Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» icon

Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое»



НазваниеАлексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое»
Дата конвертации29.07.2012
Размер250.67 Kb.
ТипДокументы



Алексей Козлов: «Нынешнее поколение – не пустое»

Нонконформист Алексей Козлов

А.Козлов «Связь между джазом и бизнесом – прямая»

Не только о джазе

Алексей Козлов о джазе, дендизме и бизнесе

- Владимир Преображенский

Написать об Алексее Козлове просто «знаменитый джазовый музыкант» - значит не сказать практически ничего. Руководителя существующего вот уже 30 лет ансамбля «Арсенал» не зря называют «живой легендой». Еще в глухих 70-х, когда и «Битлз»-то фактически были под запретом, он собрал инструментальный состав и заиграл не просто джаз, не просто рок, а джаз-рок. Колоссальная разница! Это была и есть музыка сложная, глубокая, элитарная. Козлов не побоялся выбрать тогда этот тернистый путь.

Сегодня Алексей Семенович Козлов, композитор, саксофонист, народный артист России, уважаем и любим не только как музыкант, но и как историк современной музыки. На его счету – не одна музыкальная энциклопедия, подробно исследующая истоки, развитие, взаимовлияние различных стилей и направлений рок- и поп-музыки, колоссальный историко-теоретический труд. Поэтому когда мы встретились с Алксеем Семеновичем в его уютном квартире в центре Москвы, тем для бесед было в изобилии.


Вместе с Алексеем Козловым мы углубились в наиболее интересные моменты развития современном музыки и молодежной культуры в 20 веке. Хотя разговор закономерно вышел за рамки отдельно взятого столетия.

  • -Алексей Семенович, меняется ли ваше отношение к господствующей официальной культуре? Ведь в свое время вы были по сути диссидентом…

  • Моя идеология какая была, такая и осталась. Я в этом смысле устойчивый. Я как был антисоветчиком, так им и остался. Но я никогда не выходил на открытую антисоветчину. Хотя сам тот факт, что мы с «Арсеналом» начали играть арии из рок-оперы «Иисус Христос-суперзвезда», на английском языке, пели хиты «Чикаго», играли музыку, которая никак не вписывалась в культуру ВИА, уже это показательно. А напугали мы тогда власти еще и тем, что появление «Арсенала» в 1973 (?) году было качественно новым скачком вообще в существовании музыкального подполья, поскольку все подпольные рок-группы тогдашние были любительские. Я тщетно пытался найти там для « «Арсенала» музыкантов. И ничего не выходило. Ну, были вот «Цветы», я оттуда приглашал музыкантов, самый талантливый там был Лосев Саша…

  • -Не хватало профессионализма?

  • - А они нот не знали вообще! Играли все на слух, и поэтому играли простую очень музыку: «Роллинг стоунз», «Битлз», Боба Билана. Все тогда - -«Машина времени», «Аквариум» - это были такие любители. А я был профессионал уже, и дошел до самой сложной музыки в то время. Поэтому когда я набирал студентов консерватории Гнесинского института, мы за месяц сделали сложнейшую программу с певцами хипповыми и начали выступать – вот тут власти просто забеспокоились. Стало понятно: профессионалы взялись за рок.
    То есть то размахивали каким-то ножичком, а тут появилось в руках такое оружие, меч огромный отточенный… И это сразу напугало, с одной стороны, но и привлекло к нам внимание других людей, которые начали нас поддерживать. В частности, композиторы. Юрий Саульский просто спас нас тогда, на просмотрах различных.

  • Мы же официально нигде не существовали. Собирались в ДК «Москворечье». Потом нас оттуда выгнали сразу, потому что вызвали на допросы какие-то непонятные организации под видом ОБХСС (на самом деле это было КГБ). Вызвали руководители этой джазовой студии, вызвали директрису ДК «Москворечье». И они пришли ко мне, говорят: умоляем, уходи, а то нас совсем закроют, погорит все. Я тогда там вел такую джазовую студию неофициальную.

  • Я ушел, и мы засели в одном из подвалов общежития какого-то строительного техникума, на краю Москвы. Мы 4 года отсидели в подполье в прямом смысле. Ну там была ситуация инфернальная просто. Мы сидели в подвале, красы бегали. Весной все заливало, мы на сцене ютились, а под нами просто вода.

  • И потом в этом подвале нас услышал приехавший в Москву такой авантюрный директор Калининградской областной филармонии. И, послушав, сказал : «Я вас беру». И нас взяли на работу. Но никуда не выпускали за Калининградскую область. Надо было проходить прослушивание здесь, в Москве, в Москонценрте, в министрестве РСФСР. И вот тут собралась комиссия как раз из людей, которые поняли: это надо спасать. И нам разрешили работать. Мы поехали по провинции (в Москве не разрешали еще несколько лет). Причем оттуда сразу же посыпались доносы, ну просто из каждого города в министерство культуры приходили бумаги. А заведующий музыкальным департаментом министерства культуры РСФСР был композитор Клерковский, который нас поддерживал. Он меня вызывал каждый раз, говорил: вот доносы на вас, я их прячу. То есть здесь сработал такой эффект, что качество имело как отрицательный, так и положительный результат – кто-то испугался, а кто-то решил поддержать. И вот таким чудом «Арсенал» выжил.

  • -Конечно, о контактах с зарубежными коллегами тогда, наверно, не могло быть и речи?

  • Да, но тот период нами заинтересовался американский посол Уолтор Стессол. Мы только-только начали работать, и он подал Демичеву, замминистру культуры, письмо написал о том, что будет 200-летие США (это был 1976 год) и что он хотел бы, чтобы ансамбль «Арсенал» озвучил вот этот праздник в Псасо-хаузе, куда пригласили всех наших официальных представителей – из институтов, министров, там была советская элита партийная. Мы там сыграли свою программу. Вот тут и выяснилось, что у американцев есть тоже бюрократы. Меня официально вызвали на переговоры с культурным атташе Раймондом Бэнсоном, который был тогда при Уолторе Стесселе. Я вошел к нему, он сказа «да, замечательно». Но у него демонстративно играла при этом на проигрывателе музыка Листа.

-Вы думаете, это намеренно?

- Думаю, что да, я в этом увидел знак. То есть он всем видом показал, что американские чиновники джаз не очень-то приветствуют – это музыка черных, плебеев и т.д. Ну, я понял сразу, с кем я имею дело, хотя он замечательный человек, мы хорошо побеседовали. но вот он дал понять определенные вещи. И когда дело дошло до программы, мы решили, что первая часть – это будет история джаза, начиная с госпела, дикстиленда, свинг, би-боп, хард-боп, а во второй части – джаз-рок, фьюжн, и кусочки из оперы «Иисус Христос – суперзвезда». А я им предложил еще такой ход: говорю, давайте мы сделаем два перерыва и три части. Чтобы не сложилось ни у кого впечатления, что «Арсенал» - это лишь жалкие подражатели западной музыки, мы в третьем отделении будет играть свою музыку, наш, советский, джаз-рок. И я подчеркнул, что это для меня принципиально важно. Будут в основном советские чиновники. И они должны услышать, что у нас есть люди, играющие эту музыку не для того чтобы «разрушить советскую культуру», а для того, чтобы ее обогатить. Это был самый главный момент моего спора со всеми этими начальниками. Я говорил: «Вспомните Петра Ильича Чайковского. Его называли «западником», а сейчас он самый что ни наесть русский композитор, самый характерный для Запада». И мы сошлись, что «Арсенал» будет играть свою музыку в третьем отделении. Вот это уже нас обезопасило сильно от нападок, хотя продолжались доносы, запреты.

-Какова была реакция публики на том выступлении и после?

- Реакция была хороша уже тем, что не было после концерта никакой реакции (смеется). Нам разрешили работать. Но до 80 года нам и близко к Москве не давали играть. Мы ездили по провинциям, по крупным городам. Но Москва была закрыта. И только когда была «Олимпиада-80», чиновникам надо было что-то показывать, потому что Москва была пустая. Тогда не приехало масса делегаций в знак протеста из-за Афганистана, объявили бойкот, и здесь была какая-то странная такая пустота. Всех, кого могли, выселили из города, чистка была грандиозная. Меня вызвали в министерство культуры и сказали: «Вот вы будете обслуживать Олимпиаду». Я говорю: «Как так? Нам же не разрешено играть?» - «Ну ничего. Сейчас разрешим». И мы играли в Театре эстрады. Иностранцев привозили на автобусах, они удивлялись: «Как! У вас есть такая музыка?!» Мы поддержали в этом смысле идеологию очень здорово. И после этого нас стали посылать уже на всякие официальные мероприятия. Нас признали. У нас были ставки, нам официально платили, и неплохо. Но был лимит – 13 концертов в месяц. Если мы давали 14-й концерт, то за него вычитали деньги. Не у нас, а у директора филармонии.

А когда Советская власть рухнула, нас тут же уволили из Калининградской филармонии, начался такой бардак в гастрольной жизни, что существовать в этих законах стало невозможно. Не могли наши концерты организовывать в новых условиях.

-Вступили в силу коммерческие законы…

-Да, все разрешили, а залов не осталось вообще концертных, Дворцов культуры. Как и стадионов. Все было забито этими «ласковыми маями», попсой такой ширпотребной. Это где-то аж до 93-го года длилась. А потом все, народ накушался…

А в 1994 году продюсер Юрий Баладарский организовал на НТВ программу «Лучшие из лучших», это первое такое было ток-шоу. И вот мы там играли в каждой программе, причем «живьем». Так мы и возродились в массовом сознании, попав «в телевизор».

- Анализируя вашу историю, можно заметить, что «Арсенал» всегда оставался в области элитарной музыки, даже в середине 80-х, когда интерес к различным формам рок-музыки был большим, когда эта музыка стала рупором целого поколения. А в 70-х вы, наверно вообще себя чувствовали эдакими инопланетянами?

- В 70-е мы были кумирами хиппи. И самой большой для меня наградой было, когда простые люди, не хиппи, после концерта, не молодые даже, подходили и говорили мне: «Спасибо вам! Больше на ВИА мы никогда не пойдем». Мы сворачивали голову целому поколению людей тогда. И, когда проезжали с гастролями по тем же местам, где были ранее, причем все время с новой программой, у нас образовалась своя публика, такой целый пласт в Советском союзе…

- Некий параллельный официальной культуре мир?

-Да, это были «параллельные люди». И до сих пор они нас кормят. Мы приезжаем в эти города, и эта публика приходит, подходит. Вспоминают, приносят пластинки, которые я им подписывал 15 лет назад…. А в 80-е я изменил стиль, резко, и мы стали играть такую хитрую камерную музыку с восточным уклоном, духовые ушли, остался малый состав, ситар появился. И народ, который приходил на концерты и надеялся услышать жесткий джаз-рок, вдруг как-то немножко разочаровывался. Потому что совсем уж музыка стала, какая-то странная, с эзотерикой такой.

-Вас не пугало, что народ этого не поймет, отвернется от вас?

-Пугало. Но я ничего не мог с собой поделать. В то время я купил еще видеомагнитон (а это была редкость большая, за него просто убивали, как позже, кстати, за компьютер). И я с трудом достал клипы первые MTV. А самое главное – школу по брейк-дансу, где звучал хип-хоп. И я так загорелся, подумал: вот пока не сделаю что-то подобное, не успокоюсь. И я тогда набрал молодых ребят. Это совпало с тем, что наше поколение к этому моменту несколько постарело, а появилось поколение совершенно новое, для которых «Арсенал» не значил ровным счетом ничего, они его просто не знали. И тогда я решил сделать так: в первом отделении программы оставить самые сложные пьесы, концептуальные. А во втором отделении сделать театрализованным шоу, с костюмами, в брейк-дансом, с соответствующей музыкой - электро-поп, хип-хоп.

-И все это игралось «живьем»?

-Да. Причем мы играли и делали вот эти все движения из брейк-данса. Я пригласил профессионального пантомимиста, ведущего в нашей стране, из театр Мячкявичуса, и он на основе этих видеошкол научил нас так двигаться, мы пару месяцев тренировались очень усердно перед зеркалом. Потому что сделать «глайд» какой-нибудь, как Майкл Джексон, - надо иметь очень сильные ноги. И мы тренировались как звери. Когда мы начали эту программу в 1984 году показывать, это просто был фурор. Но нас опять решили расформировать, тут же, потому что вновь пошли многочисленные доносы. Мы на Украине первый раз все это показали, а здесь, в Москве, даже и не пытались. А оттуда пошли доносы, причем какие! Что это «фашизм». Тогда ведь если надо было кого-то сразу убить – его сразу обвиняли в фашизме. И так творчество негритянсаикх мальчиков из гетто назвали фашизмом. Вот тогда у нас опять нашлись люди, которые нас прикрыли. И только благодаря этому нас не расформировали. Ведь все время еще шла борьба между двумя чиновничьими ветвями – КПСС и ВЛКСМ. Я на своей шкуре почувствовал, что это совершенно конфронтирующие между собой две линии. Кто пошел по линии ВЛКСМ –никогда уже не попадет ни в какой райком партии. Комсомольцы продвигали дискотеки, какие другие молодежные формы, а в КПСС это запрещали. Это была просто борьба между стариками и молодыми. И я этим пользовался, понял, что на этом можно играть и искал поддержки именно у комсомольских лидеров.

- Кто же вам помогал потом, в период и после «перестройки»?

- Потом, когда кончилась Советская власть, мы оказались на полной свободе. И поняли, что у любой свободы есть отрицательные стороны. Это почувствовал весь советский народ. Тогда пришлось выживать, по-другому…

  • ^ На ваш взгляд, какова функция сложного, экспериментального, элитарного искусства в обществе?

  • Тут нужно оговориться. Разные люди в обществе под элитой понимают разное. Элитой считают себя военные, КГБ, властные структуры. Они могут любого политика снять, назначить. Есть политическая элита: министры, Дума. У них есть жизненные блага, неприкосновенность. Хотя какая неприкосновенность, если любой фээсбэшник может его подслушать, компромат на него написать и т.д. Есть элита финансовая, «новые русские», которая может нынче все просто купить. Вот Абрамович, например, может взять и вложить деньги в огромную команду «Челси», в то время как люди голодают в его области, где он является губернатором. Ну а дальше идет элита та самая, культурно-интеллектуальная. Хотя тут тоже… Можно назвать элитарной музыкой творчество Газманова, Долиной и группы «Любэ». Потому что эти исполнители нравятся президенту Путину и мэру Лужкову. (Смеется). А в советские времена элитарное искусство – это было то, что подпольно, что запрещали. Это была наша музыки, это были писатели, художники-авангардисты.

  • - Стало быть, свобода культуре нашей пошла не на пользу?

  • - В определенном смысле она нанесла удар по культуре. И сейчас только постепенно начинает какое-то кино интересное возрождаться, а так в основном все поделки какие-то, сериалы про бандитов. А в музыке – так и вообще: «Фабрика звезд» и «Народный артист». Сейчас в нашей стране произошли такие изменения: контркультуры, диссидентского подполья не стало; культура стала субкультурой, а все остальное пространство накрыла масс-культура. Но в субкультуре развиваются тем не менее таланты, они никуда не исчезают. Конечно, большая часть из них гибнет, они теряют веру в себя. И мы о них не узнаем. Но какая-то часть находит. Почему на Западе гораздо больший процент талантливых людей выживает? Их поддерживают.

  • -Бегают продюсеры по улицам. Ищут талантливых музыкантов…

  • Да, платят за них. У нас никто этим не занимается. Если сам талантливый человек не обладает еще какой-то пробивной энергией, даже наглостью себя проталкивать, его может никто и не заметить. А наглость есть далеко не у всех, даже более того - талантливым людям чаще всего это не свойственно. Очень большая мнительнойсть у них и т.д. И они бросают очень часто искусство, теряют всякую надежду. Особенно музыкальны. Ведь им нужны условия, нужен зал для репетиций. аппаратура и т.д. И «Арсенал» я отношу сейчас, во-первых, к субкультуре и более того – к контркультуре. Это эстетический протест. Такой же, как был у «Пинк Флойд» в Лондоне в 66-м году. Ничего они не пели против королевы. Ничего крамольного против английского правительства – они протестовали против английского вот этого консерватизма и жлобства снобистского. И, кстати, заодно и против «блюзовиков», которые подражали неграм. Они стали играть какую-то культскую музыку, какую-то свою эстетику породили, прогрессив-рок. Причем и «Пинк Флойд», и «Эмерсон, Лайк энд Палмер» - это молоденькие мальчики такие были. Вы посмотрите на фотографии, просто дети, как девочки были, длинноволосые маленькие школьницы. А какую музыку играли, какой профессионализм! Вот такой же протест есть сейчас и у «Арсенала». Есть еще масса талантливых людей, я пытаюсь их как-то поддерживать. У «Арсенала» есть имя, с нами так просто не расправиться. А этим людям как? Им очень нужна поддержка. Они мне дают свои диски, кассеты послушать – потрясающая музыка! Но я никогда о них не слышал, и никто их не знает, кроме какого-то узкого круга людей, которые постоянно ходят к ним на концерты. Ведь молодежь есть, которая просто ненавидит всю эту тусовочную культуру, попсу, все эти «Фабрики звезд» бесконечные. И сказать, что нынешнее поколение – это «пустое поколение», поколение, которое «выбрало пепси» и «берет от жизни все» означало бы покривить против истины. Есть очень разные молодые люди. Как это было и в советское время. Там были комсомольцы, которые верили в газеты, и даже если не верили, то делали вид, что верят. А были открытые нонконформисты – «шатники», стиляги, к которым принадлежал в своей время и я.

  • -А что это были за люди – «штатники»?

  • Это были индивидуалисты, ориентированные на прогрессивную западную культуру. И у них, кстати, была склонность к импровизации, к каким-то приколам, и нежелание быть как все.

  • Это, как правило, были дети тех, кто ездил по заграницам, приводил импортные вещи и пластинки?

  • Не-е… То была совсем другая тусовка, «золотая молодежь». У них было все – и пластинки, и заграничные вещи, но интересы были другие. Хотя тусовки пересекались. Мы, «штатники», из простых семей, пользовались их «хатами», чтобы туда водить «чувих», например, и слушать пластинки у них. Но мы видели, что они ничего не понимают. Я помню, когда началась эпоха рок-нролла, он стал модным. А рок-н-ролл, надо вам сказать, по сравнению с Чарли Паркером и Орнетом Комменом – это такой был примитив! Но вдруг эти наши друзья из «золотой молодежи» сразу стали слушать рок-н-ролл. Им лишь быть модными! А содержание их уже не волновало.

  • -А вам тогда так категорически рок-н-ролл не нравился?

  • -Нет, ну я потом его оценил, со стороны, но в то время я слушал би-боп, это была музыка самая сложная, она раздражала тогда даже свинговых музыкантов. Это был авангард, модерн-джаз. И друг появляется Билл Хейли, до Элвиса Пресли даже еще, все начали слушать только это и перестали слушать джаз. А мы слушали и Стена Кэнтона, Чарли Паркера. И потом только, когда «Битлз» появились, я понял, что там что-то уже не так просто. Хотя тоже простенько было, по структуре они были как дети, но тогда уже многие джазмены серьезные обратили на них внимание. Та же Элла Фицджеральд. И потом, «Битлз» удачно нашли свой талант. И они многое намешали к тому же в своей музыке. А потом, когда я услышал другую рок-музыку, «Пинк Флойд», «Эмерсон, Лайк энд Палмер», «Кинг Кримсон», я понял, что «вот оно», это совсем другая линия, где можно найти себя. Потому что там никаких стандартов не было вообще, все было новое. И вот тогда-то (это начало 70-х годов) я открыл для себя рок-культуру, и тут же стал хиппи.

  • ^ Волосы отрастили?

  • -Да, конечно. И полез на рожон по новой. Уже тогда быть стилягой было неактуально, уже весь советский народ так одевался – узкие брюки, яркие галстуки. Даже очень узкие брюки стали везде продаваться, вплоть до того, что широких вообще нельзя было найти. А я демонстративно ходил уже в широких, «штатских» таких брюках, чтобы только на жлобов не быть похожим. И я стал хиппи убежденным, потому что это была настоящая контркультура. И рок для меня был, во-первых, формой протеста, а главное – я понял, что там я получаю гораздо большую свободу и независимость от американского стандарта. Хотя я был «штатником», обожал американский джаз, но я понял, что если буду идти по пути подражания, все время пытаясь играть как они, я всегда буду вторым, если не третьим и не пятым. А здесь я могу сказать свое, и никто мне не скажет, что это «самопал» какой-то. Тогда я так решил. И поэтому сейчас, в общем, мне есть чем гордиться.

  • -Были ведь и в других странах примеры, когда люди уходили от американской джазовой традиции и создавали нечто уникальное. Например, тот же Ян Гарбарек.

  • - Гарбарек- колоссальная фигура. Еще был Пале Микель Борг, замечательный трубач датский. Но таких людей было мало.

  • Знаете, существует такое мнение, что если бы «Битлз» возникли в наше время, они не сделали бы в культуре и музыке такой революции, потому что совершенно другая эпоха уже, по-другому устроены мозги у людей. Вы согласны?

  • Трудно сказать. Но «Битлз», вопреки распространенному мнению, не были тогда одни такие. «Кингс» были точно такие же, потом «Джери энд Бейс Макирс» (?) оттуда, же из Леверпуля. Когда было первое Британское вторжение в Соединенные Штаты, не только «Битлз», там ездили вот эти все Мерсесайдерские (?) группы. И только благодаря скандальным выступлениям «битлов» перед королевой, в 62-м году, их сделало вдруг суперпопулярными. Битломания началась с чего? Это был октябрь 1962 года, когда Джон Леннон так пошутил над королевской семьей: потрясите брильянтами, дескать…

- То есть именно с этого начался ажиотаж вокруг «Битлз», с этого, в общем-то, немузыкального факта?

- Да. И вдруг они стали дико популярными. Причем если почитать книжку Хандер Девиса, там, в общем-то, говорится, что они очень долго были не уверенны в себе. Например, тот же Ринго Стар говорит: «Немного заработать, открыть парикмахерскую - и все», и больше ни чего не надо. Они и не думали, что станут звездами такими. И вот когда уже только началась такая массовая истерия, когда приехал Махариши к ним, и была такая встреча, когда в поезде их хотели на куски буквально разорвать, они только реально почувствовали масштаб своей славы. Но эта же слава и деньги их потом и сгубили. А еще. Мне кажется, их сгубил и Джордж Мартин, который стал обогащать их аранжировки, что-то еще придумывать.

- Но он же и помог им в начале.

- Да, это он вывел их в люди, но потом погубил. А если бы не Джордж Мартин, вообще ничего бы не было. Еще один фактор - это Йоко Оно, конечно, которая появилась фактически в группе. Ну, я знаю, что такое музыкант, у которого жена в студию приходит, начинает чего-то выступать там вообще. А она постоянно давала советы там всем.

- Вам тоже все это знакомо?

- Ну, что вы, еще как! Не дай Бог, если какая-то жена появляется и начинает советы давать - выгонять просто этого музыканта, только ее не видеть. И «Битлз» расстались, конечно, во многом на этой почве.

- А в «Арсенале» были такие случаи, когда жены начинали подначивать музыкантов и как-то пытаться влиять на творческий процесс?

- Чего там только не было. И это было. Я поэтому так и говорю уверенно. Я прекрасно понимаю. Ведь Йоко Оно приходила на запись и сидела в студии. Они писались, а она тут делает еще замечания какие-то. Это вообще не допустимо. А у них тогда уже не было жизни вообще никакой, они не видели вообще мира, из автобуса из окна смотрели, не могли выйти из гостиницы никуда. И нервные были, уставшие и привязанные друг к другу. И тут появляется еще она…. Ну и сбила она Леннона вообще с пути,

когда провела его на эти все политические движения, причем самые разные. Был и маоистом, и новым «левым», ну все на свете.

- Вообще, очень интересная тема: собственно искусство и политика, социум. Как одно влияет на другое? То ли политика в большей мере влияет на искусство, то ли какой-то акт художника или группы художников способны в какой-то момент изменить климат в обществе? На примере нашей страны, скажем…

- Я на своем сайте сделал такую фишку - «Река времени» и там я провел массу сопоставлений, наблюдений, откуда сделал вывод, что, конечно все начинается с глобальных политических, социальных, экономических изменений. Вот когда начинается война во Вьетнаме - возникло движение хиппи. И они смогли остановить эту войну. Но, заметьте, кончилась война во Вьетнаме - началась эпоха диско, совершенно мальчики-девочки беззаботные, и все стало умирать: и прогрессив-рок, и хард-рок, появились псевдо такие хэви-металл всякие, эти вот шок-роки, дискотечная пошла культура. Потом в Англии Маргарэт Тэтчер пришла к власти, начала какие то реформы экономические, чтобы спасти страну. Спасла. Но это ударило по молодежи - она осталась почти без работы, такие были приняты законы. И тогда появляются панки, и «новая волна» возникает тут же. Как ответная реакция.

- То есть опять какой то взрыв молодежно-культурный?

- Да, был колоссальный взрыв, потом все успокоилось и опять вернулось к диско. А вот сейчас уже ни каких нет событий. Даже 11 сентября не повлияло ни на что.

- И у нас в стране не меньше драматичного в последние годы….

Ну да, чеченская война, теракты.

- А вот культурного взрыва не происходит. Почему?

- Нет контркультуры.

- Как же так?! Ведь все, казалось бы, способствует ее возникновению?

- Потому что сейчас ни один стиль – в музыке, одежде, манере поведения – не может стать доминирующим, а это очень важно. Стиль - это устойчивая сумма таких признаков, он не может сформироваться сейчас, настолько быстро все меняется, с каждым днем. Нет единой моды у молодежи, это раньше были узкие брюки, потом широкие, джинсы, узкие, потом широкие, волосы длинные, волосы короткие. Можно было посмотреть какой-нибудь там документальный фильм и безошибочно сказать: это 70-е годы, а это уже ближе к 80-м.

- Сейчас все крайне расслоилось.

Да, каждый ходит в своем. Мода? Да ее вообще ее нет. Что ни человек, то своя мода.

И нет своей идеологии. А когда нет идеологии, нет ни моды, ни стиля.

- Что-то есть в плане моды и стиля сейчас перспективное?

  • Есть такое явление замечательное в истории культуры , как «дендизм». Оно возникло в конце 18-го - в начале 19 веков. Это были молодые люди, такие «тонкочи» в английском обществе, они были законодатели не просто моды, но особой идеологии. Ее смысл был не в том, чтобы выделяться. Когда ты очень шикарно одет - это не денди, эпатаж такой. А они держались скромно. Не зря их поклонниками был Байрон там и еще целый ряд людей, уже не молодых, но они были как раз дендисты. И дендизм появлялся, как правило, на смене культурных эпох. Потом в конце19 века возникло движение Уильяма Мориса, этот стиль в разных странах по разному назывался, чаще модерн. Это были денди уже конца 19 века. Оскар Уайльд, Уолтер Пейтер, Гюисманс. Это вот были такие денди, они такие были утонченные, такие снобы, пижоны, они так стояли в стороне и общество их так чуралось, но в то же время присматривалось к ним. В двадцатом веке стало с дендизмом немножко посложнее…

  • ^ Но все-таки появились, скажем, на русской почве, такие литературные явления, как имажинизм, утонченный символизм, эго-футуризм Игоря Северянина, скажем…

  • Да, была мощная волна перед революцией, много творческих людей. Они почувствовали: сейчас будет смена формаций. И тоже появился дендизм такой, изысканность такая: Северянин, Блок, Бальмонт, Ахматова, масса было. Потом вот такая своеобразная форма дендизма была уже в советские времена, как общество обериутов. Их тут же сгноили. А в Англии возникли практически в то же время «теди-бонс» это поклонники Короля Эдуарда. Это было и до войны и после. Кстати говоря, по ошибке к «теди-бонс» ошибочно причисляли и «Битлз». Потому что они тоже старались быть ни на кого не похожи, такими раздражающими модниками в чем-то. Ну и еще в Америке были, конечно, «битники». Это были денди настоящие, это было потерянное поколение. Такое же, какое возникло и после первой мировой войны.

  • ^ Причем их стиль выражался главным образом не в одежде.

  • В общем-то, и в одежде тоже. Но главное - в манере. И Керуак, и Ален Гинзберг… А до войны это были Ремарк, Хамингуэй. Это было потерянное поколение. То есть поколение тех людей, которых война лишила юности практически. Когда пришла пора им учиться, они пошли на фронт. И вернулись законченными циниками: видели смерть, учиться дальше не могут, сил нет, и никто их не берет на работу. Я видел это поколение в нашей стране после войны. Мне тогда было лет 10. Но я помню этим 20 – 25-летних, вернувшихся с войны, я учился с такими в институте. Потерянные, обозленные… А потом им на смену приходило всегда пустое поколение: это вот тинейджеры, американские рок-н-рольное поколение , особенно твистовское поколение, а потом биг-бит. Все это взаимосвязано очень.

  • ^ А сейчас, на ваш взгляд, может какой-то новый дендизм появиться, который поведет за собой культуру, в частности, молодежную?

Да. Но он не может никак сформироваться, существует пока глубоко в субкультуре.

Я сам интересуюсь этим вопросом, поскольку прошел через многие виды молодежной культуры, чаще всего именно дендистской разновидности. И сейчас, я считаю, дендизм расщепился просто по видам деятельности. Вот, например, то, что мы делаем с «Арс Ново Трио», не столько с «Арсеналом» - это дендизм чистой воды. У нас такая изощренная программа, с нами поет американский певец Хил Вин, исполняем классику 20 годов и салонную музыку 20 годов, вот тех денди английских, которые после войны не потеряли свою культуру. И, я думаю, что сейчас вот эта вот красота и сложность, которая противостоит примитиву и уродству нынешней музыки «Фабрики Звезд», и является самым настоящим эстетическим протестом, то есть контркультурой, оскорбляющей слух потребителей масс-культуры.

- Но внешний вид уже перестал быть принципиальной отличительной чертой людей различных мировоззрений, культурных пластов, как то было раньше?

Конечно. Я, например, могу одеться как «штатник», а завтра, как хиппи, у меня есть и джинсовый наряд. Сейчас никакого значения не имеет, во что быть одетым. Дендизм, мне кажется, сейчас перешел во внутреннее состояние, в отношении к языку русскому, между прочим, к жаргону. Парадокс, но сейчас жаргоном является чистый русский язык.

- ?!

- Я, конечно, сейчас утрирую. Но посмотрите: сейчас говорить грамотно - это для кого-то почти оскорбительно. Это было, кстати, еще в Советские времена, когда можно было подойти к какой-нибудь продавщице и сказать: «Извините, пожалуйста…» А она сразу так «у-у-у» на тебя…

-Дескать, интеллигент выискался...

  • Да, да… Я сейчас, кстати, когда мне надо что-то спросить, по лицу сразу определить, каким языком с человеком общаться. И я ему так говорю, что он сразу принимает меня за своего. И поэтому сейчас чистый русский язык, правильный, хороший, является очень большой редкостью. Когда я смотрю телевизор, я его не слышу, его нет. За исключением, может, Льва Николаева какого-нибудь там или Радзинского. Вот там есть нормальный русский язык. У всех телеведущих - это просто ужас. А еще плюс к этому жестикуляция соответствующая, вульгарная. И в этой ситуации сейчас нет, не может быть дендизма ярко выраженного, такого, как это было в Англии в начале 19 века.

- Но он как-то может сформироваться?

- А сформироваться он может опять же только в подполье, только в узких группировках и только в профессиональных рамках, т.е. вот художники какие-то они могут создать какой-то проект, музыканты что-то сделать, в чем не будет ярко выраженного вызова, но что было бы подлинным нонконформизмом. А сейчас… Ну вот даже взять там того же Шевчука , которого я уважаю, он очень откровенный такой, идет напролом, непримиримый. А вот более тонкого такого протеста сейчас я не вижу вообще . Такого эстетического , когда человек отваживается на то, чтобы не просто выступать против, иначе, а делать это исключительно…

-В сфере чистого искусства?

  • Да. И сформировывать вместе с тем свой стиль. Вот это и будет уже дендизм в самом лучшем смысле. Но внешне одеваться при этом как-то особо не всегда актуально. Как Пушкин писал, знаете, быть «одетым как денди». Впрочем, есть у на с один человек – Андрей Бартеньев, художник, модельер, я всегда его привожу в пример. Он все время появляется на экранах телевизора в таком виде вообще, что не кто так не может появиться. Вот он настоящий денди, на мой взгляд. Хотя он пытается всячески выделиться. Помню, в начале 90-х он приходил на всякие презентации в ластах, в очках таких-то огромных, в маске. И ходил, на него все смотрели… Причем он не панк никакой, это не случай Светланы Конеген, у который все эти косы торчат и проч… И это не показуха, человек таким образом создает нечто свое, но не на публику, он ищут, что соответствовало бы его внутреннему состоянию… Вообще денди во все времена старались быть незаметными, а модники - наоборот. Это интересное вообще такое явление , я почитал о нем довольно много. И я помню, «штатники», «стиляги» - это были люди, которые, наоборот, эпатировали советский народ: какими-то длинными пиджаками, узкими брюками , галстуками с какими-то голыми женщинами и обезьянами. Я одно время, еще школьником, был стилягой, у меня был пушистый желтый пиджак. Не очень длинный, но окружающих многих он просто раздражал. А потом я познакомился уже с группой «штатники», и мы стали одеваться именно вот в штатские одежды. Это были уже широкие брюки, чуть потертые пиджаки…

- Аналог «битничества» такой?

- Да. Конечно. И на нас перестали обращать внимание, потому что это было очень похоже на манеру одеваться обычных советских людей. Но если приглядеться было к каждому пиджачку, то все там было с 5-й Авеню, у каждого лейбл был на курточке - все в порядке! Вроде все скромное, неброское , но это все было фирменное, достать это в Союзе было просто невозможно.

- Стиль!

Вот-вот! (Смеется). Это было стильно . И у нас был свой жаргон, мы все называли только на английском языке: «шузы», «сейшена». Это был очень узкий круг, может человек 20 от силы на всю Москву таких. Мы в «Национале» встречались, там сидели, пили кофе, ели свой какой-нибудь шницель по-министерски и, конечно, слушали только такую американскую, изысканную, сложную музыку.

  • Кстати, по поводу стиля. Я, к своему удивлению, встретил информацию о вашем авторском семинаре с неожиданным названием – «Джаз и бизнес». Не могли бы вы немножко рассказать о проекте. Вещи, которые, на первый взгляд, как-то сложно стыкуются в создании - джаз и бизнес. Как я понял, здесь ключевым оказывается

  • как раз понятие стиля…

- И я о стилях рассказываю на этих семинарах. Я исхожу из такого простого постулата, что человек, который не различает стилей, не сможет создать стиль и в своем бизнесе .

- Именно музыкальный стиль или вообще?

  • Нет, вообще стили в истории искусства: барокко, романский стиль, классицизм, модерн, конструктивизм и т. д. И я очень быстро рассказываю про стили и их связь с социальными процессами. Затем перехожу на стиль, который создал, скажем, Генри Форд, э тоуже непосредственно бизнес. История брэндов: «Дисней», «Пепси-кола», стиль «Браун». Это уже просто прямое отношение к коммерческому успеху. Если ты хочешь создать крупное направление в бизнесе, но не будешь думать о стиле, успеха не будет. А потом я рассказываю про историю яппи. Это уже совсем близко. Наши так называемые «новые русские» - это, на само деле, русские яппи. В Америке они возникли в 80-е годы, young urban professional, «молодые городские профессионалы». Это карьеристы такие, с высоким образованием и амбициями, юристы, строители, бизнесмены. И возникла новая идеология у них и свой стиль... Они все время проводят в офисах, работа напряженная, много стрессов. И как следствие – им понадобилась определенная музыка. Так возник нью-эйдж - такой новый стиль, спокойная музыка, не раздражающая, не джазовая, расслабляющая.

- То есть нью-эйдж возник в офисах?

- Конечно. Это их музыка, ее поддерживали компании, которые закупали ее специально для фирм, в лифтах она играла, у них в офисах. Медитативная, но не по-настоящему…

- А в чем разница, на ваш взгляд?

Настоящая медитативная – это ритуальная музыка, индийские мантры, например. А здесь – очень такой доступный, массовый вариант. Хотя есть очень хорошие очень образцы нью-эйджа… Я застал то время, когда яппи появились. Они были очень прогрессивные люди. А следующее поколение их уже ненавидит - яппи, студентов, которые учились в тех же университетах. Для них это отрицательное, почему что сложился (во многом справедливо) образ такого эгоиста. Вот яппи молодые поженились, скажем, детей не заводят, потому что они будут мешать им жить, наслаждаться. И появилось сразу отношение к ним как к карьеристам. Но возник целый стиль образ жизни с этими яппи, причем их много в Америке сейчас. Они уже не яппи , они уже лысые немолодые 40-50- летние люди, но они породили новый стиль отношения к жизни и работе.

- Там, по-моему, уже вся нация стала яппи…

Ну нет, нет не скажите. Там тоже очень разные слои… Так вот, я говорю далее на семинаре, что связь между джазом и бизнесом прямая. Во-первых, джаз весь построен на импровизационности. Джазмен – как сапер-подрывник, которому только одна попытка дается. Ошибся - значит все, подорвался, «слажал». И профессионал-джазмен никогда не должен ошибаться, должен всегда играть верно, сочинять мелодии. Это композитор долго выбирает, пробует один вариант, второй, потом оставляет один вариант, наиболее удачный. А джазмен играет сразу все, без подготовки. И вот среди бизнесменов есть люди, которые склонны к импровизации, а есть те, которые просчитывают все варианты . Но зато, когда человек просчитывает, он теряет время, у него нет способности, привычки с ходу принять решение. Он думает: ой, сейчас я просчитаю, а его партнер в это время уже принял решение. Тут возникает своего рода синкопа, акцент на слабую долю. В джазе все держится на синкопе, и в бизнесе. Вот брокер на бирже, пока все думают, вдруг взял и купил все акции, какие-то чутье ему подсказало, на секунду раньше, чем другие. Раз – и о н обогатился! Конечно же, общность и в чувстве драйва. Музыканты классические, любители классики, они драйв не чувствуют, говорят: джаз - это не мое. Джаз-рок , фанк, фьюжн - это не мое, рок –тем более. Они более расслабленные такие, мягкие какие-то. А бизнесмен должен драйвом обладать, но не музыкальным, а каким-то жизненным. У одних он есть, у других нет, кто с драйвом - это рисковые люди , это импровизаторы , это люди синкопирующие и все время меняющие стиль, умеющие почувствовать, как сменить стиль. Чувствуют, не пошло - они меняют сразу вообще все, другие продукты начинают выпускать и т .д. Вот в этом очень большая связь между этими двумя видами деятельности. И когда человек джаз не знает, его не уважает – это, мне кажется, признак того (это мое личное ощущение), что много он в жизни не добьется.

В Т.е вы таким образом на прямую показываете, что не знание культурной традиции, в данном случае джазовой традиции ведет к тому что человек сам себя ограничивает и не может развиться в других областях .

Конечно, да и он еще должен различать стили в джазе и в рок музыке. Потому что с этими вкусами связаны тип клиентуры на кого он рассчитывает . Вот если в магазине в каком то где торгуют какими то духами начать заводить рок музыку , тем более псевдо какой ни будь Иси Диси , клиент будет бежать от туда . И я очень часто наблюдаю что музыка подобрана не верно , даже в торговле , там какаето смесь, каша то одно , то другое, то третье. Я своему дантисту посоветовал у него играет обычно , сидят клиенты нервничают ждут своей очереди, а играет обычное радио «Наше» где то одно, то другое, то третье. Я ему говорю , давайте я вам сейчас принесу Нью Эйдж, хорошая успокаивающая музыка. Вот этой культурой обращения с клиентами даже на основе знания музыкальных систем…..

В Сработало?

Нет там не сработало

В Почему?

Ну там как было так и осталось. Вот так что связь есть и мне кажется прямая . Так что этот семинар я согласился вести и сейчас бывает иногда надежда (не понял)

Это фирма «Арсенал» к стати говоря организовала

В Это совпадение такое?

Нет не совпадение ее директор основатель Виталий Булавин он в общем как то вырос на музыке Арсенала . Когда создавал фирму …… это он мне сам признался . Т.е есть такие аналогии даже в бизнесе

В Вы видите какие то плоды, какую то отдачу. Что приходят люди прошедшие этот семинар, что то говорят

Нет, нет это не давно началось совсем.

В А обратной связи нет

Нет, нет обратной связи нет . Я отдачу вижу вот когда богатые люди они просто заказывают наш ансамбль на каком то своем корпоративном празднике, чтоб мы съиграли

И платят в общем приличные деньги . Они ну там в студенческие годы там слушали ….Сейчас в Москве у них бизнес какой то , они заказывают звонят на какуюто там фирму которая организовывает концерты , те даже не зная кто я такой , звонят мне вот вас заказали там, я говорю давайте пожалуйста . И мы играем концерт …….Т.е такая форма сейчас существует и я думаю что это и есть плоды , тех самых трудных гастрольных лет в советские времена, которые сейчас созрели

В А дома самостоятельно делаете какие то записи

Дома я все тут столько сделал , выпустил дисков и CD-ромов выпустил

В Т.е самостоятельно в домашней студии

Ну как я уже лет 20 наверное как

В А как вам вообще удается физически поддерживать себя в тонусе я вижу агрегаты такие интересные , какие то есть многолетние наработанные приемы

Да нет, нет вообще , в общем заставляю себя . Все это в основном за счет режима . За счет режима питания, сна и не употребление ни каких не наркотиков не алкоголя не курения

В Очень странно. Обычно в жизни многих джазовых музыкантов, рок, на прямую ассоциируется . Как удалось мимо пройти всего этого

Да не как за счет ясного сознания я понял что я себя буду обкрадывать и все и не чего не добьюсь .

В Вы где то писали что большой интерес у вас был к восточным культурам , в связи с этим занимались какими ни будь восточными практиками , медитацией

Вы знаете у меня был период такого активного увлечения йогой, медитацией . Мне повезло когда я побывал в Индии однажды еще в 80е годы 83 по моему . И там меня познакомили с «крупным» йогом женщина, помощница Свами Саросвати . И когда я все это рассказал о том как надо заниматься , она сказала, вы кто по профессии , я говорю музыкант джазовый импровизатор . Она говорит у вас Пронояма –когда вы дышите, Протиохара- когда думаете о том что вы играете, и единственное что она мне посоветовала это какой йогой вот это …..Хавти . Т.е хрестьянская йога Просто реагировать на зло, добро все . А остальное у вас все есть

В И тут вы осознали

Да я понял что йога это для тех у кого нет таланта, призвания . Вот там надо заниматься йогой, особенно там дыханием, а когда у меня все это есть …. И вообще и в принципе йога это каждый день нужно жить и помнить что ты живешь сейчас и здесь . Это в смысле учения Гурджиева Георгий Ивановича , мне то же очень многое дало , само осознания должно быть , надо все время помнить о себе , самовоспоминание это упражнение такое самое трудное . Вот я пытаюсь все время помнить о себе

В Спасибо большое


,







  • .




Похожие:

Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconДокументы
1. /1986 - Поколение X/01 - Поколение Х.txt
2. /1986...

Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconУрок основ православной культуры в 7 классе Тема «Колокольный звон»
Да, мы будем говорить о колоколах, колокольном звоне. Услышим удивительные звуки, которые заставят каждого из нас соприкоснуться...
Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconНегосударственное частное образовательное учреждение «средняя общеобразовательная школа им. Н. И. Лобачевского»
Нынешнее поколение уже четко понимает реальность того, что окружающая нас среда земля, вода и воздух не обладают бесконечным иммунитетом...
Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconНынешнее поколение, наверное, никогда не поймет, почему "политические" анекдоты можно было рассказывать только шепотом и лишь самым близким. Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор
Почему ночной звонок в дверь почти смертный приговор. Почему "врагами народа" были целые нации. 31 мая День памяти жертв политических...
Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconКозлов петр Федорович
Козлов петр Федорович, капитан Северного бассейна. Окончил мвиму в 1958 году. В 1984 году – директор Мурманского технического училища...
Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconЛукин алексей Александрович, капитан-директор на судах Севрыбхолодфлота, в частности – пр «Алексей Хлобыстов»
Севрыбхолодфлота, в частности – пр «Алексей Хлобыстов». В начале 1970-х годов руководил экипажем плавбазы «Арктика», который лидировал...
Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconАлексей Чумаков: "Скромность- это самый короткий путь к неизвестности"
...
Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconДокументы
1. /Брук П.Пустое пространство.doc
Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconДокументы
1. /Брук П. Пустое пространство.doc
Алексей Козлов: «Нынешнее поколение не пустое» iconДубовиков алексей Константинович
Дубовиков алексей Константинович, капитан на судах Мурманрыбпрома. В начале 1980-х годов возглавлял экипаж бмрт «Тында», добивался...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов