Бугаев К. В icon

Бугаев К. В



НазваниеБугаев К. В
Дата конвертации20.05.2012
Размер104.79 Kb.
ТипЗакон




К вопросу об эффективности составления субъективных портретов по делам о незаконном обороте наркотических средств

Бугаев К.В.

Опубликовано: “Законодательство и практика”, №1(8), Омск, 2002.

Сайт: Криминалистика, Судебная экспертиза http://kbugaev.narod.ru


Внешность человека – предмет изучения криминалистической габитоскопии1, характеризуясь значительным количеством индивидуализирующих её элементов и признаков, помимо этого обладает, как известно, ещё и свойствами устойчивости и рефлекторности, т.е. способности запечетлеваться в различных отображениях как объективного (например – фотоснимок), так и субъективного (например – мысленный образ) характера2. Вышеуказанные свойства внешности человека предопределили широкое применение данной информации в деятельности органов внутренних дел по раскрытию и расследованию преступлений (так, например, приказ МВД России от 1 июня 1993г. устанавливает, что в экспертно-криминалистических подразделениях ОВД ведутся картотеки субъективных портретов неустановленных преступников3). Данное обстоятельство справедливо и в аспекте раскрытия и расследования преступлений по делам о незаконном обороте наркотических средств. Так, например, нередко встречаются ситуации, когда имеет место факт незаконного приобретения или реализации наркотиков, но подозреваемый не установлен. Как справедливо отмечает Г.М.Меретуков - “действия следователя в этой ситуации должны быть направлены на сбор информации о личности преступника”4, что подразумевает, в том числе, и установление данных о внешности виновного. Субъективное описание внешности, в данном случае, один из основных источников информации о розыскиваемом лице.

Следует заметить, что нередко практические работники правоохранительных органов отмечают недостаточную информированность относительно использования данных о внешности преступника и возможностях экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел в данном аспекте. При этом, на наш взгляд, недооценивается роль субъективных отображений внешности в установлении личности виновного, таких как композиционный, фотокомпозиционный, композиционно-рисованный портреты. Действительно, данные отображения внешности человека являются производными от мысленного образа, поэтому не могут считаться объективной информацией о лице. В соответствующей литературе5 отмечается, что субъективные портреты не могут быть отнесены к объектам судебно-портретной экспертизы, т.к. она оперирует с объективными источниками информации и заключение эксперта является доказательством по уголовному делу. Субъективная информация о внешности человека, как правило, используется в несколько ином качестве, а именно - в оперативных целях.
Таким образом, как мы полагаем, недооценка возможностей субъективных отображений внешности кроется в недостаточной доказательственной значимости подобной информации. На основании этого в практике ОВД принято исключать субъективные портреты из числа объектов, по которым происходит различного уровня сравнения. Однако, при этом, как мы считаем, упускаются возможности решения многих задач по установлению виновных лиц. Как справедливо отмечает А.М.Зинин объективные изображения “фиксируют признаки внешности лишь тех людей, которые совершили правонарушение, были ранее судимы. В то же время значительное число преступлений совершается лицами, ранее не судимыми, либо “гастролерами”, а как известно, фото- и видеоучеты ведутся в территориальных подразделениях органов внутренних дел. Поэтому на первом этапе установления личности объективные отображения крайне редко (подчеркнуто нами – Б.К.) оказываются в распоряжении правоохранительных органов, в связи с чем установление личности приходится организовывать с помощью субъективных отображений”6. Следовательно, применение субъективных отображений внешности на первом этапе установления личности, когда имеет место сбыт или реализация наркотического средства, но не установлен подозреваемый - не только целесообразно, но и необходимо. “При принятии решений о проведении организационно-тактических, оперативно-розыскных, следственных и процессуальных действий, об их последовательности ... надо учитывать все существенные условия (подчеркнуто нами – Б.К.), а не только о вероятности версий и следствий из них” – отмечает И.В.Овсянников7.

Помимо сказанного, следует отметить и то обстоятельство, что, как правило, габитоскопическое направление экспертно-криминалистических подразделений регионального (областного) уровня аккумулирует объективную информацию о внешности лиц, представляющих оперативный интерес, т.е. помимо картотеки субъективных портретов, ведется соответствующий учет по видеоизображениям. Районные подразделения ОВД по понятным причинам не имеют возможности хранить и развивать всю региональную (областную) базу данных о внешности лиц, представляющих оперативный интерес – да это и не их задача. Следовательно, только региональные (областные) экспертные подразделения имеют возможность эффективно обрабатывать поступающую габитоскопическую информацию и обеспечивать результативную работу в данном направлении. Весьма полезной, в данном контексте, нам представляется возможность сравнения объективных изображений (база данных о внешности лиц, представляющих оперативный интерес) и субъективных изображений (картотека субъективных портретов). Мы полагаем, что информация о сходстве субъективных и объективных изображений одного и того-же лица будет весьма полезной как в плане повышения квалификации специалистов-габитоскопистов, так и в аспекте наглядной демонстрации возможностей органов внутренних дел по раскрытию преступлений. В свою очередь установление совпадающих признаков внешности позволяет следователю корректировать направления расследования, выдвигать и проверять иные, более реальные типичные версии об участниках преступного события. В рассматриваемом аспекте, следует отметить, как положительный фактор, то обстоятельство, что помимо работы самих правоохранительных органов по установлению лица, совершившего преступление или при розыске иных лиц, возможно, также, использование и средств массовой информации8, путем размещения на телеканалах изображения розыскиваемого лица (причем, заметим в данном случае, что изображения, обработанные специалистами экспертно-криминалистических служб, вследствие их наглядности, более предпочтительны, чем словесные описания, имеющиеся в уголовном деле, поскольку последние громоздки и плохо запоминаются в ограниченное эфирное время).

Необходимость в субъективных описаниях внешности в значительном количестве случаев при раскрытии и расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, не вызывает сомнений, однако, возникает вопрос об оценке эффективности данных отображений внешности. Представляется, что эту проблему возможно рассматривать в нескольких аспектах, а именно - в аспекте применения субъективных отображений внешности, и в аспекте их изготовления. Эти проблемы достаточно объемны сами по себе и мы исследуем только некотрые вопросы.

Представляется интересным в изучаемом контексте исследование вопроса о самом понятии “эффективность”. Толковый словарь русского языка определяет термин “эффективный”, как дающий эффект, действенный9. Однако, эффект может быть как положительным, так и отрицательным в той или иной его количественной оценке. Таким образом, говоря об эффективности следует, видимо, иметь ввиду готовность системы к выполнению поставленных перед ней задач вообще. В.А.Волынский, выделяет такой показатель функционирования, как результативность (указанный автор под результативностью понимает “внешнее проявление (в окружающей среде) деятельности системы”10). Согласимся с данным мнением. Однако, думается, что учитывая эффективность (показатель готовности) и результативность функционирования (критерий внешнего проявления деятельности), нельзя упускать из виду и то обстоятельство, что на функционирующую систему оказывают влияние большое количество факторов (как внутренних, так и внешних), которые зачастую невозможно учесть. При этом данная система должна быть в достаточной степени устойчива к подобным воздействиям. В таком случае, как мы полагаем, целесообразно вводить, также, и показатель устойчивости функционирования системы, и, в нашем понимании, им должен быть такой критерий, как “надежность”. Термин “надежность” определяется в русском языке, как “внушающий доверие, верный ... прочный”11, что, как мы полагаем, и соответствует устойчивости к неблагоприятным факторам. Таким образом, говоря о деятельности по составлению субъективных портретов, следует иметь ввиду:

  • ее эффективность – т.е. готовность к выполнению поставленных задач. Мы считаем, что необходимо учитывать здесь достаточную техническую оснащенность габитоскопического направления, создания нормальных рабочих условий (отдельное изолированное помещение для работы с очевидцами), организацию работы в непрерывном, дежурном режиме и пр.;

  • результативность – т.е. внешнее проявление деятельности системы - количество и качество составленных изображений и проверок по габитоскопическому учету лиц, представляющих оперативный интерес. И здесь немаловажную роль играет волевой аспект деятельности специалиста; следует учитывать, также, критерий подготовки и квалификации кадров;

  • надежность – в данном контексте, как мы полагаем, следует говорить о демпфирующих12 свойствах функционирующей системы, о нацеленности рядовых специалистов и руководителей на результат, их способности с успехом выходить из сложных ситуаций.

Однако, в целом, не вдаваясь в терминологическую дискуссию “эффективность – результативность - надежность”, отметим, что в любом случае, деятельность по созданию субъективных портретов, как и большинство иных функций экспертно-криминалистических подразделений, направлена, прежде всего, “во вне” этой службы, нацелена на способствование установлению преступника, и, в конечном итоге, на эффективное и быстрое расследование преступления. В связи с вышесказанным мы считаем совершенно справедливым замечание В.А.Волынского о том, что оценка “результативности” технико-криминалистического обеспечения должна вестись не только по формально фиксируемым в отчетах показателям, но и от обратного, т.е. с учетом упущенных возможностей13. Действительно, эксперт-габитоскопист не имеет возможности реально увидеть результаты своего труда по составлению субъективного портрета. По сложившейся в настоящее время практике, результаты данной работы специалиста в экспертно-криминалистическое подразделение службами НОН (как оперативными, так и следственными) практически не предоставляются. Говорить об “эффективности” или “результативности” в таком случае можно только в кавычках – сотрудники ЭКП работают практически в “черный ящик”, т.к. конечные результаты их деятельности им неизвестны. Кроме того, важным является еще и то обстоятельство, что без критической оценки результатов функционирования невозможно развитие и совершенствование данного направления (габитоскопии) в экспертной службе, отчего, в конечном итоге, страдает общая и главная для правоохранительных органов задача – раскрытие и расследование преступлений.

Выход из обозначенной ситуации видится в организационной сфере деятельности органов внутренних дел. Мы полагаем в связи с этим, что остается справедливым замечание И.П.Карлина: “Дальнейшее развитие экспертно-криминалистической службы и повышение уровня технико-криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений главным образом связано с установлением тесного и отлаженного механизма взаимодействия всех служб правоохранительных органов”14. Представляется, что только наличие обратной связи экспертно-криминалистических подразделений с оперативными и следственными органами служб НОН позволит эффективно выполнять работу по составлению субъективных портретов, о необходимости которых на начальном этапе установления личности по делам о незаконном обороте наркотических средств мы говорили выше. В такой обратной связи должны быть заинтересованы, прежде всего, именно оперативные и следственные органы, и инициатива в данном вопросе должна исходить именно от них, как от подразделений, отвечающих, в конечном итоге, за раскрытие и расследование преступлений. В связи с вышесказанным, мы полагаем, что в нормативных документах должна быть закреплена обязанность оперативных работников и следователей служб НОН сообщать в экспертно-криминалистическое подразделение регионального (областного) уровня об установлении лица и его данных (имя, фамилия, год рождения и пр.), в случаях, если ранее по данному факту был составлен субъективный портрет. Это необходимо и для сравнения объективных и имеющихся в соответствующих подразделениях субъективных изображений данного лица. Мы считаем, что организация адресования данной информации в экспертно-криминалистическое подразделение позволит улучшить качество работы габитоскопического направления экспертных служб.

В связи с вышесказанным, мы полагаем, что при выполнении указанных условий возможно говорить об эффективности деятельности по составлению субъективных портретов экспертными подразделениями органов внутренних дел, и, в конечном итоге, о результативной работе по раскрытию и расследованию преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств. Мы считаем, что данное утверждение остается справедливым и по другим преступлениям, когда проводится оперативная работа по составлению субъективных отображений внешности региональными (областными) экспертно-криминалистическми подразделениями органов внутренних дел.



1 См.: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. Учебник для вузов / Под ред. Заслуженного деятеля науки Российской Федерации, профессора Р.С. Белкина. — М.: Изда­тельская группа НОРМА—ИнфРА, 1999, C.337.

2 См.: Кузнецов А.А., Дубягин Ю.П. Криминалистическое учение о признаках внешности: Лекция. – Омск: ВШМ МВД РФ, 1992, С.4-6.

3 См.: Приказ МВД России №261 от 1 июня 1993, Приложение 3, С.61.

4 См.: Меретуков Г.М. Расследование преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, М., 1992, С.40-41.

5 См.: “Судебно-портретная экспертиза. Методическое пособие” // Информационный бюллетень Следственного комитета при МВД РФ №4(105), М., 2000, С.102.


6 Зинин А.М. “Субъективные отображения внешности человека” // Сб. науч. трудов ЭКЦ МВД России “50 лет НИИ криминалистики”, М., 1995, С.68.

7 Овсянников И.В. Категория вероятности в судебной экспертизе и доказывании по уголовным делам, Автореф....дисс. докт. юрид. наук, М.,2001, С.28.

8 Об использовании средств массовой информации – см., например: Тюменцев А.Н. Организационно-правовые и тактические вопросы использования средств массовой информации при расследовании и профилактике преступлений, Автореф....дисс. канд. юрид. наук, Волгоград, 2000.


9 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка, М.: Азбуковник, 1999, С. 914.

10Волынский В.А. Криминалистическая техника: наука-техника-общество-человек, Юнити, Закон и право, М., 2000, С.248.

11 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка, М.: Азбуковник, 1999, С.379.

12 “Демпфирование колебаний - принудительное подавление колебаний (обычно вредных) либо уменьшение их амплитуды до допустимых пределов....” – см. Советский энциклопедический словарь, “Советская энциклопедия”, М.: 1989, С. 377.

13 Волынский В.А., “Криминалистическая техника:наука-техника-общество-человек”, Юнити, Закон и право, М., 2000, С. 255.

14 Карлин И.П. “Взаимодействие экспертно-криминалистических подразделений со следственными аппаратами в процессе раскрытия и расследования преступлений ” // Информационный бюллетень следственного комитета МВД РФ, №3(92),М.,1996,С.108.




Похожие:

Бугаев К. В iconПонятие письма. Признаки письменной речи и их классификация Бугаев К. В. Опубликовано
Опубликовано: Криминалистическое исследование письма: учебное пособие / А. А. Кузнецов, А. Р. Сысенко, К. В. Бугаев, Д. В. Муленков....
Бугаев К. В iconОтграничение криминалистики от иных наук методами информационного анализа текста. К. В. Бугаев Источник
Бугаев Константин Валериевич, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Факультета права и экономики Омской академии мвд...
Бугаев К. В iconБугаев К. В
Об употреблении термина «наркотическое средство» при соответствующих экспертных исследованиях
Бугаев К. В iconБугаев К. В., кандидат юридических наук
О понятии технико–криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений
Бугаев К. В iconБугаев К. В
Тенденции развития технико-криминалистических средств обнаружения, фиксации, изъятия и исследования наркотиков
Бугаев К. В iconТемы дипломов бугаев К. В
Тему Вы можете предложить и свою, но обговорите её со мной заранее – уже в начале 4-го курса (до октября)!
Бугаев К. В iconБугаев К. В
Современные возможности исследований потожировых следов человека и место таких исследований в системе судебных экспертиз
Бугаев К. В iconБугаев К. В
Опубликовано: Проблемы криминалистической науки, следственной и экспертной практики: Межвузовский сборник научных трудов – Омск:...
Бугаев К. В iconАндрей Белый (Борис Николаевич Бугаев)
Слышишь ли вздох о свободе вздох ветерка улетевший весть о грядущем восходе?
Бугаев К. В iconБугаев К. В. Методические рекомендации по выполнению дипломных работ по криминалистике
Помимо указанных, возникают трудности с подбором литературы, необходимой для освоения методики дипломного исследования, подбора и...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов