ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле icon

ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле



НазваниеZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле
страница1/4
Дата конвертации03.07.2012
Размер0.55 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4

Брокгауз-Ефрон т. 69 СПб 1902 Фелленберг Филипп Эммануил (Fellenberg 1771-1844) швейцарский агроном, филантроп и педагог. В молодости объездил Францию и Германию, изучал материальное положение крестьян и уровень их умственного и нравственного развития. Он пришел к заключению, что главная причина бедности – отсутствие образования или его неудовлетворительная постановка, и решил, что необходима школа, которая давала бы профессиональные знания и, вместе с тем, общее развитие ума и сердца. Купив участок земли под названием Гофвиль, близ Берна, он устроил здесь сельскохозяйственную школу, пансион для благородных детей и учительскую семинарию. Он старался привить населению уменье пользоваться новейшими техническими изобретениями; в воспитании пользовался методом Песталоцци. Очень скоро Гофвильская школа приобрела громкую известность: сюда съезжались ученики из разных стран Европы, даже из Америки; импер. Александр I командировал гр. Каподистрию для ознакомления с предприятием Ф. и, получив о нем благоприятный отзыв, послал к нему на обучение семь русских юношей. Местные жители обвиняли Ф. в том, что вводимые им машины понижают спрос на рабочие руки и многих оставляют без работы; но Ф. блистательно опроверг эти обвинения. По смерти Ф. школа перешла в руки его сына, Вильгельма, но просуществовала недолго; зато она послужила образцом для подобных ей учреждений, открытых в разных местах Германии и Швейцарии (с.437).

ZT. О Фелленберге что-то есть и в моем файле http://zt1.narod.ru/m_bou.htm


Каподистрия Иоанн 1776-1831. Его переписка. Текст на рус. и фр. СПб 1899.90 РНБ Ир30 Б-8/9. ZT. Не смотрел.


Каподистрия Иоанн 1776-1831. ДОНЕСЕНИЕ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, предоставленное Статс-Секретарем Графом Каподистрия, о заведениях г. Фелленберга в Гофвиле, в октябре 1814 года. Перевод с французского. СПб., в типографии Н. Греча, 1817 61 с. РНБ 18.97.3.26 и 138/1199.


СПб, в типографии Н. Греча, 1817 год.


Печатать позволяется

с тем, чтобы по напечатании до выпуска из типографии представлены были в Цензурный Комитет: один экземпляр сей книги для Цензурного Комитета, другой для Департамента Министерства Народного Просвещения, два экземпляра для Императорской Публичной Библиотеки и один для Императорской Академии Наук. Санктпетербург, Января 22 дня 1817 года.

Цензор, Статский Советник и Кавалер

Ив. Тимковской.


Статс-Секретарь Граф Каподистрия объясняет сам, в следующем письме к Г. Фелленбергу, причины, побудившие его представить сие донесение.


Вена, 16 (18) Ноября 1814.

Милостивый Государь мой!

Его Императорскому Величеству угодно было потребовать от меня подробного известия о системе воспитания, основанного на Вере, земледелии и науках, коей давно уже посвящены все занятия и труды Ваши.
Знаки Высочайшего благоволения, которые поручено мне доставить Вам, свидетельствуют, какое участие Государь Император приемлет в заведениях, устремленных на пользу человечества. Жалуя Вас, Милостивый Государь мой, Кавалером ордена Св. Равноапостольного Князя Владимира, Его Величеству приятно было изъявить уважение Свое к дарованиям и достоинствам, столь много Вас отличающим, не думая тем возвысить их блеска. Всемилостивый Государь мой желал обратить на Вас и на знаменитый подвиг Ваш особенное внимание Вашего Отечества и Европы. Столь лестное одобрение просвещенного Монарха будет конечно одним из сильнейших способов к распространению в других землях открытий Ваших и установления, которое очевидно ведет земледельцев в изобилию и счастью путем трудов и добродетели. Имея сам случай удивляться стараниям Вашим, я душевно желаю совершенного им успеха; покорнейше прошу Вас, Милостивый Государь мой, быть уверенным в моем усердии и всегдашней готовности оным содействовать, сколько от меня зависеть будет.

Имею честь быть, и проч.

Подписано:

Граф Каподистрия.


В следствии донесения Графа Каподистрия, Его Императорское Величество удостоил основателя Гофвиля Высочайшим Рескриптом:


Господину Фелленбергу.

Полезные роду человеческому труды, коими вы столь давно и с таким успехом занимаетесь, важные оных последствия, и те, коих человечество впредь еще ожидать может, должны были обратить на себя Мое внимание, и дали вам право на Мое уважение. Я с удовольствием увидел, что ваша система хлебопашества и воспитания соединяет в себе двойную пользу, приводя в то же время к совершенству земледелие и земледельца. Желая изъявить вам участие, Мною приемлемое в успехах и распространении трудов столь отличных, жалую вас Кавалером ордена Св. Равноапостольного Князя Владимира четвертой степени, коего знаки при сем препровождаются. Мне приятно уверить вас в Моем к вам уважении.

На подлинном подписано:

Александр.

Вена, 14 (16) Ноября 1814


ДОНЕСЕНИЕ

Его Императорскому Величеству, представленное в Октябре 1814 Графом Каподистрия, касательно заведений Г. Фелленберга в Гофвиле.

Гофвиль прославился своими заведениями: но не все довольно чувствуют важность оных, не все постигли и умеют ценить обширность видов их основателя.

Прежде Г. Фелленберг был известен как человек, сведущий в земледелии: но сия часть, со всеми материальными заведениями, до нее касающимися, принадлежит к главной, к великой цели трудов и надежд его, к воспитанию, в пространнейшем значении слова.

Одаренный душою деятельною и умом рассудительным, Г. Фелленберг разделял со всеми глубокомысленными людьми беспокойства их при виде обстоятельств, кои в начале сего столетия грозили гибелью народам Европы, на твердой земле живущим. Он сам был отец двух сыновей, еще малолетних, был друг человечества и гражданин ревностный; он с ужасом смотрел на нравственное и политическое положение Европы, на будущность, готовимую детям его и отечеству. Размышляя о состоянии общества, он видел, что начала оного разрушаемы были забвением веры и презрением к нравственности; влиянием самовластия на нравы; эгоизмом богачей, жертвовавших всем услаждению чувств своих; невежеством и грубыми пороками бедных; наконец естественным последствием продолжительных смятений политических, продолжительных страданий, кои, породив одно тиранство, оставляют по себе уныние и усталость – и в слабых вселяют пагубное уверение, что добродетель есть мечта, подобно минувшим надеждам их.

Желание достигнуть до существенного преобразования правил и нравов было, без сомнения, естественно в таких обстоятельствах; но как ласкать себя успехом? Мог ли человек одинокий, слабый, помышлять о приготовлении, и того меньше о произведении в действо такой перемены, даже в пределах одного Швейцарского Кантона? Г. Фелленберг не отчаялся в успехе. Он уверился, что способов к уменьшению бедствий общественных надлежало искать в воспитании, примененном к настоящим нуждам и к главному назначению каждого из сословий в обществе. Он решился, по мере своей возможности, учредить заведение, которое бы служило образцом, началом и средоточием для других заведений в том же роде; дабы сии, пользуясь приобретенною ими опытностью, избегая его ошибок, и приводя в совершенство его способы, могли постепенно распространить по всему Кантону, может быть и по всей Швейцарии, благодетельный образ воспитания, преобразующий нравы и характеры.

Такова была начальная мысль его, таковы были желания и надежды. На земледелии основал он свои предприятия. Во всех странах занимается оным большая часть народа: оно везде сопряжено с видами прибытка, забавы или расчетов; везде нужно приводить его в совершенство и облагородствовать. Но Г. Фелленберг особенно смотрел на земледелие со стороны философической и новой: он видел, в изучении оного и в практике, великие средства к развитию способностей человека.

Он начертал себе план, соразмерный его состоянию и пространству земли, принадлежащей ему в окрестностях Берна. Исполнение оного было приготовлено, потом начато и продолжено с тою мудрою осмотрительностью, которая предупреждает ошибки, дает время извлекать из самого существа дела полезные уроки, и даже, без важных неудобств, переменять принятое направление, когда последствия не отражают сделанных прежде соображений.

Первые годы провел он, обучая земледелию во всей его обширности и со всем возможным старанием. Нужны были важные пожертвования: и немалые суммы употреблены для успехов науки и искусства землепашества. В сие время трудов его возникли везде неосновательные суждения о его предприятии. Он должен был бороться со мнением сограждан своих, кои не понимали его, и ко всем вещественным и нравственным препятствиям, неизбежным при исполнении столь великого дела, присовокупляли еще все трудности, от общего порицания и недоверчивости проистекающие.

Усовершенствование орудий, употребление метОд обдуманных и полезнейших для самых малых подробностей, входили в план земледельческого воспитания, которое Г. Фелленберг готовил свои питомцам. Он хотел воспользоваться всеми приобретенными познаниями, всеми средствами к улучшению до него известными, и участвовать сам в полезных открытиях. Сие намерение должно было расширить пределы его занятий. Он завел уже мастерскую, в которой делались все усовершенствованные орудия, для обрабатывания полей его и для продажи; мастерская сия была в то же время беспрестанно обращаема, под надзором искусного механика, и на новые усовершенствования. Он учредил курсы земледелия для молодых людей, желающих учиться теории сей науки и узнать применение оной, разделяя сам работы или надзирая за ними. Притом, Г. Фелленберг назначил особую часть земли своей для опытного учения. Он принял в дом к себе несколько детей, и дал им, вместе с сыновьями своими, наставников для наук, их возрасту свойственных. Он старался, в определенное время, собирать сельских учителей со всего Кантона, открывая им лучшие правила и лучшие способы для учения деревенских детей, по системе Песталоцци. Наконец, он искал и хотел сам образовать человека, способного управлять училищем для бедных, которое устраивал.

Со временем все предначертания его развились постепенно. Постараемся изобразить, в каком положении находятся ныне разные отрасли заведений Гофвильских.

Полное об них известие составило бы сочинение обширное и многотрудное: заведения си обнимают в круге своем предметы, важнейшие для общества. Степень совершенства, до которой каждый из них доведен уже, может только тогда быть очевидною, когда представлены будут все малейшие подробности. Важность оных зависит от тесной связи их с целым; и они должны быть все перечислены пространно, но с разборчивостью и в порядке, так чтобы рассудок просвещаем был, не обременяя внимания, и читатель не терял бы никогда из вида намерений основателя и конечной его цели.

Но разные причины не позволяют слишком распространить сего донесения. Мы сохранили в нем приличную краткость.

Заведения Гофвильские многими описаны подробно и верно. Один из Редакторов Библиотеки Британской, Г. К. Пикте, семь лет уже был Историком их; и представленные им отчеты сходны с официальными донесениями, обнародованными в разные времена Гг. Крудом, Шаванном и Ренггером, также и с подробностями, внесенными в записки Гофвильские. Из сих различных сочинений, особливо же из Г. Пикте, мы извлечем все, что может показать истинный дух заведений сих, и прибавим свои замечания, на месте сделанные.

С первого взгляда покажется, что разные части, соединенные в Гофвиле, не имеют надлежащей между собой связи. Так устроены: 1, Ферма или сельское хозяйство, назначенное в образец другим; 2, Ферма опытная, или земля для произведений опытов; 3, Фабрика для работы земледельческих орудий; 4, Мастерская для усовершенствования механических способов хлебопашества; 5, Рукомесленное училище для бедных; 6, Пансион для дворянства; 7, Учебное заведение для теоретического и опытного земледелия; наконец, 8, Нормальное училище.

Из сих частей каждая получает пользу от близости и содействия прочих.

Ферма образцовая представляет любителям земледелия и хлебопашества примерное и тщательное употребление всего, что признано хорошим по сей части. Сия-то отрасль заведения приносит ныне самые верные денежные пособия. Деятельность и порядок, везде приметные в работах, украшая место сие, делают его более привлекательным, и более полезным для заведений учебных и земледельческих; такое зрелище сильно действует на свойства, привычки и нравы собранных там детей и юношей. Работы сии занимают бедных питомцев рукомесленной школы, облегчают опыты на отдельных полях и в мастерской, где приводятся в совершенство механические средства.

Ферма опытная, способствуя успехам науки и искусства земледельческих, облегчает труды другой, для образца устроенной, и служит также к учению молодых людей, приходящих слушать курсы земледелия в школе, а Профессоры содействуют сами достижению главной цели, для коей опыты на отдельных полях производятся.

Фабрика земледельческих орудий доставляет обоим фермам нужные механические средства для работ их; она уменьшает издержки на мастерскую, назначенную для усовершенствований. Воспитанники всех школ в ней учатся и привыкают к ремеслам, а дети бедные становятся каретниками и кузнецами, не подвергаясь никакой опасности в отношении к разврату нравов (1).

(1) В Гофвиле есть разные мастерские: есть механик, плотник, каретник, столяр, токарь, кузнец, слесарь, плавильной мастер, башмачник и портной. Всем им отдаются на руки питомцы школы для бедных, из коих каждый сверх земледелия, учится еще ремеслу. [ Конец сноски ]

Мастерская для усовершенствования земледельческих орудий может в случае нужды доставлять искусных работников главной фабрике, и также способствует занятиям питомцев. Г. Фелленберг заметил, что никто, до сего времени, не трудился постоянно над усовершенствованием машин, полезных для земледелия, и ожидая великих выгод по сей части от опытов продолжительных и обдуманных, решил не прекращать их во всю жизнь свою.

Сведущие хлебопашцы, желающие воспользоваться успехами в науке и искусстве земледелия, находят беспрестанно препятствия от несовершенства в производстве работ, от невежества и недоразумения людей, которых употреблять должны. И так рукомесленное училище для бедных, сей рассадник хороших слуг и работников сельских, еще одна из важнейших частей Гофвильских заведений; и в то же время доказывает, сколь прекрасны могут быть нравственные плоды воспитания совершенно земледельческого.

Питомцы назначенного для богатых сословий пансиона, привыкают с молодых лет видеть в помощи, оказываемой сословиям бедным, принадлежность своего звания. Имея всегда перед глазами школу для неимущих, они учатся, каким образом лучше помогать им, а те из молодых людей, которые слушают курсы в земледельческом Институте, узнают, какое воспитание прилично сельским, недостаточным жителям, для доставления через них обществу пользы.

Старательное и полное воспитание детей благородных в пансионе, устроенном под надзором и в доме Г. Фелленберга, может окончиться слушанием курса в земледельческом Институте. Так наука и искусство хлебопашества равно стремятся к совершенству; и в то же время питомцы научаются обращать в пользу свои теоретические и практические познания, ими приобретенные.

Нормальное училище, которое уже три года остается без действия от ложной мысли, достойной общего сожаления, но совершенно чуждой Г. Фелленбергу, привлекало прежде, в летнее время, школьных учителей из разных Швейцарских Кантонов. Они находили в школе бедных совершенный пример для деревенских училищ. В ферме образцовой видели усовершенствованное земледелие; сельские жители от них узнавали его и получали к оному склонность.

Таким образом, различные заведения в Гофвиль составляют одно целое; все они друг от друга обогащаются. Добро требует меньших издержек, и притом гораздо совершеннее, нежели бы могло быть без взаимной всех частей помощи.

Мысль о преобразовании нравов и характеров посредством воспитания предполагает сильное, равномерное действие на все сословия в обществе. Тщетно бы старались распространить в кругу низших привычки, основанные на нравственности, и полезные познания, если те, коим предоставлено главное влияние на жребий народов, будут недостойными своего назначения. Г. Фелленберг к сему приготовляет их тщательным развитием способностей, воспитанием утвержденным на вере и нравственности, и самым разнообразным учением, которое соответствует не только дарованиям питомцев, связям их в обществе, обязанностям, но еще и просвещению нашего века.

В сем духе устроено и ныне управляется его заведение.

Тридцать три мальчика, от восьми до пятнадцати лет, помещены в строении, прилежащим к замку. Всеми подробностями, за которыми обыкновенно смотрят женщины, занимается управительница дома. Двадцатидевятилетний Профессор живет вместе с воспитанниками, день и ночь за ними надзирает, не отлучен от них и в самих играх, в коих берет участие как равнолетный. Еще шесть Профессоров, рисовальный учитель и двое музыкальных, обучают всему, что составляет полное и свободное воспитание. Они пользуются тем, что по опыту признано полезным в новоизобретенных, простых методах, особливо же в Песталоцциевой и Гербаровой. (2)

(2) С того времени, как сие написано, число учителей и Профессоров увеличилось: ныне их тридцать, и все столь же почтенны добродетелями, сколько и обширностью познаний. [ Конец сноски ]

Теория музыки входит в сложность учения, как существенная часть оного; и все питомцы, в которых помещена к ней склонность, берут уроки на избранном ими инструменте. Наука естества, во всех ее отраслях, доставляет им приятное развлечение после важнейших курсов; столярное ремесло и работа в саду служат им отдохновением. Для развития сил их и проворства употребляются разнообразные гимнастические упражнения и всевозможные движения, разумея в том числе учение ружьем и стреляние из лука. Во всех играх стараются приучить их к верному глазомеру и к внимательности.

Дети обедают у Г. Фелленберга, и он всегда бывает при их ужине. Два сына его в числе питомцев. Главные усилия его и неусыпные старания обращены на нравственную часть воспитания. Чистоту сердца ставит он всего выше; и неограниченная к нему доверенность детей есть отличительная черта его училища. Разборчивость, с какою он принимает в помощь к себе Профессоров и учителей, довольно приметна из совершенного согласия их и взаимного обращения с питомцами.

В заведении сём не употребляется ни одно из обыкновенных средств для поощрения или обуздания; нет ни первого места, ни последнего; нет наград, медалей, унизительных наказаний. Напоминание о поступках питомцев, сделанное в полном их собрании тем Профессором, который неразлучен с ними, заменяет все обыкновенные способы к возбуждению соревнования и страха. В сих собраниях получает каждый похвалу или порицание, им заслуженное. Твердый и кроткий голос Профессора, отеческое чувство, коим наполнены выговоры или увещания, производят в сердцах детей глубоко впечатление. Все мелкие черты, показывающие душевное свойство, все случаи к похвале или к неодобрению, бывают помещены в сие напоминание. Дети оправдываются свободно; их слушают с терпением, выговаривают с кротостью. Они уступают не власти, но доверенности, любви, силе истины, мнению сотоварищей, всегда клонящемуся к правде, ибо основания оного здравы.

От неизменного порядка в разделении времени для всех занятий многие средства к обузданию, в других местах необходимые, здесь не нужны. Дети чувствуют себя свободными, потому что повинуются одному влечению обстоятельств и не страждут от чужого своенравия. Не зная никогда принуждения, они пользуются всеми выгодами порядка, и привычка вселяет в них к нему склонность. Они доверчивы, открыты, счастливы – они знают, что их любят. При свойственных летам их проступкам они спешат сами обвинить себя; ибо добровольное признание всегда бывает принято с любовию и снисхождением, и дитя избегает мучения видеть и заслужить холодность своих товарищей.

Небольшое семейство сие показывает общий дух только в добре. Питомцы сговариваются между собою для исправления пороков и недостатков, для заглаживания чьей-либо вины, а не для того, чтобы оправдывать друг друга. Совесть их в сем случае укрепляется чувством Веры, которое беспрестанно внушается им, или посредством примеров, размышления и молитвы. Вместо общего заговора против учителей они еще облегчают им трудное дело воспитания; они уверены, что в их исправлении и счастии заключаются главнейшие желания отца, их усыновившего, и его помощников. (5)

[ Начало весьма большой сноски ] (5) Здесь можем заметить отличительную черту описываемого нами учреждения: в нем учение полагается существенным средством для воспитания богатых детей, ровно как для бедных ручные работы. Наставники меньше стараются обременять память питомцев познаниями нежели научить его самого собирать оные и устраивать правильно; словом, возжечь в уме его светильник, который бы со временем озарял всё, к чему приблизится.

Возьмем в пример Натуральную Историю. Детям не твердят о свойствах минералов: они должны сами изыскивать и узнавать сии свойства; их не учат, следуя Линнеевой системе, различать растения по одному полу, и внимание их не исключительно устремлено на сие – они прилежно разбирают их по корням, стеблям, ветвям, листьям, цветам и плодам. Каждое из сих различных отношений подает питомцу случай умножить число систем, кои могут быть в Ботанике: между ними находят они и Линнееву, усматривая выгоды и недостатки оной сравнением своих опытов. – Уроки сии образуют его в науке наблюдения и предохраняют навсегда от опасной привычки смотреть на всё с одной стороны и судить поверхностно. – Учение Математики, при чем избегают синтетической методы, дает уму проницательность и верность, изгоняет из области точных наук все мечты и заблуждения. – Физика и Химия, в коих анализ особенно нужен, еще более изощряют наблюдательный дух юноши, сравнивающего или различающего их явления, и по мере успехов приучая его к различным степеням отвлечения, доводя, наконец, до Философии. Связь уроков сих избавляет молодых людей от скучных упражнений, коими обременяли бы их в классах Логики. – Сферическая география, следуя сему же ходу, обрисовывает твердую землю и великие водохранилища нашего шара, с рассеянными на них островами; исчисляет хребты гор, рек, владения; и потом подает руку Натуральной Истории, дабы населить минералами, растениями и животными все части великой картины, которую питомец уже составил себе из земного шара. Физическая География сему способствует, и в то же время знакомит его с долготою и широтою, со всеми их свойствами, и т. п. За нею следует История, представляющая рождение, успехи и упадок деятельного духа человеков в различных развитиях его на столь многих поприщах. Наконец современная Статистика довершает сей курс учения, из коего будущий дипломат, правитель и купец узнают, в случае нужды, не только произведения естества и промышленности всех земель и народов, в них обитающих, но и способы сообщения между ними, и всё, что связует их или разделяет.

С другой стороны учение систематическое привязано к чтению и письму. Отечественный только язык разбирается аналитически и довольно подробно, с тем, чтобы извлечь из него правила грамматические. Языки чужестранные преподаются в связи с Историею; заманчивость ее помогает преодолению трудностей Филологических. Начало бывает с языка в словесности Греков, потому что образованность их и обширные сношения доставляют учителю благоприятный случай перенести в древний мир своих питомцев. Притом совершенство языка сего, великие характеры, коими так изобиловала история сего народа, особливые красоты Гомера, Геродота, Фукинида, Ксенофона, Платона и драматических стихотворцев, слишком достаточны для побуждения заблаговременно учиться по Гречески, сообразно с целью Гофвильских заведений. Там никому не кажется странным, что десяти или двенадцатилетние дети поют в прогулках своих гимны из Одиссеи, или в играх представляют разные картины Гомеровы; иногда наблюдается даже, чтобы энтузиазм к сему стихотворцу не лишал их покоя, для здоровья необходимого. *

[ Сноска внутри сноски ] * Недавно случилось, что молодой Барон Биссинг и младший из трех сыновей Князя Вреде, в Гофвиле обучающихся, встали в час ночи и хотели сесть за своего Гомера; должно было насильно положить их опять в постелю. [ Конец сноски внутри сноски ]

- От Греков переходят к Вергилию, и с ним пускаются в основательное исследование языка и Истории Римлян: оно долго занимает питомца. Потом сквозь лабиринты средних веков достигают они Истории и языков новейших, не пропустив без внимания прекрасного творения Германского Гомера, так называемой песни Нибелунгов.

Священная История не забыта в числе исторических упражнений в Гофвиле; она есть особая отрасль, которая со времен Спасителя и Апостолов сходится со Светскою. Она приносит существенную пользу в учении, до Веры относящимся, когда юный питомец не может еще постигнуть духа всеобщей любви, отличающую Христианскую религию, ни тех возвышенных чувств смирения и преданности, к коим она ведет нас, заставляя предпочитать чистые наслаждения душевные удовольствиям чувственным, и скоротечным страстям земного нашего существования. Понятия наши в детстве тогда только точны и действительны, когда основаны на ясном, внутреннем уверении: по сему в Гофвиле учение, до Веры касающиеся, начинается с Ветхого Завета. В то время особливо нужно внушать им мысль о бытие Бога, о сношениях Его с людьми, выбирая те, кои больше понятны, и мысль о Провидении, непрестанно бодрствующем; для совершенного достижения сей цели представляются им ряд картин, искусно взятых из Ветхого Завета.

Историческая часть Евангелия, которою кончится первое отделение сего курса, постепенно развивая способности воспитанников, приводит их к познанию отличительных свойств Христианской Веры, и оставляет глубокие в сердцах их впечатления.

За сим следует основательное учение правилам нравственным и догматам Церкви; оно заключает весь курс сего духовного воспитания, которое служит токмо введением в великий курс, обнимающий целую жизнь и непрестанно обогащаемый всеми ее происшествиями и занятиями.

Ход сего учения, соответствующий другим урокам Гофвельских питомцев, имеет ту большую выгоду, что избавляет их от преждевременных, опасных успехов: каждый шаг их вперед довольно приготовлен предыдущим, и потому надежен и полезен. Всего вреднее изъяснять им истины религии одними словами без смысла, и сим тщеславиться; а для счастия жизни всего необходимее найти в Религии подругу, которая бы оживляла, поддерживала и возвышала существование наше.

В Гофвиле принято, по другим отношениям, за важное правило не рассуждать с питомцем о догматах и таинствах Церкви прежде, нежели будет он довольно приготовлен к принятию с несомненною верою всего неизъяснимого. Покорность сия должна быть верным последствием внимательного чтения Евангелия и совершенного познания свойств Христовых.

Наставления, предшествующие Св. причастию, сообразны Катехизису того исповедания, в котором рождены готовимые юноши; и они подвергаются всегда предварительному испытанию от Священника.

Вникая в дух Гофвильских заведений, мы ясно усмотрим, что там все клонится к деятельному развитию способностей в питомцах средствами, сколь можно больше из них самих почерпнутыми; к тому, чтобы вдохнуть в них чувство любви ко всему доброму, справедливому, почтенному и изящному [ для чего в Гофвиле прилагают отличное старание о музыке и рисованье ]; внушают им, для всех предприятий, познание лучших способов и желание действовать ими; предохранить их от пагубного влияния дурных примеров; и особливо приучить к внимательности, догадке, рассуждению, проницательным изысканиям во всех делах своих, наконец, к непреоборимому постоянству и бесстрастию в исполнении долга. [ZT. конец большой сноски (3) конца стр. 13; возвращение на стр. 14 ]

Желая сохранить во всей силе сие расположение питомцев, которое так много способствует успехам воспитания и нравственности, и не подать случая дурному семени укорениться между ними, Г. Фелленберг положил не принимать [ZT. в воспитанники] никого в Институт свой, пока прежде вступивший не будет утвержден в стремлении к добру общим примером, пока наставники не перестанут бояться его влияния на товарищей.

Может быть ни в одном учебном заведении не умеют так хорошо соединять забавы с трудами, свободу с порядком; где бы дети имели столько случаев привыкнуть к светскому обращению, благопристойному и учтивому. Дом Г. Фелленберга есть лучший образец для них. Они посещают иногда в Берне родственников или знакомых своих, отличающихся лучшим обращением, и видят беспрестанно иностранцев, из всех земель приезжающих; можно сказать, что юные жители Гофвильские путешествуют, не трогаясь с места. Наконец Профессоры институтов составляют сами приятное общество, удерживающее долго иностранцев, которых привлекло туда любопытство.

Для совершенного изъяснения плана, составленного Г. Фелленбергом и цели его исправить посредством земледелия ум и сердце народа, мы предложим здесь несколько предварительных размышлений. Они почерпнуты из другого сочинения Г.К. Пикте:
  1   2   3   4




Похожие:

ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconПеречень идей, над которыми я работал и еще буду работать
О том, что бесконечная природа есть неклассический вечный двигатель (в моем письме физику Сергееву ок. 1972 г.)
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconСамое основное на портале "Сеть творческих учителей" Что есть и что будет. Из нашей новостной ленты
Творческая группа "Международные совместные проекты / International Joint Projects" приглашает к участию в сетевом проекте "Любимое...
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconТематическое планирование уроков информатики в 3-м классе (из расчета 1 час в неделю, всего 34 часа) Учебник- тетрадь «Информатика в играх и задачах» 3 класс, 2 части
Общие свойства объектов группы. (Что у любого есть? Что любой умеет?) Особенные свойства объектов подгруппы. (Что еще есть? Что еще...
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconМ. Ю. Лермонтов лица, которые действуют в пьесе
Полагаете, это много? Тут как говорится: «Хоть верть-круть, хоть круть-верть …» Главное, что есть комедия. Главное, что есть метаморфозы....
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconСамое основное на портале "Сеть творческих учителей" Что есть и что будет. Из нашей новостной ленты: 14. 06. 2010
По мере сил и интеллектуальных возможностей я прокомментировал те главы проекта нового фз "Об образовании", в которых хоть что-то...
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconКнига первая Глава I что есть война, что есть право ?
Определение права по свойствам действия и деление его на право господства и на право равенства
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconКогда в губернском городе С. приезжие жаловались на скуку и однообразие жизни, то местные жители, как бы оправдываясь, говорили, что, напротив, в С. очень хорошо, что в С
С. очень хорошо, что в С. есть библиотека, театр, клуб, бывают балы, что, наконец, есть умные, интересные, приятные семьи, с которыми...
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconО заочном районном фотоконкурсе «Зима в моем городе»
Районный конкурс «Зима в моем городе» проводится в период с 5 декабря 2011года по 21 января 2012 года
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconЕсть у нас козлик
Подпрыгивая на месте, дети громко и ритмично говорят: «Есть, есть, есть, есть, есть, есть». Когда произносится последнее из этих...
ZT. о фелленберге что-то есть и в моем файле iconНаталья Евгеньевна, здравствуйте!
Остальные серии дыхания\бездыханности сопровождались только ощущениями сильной вибрации в конечностях и был жар в области кистей...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов