С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ icon

С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ



НазваниеС. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ
Дата конвертации10.09.2012
Размер131.11 Kb.
ТипДокументы

[вернуться к содержанию сайта]

С.И.ВАВИЛОВ

"ЛЕНИН И ФИЗИКА"

(М.: АН СССР, 1960)

фрагменты из книги


ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА

В настоящем сборнике помещены работы академика С.И.Вавилова, посвящённые анализу значения философских трудов В.И.Ленина для современной физики. Эти работы написаны в различные годы жизни учёного. В них рассматриваются фундаментальные вопросы научного познания, которые и сегодня привлекают острое внимание как специалистов естествоиспытателей и философов, так и широких кругов читателей, интересующихся общими теоретическими проблемами естествознания и философии.

С.И.Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физики. Поэтому в его статьях мы находим яркую обобщённую картину основных линий развития физической науки на всём протяжении её истории, глубокую оценку сущности добытых ею на разных этапах основных результатов, чрезвычайно содержательный анализ тех методов, с помощью которых эти результаты были получены. Особенно актуален и поучителен данный С. И. Вавиловым анализ методов современной теоретической физики, связанных .с необыкновенно интенсивным проникновением человеческого разума в глубь материи.

С. И. Вавилов подчёркивает важную роль философии в развитии науки о природе. Он борется против «философского индифферентизма» тех естествоиспытателей, которые безразличны к философии, отворачиваются от неё, не понимая, сколь неблагоприятно это в конце концов отзывается на их собственной творческой деятельности. Выдающийся учёный выступает ярким пропагандистом идеи Ленина о необходимости союза естествознания с диалектико-материалистической философией. Он отвергает идеализм во всех его формах, доказывает его реакционную роль в познания природы. Богатство данных физической науки С. И. Вавилов использует для показа торжества материалистической диалектики и триумфа философских идей Ленина в физике наших дней, великого творческого значения этих идей в дальнейшем развитии науки.

Написанные с большой глубиной и вместе с тем просто, ясно и, по существу, увлекательно, работы С. И. Вавилова, собранные в настоящей книге, будут, несомненно, встречены с заслуженным интересом.

При подготовке текстов статей к печати были сделаны незначительные сокращения, связанные с тем, что в отдельных случаях фактический материал оказался устаревшим. С целью освещения вопросов, относящихся к самым новейшим достижениям физики, даны редакционные примечания.


^ В. И. ЛЕНИН

И ФИЗИКА1

Сопоставление имени В. И. Ленина и физики не случайно и не искусственно.
Великий теоретик и практик социализма, Ленин, точно так же как Маркс и Энгельс, не мог пройти мимо физики. Среди прочих естественных наук физика занимает центральное место – положение штаба, получающего сведения о периферии и посылающего свои итоги-директивы обратно на периферию. Абстрактная по существу, но опирающаяся на опыт и наблюдение, физика вследствие своей общности служит естественнонаучным основанием одновременно философии и техники. Так было во времена Архимеда, Ньютона, Максвелла, и это совершенно очевидно в новой физике.

Борьба за философию диалектического материализма, продолжавшаяся Лениным, вслед за Марксом и Энгельсом, с неизбежностью должна была развёртываться на материале этапов новой физики. С другой стороны, как величайший политический деятель, создавший социалистическое государство, В. И. Ленин необходимо должен был встретиться с физикой как основой техники.

Коренная техническая перестройка страны требовала прежде всего укрепления научного, физического фундамента, и, конечно, не случайно в самом начале революции, в момент исключительно тяжёлого состояния промышленности, ранее, чем многое другое, были учреждены большие физические научно-исследовательские институты в Москве и Петрограде и при живом участии В. И. Ленина было предпринято широкое физическое обследование Курской магнитной аномалии.

До сего времени, по-видимому, ещё не обработаны документы, конкретно обрисовывающие организующую роль В. И. Ленина в развитии советской физики. Значительно больше известно относительно взглядов Ленина на физику в связи с анализом основ марксистской философии. Книга «Материализм и эмпириокритицизм», опубликованная ещё в 1909 г. в Москве, на всём своём значительном протяжении касается физики и физиков, а предпоследняя её часть «Новейшая революция в естествознании и философский идеализм» специально посвящена физике начала XX столетия.

Эпоха опубликования «Материализма и эмпириокритицизма» была исключительно напряжённой для физики во всём мире. В эти годы на неожиданных фактах радиоактивности, на явлениях газовых разрядов и на удивительных свойствах света создавалась «новая физика». Строились первые варианты теории атомов, уточнялось понятие об электроне, шли споры о существовании положительного электрона. В это время сформулирован принцип относительности, отпугнувший своей необычайностью многих самых смелых, и возникла теория квантов, встреченная в штыки почти со всех сторон. Это была эпоха, когда заколыхались, казалось, навеки несокрушимые устои классической физики, – ньютоновская схема абсолютного пространства и времени, постоянство массы и непрерывность действия.

Факт зависимости массы электрона от скорости казался совершенно сокрушительным для «материи» классической физики. Лозунг «дематериализации материи» был широко распространён. Ещё несколько лет спустя после опубликования книги Ленина, в 1911 г., в речи на втором менделеевском съезде проф. Н. А. Умов так характеризовал положение дела: «Последующее развитие физики есть процесс против материи, окончившийся её изгнанием. Но рядом с такой отрицательной деятельностью текла работа реформирования электромагнитной символики: она должна была оказаться способной к изображению свойств материального мира, его атомистического строя, инерции, излучения и поглощения энергии» 2. В этой речи встречаются восклицания, на которые несколькими годами раньше были направлены стрелы «Материализма и эмпириокритицизма».

«Не пора ли изгнать материю? ...Материя исчезла, её разновидности заменены системами родственных друг другу электрических индивидов, и перед нами рисуется вместо привычного материального, глубоко отличный от него, мир электромагнитный» 3. Нет сомнения, что для Н. А. Умова как физика электромагнитный мир был объективным миром, что под «исчезновением материи» мыслилось только исчезновение ньютоновской постоянной массы. Но не так воспринимались эти лозунги философами и философствующими естествоиспытателями. «Исчезновение материи» (при наличии душевной расположенности) считалось экспериментальным доказательством крушения материализма.

Разрушая основные представления классической физики, являющиеся вместе с тем привычными образами вненаучного мышления, развивающимися у каждого человека в результате обыденного опыта, новая физика порывала в нескольких пунктах с возможностью представить себе процессы наглядно, на моделях. По словам великого представителя классической, механической физики В. Томсона: «Истинный смысл вопроса: понимаем ли мы, или мы не понимаем физическое явление? – сводится к следующему: можем ли мы построить собственную механическую модель, или нет?» Новые факты были, однако, и остаются теперь в этом смысле «непонятными». При таком положении дела на известной фазе развития возможен единственный путь создания физической теории – математическое описание найденных законов и дальнейшая экстраполяция полученных математических форм вплоть до нового опыта, подтверждающего или отвергающего экстраполяцию. Комбинируя опытные данные и математические формы и опираясь в пределе на классическую схему (принцип соответствия), современный физик строит свою теорию. Но на этом неизбежном пути чрезвычайно легко пойти по ложному следу.

«Крупный успех естествознания, – пишет Ленин, – приближение к таким однородным и простым элементам материи, законы движения которых допускают математическую обработку, порождает забвение материи математиками. «Материя исчезает», остаются одни уравнения. На новой стадии развития и, якобы, по-новому получается старая кантианская идея: разум предписывает законы природе» 4.

Крах механического миросозерцания и громадный рост математической символики увлекали физиков либо в сторону упорного, упрямого непризнания новой физики, безнадежных попыток механического объяснения немеханических явлений, либо к идеализму разных форм и оттенков. Иных путей, если не говорить о стихийных дорогах экспериментаторов, не задумывавшихся о методологических уроках новой физики, не было.

Идеалистические течения, сопровождающие развитие новой физики, нашли весьма благодарную почву в России после революционных неудач 1905 г. В пессимистической и реакционной атмосфере буйно зацвели идеализм и мистика всех видов и во всех областях науки, литературы, искусства и общественных движений. Неустойчивость физического мировоззрения после великих открытий начала века получила в России несомненное общественное и даже политическое значение как идеологическое оправдание реакционных настроений.

Резко полемическая книга В. Ильина [один из псевдонимов В. И. Ленина (Ульянова)] имела прежде всего политическую цель борьбы с реакцией. Её стрелы направлялись главным образом в гущу идеалистических теорий со всевозможными защитными названиями, создавшимися и в среде рабочей партии под влиянием общей реакции и внешним образом опиравшимися на новую физику.

Вместе с этой политической задачей «Материализм и эмпириокритицизм» разрешал методологические затруднения новой физики. Полемизируя с идеалистическими противниками, Ленин одновременно излагает точку зрения диалектического материализма. Ленин пишет, что «Гартман правильно чувствует, что идеализм новой физики – именно мода, а не серьёзный философский поворот прочь от естественно-исторического материализма» 5: даже Мах и Авенариус тайком протаскивают материализм посредством словечка «элемент». Недоразумения новой физики в значительной мере происходят от неправильного понимания философского термина «материя». «Единственное свойство» материи, с признанием которого связан философский материализм, есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания. Это определение сразу раскрывает философскую бессмыслицу утверждений об исчезновении материи.

Не являясь физиком, Ленин, естественно, не анализирует конкретных трудностей, связанных с новыми фактами, но развивает поразительно правильную общую точку зрения на положение дела, резко отмежевывающую взгляды диалектического материализма от классического механицизма.

«...Диалектический материализм, – говорится в «Материализме и эмпириокритицизме», – настаивает на приблизительном, относительном характере всякого научного положения о строении материи и свойствах её, на отсутствии абсолютных граней в природе, на превращении движущейся материи из одного состояния в другое, по-видимому, с нашей точки зрения, непримиримое с ним и т. д. Как ни диковинно с точки зрения «здравого смысла» превращение невесомого эфира в весомую материю и обратно, как ни «странно» отсутствие у электрона всякой иной массы, кроме электромагнитной, как ни необычно ограничение механических законов движения одной только областью явлений природы и подчинение их более глубоким законам электромагнитных явлений и т. д.. – всё это только лишнее подтверждение диалектического материализма. Новая физика свихнулась в идеализм, главным образом, именно потому, что физики не знали диалектики. Они боролись с метафизическим... материализмом, с его односторонней «механичностью»» 6. «Это, конечно, сплошной вздор, – пишет Ленин в другом месте книги, – будто материализм утверждал «меньшую» реальность сознания или обязательно «механическую», а не электромагнитную, не какую-нибудь ещё неизмеримо более сложную картину мира, как движущейся материи»7. Этот ясный и простой анализ устраняет все мистические туманы, грезившиеся на путях развития новой физики. Сегодняшний «физический» идеализм «... означает только то, что одна школа естествоиспытателей в одной отрасли естествознания скатилась к реакционной философии, не сумев прямо и сразу подняться от метафизического материализма к диалектическому материализму. Этот шаг делает и сделает современная физика, но она идёт к единственно верному методу и единственно верной философии естествознания не прямо, а зигзагами... Современная физика лежит в родах. Она рожает диалектический материализм» 8. Таков окончательный диагноз, поставленный Лениным новой физике.

Книга Ленина, своевременно прочтённая физиками, конечно, освободила бы науку от многих последующих «кризисов», от тех панических выводов, примеры которых приводились выше; но «Материализм и эмпириокритицизм» по-настоящему, внимательно и много стали читать только после Октябрьской революции, и теперь нет надобности подробно излагать книгу, по которой вся Советская страна, в том числе все советские физики, учится диалектическому материализму.

Не утратив для нас и сейчас своего политического значения, «Материализм и эмпириокритицизм» по-прежнему весьма актуален для новой фазы развития физики. Диалектический ход её стремительного роста, предсказанный Лениным, оправдался с потрясающей убедительностью, и снова, как и прежде, «непримиримость» новых фактов с привычным шаблоном, противоречие хотя и несколько усовершенствовавшемуся «здравому смыслу» загоняет нередко физиков в болото идеализма, в безучастный квиетизм чистой эмпирики или в старую, насквозь прогнившую крепость механицизма. Дорога диалектического материализма доступна далеко не всем. О ней знают очень многие, но по ней ещё надо научиться ходить, ленинский метод должен быть применён к конкретной работе.

Неправильно весьма распространённое мнение, что ошибочная философия не может повлиять на реальную работу физика. Несомненно, например, что упорная защита классических механических позиций, встречающаяся, хотя и редко, и на современном этапе, попросту тормозит очередную работу физика, заражённого механицизмом «во что бы то ни стало». Тратятся силы, получаются ложные выводы, а наука стоит на месте, дожидаясь правильного подхода. Не менее опасен идеалистический путь. В последней речи А. Эйнштейна «О методе теоретической физики» (1933 г.) высказываются, например, следующие взгляды:

«Опыт до сих пор оправдывал убеждение в том, что в природе осуществляется идеал математической простоты. Я убежден, что чисто математические построения раскрывают концепции и законы, их связывающие, которые служат ключом к пониманию явлений природы. Несомненно, опыт может руководить нами при выборе пригодных материалистических концепций, но он не источник, из которого эти концепции черпаются; безусловно, опыт остаётся единственным критерием пригодности математических построений физики, но истинный творческий принцип содержится в математике. В некотором смысле поэтому я считаю правильным, что чистая мысль способна охватить реальность, как об этом догадывались древние». Здесь налицо уже знакомые нам «забвение материи математиками» и «разум, предписывающий законы природе», о которых говорил Ленин. Практическая бесплодность последних этапов развития теории относительности – опытное доказательство ошибочности этой умозрительной, идеалистической дороги. Неправильный метод мстит за себя жестоко как в случае механизма, так и идеализма, он влечёт за собой научный застой.


6. НОВАЯ ФИЗИКА И ДИАЛЕКТИКА (стр. 69)

...Вековечное противоположение вещества и света рухнуло с неменьшей несомненностью. Свет в известных условиях оказался превращающимся в вещество, раскрывая свою диалектическую противоречивую сущность в вещественной паре отрицательного электрона и положительного позитрона.

Интерпретация явлений в атомном ядре и около него потребовала диалектического партнёра к такой, казалось бы, твердыне унитаризма, как ньютонова масса и майерова энергия. Рядом с обычной положительной массой Дирак ввёл отрицательную массу и отрицательную энергию. Своеобразие, непривычность внутриядерных явлений заставили недавно того же Дирака говорить об антитезе обычной вероятности, об «отрицательной» вероятности27.

Слово «диалектика» под подавляющим впечатлением перечисленных явлений, законов, понятий срывается теперь с языка у физиков, даже незнакомых с диалектическим материализмом или чуждых, а порой и враждебных ему. Слишком очевиден противоречивый, взаимоисключающий, противоположный характер явлений.

В записи «К вопросу о диалектике» Ленин отмечает, что «в любом предложении можно (и должно), как в «ячейке» («клеточке»), вскрыть зачатки всех элементов диалектики, показав таким образом, что всему познанию человека вообще свойственна диалектика» 28. В начале записи приводятся примеры диалектического единства противоположностей:

«В математике + и –. Дифференциал и интеграл.

» механике действие и противодействие.

» физике положительное и отрицательное электричество.

» химии соединение и диссоциация атомов.

» общественной науке классовая борьба» 29.

Если с этими примерами сопоставить диалектические единства, вскрытые новой физикой, – пространство и вещество, корпускулы и волны, свет и вещество, положительная и отрицательная массы и пр., то нельзя не заметить следующей особенности. Разумеется, пары «плюс» и «минус», действие и противодействие, положительное и отрицательное электричество и другие примеры, приводимые Лениным, объективно диалектичны, но они не вызывают или перестали вызывать у нас в области физики непосредственное представление противоречивости и несовместимости. Можно сказать так: для нас очевиден противоположный характер приведённых пар, но мы перестали сразу замечать их взаимоисключающую природу. Нужно сугубое внимание и умение, чтобы вскрыть диалектическую противоречивость и движущую, развивающую «борьбу» в предложении: «Иван есть человек», которое приводит Ленин. Сочетание противоположностей отдельного и общего в этом предложении, а главное – их борьба улавливается сразу только достаточно изощрённым диалектическим умом. Положительный и отрицательный заряды в этом несомненно противоположны, по мы уже столетиями привыкли к их сосуществованию, и о диалектике в этом случае приходится напоминать.

Совсем отличен характер некоторых диалектических единств, обнаруженных в новой физике. Несмотря на двадцать лет, прошедших со дня открытия единства корпускулы – волны, физик, а тем более не физик не в состоянии совместить в сознании в едином образе потока электронов или светового пучка оба свойства. Между тем они несомненно едины, как показывает опыт с дифракцией электронов или с визуальным ощущением света при ничтожных интенсивностях. Противоречивость и взаимоисключение здесь вопиют о себе. То же в значительной мере относится к единству пространство – вещество, свет – вещество.

Сделанное замечание касается, впрочем, только самых вершин новой физики. В более детальных и специальных явлениях также всюду прослеживается их диалектический характер и встречаются замечательные примеры диалектического единства. Изучение жидкого состояния вещества обнаружило, например, сосуществование в нём несомненных основных свойств кристалла с решёткой и газа с его полной беспорядочностью. В. свою очередь физика кристаллов оказалась определяемой борьбой индивидуума – атома – и коллектива – кристалла в целом.

Такие случаи диалектического единства, однако в отличие от ранее указанных, легко понимаются современным физиком, и в них лишь внимательным анализом обнаруживается взаимоисключение, характерное для диалектики.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 «Природа», № 1, 1934.

2. Н. А. У м о в. Сочинения, т. III, 1916, стр. 408.

3. Там же, стр. 403–404.

4. В. И. Ленин. Сочинения, т, 14, стр. 294.

5. В. И. Л е н и н. Сочинения, т. 14, стр. 273.

6. Там же, стр. 248–249.

7. В. И. Ленин. Сочинения, т. 14, стр. 267.

8. Там же, стр. 299.

27. P. D i r a c. The physical interpretation of quantum mechanics. Proc. Roy. Soc., А, 180, 1, 1942.

Факты, которые Дирак пытался объяснить с помощью понятий «отрицательная масса» и «отрицательная энергия», в настоящее время интерпретируются по-другому. Однако в этих понятиях, хотя и в очень несовершенной, неадекватной форме, выражались некоторые специфические черты микропроцессов. Понятие «отрицательной вероятности» в последнее время было использовано В. Гейзонбергом в разрабатываемой им теории «элементарных» частиц – так называемой «единой спинорной нелинейной теории материи», принёсшей первые плодотворные результаты. – Ред.

28. В. И. Ленин. Философские тетради, стр. 329.

29. Там же, стр. 327.


Дата установки: 10.02.2007


[вернуться к содержанию сайта]








Похожие:

С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconВ. А. Ацюковский начала эфиродинамического естествознания книга
В книге рассмотрены некоторые основные положения философии и методологии современного естествознания, в первую очередь, современной...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины Химия бакалавр «Металлургия»
Использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применять методы математического анализа...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины физическая химия бакалавр «Металлургия»
Использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применять методы математического анализа...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины Химия бакалавр «Технология транспортных процессов»
Использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применять методы математического анализа...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины экология бакалавр «Информационные системы и технологии»
Готовность использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применять методы математического...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины Физическая Химия бакалавр «Автомобильные дороги и аэродромы»
Использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применяет методы математического анализа...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины Химия бакалавр «Информационные системы и технологии»
Готовность использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применять методы математического...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины Химия бакалавр «Наземные транспортно-технологические комплексы»
Использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применять методы математического анализа...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины Физическая Химия бакалавр «Производство строительных материалов»
Использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применяет методы математического анализа...
С. И. Вавилов был превосходным знатоком истории естествознания, блестящим мастером современной физики, в совершенстве владевшим средствами экспериментального исследования и тонко понимавшим методы теоретической физ iconКарта компетенций дисциплины Химия бакалавр «Эксплуатация транспортно-технологических машин и комплексов»
Использовать основные законы естественно-научных дисциплин в профессиональной деятельности, применять методы математического анализа...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов