

  1. Во вселенной не должно быть привилегированного положения, не должно быть центра, т. е. места, из которого она выглядела бы иначе, чем из любого другого места.

  2. Из положения, в котором мы находимся, вселенная должна выглядеть во всех направлениях одинаково.

Оказывается, что эти условия однородности и изотропности накладывают сильные ограничения на возможные движения. Представьте себе, что частицы материи (галактики для наших целей можно рассматривать как частицы) соединены стержнями. Тогда галактики и соединяющие их стержни образуют решётку, подобную кристаллической. Таково положение в любой определённый момент времени. Наши ограничения требуют, чтобы с течением времени форма решётки оставалась одной и той же. Единственное, что может меняться, — это длины воображаемых связующих стержней. Другими словами, может меняться масштаб решётки, но не её форма. Например, три галактики образуют треугольник, форма которого всегда будет сохраняться. Следовательно, мы можем определить состояние вселенной в любой данный момент, просто задавая текущее значение масштаба решётки S(t), где t — время.



Рис. 1. Зависимость логарифма красного смещения (или скорости удаления от нас) от видимой звёздной величины галактик. Расстояния в миллиардах световых лет.


Из теории относительности можно получить важную информацию о том, как S меняется с t. Однако мы вновь встречаемся с разветвлением. Существует несколько возможностей. Три случая, помеченные 0, +1/2, 1, показаны на рис. 3. Имеются и другие возможности, сильно отклоняющиеся от ортодоксальных взглядов, и они на рис. 3 не показаны. По этим результатам можно предсказать, какие движения галактик должны наблюдаться. Предсказанные движения изображены на рис. 1 на стр. 27 (случаи 0 и +1 на рис. 1 соответствуют тем же случаям на рис. 3). Как уже объяснялось в связи с рис. 1, по вертикальной оси отложена величина, являющаяся мерой красного смещения спектральных линий. Теория предсказывает именно красное смещение. Под «движением» мы подразумеваем такое перемещение, которое необходимо, чтобы вызвать в лаборатории точно такое же красное смещение. По горизонтальной оси отложена величина, являющаяся мерой расстояния, при условии, что все галактики имеют одинаковую светимость.



Рис. 3. Изменение масштаба со временем для различных типов космологии.

Новейшие данные очень хорошо удовлетворяют кривой +1 на рис. 1. Однако различные кривые на рис. 1 расположены очень тесно, и, допустив, что далёкие галактики имеют несколько иную светимость, можно предположить, что лучше подходит кривая +1/2 или даже кривая 0.

Для меньших расстояний все случаи дают одинаковую зависимость, а именно прямую линию. Тот факт, что наблюдается концентрация галактик вдоль этой линии, возможно, является наиболее существенным достижением теоретической космологии. Это серьёзное указание на то, что изложенные выше ограничения (1) и (2) справедливы. Однако возникает существенная трудность. Из рис. 3 видно, что если мы будем двигаться назад по времени до определённого момента (t= 0 на рис. 3), мы получим S= 0. Масштаб решётки уменьшается до нуля, и все частицы, разделённые сейчас конечными расстояниями, соединятся; следовательно, плотность вещества станет бесконечной.

Как давно имела место эта исключительная ситуация? Путём комбинации теории и наблюдений мы приходим к моменту приблизительно 9 миллиардов лет назад для случая +1/2, 13 миллиардов — для случая 0 и 7 миллиардов лет — для случая +1. По совершенно независимым астрофизическим расчётам наилучшая оценка возраста нашей Галактики составляет от 10 до 15 миллиардов лет. Случаи 0 и +1/2 с этой величиной можно согласовать, но согласование для случая +1 довольно сомнительно.



Рис. 4. Гипотетический вариант космологии +1 без сингулярностей.

С другой стороны, случай +1 даёт надежду избежать серьёзного логического затруднения, с которым мы сталкиваемся в других случаях. Кривая S(t) для случая +1 имеет форму арки. После достижения максимального значения при t=tm масштаб уменьшается. Он вновь обращается в нуль при t= 2tm. Формальная интерпретация этого результата состоит в том, что вселенная возникает в момент t= 0 и исчезает при t=2tm. Можно, однако, попытаться избежать этого вывода, полагая, что S уменьшается не точно до нуля, а до какого-то минимального значения, после чего оно вновь возрастает. Тогда масштаб будет меняться по кривой, представляющей собой последовательность арок, как показано на рис. 4. В этом случае мы имеем вселенную не только без конца, но и без начала. Вселенная пульсирует с периодом 2tm.



Рис. 5. Гипотетический вариант космологии 0 и +1/2 без сингулярностей.

Сходную идею можно использовать и для других случаев, но выглядит это довольно искусственно. Можно сказать, что и в случае 0, и в случае +1/2 мы имеем ситуацию, изображённую на рис. 5. Несущественно, в каком направлении мы отсчитываем время от оси симметрии, для которой на рис. 5 принято t=0. С одной стороны от неё вселенная сжимается, а с другой — расширяется, так что мы имеем картину вселенной, сжимающейся от бесконечно разреженного состояния, причём сжатие происходит вплоть до момента, когда достигается какое-то, пока неопределённое, минимальное значение S. После этого сжатие сменяется расширением, и вселенная возвращается в бесконечно разреженное состояние.

Пульсирующую модель, изображённую на рис. 4, можно подвергнуть довольно строгому испытанию, после которого доверие к ней значительно возрастает. Ясно, что в момент достижения наибольшей плотности галактики и звёзды должны разрушаться. В противном случае внутри звёзд от цикла к циклу постоянно происходило бы превращение вещества и водород превращался бы в более тяжёлые элементы. После достаточно большого числа циклов весь водород истощился бы, что противоречит наблюдениям. Этого можно избежать, если температура в моменты наивысшей плотности окажется достаточно высокой. Тогда галактики и звёзды испарятся, вещество превратится в горячее облако газа. Можно показать, что при достаточно высокой температуре физические процессы приведут вещество в состояние смеси почти равного числа протонов и нейтронов. После поворотной точки, когда
  1   2   3




Похожие:

Ф. хойл космология стационарной вселенной iconВведение Введение Космология
При рассмотрении изменений, происходящих во Вселенной, космология близко соприкасается с космогонией, изучающей происхождение и развитие...
Ф. хойл космология стационарной вселенной iconПостоянная хаббла и эволюция стационарной вселенной
Соответственно, формула Хаббла будет определять не скорость удаления объекта от наблюдателя, а разницу в скоростях распространения...
Ф. хойл космология стационарной вселенной icon16. Космология и кругооборот эфира в природе
И то лишь в среднем. Во Вселенной непрерывно рождаются и гаснут звезды, непрерывно рождаются и исчезают атомы вещества, все находится...
Ф. хойл космология стационарной вселенной iconЗаконы эволюции вселенной часть температура и плотность вещества
Вселенной, так как согласно этой модели после завершения процесса расширения должно начаться обратное сжатие. Это сжатие обязательно,...
Ф. хойл космология стационарной вселенной iconЗаконы эволюции вселенной часть температура и плотность вещества
Вселенной, так как согласно этой модели после завершения процесса расширения должно начаться обратное сжатие. Это сжатие обязательно,...
Ф. хойл космология стационарной вселенной iconДокументы
1. /Колосов В.А. Электропитание стационарной радиоэлектронной аппаратуры. 1992.djvu
Ф. хойл космология стационарной вселенной iconИ о всей охваченной астрономическими наблюдениями области Вселенной, как части целого; раздел астрономии. Выводы К. (модели Вселенной) основываются на закон
К. является положение, согласно которому законы природы (законы физики), установленные на основе изучения весьма ограниченной части...
Ф. хойл космология стационарной вселенной iconДёмин В. Н. Тайны вселенной
В теории до сих пор продолжается релятивистское расширение Вселенной, хотя наблюдения и не позволяют установить характер расширения...
Ф. хойл космология стационарной вселенной iconЗагадки вселенной
Небольшая по объёму книга известного американского учёного в популярной форме знакомит читателя с теми нерешёнными проблемами, которые...
Ф. хойл космология стационарной вселенной iconКибалион учение герметической философии Древнего Египта и Индии киев
«Королем материальной вселенной», отсюда и его название – Королевское искусство. В книге приводятся формулировки семи Герметических...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов