По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха icon

По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха



НазваниеПо ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха
страница2/4
Дата конвертации31.08.2012
Размер0.82 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4

^ Политика России в отношении СНГ:

До 1993 г. российские политики игнорировали СНГ, ориентируясь на сотрудничество с Западом, но потом возникла идея превращения СНГ в механизм интеграции постсоветского пространства под руководством России. Эта попытка провалилась и к ещё большей раздробленности и фрагментации.

Экономика: достигнут небольшой прогресс, но эффективному сотрудничеству мешает протекционистская политика России, из-за которой не была реализована идея свободной торговой зоны на территории СНГ, выдвинутая в 1994 г.

Ещё меньших успехов достигла РФ в сфере безопасности. Стратегия России по отношению к СНГ, подписанная Ельциным в 1995 году, делала особый упор на создание сис-мы коллективной безоп-ти в рамках СНГ на основе Договора о коллективной безопасности (ДКБ) от 15 мая 1992 г. Однако Украина, Молдова и Туркменистан не подписали этот договор, а Грузия, Азербайджан и Узбекистан весной 1999 г. отказались от его продления.

Перспектива активного сотрудничества в сфере безоп-ти была блокирована, прежде всего, в результате образования блока ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан и Молдова). Однако возможность превращения ГУУАМ в реальную альтернативу СНГ сомнительна из-за разных позиций участников: Грузия, Украина и Азербайджан - ориентация на НАТО, остальные - н а Россию  возможность сокращения блока до ГУА

^ Кавказский и Прикаспийский регионы:

Здесь Россия в максимальной степени утратила своё влияние вследствие ряда причин:

  • Возрастание влияния США за счёт привлечения на свою сторону Грузии и Азербайджана и активного содействия строительству трубопровода Баку - Джейхан для транспортировки нефти из Азербайджана в Турцию, что позволит снизить зависимость региона от поставок российских энергоносителей. Российская альтернатива - трубопровод «Голубой поток» (и нефть, и газ) из Росси в Турцию под Чёрным морем.

  • ^ Активность Турции, налаживающей отношения с Грузией в сфере безопасности и поддерживающей Азербайджан в Нагорном Карабахе (без непосредственного участия в военных действиях). Кроме того, Турция тоже активно продвигает идею строительства трубопровода Баку - Джейхан

  • ^ Развитие множества энергетических транспортных маршрутов ведёт к снижению роли России и укреплению позиций Запада. Пока что Баку - Джейхан экономически невыгоден (слишком мало нефти), однако открытие месторождений в Казахстане может изменить ситуацию.


Украина:

Независимая политика Украины - основное препятствие сплочению СНГ. Она не подписала Договор о коллективной безопасности и стремится превратить СНГ в механизм исключительно экономического сотрудничества. Из всех государств СНГ Украина наиболее активно ориентируется на сотрудничество с НАТО: первой присоединилась к программе «Партнёрство ради мира», в 1997 подписала с НАТО Соглашение о стратегическом партнёрстве, а в 2000 на её территории прошли учения НАТО.

Одновременно Украина расширяет свои связи с ЕС (1999 - Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве с ЕС) и стремится снизить энергетическую зависимость от России посредством сотрудничества со странами Каспия и в рамках ГУУАМ по вопросам строительства новых трубопроводов.

Некоторое улучшение российско-украинских отношений в 1997 г, когда был подписан ^ Договор об официальном признании границ сроком на 10 лет  с повестки дня снят вопрос о Крыме и Севастополе.

Центральная Азия

В этом регионе Россия имеет наилучшие перспективы для расширения своего влияния, т.к. :

  • Здесь находятся наиболее слабые государства (экономически зависят от торговли с Россией)

  • Не развито сотрудничество между государствами региона (сохранились нерешённые территориальные споры)

  • ^ Угроза исламского терроризма обуславливает необходимость внешней поддержки для обеспечения безопасности (2000 г. - на саммите СНГ в Москве принята совместная антитеррористическая программа и создан центр СНГ по борьбе с терроризмом)

Новые направления российской политики при Путине:

  • Сотрудничество с СНГ - приоритетная сфера

  • использование двусторонних встреч с лидерами государств

  • Создание подгрупп в рамках СНГ под руководством России (Кавказская Четвёрка: Россия, Грузия, Азербайджан и Армения)

  • Упор на сотрудничество в вопросах безопасности (борьбы с терроризмом)


Выводы:

  1. Деструктивное воздействие глобализации на ситуацию на пост-советском пространстве (помешала России расширить связи в рамках СНГ, за исключением региона Центральной Азии)

  2. Прогноз: сохранение нестабильности в регионе, сложности с интеграцией в мировую экономику приведут к высокому уровню зависимости от России

  3. Цель США в этой ситуации - способствовать появлению геополитического плюрализма в Европе. Для этого необходимо:

  • Поддержка независимой позиции Украины (залог стабильности и Безопасности в Евразии)

  • Строительство множества трубопроводов

  • Продвижение к решению конфликта в Нагорном Карабахе (основной источник нестабильности на Кавказе)

  • Способствовать интеграции Казахстана в мировую экономику (нефть)

  • Помощь России в стабилизации демократии

^ MICHAEL NICHOLSON

What’s the use of international relations?


Резюме. Основу данной статьи составляет размышления автора на тему практической необходимости такой академической дисциплины как Международные Отношения. Он ставит вопрос о применимости теории МО в жизни и политике (что, собственно, хорошо видно из названия). Автор выражает свое мнение относительно применимости научной дисциплины изучающей МО.


Изучение МО, как и любая социальная наука, предполагает влияние на людей. И тем более, что основная цель влияния – сделать мир лучше (как бы пафосно это ни звучало, но автор пишет именно так). Автор предполагает следующие основополагающие задачи-вопросы исследователей МО:

  1. Советовать и говорить правду людям, которые непосредственно осуществляют международную политику (advising policymakers), и более того, устанавливать повестку дня на средне- и долгосрочную перспективу (то есть путем научных изысканий создавать политическую ситуацию в будущем)

  2. Кому непосредственно советовать?

  3. Обеспечить разность научных подходов

Естественно, что самая эффективный способ влияния на общество – консультировать государство относительно МО. Один из способов – создание повестки дня на будущее. Так, автор приводит пример возросшей значимости гендерных (отношение полов) и экологических вопросов, которые 30 лет назад не имели такой остроты.

Что касается вопроса, кому советовать. Автор говорит, что не обязательно консультировать только правительство, но такие организации, как Амнистия или Гринпис, а также транснациональным компаниям.

И третье. Автор резонно полагает, что научное сообщество должно быть гетерогенным и представлять широкий спектр идей и подходов в изучении МО. Необходима конкуренция.


Далее автор рассматривает практические проблемы консультирования полисимейкеров, так как для исследователя мало иметь отличное знание проблемы и высокие моральные принципы, но суметь заинтересовать полисимеукера в своей помощи по принятию решений. Естественно, что полисимейкер последует совету исследователя МО только если данный совет не противоречит предварительным установкам полисимейкера относительно определенной проблемы (то есть консультирование не должно вызывать у него когнитивного диссонанса). В таком контексте существует два важных личностных фактора: влияние эгоизма и ортодоксальности.

Эгоизм. Несмотря на то, что признание значимости эгоизма в поведении людей смещает исследование, на первый взгляд, к реализму, необходимо заметить обоснованность такого подхода. Действительно, мало найдется полисимейкеров, которые последуют совету, разрушающему в перспективе его (полисимейкера) власть и богатство. Поэтому необходимо понимать, что те, кто контролирует властные ресурсы (неважно, в государственной сфере или бизнесе) хотят и дальше сохранят свое влияние, а по возможности и увеличить. Это хорошо иллюстрируется примерами табачного бизнеса и экологическими проблемами. Все знают, что это плохо и надо решать эти проблемы, но вот только у влиятельных бизнесменов находятся значительные ресурсы и уж точно понятно, что они предпримут многое, чтобы сохранить свою власть и богатство.

Так как же, “говорить правду власти”? Необходимо, во-первых, найти более дальновидных полисимейкеров, которые смогут отказаться от сиюминутных выгод. Во-вторых, нужно предоставлять потенциально выгодные пути решения проблем в МО.

Ортодоксальность. Люди заперты в рамках общепринятых норм, ценностей и подходов. Трудно, наверное, предполагать, что будут восприняты как руководство к действию советы относительно экономической политики, которые противоречат законам рынка. То есть это трудно – действовать действительно нестандартно и вопреки общепринятым нормам. Таким образом, возникает эффект Кассандры. Исследователи могут избежать его создавая предпосылки для создания соответствующих условий в будущем, то есть закладывать основу для повестки дня будущего.


Далее автор ставит вопрос: Каким условиям должен отвечать социальным мир, чтобы политика была осуществима?

Он выявляет три необходимых условия:

Во-первых, необходима определенная мера предсказуемости процессов в МО. Все науки претендуют на определенную меру предсказания будущего. Особенно это важно в МО, так как полисимейкеры должны хорошо представлять последствия своих действий (например, не продавать оружие странам, в которых нестабильная обстановка).

Во-вторых, необходимо знать, когда социальный мир готов к изменениям, а когда наши действия ни к чему не приведут (то есть оценивать эффективность вмешательства). Это тоже форма предсказания. Необходимо выбирать момент и точку приложения усилия на политическую среду.

В-третьих, должна быть согласованность относительно того, как мы воспринимаем мир (как пишет автор: интерсубъективное согласие).


Далее автор резко критикует “гегемонию позитивизма” в дисциплине МО. Однако он не приводит серьезной предметной критики – он просто говорит, что это как-то нехорошо и что кругом позитивисты и кроме позитивизма ничего в серьез не воспринимается. Он также настаивает, что в науке должна присутствовать мораль и ценности (то есть опять выступает против засилия в МО позитивистско-импирического подхода).


Новые устремления Европы в области обороны: последствия для НАТО, США и России.

Петер Ван Хам


Предисловие и введение.

В статье предлагается анализ вопроса о будущей безопасности на основе сотрудничества в Европе. Поиски европейской составляющей в области безопасности всегда яро обсуждались. Сегодня на повестке дня стоит вопрос о том, как разрешить потенциальные противоречия между «Общеевропейской политикой в области безопасности и обороны» (ОЕПБО) и сохранением мощного трансатлантического альянса Вместе с этим ЕС поставил пред собой задачу в короткие сроки абсорбировать ЕС и создать европейские силы быстрого реагирования. Эти реформы могут изменить существующий стратегический ландшафт радикальным образом. На официальном уровне США поддержали эти планы, хотя и предупредили о возможных негативных последствиях «трех Д»: дублирования, дезинтеграции процессов и дискриминации.

Также в статье особое внимание уделяется последствиям создания европейского оборонного потенциала для будущего Организации Североатлантического договора (НАТО), трансатлантических отношений и роли России в Европе.

В статье утверждается, что политические и стратегические последствия интеграции аспектов обороны в структуры ЕС остаются неясными. Притом, что в планы Европы в области обороны не направлены на ослабление НАТО, они действительно ставят вопрос роль НАТО в будущей системе европейской безопасности. Трансатлантические разногласия относительно характера отношений между «новым ЕС» (ЕС, обладающим военным потенциалом) и НАТО проявляются уже сегодня. Поворотным пунктом для европейцев стали воздушные операции, проведенные в ходе войны в Косово весной 1999г., которая подчеркнула превосходство военных ресурсов США. Косово со всей очевидностью высветило тот неприятный для Европы факт, что она зависит от военной мощи США.

Эта глобальная дихотомия неизбежно приведет к обострению разногласий между США и ЕС по вопросу формулирования стратегии безопасности. Более того, военная составляющая текущего процесса европейской интеграции приведет к изменению характера отношений между ЕС и Россией. «?» Сменит ли Россия свое пока еще довольно спокойное отношение к расширению ЕС на более жесткую позицию, если ЕС предстанет в более боевом обличье. Несмотря на тот факт, что реакция России на новые оборонные инициативы ЕС остается неоднозначной, маловероятно, что ее позиция станет серьезным препятствием на пути реализации общей стратегии ЕС по интеграции России в Европу.


^ Путь к общеевропейской оборонной политике (ООП).

2 события, которые заставили европейские правительства вспомнить о своем обязательстве выработать ООП и создать общеевропейские вооруженные силы.

1 – 1997г., когда правительство Т.Блэра выступило с инициативой по реструктуризации системы европейского сотрудничества в области обороны.

2 – воздушная война в Косово.

Октябрь 1998г. – неофициальная встреча ЕС в Порташахе. Она символизирует первый определенный шаг государств-членов ЕС в направлении создания европейского потенциала. По урегулированию кризисов.

1998г. - принятие «Совместной декларации по европейской обороне». Впервые планы Европы в области обороны вышли за рамки конституционных построений и были наполнены реальным военным содержанием.

Перейдя этот европейский Рубикон в области обороны, Великобритания изменила свои позиции, открыла новую главу в европейской интеграции и создала предпосылки для начала нового диалога по вопросам обороны и безопасности между Брюсселем и Вашингтоном.

^ Косово: поворотный пункт в сфере европейской обороны.

(см. выше: коротко)

Июнь 1999г. – саммит ЕС в Кельне. Европейские правительства впервые взяли на себя обязательства по выработке общеевропейской оборонной политике. Также на этом саммите были заложены и политические основы для создания необходимых механизмов принятия решений в области стратегического управления будущими военными операциями.


^ Структуры общеевропейской обороны.

Декабрь 1999г. – Хельсинский саммит ЕС. Лидеры государств-членов ЕС решили добавить к уже имеющейся значительной экономический и финансовой мощи Европы «военные мускулы», учредив в составе Совета ЕС ряд новых постоянных военно-политических органов, а именно:

  • Постоянный Комитет по политике и безопасности (КПБ);

  • Военный Комитет (ВК);

  • Военный штаб (ВШ)

Также на этом саммите члены ЕС взяли нВ себя ряд обязательств по достижению «основных целей» в военной области. Для подготовки этих преобразований в ЕС, Совет ЕС по общим вопросам будет работать с 15 министрами обороны государст-членов. Но на сегодняшний день остается ряд нерешенных вопросов и многое будет зависеть от неофициальных контактов между высшим представителем ЕС по вопросам ОВПБ Хавьером Соланой и новым Генеральным секретарем НАТО лордом Робертсоном.


^ Поиск нового трансатлантического военного баланса.

После встречи в Брюсселе 1994г. США демонстрировали свое согласие с такой «милитаризацией» Европы. Тем не менее, поначалу Вашингтон испытывал беспокойство в отношении идей, прозвучавших на саммите ЕС в Кельне в июне 1999г., где европейцы предложили придать ЕС оборонительный характер без каких-л конкретных обязательств пойти на усиление его военного потенциала. В этом смысле некоторое успокоение принес Хельсинский саммит, поскольку на нем были приняты решения о формулировании ОЕПБО в рамках атлантической системы безопасности и установлены конкретные основные цели в военной области. После этого саммита – выступление госсекретаря США Строуб Тэлботт. Смысл выступления, что США не против сильной Европы. Но это выступление положило начало дискуссиям - основной вопрос: почему США перестали сопротивляться созданию обороны внутри ЕС. Ответ зависит от выборов США в 2000г. (если Гор, то поддержка)

Классическим аргументом, выдвигаемым США против создания системы безопасности в рамках ЕС, является утверждения о том, что это позволит нынешним и будущим членам ЕС, которые не входят в НАТО, получить гарантии безопасности, т.е. они будут оказывать косвенное влияние на вклад Европы в НАТО.

И все же сам момент зарождения идеи создания системы европейской обороны и неопределенность ее конфигурации вызывают у американцев самое серьезное беспокойство. Доказательством тому может служить знаменитое заявление госсекретаря США Мадлен Олбрайт о «трех Д» (см. выше).


^ Неуверенный американский энтузиазм.

В области безопасности между США и Европой преобладают неясности. Если ЗЕС всегда был неравным партнером НАТО в области обороны, то ЕС будет играть куда более значимую роль в формировании европейской безопасности. В отличие от НАТО «новый ЕС» будет обладать не только мощным военным потенциалом, но и иметь в своем распоряжении широкий арсенал экономических, финансовых и политических рычагов государственного управления. => Главным действующим лицом в решении европейских проблем в области безопасности безусловно станет ЕС.

Почти все понимают, что НАТО и трансатлантическим отношениям необходимо придать новую форму и этот процесс будет болезненным и непростым. А главной задачей ЕС в сфере оборонной политики должно стать уменьшение зависимости Европы от Америки в военной сфере. С учетом этих политических факторов неопределенности в настоящее время прилагаются значительные усилия, направленные на определение и оформление отношений между ЕС и США/НАТО, которые будут характеризоваться пересмотренным баланса сил.

Существует три нерешенных вопроса, которые будут вызывать трансатлантические проблемы:

  1. В какой степени в рамках ОЕПБО ЕС должны быть продублированы существующие организационные структуры НАТО.

  2. Вопрос установления порядка, принятия решений в случае войн или кризисных ситуаций, а также реальных военных угроз, с которыми может столкнуться ЕС в ближайшее десятилетие.

  3. Вопрос о влиянии нового стратегического баланса внутри Североатлантического альянса на европейскую оборонную промышленность – и наоборот.


^ Проблема дублирования.

Министр обороны Ален Ришар заявил, что «на самом деле страх дублирования скрывает обеспокоенность США появлением нового политического партнера – ЕС».Несмотря на необходимость избегать «ненужного дублирования» существующих структур НАТО в системе ЕС, остается очевидным, что определенное дублирование потенциала и инфраструктуры не только неизбежно, но, возможно, даже полезно. Таким образом, некоторое дублирование деятельности и структур является вполне предсказуемым.

+ здесь автор уделяет внимание сравнению расходов НАТО и ЕС. ^ Куча цифр, так что может пригодится для теста:

Государства-члены ЕС пока не хотят выделять достаточно ресурсов. Расходы Европы на оборону составляют 60% от военных расходов США. Согласно данным НАТО, США тратят на оборону около 3,2% ВВП (во время холодной войны – 6%), Франция – 2,8%, Великобритания – 2,6%, Германия – 1,5%, Испания – 1,4%. В среднем с 1992г расходы европейских государств-членов НАТО сократились на 22%. Неудивительно, что США призывают своих европейских союзников увеличить их долю в общих оборонных расходах НАТО.


^ Исчезающая центральная роль НАТО.

«?» о будущих взаимоотношениях между «новым ЕС» и НАТО. Союзники по НАТО, не являющиеся членами ЕС, ясно дали понять что они хотят участвовать в процессе принятия решений, касающихся европейской обороны. Но Франция блокирует эти попытки, заявляя, что европейцам нужно сначала уточнить свои военные планы между собой.

«?» о том, следует ли консультироваться с НАТО перед осуществлением любой независимой европейской военной операции. На самом деле планы ЕС остаются довольно скромными и всего лишь дадут ЕС возможность осуществлять военные операции в тех случаях, когда в них не захотят принимать участие США. В ближайшем будущем военные операции ЕС будут зависеть от командных структур НАТО и ресурсов США.

Мы не можем дать ответ на «?», что на самом деде собирается делать «новый ЕС» со своей военной мощью. Главным предметом европейского военного планирования будут – по крайней мере, пока – региональные, а не глобальные проблемы.

Беспокойство Америки в отношении новых оборонных инициатив Европы не являются результатом политических волнений, а скорее объясняется осознанием США того факта, что в будущем европейские страны будут покупать меньше американского оружия. Происходит слияние предприятий ВПК в Европе, из-за чего США будет занимать только периферийные позиции. Именно по этой причине многие в Вашингтоне ворчат по поводу зарождающейся «европейской крепости» и призывают к возрождению концепции трансатлантического сотрудничества предприятий ВПК.


^ Реакции России, озабоченность Центральной Европы.

Новые планы в Европе оказывают серьезное влияние на стратегическую среду существования всех стран ЦВЕ, включая Россию. Общая тенденция Москвы заключается в одобрении военных планов ЕС как шага, который позволит избавить Европу от американской гегемонии и НАТО-центризма. ОЕПБО рассматривается в качестве средства способного предотвратить создание однополярного мира, в котором доминирующую роль играли бы США. Некоторые события между Россией и ЕС:

Июнь 1994г. – Россия и ЕС подписали Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС).

Ноябрь 1995г. – коммерческий контракт между Спутниковым центром ЗЕС в

г. Торрехон.

Начиная с 1997г. ЗЕС и Москва обсуждают также возможность использования ЗЕС российской дальней транспортной авиации для осуществления определенных видов петерсбергских операций.

Июнь 1999г. – Кельнский саммит – ЕС принял свою Общую стратегию в отношении России.

Многие страны ЦВЕ, наоборот, весьма осторожно относятся к попыткам решения проблем в области обороны вне рамок НАТО. Такие страны, как Чешская Республика, Венгрия и Польша бояться того, что европейские оборонные инициативы могут поставить под сомнение необходимость НАТО и, в частности, гарантии коллективной обороны. Эти страны не хотят нового распределения обязанностей, при котором ЕС возьмет на себя большую степень ответственности за обеспечение обороны. Аналитики этих стран подчеркивают важность сохранения надежных обязательств по обеспечению коллективной безопасности. + предметом наибольшего беспокойства стран ЦВЕ сегодня является тот факт, что важнейшие решения по вопросам европейской политики в области обороны принимаются только полноправными государствами-членами ЕС.


Заключение.


Хельсинки являются свидетельством радикального изменения отношения европейских государств к пока еще довольно деликатному вопросу выработки общеевропейской политики в области обороны. Эти действия, вне всякого сомнения, потребуют адаптации как со стороны американцев, так со стороны европейцев.

 - наберите 00-23-2-285-500-00, и вас соединят с новым центром кризисных ситуаций ЕС.


Goodbye Bismarck? The foreign Policy of Contemporary Germany


Эта статья изучает дискуссию о внешней политике в современной Германии. В современных исследованиях выделяют 5 школ мысли, которые соответствуют определенному взгляду на мир, международную политику и политические рекомендации. Затем автор соотносит эти школы с предпочтениями немецких разработчиков политики и обществом в целом, а также небольшому набору стратегий, которым в будущем может следовать Германия. Спектр предпочтительного выбора узок и заключает в себе 2 основные стратегии : “Wider West” , “Carohlingian Europe”.

Радикальные изменения, которые произошли после конца Холодной войны и распада СССР перестроили внешнюю политику и проблемы, с которыми сталкиваются страны в Европе. Это во многом касается и Германии, во - первых , потому что она наконец объединилась, а во – вторых потому что были сняты ограничения, наложенные на независимость страны странами-победителями 2 мировой войны. Как результат, внешняя политика Германии стала предметом обсуждения, как европейских так и американских ученых. (между выводами которых можно заметить большую разницу).

^ Рассуждение о внешней политике Германии.

Республика Германия за последние 30 лет проводила наиболее последовательную внешнюю политику из всех западных стран. Как результат: она имеет хорошо сформированную традицию внешней политики. Эта традиция, смесь западной политики Аденауэра и восточной политики Брандта, имеет несколько отличительных особенностей. Помимо отказа от силы и стремления к согласованию с прежними противниками, есть то, что можно было назвать истощившейся многополярностью (Attritional multilateralism). Немецкая дипломатия превзошла других в терпеливом, осторожном преследовании национальных целей через многополярные учреждения и переговоры в Европейском Экономическом Сообществе, НАТО, или Хельсинском процессе. Другая отличительная особенность традиции внешней политики - нежелание со стороны всех послевоенных немецких правительств, определить ясно, каковы национальные интересы Германии. Другая сторона - то, что немецкая внешняя политика всегда пыталась быть «политикой не только, но и» “sowohl als auch politik”, то есть Германия пытается, ища прикрытие в многополярных или наднациональных средах, используя разнообразие ее интересов избежать трудного выбора. Результатом является то, что Германия сегодня оказывается первый раз в завидном положении ,окруженная друзьями. В течение последних нескольких лет две специфических проблемы фигурировали в общественных дебатах. Первая, которая было на повестке дня немецких высших чиновников начиная с 1990-1991 войны в Заливе и остается актуальной, является вопросом о том, необходимо ли и при каких условиях Германии участвовать своими силами в многополярных миротворческих операциях. Вторая, более фундаментальная, проблема - дебатов по основной Западной ориентации ("\Vesibindung") Германии. Основными школами, изучающими эти вопросы являются: прагматические сторонники многополярности, европеисты, евроскептики, интернационалисты, нормализационные националисты.

^ Прагматические сторонники многополярности.(Pragmatik multilateralism)

Эта школа в значительной степени составлена из тех экспертов внешней политики, которые олицетворяли центристские представления внешней политики старого ФРГ. В представлении этой группы, отправная точка для любого серьезного анализа немецких интересов - внедрение страны в и взаимозависимость с остальным миром, Их идеи по поводу внешней политике скорее является комбинацией основных принципов многополярности и определенного прагматизма., который характеризует эту школу. Три особенности этой школы особенно примечательны. Сначала, согласно прагматической многополярности, нет никакой потребности в полном пересмотре немецкой внешней политики, так как они считают, что нужно поучиться у прошлого исходя из успехов первых сорока лет Федеративной республики. Второе характерное представление прагматического многополярности - принятие понятия, что "власть" Германии и, даже что более важно, ее международная "ответственность" увеличилась. Они основывают свое мнение на двух предположениях: первое, о том, что германия должна взять на себя большую часть новых международных обязанностей. Второе, то, что эта роль должна быть соразмерной германскому политическому и экономическому весу, а также ожиданиям союзников. Для них современная Германия должна снова восприниматься как великая держава, и она должна участвовать в установлении международных порядков. Во-первых, сила может быть последним доводом, но инструменты мягкой власти более важны в управлении растущей международной взаимозависимостью. Во-вторых, как основное правило, Германия не может быть успешной пока она не действует в союзе с другими Западными странами. В - Третьих, в германских интересах легитимация ее внешней политики в соответствующих международных организациях (ООН, ОБСЕ, ЕС, НАТО) . В четвертых, Германия как и другие страны имеет право на воздержание от специфических многополярных действий. Прагматические многополярники уделяют большое внимание обозначению немецких интересов. Но они много спорят по этому вопросу. Большинство считают, что главный интерес Германии находится в пределах европейского континента, однако некоторые считают это недостаточным и стремятся к расширению германской внешней политики.

Две другие школы чьи идеи во многом совпадают с прагматическими многополярниками являются –европеисты и евроскептики. Их представители по большей части считают

, что Германия должна проводить многополярную внешнюю политику. Обе школы имеют свое твердое мнение по поводу европейской интеграции и европейского союза в целом.

Европеисты считают, что интеграция в рамках европейского союза должна быть ключевым аспектом немецкой политики. Евроскептики это отрицают. Они считают, что Германия должна остаться нормальным национальным государством, отрицают возможность федеративной Европы. Однако обе школы считаю европейскую интеграцию крайне выгодной для германских интересов. Для европеистов ЕС не просто очередной международная организация, к которой принадлежит Германия. Для европеистов есть два аргумента, почему рост европейской интеграции должен быть центральным вопросом немецкой внешней политики. 1- по внутренним причинам, чтобы предотвратить возрождение противовесных коалиций против Германии, 2- по внешним причинам, чтобы сделать ЕС более конкурентоспособным актором в международных делах. Эти аргументы основаны на убежденности в том, что немецкая внешняя политика имеет конституционную обязанность благоприятствовать европейской интеграции. И того аргумента, что последние события и развитие региона ЦВЕ налагают определенные обязательства на Германию как наиболее сильного актора в центральной Европе. Европеисты выступают также за то, чтобы продолжалась Европейская интеграции для того, чтобы увеличить роль Европы в сравнении с другими центрами : Северной Америкой и Азией.

Евроскептики!

Евроскептики отличаются от европеистов своими взглядами на будущее национального государства и возможные функции ЕС. Они в целом не отрицают, что ЕС и его предшественники выполняют важные функции. Они отрицают, понятие о том, что требуется федеральная структура Европы, которая превосходит национальные государства. У евроскептиков есть три отличительные черты. Первая, конец биполярной системы в Европе является синонимом возвращению к нормальной анархии и миру государств , с последствиями: возрождение национального государства, возрождение великих держав, и перераспределение власти между ними. Евроскептики уверены в том, что Германия все еще отказывается принимать новую реальность. Для Евроскептиков Германия не просто нормальное национальное государство, а великая держава. Евроскептики верят в то, что она слишком много внимания уделяет структурно разнообразным интересам многих европейских партнеров. Но евроскептики не считают, что Германия должна наращивать силу и однополярность. Это означает, что внешняя политика станет в будущем по объективным причинам более эгоистичной, более расчетливой и менее гибкой, преследующей определенные национальные интересы. НАТО стоит на вершине списка приоритетов евроскептиков, они видят ее как единственное функциональное звено между Европой и США. ПО мнению Евроскептиков, вторым приоритетом Гермении является необратимая политическая, экономическая и культурная интеграция с западом Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, Словении, Хорватии, Болгарии ., Румынии и Эстонии. Они ставят задачу интегрировать восточных соседей в западные институты. Третий аспект это отрицание федеральной Европы. Но в принципе они не против дальнейшего углубления интеграции, от которой все страны получат выгоду. Евроскептики за более строгое отношение к финансированию бюджета ЕС, особенно в отношении субсидий южным европейским регионам. Три предыдущих школы объединяет их реалистичное мышление.

Четвертая школа интернационалисты. Некоторые из них видят цель в том, чтобы Германия вела национальную политику в международных интересах, а не пользуясь принципами международной политики в своих интересах. Германия должна поступать так в целях сохранения мира, охраны природы, прав людей, и уменьшения бедности. Экологические угрозы устойчивому развитию являются высшим приоритетом. Интернационалисты склонны к мысли, что национальные государства будут играть роль в эру глобализма, но будут зависеть от транзитных и наднациональных структур в будущем. Согласны с тем, что необходимо расширять сотрудничество с соседними государствами и остальным миром. Германия должна взять на себя долю ответственности в международных делах, она должна сделать это из чисто эгоистичных интересов, для улучшения торговли и решения проблем, которые нельзя решить в одиночку или по этическим причинам. Необходим кооперационный интернационализм. ЕС рассматривается как единственная организация способная умерить национальные амбиции в рамках наднациональной структуры. Одобряют расширение на восток. В отношении НАТО германия должна способствовать быстрейшему разоружению.

«новое демократическое право»

нормализационные националисты. (normalization-nationalists)

Они фокусируют внимание более на внутренних делах. В частности пересмотр взгляда на Германскую историю, иммиграция, внутренняя безопасность. Они отрицают любую ассоциацию или симпатии к неонацистам.

^ Германская внешнеполитическая альтернатива. 4 соревнующихся мнения!

4 возможных будущих направления движения внешней политики:

World power( мировая держава) Согласно этому мнению, Германия превратиться в великую державу, так как станет ядерной, будет наращивать вооружения и станет капитаном Европейского торгового блока. Однако никто из пяти школ не выказывается за эту позицию. Однако есть ее более мягкие варианты : “The partnership in leadership” “Moscow first”. Первый вариант касается ориентации на США, второй на Россию. Что касается последнего варианта, то его также никто не поддерживает. Хотя интернационалисты вступают против продвижения блоков и вооружений к границам России.

^ Wider west Эта концепция подразумевает расширение НАТО и ЕС на восток в среднесрочной перспективе, с ней согласно большинство школ.

Carolingian Europe. Концепция подразумевает увеличение сотрудничества с соседями и ЕС. А именно с Францией, Люксембургом, Нидерландами, Бельгией и Австрией, что включает в себя почти всю старую империю Каролингов. Эта идея нравится Европеистам, некоторым прагматическим многополярникам.
1   2   3   4



Похожие:

По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconЭкономика XIII века Материалы к лекции преимущественно по Ф. Броделю. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. М., 1992. Т. 3
Материалы к лекции преимущественно по Ф. Броделю. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. М., 1992. Т. 3
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconБанникова Т. А. Мой мир после бертрана рассела
Всю мою жизнь пронизывали три страсти, простые, но неодолимые в своеммогуществе: жажда любви, тяга к знанию и мучительное сочувствие...
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconПравила выполнения работы: Изучи схему, обрати внимание на стрелочки и обозначение точек. С изнаночной стороны выведи нить на лицевую сторону в точке 1
Сделай прокол в точке 2 с лицевой стороны на изнаночную сторону. Далее работай по возрастанию цифр
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconБыстрое сравнение Капитализм, Социализм и "Третий путь"
Центр экономической и социальной справедливости
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconДокументы
1. /Делез и Гваттари Капитализм и шиза.pdf
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconУпражнения для развития подвижности пальцев и кистей рук
Захватывая по очереди каждый из пальцев одной руки другой рукой, динамично сгибайте их, как в сторону естественного сгиба, так и...
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconДокументы
1. /Делёз Ж., Гватари Ф. - Капитализм и шизофрения. Анти-Эдип.pdf
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconДокументы
1. /Йозеф Шумпетер - Капитализм, социализм и демократия.txt
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconРабочая правда профсоюзный листок «защиты» на Курганской тэц
На фоне краха всей банковской системы страны ни у кого не возникла мысль предъявить претензии руководству предприятия. На мой взгляд,...
По ту сторону Вестфалии. Капитализм после краха iconРабочая правда профсоюзный листок «защиты» на Курганской тэц
На фоне краха всей банковской системы страны ни у кого не возникла мысль предъявить претензии руководству предприятия. На мой взгляд,...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы