Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) icon

Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста)



НазваниеИмплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста)
АНОХИНА Наталья Владимировна
Дата конвертации30.05.2012
Размер308.71 Kb.
ТипАвтореферат

На правах рукописи




АНОХИНА Наталья Владимировна




ИМПЛИЦИТНОСТЬ КАК КОМПОНЕНТ СТРУКТУРЫ
СОДЕРЖАНИЯ ТЕКСТА И СОСТАВЛЯЮЩАЯ
ПРОЦЕССОВ ЕГО ПОНИМАНИЯ


(на материале научно-популярного текста)


Специальность 10.02.19 – теория языка


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук


УФА-2010

Работа выполнена на кафедре языковой коммуникации и психолингвистики государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уфимский государственный авиационный технический университет»


^ Научный руководитель

доктор филологических наук, профессор
Пешкова Наталья Петровна


Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор
Майоров Анатолий Петрович

кандидат филологических наук,
доцент Новикова Ольга Николаевна


^ Ведущая организация

ГОУ ВПО «Башкирский государственный
педагогический университет
им. М. Акмуллы»


Защита состоится «19» февраля 2010 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.013.12 по защите диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук при Башкирском государственном университете по адресу: 450076, г. Уфа, ул. Коммунистическая, 19, ауд. 31.





С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Башкирского государственного университета по адресу: 450074, г. Уфа, ул. Заки Валиди, 32.


Автореферат разослан « ____ » января 2010 г.





Ученый секретарь
диссертационного совета Чанышева З.З.


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данное диссертационное исследование посвящено изучению одной из важнейших категорий речевого произведения – имплицитности – ее роли в процессе понимания, выявлению механизмов и стратегий реконструкции имплицитной информации при восприятии научно-популярного текста.

Актуальность. Проблема имплицитности текста и ее роли в процессах понимания привлекала внимание исследователей различных направлений на протяжении последнего столетия. Изучению различных аспектов данной проблемы посвящено множество современных научных трудов, среди них работы Н.И. Жинкина, А.И. Нови­кова, А.А.
 Леонтьева, А.А. Залевской, Н.П. Пешковой, А.М. Маркаряна и многие другие.

Тем не менее, в современной науке существует ряд разногласий в понимании сути вопроса вплоть до диаметрально противоположных подходов к его решению, а некоторые аспекты проблемы до сих пор остаются в тени. В частности, в лингвистической литературе практически не рассматривались вопросы, касающиеся механизмов восстановления имплицитной информации, представленной в структуре содержания текста в виде пресуппозиции и импликации, действующих в процессе понимания письменного сообщения. Актуальность настоящей диссертации связана с обращением к экспериментальному исследованию механизмов и стратегий реконструкции пресуппозиционного и импликационного компонентов, имеющих место при восприятии научно-популярного произведения.

Объектом исследования диссертационной работы являются «встречные тексты», созданные реципиентами в процессе понимания научно-популярного письменного сообщения, представляющие собой набор реакций испытуемых на воспринимаемую информацию.

Предмет исследования составляют механизмы восстановления имплицитной информации воспринимаемого сообщения, в основе которых лежат определенные типы реакций из «встречных текстов» реципиентов, а также стратегии реконструкции пресуппозиции и импликации, применяемые испытуемыми и выявленные ими путем рефлексии над собственной речевой деятельностью.

На основании предварительного анализа материала нами была сформулирована гипотеза исследования, в соответствии с которой в процессе восприятия сообщения пресуппозиция и импликация, составляющие имплицитную информацию всего текста, должны быть восстановлены реципиентом полностью или частично, в противном случае понимание будет неполным, частичным или не будет достигнуто вообще. Иными словами, механизм реконструкции имплицитности является одним из важнейших и универсальных закономерностей понимания речевого произведения.

Цель настоящей диссертационной работы заключается в нахождении и экспериментальном изучении названных выше механизмов и стратегий. В соответствии с поставленной целью предполагается решение следующих задач:

1. Обосновать выбор материала исследования, т.е. определенного типа научно-популярного текста, а также методов и инструментов его изучения.

2. Проанализировать экспериментальный массив текстов на предмет присутствия в их содержании имплицитной информации в форме пресуппозиции и импликации, используя метод денотативного анализа текста и денотатный граф в качестве инструмента экспликации глубинных структур речевого произведения и опираясь на психолингвистическую типологию текста.

3. В ходе экспериментального исследования уточнить виды реакций, лежащих в основе действия механизмов реконструкции имплицитной информации и осуществить их классификацию.

4. Провести экспериментальную проверку гипотезы о домини- рующей роли импликационной составляющей в процессе понимания научно-популярного текста. Определить, какие из реакций, связанные с пресуппозицией или имеющие отношение к импликации, доминируют во «встречных текстах» испытуемых.

5. Провести сравнительный анализ наших экспериментальных данных с уже известными фактами, представленными в работах исследователей, использующих методику «встречного текста» (А.И. Новиков, И.В. Кирсанова). Осуществить сравнительно-сопоставительный анализ экспериментальных данных, полученных нами, и результатов исследования пресуппозиционной и импликационной составляющих, проведенного на уровне понимания слова в тексте (А.М. Маркарян), с целью проверки выдвинутой нами гипотезы о доминирующей роли импликации, связанной со смыслом целого текста при его понимании.

Материалом для экспериментального исследования послужил научно-популярный текст, представляющий собой достаточно распространенный тип описания с элементами рассуждения.

^ Теоретической базой диссертационной работы являются труды Н.И. Жинкина, А.А. Леонтьева, Г.В. Колшанского, а также теория текста и его смысла А.И. Новикова и текстотипологическая концепция Н.П. Пешковой, получившие дальнейшее развитие в работах Н.В. Матвеевой, А.М. Маркаряна, И.В. Кирсановой и других.

Методологической базой исследования стали следующие подходы: лингвистический, психолингвистический, когнитивный, а также философский, учитывающий наиболее общие связи и законы, свойственные всем явлениям мира и мышления. Вместе взятые они дали возможность реализовать интегративный подход к изучению текста и механизмов его понимания.

В качестве инструментов исследования использовались:

– метод денотативного анализа текста, дающий возможность эксплицировать и представлять в графическом виде пресуппозиционную и импликационную составляющие структуры содержания текста;

– психолингвистический эксперимент, с использованием методики «встречного текста» А.И. Новикова, позволяющий выявить индивидуальные реакции реципиентов, лежащие в основе механизмов восстановления имплицитной информации;

– количественный анализ различных видов индивидуальных реакций реципиентов, дающий возможность определить их процентное соотношение с общим числом полученных реакций;

– качественный анализ данных, обеспечивающий интерпретацию и классификацию выявленных реакций;

– метод эмпирического анализа текстового материала и метод компьютерной обработки экспериментальных данных;

– метод рефлексии, позволяющий получить от испытуемых информацию об используемых ими стратегиях реконструкции имплицитной информации.

В результате проведенного исследования имплицитности как компонента структуры содержания текста и составляющей процессов его понимания на защиту выносятся следующие положения:

1. Имплицитная информация существует в тексте в виде двух своих составляющих – пресуппозиционной и импликационной – которые, в зависимости от типа текста и условий восприятия, могут находиться между собой в состоянии равновесия или доминирования одной по отношению к другой.

2. При понимании целого текста научно-популярного типа импликационная составляющая является доминирующей по отношению к пресуппозиционной составляющей имплицитности.

3. Результаты экспериментального исследования позволяют сделать вывод о существовании механизма восстановления имплицитной информации, основу которого составляют такие реакции «встречного текста», как ассоциация, мнение, оценка, ориентировка, инфиксация, прогноз, аргументация, предположения и компликативная.

4. Механизм восстановления имплицитной информации также связан со стратегиями ее реконструкции, используемыми реципиентами в процессе понимания текста.

К таким стратегиям относятся различные способы работы с информацией, применяемые испытуемыми при выявлении скрытой информации сообщения. В том числе, использование в качестве опоры: элементов содержания текста (импликационных отношений); предварительных энциклопедических и специальных знаний (пресуппозиции); практического жизненного опыта, практических знаний (пресуппозиции); одновременно содержания текста и предшествующих знаний (пресуппозиции + импликации); заголовка текста с целью прогнозирования его содержания; собственной оценки проблемы; привлечение дополнительных индивидуальных смыслов; ассоциаций и др.

^ Научная новизна диссертационной работы связана с тем, что в ней впервые предпринимается попытка выявления и изучения механизмов реконструкции имплицитной информации с использованием методики «встречного текста», разработанной А.И. Новиковым; а также осуществляется классификация этих механизмов с опорой на представление об их определяющей роли в процессе понимания вообще и исходя из гипотезы о доминирующей роли импликационной составляющей в процессе понимания научно-популярного текста.

^ Теоретическая значимость исследования состоит в том, что данные, полученные экспериментальным путем, вносят существенный вклад в развитие теории текста, уточняют теории и модели его понимания и могут быть использованы для проведения дальнейших исследований особенностей восприятия письменного речевого произведения.

^ Практическая ценность работы заключается в том, что полученные данные могут применяться при чтении курсов лекций по психолингвистике, общей теории текста и лингвистике текста.

Кроме этого, методики исследования, использованные для изучения особенностей понимания научно-популярного письменного сообщения, могут оказаться продуктивными и в отношении других типов текста.

^ Апробация работы. По теме диссертационного исследования были сделаны сообщения на научных и научно-практических конференциях различного уровня, в том числе на Всероссийской научной конференции с международным участием «Антропоцентрическая парадигма лингвистики и проблемы лингвокультурологии» (Стерлитамак, октябрь 2005), Всероссийской научной и научно-технической конференции «Гуманитарные и социально-экономические науки в начале XXI века» (Нижний Новгород, декабрь 2008). Диссертационные материалы были опубликованы в межвузовских сборниках научных трудов (Уфа 2005, 2006, 2007, Стерлитамак 2006, 2007, 2008, 2008а); в рецензируемом журнале из списка ВАК РФ «Вестник Башкирского университета» (№ 1, 2 2009 г.).

Основные положения и выводы исследования отражены в 12 публикациях. Диссертация прошла обсуждение на расширенном заседании кафедры языковой коммуникации и психолингвистики ГОУ ВПО «Уфимский государственный авиационный технический университет».

Логика изложения результатов исследования, его цели и задачи определили следующую структуру работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии (202 единицы) и источников текстов, приложения, включающего тексты, используемые в исследовании, и таблицы.

Работа изложена на 195 страницах (включая 35 страниц приложений), содержит 9 рисунков, 3 таблицы и 10 диаграмм.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение содержит определение методологических и теоретических основ исследования, формулировку цели и задач, указание на предмет и объект исследования, обоснование актуальности, новизны, теоретической значимости и практической ценности, теоретических положений, выносимых на защиту.

^ Первая глава «Проблема имплицитности в современной лингвистике» освещает различные подходы к понятию «имплицитность» как объекту лингвистических, психолингвистических, психологических, когнитивных и прагматических исследований. Существует множество дефиниций понятия «имплицитность». Не будет преувеличением сказать, что в литературе, связанной с проблематикой имплицитности, встречается столько определений, сколько действует подходов к исследованию объекта. Чаще всего имплицитность понимается как нечто подразумеваемое, скрытое (О.С. Ахманова, А.В. Бондарко, В.А. Кухаренко, В.Л. Медынская и др.). Ряд исследователей полагают, что невыраженного смысла быть просто не может. Например, П.А. Лекант прямо говорит об этом и считает, что противопоставление эксплицитности и имплицитности относительно, а выраженность любого содержательного элемента – абсолютна [Лекант 1986].

М.Ю. Федосюк считает недостаточно обоснованным такой подход, когда имплицитным считают нечто невыраженное, но опознаваемое, ибо «если какое-либо содержание в тексте ничем не выражено, то оно … просто отсутствует. Поэтому имплицитное содержание – это, безусловно, содержание выраженное, но выраженное особым образом. … Имплицитное содержание – это такое содержание, которое, не имея непосредственного выражения, выводится из эксплицитного содержания языковой единицы в результате его взаимодействия со знаниями получателя текста, в том числе с информацией, черпаемой этим получателям из контекста и ситуации общения» [Федосюк 1988].

В данной работе вслед за А.И. Новиковым и Н.П. Пешковой имплицитность определяется как содержательные и смысловые компоненты, которые не получили отображения во внешней структуре текста, но присутствуют в его внутренней структуре, и не просто присутствуют, а являются неотъемлемыми элементами глубинной формы текста.

В настоящее время сформировалось представление о том, что в речевом произведении могут присутствовать различные виды имплицитной информации. Имплицитная информация разной природы представляет собой источник многозначности сообщения, лежит в основе многих реакций реципиента, составляющих механизмы понимания текста, и влияет на процессы его восприятия и осмысления [Пешкова 2007].

Таким образом, часть содержательных и смысловых компонентов, не получивших отображения во внешней структуре текста по ряду причин, тем не менее, присутствует в его внутренней структуре, являясь неотъемлемыми элементами глубинной формы речевого произведения. С точки зрения реципиента, содержание воспринимаемого им текста представляет собой динамичную модель некоторого фрагмента реального мира, и понимание его должно неизбежно опираться на уже известные факты – энциклопедические знания или данные рассматриваемой в сообщении предметной области. Иными словами, структура содержания текста всегда включает в себя пресуппозитивный и импликативный компоненты.

Приведенное выше утверждение исходит из понимания феномена содержания речевого произведения как многоуровневого мыслительного образования, представленного, как минимум, тремя видами информации. Это, во-первых, информация, возникающая непосредственно под воздействием языковых средств текста; во-вторых, уже известные, «старые» знания, дополнительно привлекаемые для понимания текста в качестве необходимой основы для осмысления новых фактов; и, в-третьих, «новая» информация, выводимая из содержания текста, на основании известных связей и отношений. Второй вид информации Н.П. Пешкова обозначает в структуре содержания текста как «пресуппозицию», информацию третьего вида – как «импликацию» [Пешкова 2002, 2007].

Нужно отметить, что в некоторых исследованиях эти два вида имплицитной информации в тексте не дифференцируются. В представленной работе эти два понятия разграничиваются, поскольку их объединяют фактор «невербализованности» и когнитивный характер, в то время как природа их происхождения различна.


Под пресуппозицией в данной работе подразумеваются все предварительные знания, необходимые для понимания текста. Они включают знание языка сообщения, энциклопедические знания о мире, знание общей предметной области, освещаемой в тексте, а также узкой специальной области, предметной ситуации. Под импликацией понимаются «новые» индивидуальные знания реципиента, сформировавшиеся на основе понимания содержания текста, в виде новых связей и отношений, возникающих между известными предметами и понятиями в процессе чтения; а также вся не вербализованная, но подразумеваемая автором при порождении текста информация, выводимая из его содержания.

В диссертации упоминается еще одно понятие, которое тесно связано с проблемой имплицитности – это подтекст. Диапазон трактовок термина подтекст варьируется от «скрытого смысла высказывания» до «содержательной глубины текста». Нужно отметить, что в работах по данной проблеме не существует терминологического единообразия, что говорит об отсутствии единой понятийной системы.

Зачастую понятие «подтекст» определяется как возникающий в сознании читателя целостный комплекс представлений, возбуждаемый текстом при его взаимодействии с уровнями сознания языковой личности читателя на основе личностных ассоциаций между текстом и индивидуальной, концептуальной картиной мира читателя. В таком понимании подтекст совпадает с разновидностью смысла, а именно со скрытым смыслом речевого произведения.

^ Во второй главе «Анализ импликационной и пресуппозиционной составляющих имплицитной информации текста» рассматриваются различные подходы к исследованию содержательной структуры текста, описывается метод денотативного анализа текста А.И. Новикова и объясняется выбор данной методики, осуществляется анализ текстового материала с использованием элементов денотативного метода, проводятся количественный и сравнительно-сопоставительный анализы полученных результатов.

Существует множество методов изучения содержательной структуры текста. В задачу настоящего исследования не входит осуществление подробного анализа каждого из них. Нужно отметить, что попытка проанализировать, классифицировать разнообразные методы изучения семантики текста была предпринята В.Б. Апухтиным, который выделил следующие их типы: формально-семантические, логические, функциональные и психолингвистические [Апухтин 1978]. К формально-семантическим методам исследователь отнес дескрипторный анализ, синсемный анализ, дистрибутивный анализ, анализ по непосредственным составляющим и др. К группе логических были причислены методы, направленные на выявление логической структуры текста, которая приравнивается к смысловой структуре. К функциональным методам относятся все методы, базирующиеся на теории актуального членения высказывания и текста. Психолингвистические методы анализа семантической структуры текста основываются на рассмотрении его функционирования в коммуникативной ситуации [Новиков 1983: 118].

Н.Н. Леонтьева разделяет все методы на лингвистические и информационные [Леонтьева 1981]. Лингвистический подход ориентируется, главным образом, на представление различными способами смысла отдельных предложений, но не структуры текста в целом, поэтому для нашего исследования он не представляет интереса. Информационный подход фиксирует смысл целого текста, что представляет для нас определенный интерес.

А.И. Новиков дополняет классификацию, предложенную Н.Н. Леонтьевой, группой методов содержательного анализа целого текста, к которой относятся методы, прямо или косвенно связанные с идеями Н.И. Жинкина о внутреннем строении текста. В основе анализа текста, предложенного Н.И. Жинкиным, лежит представление о главном предмете высказывания или описания, под которым понимается реальный предмет действительности, данный в восприятии. В характеристике этого предмета подчеркивается отличие его непосредственного восприятия от его описания в тексте. Это отличие заключается в том, что в восприятии разнообразные признаки, особенности и качества предмета даны слитно, при описании же предмета эти его признаки должны быть выделены, разделены, а затем объединены по-другому в связываемых друг с другом словах и предложениях. Эта работа должна быть произведена так, чтобы читающий, воспринимающий текст через слова и связи между ними, «восстановил тот первоначальный образ и то понимание реального явления, которое было у пишущего» [Жинкин 1956: 143]. В понимании Н.И. Жинкина текст может быть сведен к системе предикатов, дополняющих друг друга и раскрывающих состав и структуру описываемого предмета действительности. Отношения между предикатами носят не линейный, а иерархический характер, поскольку одни признаки предмета представляются главными, другие – второстепенными и т.д. Элементами структуры содержания здесь являются предмет и его признаки [Пешкова 2002: 85].

В русле этого направления работали такие известные ученые, как Т.М. Дридзе, В.Л. Доблаев, В.Д. Тункель.

Среди когнитивных методов исследования содержания текста особый интерес представляет модель американского исследователя В. Кинча. Он дает графическое представление пропозициональных структур предложений в виде деревьев, которые затем объединяются в семантическую сеть на уровне целого текста [Kintsch and Keenan 1973, Kintsch 1979]. Анализ пропозициональных схем предложений позволяет увидеть, что более простые из них графически представлены в виде «дерева», более сложные уже включают элементы «сети». Н.П. Пешкова находит здесь определенные точки соприкосновения с денотатной структурой содержания текста, эксплицированной денотатным графом по методике А.И. Новикова [Пешкова 2002].

В реферируемом диссертационном исследовании используется методика денотативного анализа, разработанная А.И. Новиковым и получившая дальнейшее развитие в работах Н.М. Нестеровой, Н.П. Пешковой, Л.В. Михайловой, Н.Л. Сунцовой, А.М. Маркаряна. Результатом такого анализа является денотатный граф. Использование метода денотативного анализа в качестве инструмента исследования соотношений имплицитного и эксплицитного в тексте дает возможность эксплицировать ряд характеристик внутренней формы сообщения, среди которых для нашего исследования наибольший интерес представляют пресуппозиция и импликация.

Согласно данной методике структура содержания текста представляет собой совокупность денотатов, организованных по принципу иерархии, отражающей связь предметов и явлений внешнего мира. При этом денотат есть предмет (процесс, явление) реального мира, отраженный нашим сознанием и обозначенный средствами языка [Новиков 1983].

В соответствии с нашей гипотезой при понимании текста в целом импликация имеет большую значимость по сравнению с пресуппозицией, поскольку именно она связана со смыслом текста. С целью проверки выдвинутой нами гипотезы был осуществлен анализ текстового материала, базой которого послужили научно-популярные статьи. Предметом сравнительного изучения в данном случае стали построенные нами графы, эксплицирующие, как уже отмечалось, структуру содержания анализируемых текстов. В них наглядно изображались денотаты пресуппозиционного и импликационного характера. Всего было построено и проанализировано 100 денотатных графов.

Рассмотрим процесс анализа на примере научно-популярной статьи «Как работают искусственные жабры»:

«Сегодня с помощью акваланга ныряльщик может провести под водой максимум 3 часа. Как утверждает Боднер, его «искусственные жабры» позволят находиться под водой на глубине до 200 м намного дольше.

Насос закачивает морскую воду в систему «искусственных жабр», закрепленную на спине ныряльщика. Вода попадает в центрифугу (ее вращает электродвигатель, питающийся от литиевых батарей), и из жидкости выделяется растворенный газ. Освобожденный воздух попадает в специальную емкость-хранилище, а затем в легкие ныряльщика.

Выдыхаемый воздух содержит углекислый газ, но также азот и немного кислорода, который не был использован легкими. Все это можно использовать повторно. Кроме, разумеется, углекислого газа, который поглотит фильтр с гранулами из гашеной извести. Смесь кислорода и азота вновь направляется в хранилище для воздуха.

Этот цикл может продолжаться бесконечно, при условии, конечно, своевременной замены источника электропитания. Пока же батареи весом в 1 кг хватает всего на 1 час работы. То же касается и фильтров — один комплект работает не более 6 часов.

В процессе восприятия данного текста (как и любого другого) выделяются некоторые его элементы, которые можно рассматривать как «смысловые вехи» или «опорные пункты» [Новиков 1983: 133], поскольку они являются своего рода представителями более широкого содержания. Каждый «опорный пункт» является центром некоторого фрагмента.

В качестве таких «опорных пунктов» в данном тексте выделяются следующие: насос, жабры, акваланг, центрифуга, электродвигатель, легкое, кислород, фильтр. Характерной особенностью этих элементов является то, что, с одной стороны, они выступают из общего фона как бы сами собой без какого-либо специального анализа и преобразований текста, с другой – именно они в соответствии с одним из принципов денотативного метода имеют наибольшее количество связей с другими денотатами, входящими в структуру содержания текста. Это и характеризует их в качестве ключевых денотатов содержания.

После построения общего графа, отображающего содержание текста, выявлялись денотаты пресуппозиционного и импликационного характера, связанные с найденными «опорными пунктами», т.е. денотаты, не вербализованные во внешней структуре текста, и выделялись графически.

В работах Н.П. Пешковой «денотаты имплицитности» в графе передавались пунктиром и волнистой линией. В нашей работе точками обозначались денотаты пресуппозиционного характера, пунктиром денотаты, имеющие природу импликации. Примером может служить граф текста «Как работают искусственные жабры» (см. рис. 1):




Рис. 1. Граф текста «Как работают искусственные жабры»

Следующим шагом нашего анализа было построение таблицы, в которой фиксировалось количество денотатов пресуппозиционного и импликационного характера каждого анализируемого текста. На примере данного текста видно, что количество денотатов пресуппозиционного характера – 10, а импликационного – 23.

Проанализировав 100 научно-популярных статей, было выявлено 916 денотатов, имеющих природу пресуппозиции и 1650 – природу импликации. Таким образом, количество денотатов пресуппозиционного характера оказалось меньше количества денотатов, имеющих природу импликации, а, следовательно, и в структуре содержания текста импликационная составляющая количественно преобладает над пресуппозиционной.

В заключение второй главы проводится сравнительно-сопоставительный анализ полученных данных с результатами диссертационного исследования А.М. Маркаряна, который занимался проблемой восприятия лексических единиц в тексте и пришел к выводу о большей роли пресуппозиции – что справедливо для процессов восприятия отдельного слова в речевом произведении.

Что касается восприятия целого текста, то, по нашим данным, доминирующая роль здесь отводится импликации. Можно предположить, что чтение целого текста и восстановление всех его имплицитных связей помогают реципиенту понять адекватно содержание сообщения и извлечь максимальное количество разнообразных смыслов в процессе интерпретации общего содержания. Этот факт далее подтверждается данными, полученными в экспериментальном исследовании, описываемом в следующей главе.

В третьей главе «Экспериментальное исследование механизмов реконструкции пресуппозиции и импликации в процессе понимания научно-популярного текста» формулируется гипотеза, описывается ход проведения эксперимента, выявляются и классифицируются реакции реципиентов, связанные с механизмами реконструкции пресуппозиции и импликации, проводятся количественный, качественный и сравнительно-сопоставительный анализы полученных данных, делаются выводы, подтверждающие рабочую гипотезу.

Основная задача исследования состоит в том, чтобы выявить и описать механизмы восстановления пресуппозиции и импликации, участвующие в процессе понимания письменного текста.

Главным инструментом исследования для нас стал психолингвистический эксперимент с использованием методики «встречного текста».

В качестве испытуемых выступили студенты первого и второго курсов дневного и заочного отделений филологического и исторического факультетов Стерлитамакской государственной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой в количестве 135 человек.

Методика построения в процессе понимания реципиентами «встречных текстов» была разработана А.И. Новиковым в отделе прикладного языкознания Института языкознания РАН в 2004 г. и затем апробирована в работах Н.П. Пешковой и И.В. Кирсановой [2007] на материале научно-популярного текста.

В основе методики А.И. Новикова лежит гипотеза об активной роли реципиента, который не просто пассивно регистрирует содержащуюся в тексте информацию, не является просто «экраном», на котором проецируется содержание текста, а сам строит «встречный текст» [Новиков 2004], или «контртекст» по определению Н.И. Жинкина [Жинкин 1982]. Предполагалось, что такой «контртекст» будет содержать материал, который позволит судить более полно о внутренней стороне процесса восприятия текста.

Материалом, на базе которого проводилось исследование роли пресуппозиции и импликации и механизмов их восстановления в процессе понимания, послужила статья под названием «Полдник с людоедом», взятая из научно-популярного журнала «National Geographic».

Текст предлагался участникам эксперимента в печатном виде, все 19 предложений текста были пронумерованы.

Объектом исследования послужили созданные реципиентами «встречные тексты», зафиксированные в письменном виде испытуемыми и представляющие собой в действительности вербализованные индивидуальные реакции на предложенный нами текст.

Предметом исследования стали реакции из «встречных текстов» реципиентов, лежащие в основе механизмов восстановления имплицитной информации воспринимаемого сообщения.

Всего было выявлено и проанализировано 2460 реакций реципиентов, составивших 135 «встречных текстов».

В третьей главе приводится общий план эксперимента и описываются все его этапы. Психолингвистический эксперимент, целью которого стало выявление действия механизмов реконструкции пресуппозиции и импликации в процессах понимания письменного сообщения, включал в себя три этапа и состоял из трех серий.

На предварительно-подготовительном этапе решались следующие задачи: осуществлялся подбор текстового материала, определялся круг испытуемых и составлялись подробные инструкции по выполнению задания для участников эксперимента.


Второй этап был связан непосредственно с самим экспериментом, который предполагал использование групповой формы его проведения при сохранении индивидуального темпа выполнения задания (работы сдавались по мере их выполнения). Второй этап состоял из трех серий.

Целью первой серии эксперимента была фиксация испытуемыми своих реакций или их интерпретации на прочитанное предложение с соответствующим номером. Иными словами, участники эксперимента должны были записать все то, что на момент прочтения каждого предложения текста возникло в их сознании. Допускалась интерпретация нескольких предложений, составляющих смысловое единство.

Во второй серии эксперимента испытуемые должны были сформулировать общий смысл прочитанного ими текста. Целью второй серии эксперимента было выявление важной имплицитной информации, вербализованной испытуемыми в составленных ими «встречных текстах».

В ходе проведения исследования возникла необходимость в проведении третьей серии, которая была непосредственно связана со второй. Целью данной серии эксперимента была организация таких условий, при которых испытуемые в результате рефлексии смогли бы сами, своими словами назвать используемые ими стратегии реконструкции невербализованной автором (имплицитной) информации текста.

На третьем этапе эксперимента анализировались полученные индивидуальные реакции реципиентов. В результате анализа экспериментальных данных удалось:

  1. уточнить виды реакций, связанные с пресуппозицией и импликацией;

  2. выявить механизмы восстановления пресуппозиции и импликации;

  3. составить классификацию полученных механизмов;

  4. определить, какие реакции доминируют во «встречных текстах» испытуемых: связанные с пресуппозицией или имеющие отношение к импликации;

  5. сравнить известные уже реакции из работ А.И. Новикова и И.В. Кирсановой, вербализующие имплицитную информацию, с нашими экспериментальными данными и с тем, что назовут испытуемые как результат осуществленной ими рефлексии.

Таким образом, в результате экспериментального исследования были получены совокупности реакций по каждому испытуемому. «Совокупность реакций на один исходный текст одного испытуемого и составляет контртекст данного испытуемого» [Новиков 2004: 66].


В процессе анализа «контртекстов» реципиентов, мы выявили информацию, невербализованную автором сообщения, но присутствующую имплицитно в его содержании. Это, прежде всего:

  • опасность дайвинга с кормлением акул;

  • проблемы, связанные с защитой окружающей среды;

  • элементы рекламы такого рода дайвинга.

На третьем этапе эксперимента был использован разработанный А.И. Новиковым прием, заключающийся в том, что для удобства анализа полученных результатов, под каждым предложением текста выписывались все реакции испытуемых. Это позволило увидеть различия и сходства в интерпретации испытуемыми отдельных предложений и текста в целом.

Количественный анализ экспериментальных данных позволил разграничить 17 типов повторяющихся реакций, качественный анализ помог определить, какие типы реакций непосредственно связаны с пресуппозицией и импликацией, т.е. лежат в основе механизмов их восстановления реципиентами в процессе понимания текста. К ним относятся: ассоциация, мнение, оценка, ориентировка, инфиксация, прогноз, аргументация, свободный ответ, компликативная, предположение.

Нами выявлено, что такие типы реакций как мнение, оценка, свободный ответ лежат в основе механизма восстановления импликационной составляющей; в то время как, инфиксация, предположение, аргументация – составляют основу механизма реконструкции пресуппозиционной составляющей; реакции ассоциация, прогнозирование, ориентировка и компликативная имеют отношение и к пресуппозиции, и к импликации.

В третьей серии третьего этапа эксперимента испытуемым предлагалось ответить на два вопроса:

1) Какую важную информацию, с Вашей точки зрения, автор называет в тексте не сразу, а, может быть, не называет вообще. Тем не менее, Вы это поняли или додумали в процессе чтения текста?

2) Что помогло Вам увидеть и понять информацию, не называемую автором текста? Возможно, это другая, связанная с ней, информация. В таком случае, какого рода эта информация? Или что-либо еще? Назовите все, что помогало Вам в процессе чтения увидеть и понять не названную автором, скрытую им (возможно, намеренно) информацию.

Всего участниками эксперимента было дано 134 ответа на первый вопрос и 135 – на второй.

Проанализировав ответы на первый вопрос третьей серии эксперимента, было установлено 24 вида информации, которую автор, по мнению испытуемых, не называет в тексте. Это позволило нам составить таблицу, в которой фиксировались сами названия скрытой информации, данные испытуемыми, и количество ответов испытуемых по каждому виду имплицитной информации. Затем нами были построены диаграммы, в которых показывалось процентное соотношение той или иной скрытой информации к общему числу ответов.

По количеству ответов участников эксперимента (60) преобладал скрытый автором смысл, обозначенный испытуемыми как «Опасность для жизни». Такое количество ответов можно, видимо, объяснить тем, что в формировании смысла текстовой информации большую роль играют эмоции реципиента, а ощущение опасности связано с переживанием определенных эмоций.

Не последнюю роль здесь играют и имплицитные смыслы, заложенные автором текста на глубинном уровне, хотя и не представленные вербально на поверхности сообщения. Как отмечает А.В. Кинцель, «абсолютная объективность и неэмоциональность какого бы то ни было текста невозможна, так как его создателем является конкретный индивид со своей концептуальной системой» [Кинцель 1997: 78]. В целом же, по мнению автора, эмоциональность – ментальное явление, представляющее мотивационную сферу психологической деятельности. В теории речевой деятельности эмоциональные процессы «мотивируют и структурируют смыслы, являясь обязательными элементами смыслообразования» [Кинцель 1997: 78].

В следующей диаграмме демонстрируется процентное соотношение ответов «Опасность для жизни» в сравнении с остальными, выявленными в ходе анализа типами ответов.




Диаграмма 1. Процентное отношение ответов
«Опасность для жизни» к общему количеству ответов


Аналогичные диаграммы были построены для всех установленных испытуемыми 24 видов информации, не вербализованной автором текста.

В процессе анализа ответов на второй вопрос третьей серии эксперимента было выявлено 10 стратегий восстановления имплицитной информации, используемых реципиентами в процессе понимании научно-популярного текста, и обозначенных ими после рефлексии, в условия которой они были поставлены. К ним относятся:

– использование содержания самого текста, т.е. импликационные связи;

– опора на предварительные знания, т.е. пресуппозиция;

– использование практического жизненного опыта (пресуппозиция);

– опора на текст + предварительные знания (импликация и пресуппозиция);

– использование практического опыта + энциклопедические знания (пресуппозиция);

– анализ с опорой на собственную оценку проблемы (эмоциональную и прагматическую) (субъективная модальность);

– прогнозирование с помощью названия текста (импликация);

– использование текстовой информации и соотношение ее с названием текста (импликация);

– опора на собственную логику (субъективная модальность);

– ассоциации, вызываемые прочитанным (субъективная модальность).

Как можно видеть, в стратегиях реконструкции имплицитности текста, используемых испытуемыми реципиентами, практически в равной степени работают как механизм восстановления импликационной составляющей, так и механизм реконструкции пресуппозиции.

Ответы испытуемых, в которых говорится о том, что именно сам текст (т.е. для нас это импликационная составляющая имплицитности) помог им выявить имплицитную информацию, можно классифицировать по нескольким группам. Они, по словам испытуемых, подразумевают использование:

1) информации всего текста;

2) отдельных предложений;

3) отдельных выражений;

4) авторского отношения к информации;

5) отдельных слов текста;

6) языка текста;

7) приведенных в тексте данных;

8) конца текста;

9) отдельных предложений + авторской позиции;

10) описаний в тексте + авторской позиции;

11) информации текста + авторской позиции.

Приводимые выше данные, полученные от испытуемых, составляют картину определенного равновесия лингвистических и экстралингвистических знаний, необходимых им для реконструкции импликационной составляющей.

Кроме этого, как можно видеть, и из десяти приведенных выше стратегий, и из одиннадцати дополнительных факторов, реконструкция имплицитности, как и все процессы понимания, непосредственно связана с личностью самого реципиента и с личностью автора, что объективно отражают факторы, обозначенные нами, как «субъективная модальность».

Необходимые предварительные знания (пресуппозиционный компонент), способствующие восстановлению скрытой информации, названные испытуемыми, можно классифицировать следующим образом:

1) знания, почерпнутые после просмотра TВ (художественные фильмы, специальные научно-популярные программы, новости);

2) знания, полученные после прочтения специальных книг, газет и журналов;

3) общие знания о мире;

4) практический опыт.

Виды необходимых предварительных знаний расположены в порядке убывания их значимости с точки зрения самих испытуемых.

По нашим данным, в 77 ответах испытуемых (что составило 57% от общего числа ответов) утверждается, что именно импликационные связи текста помогли им раскрыть несказанное автором, и лишь 28 ответов испытуемых (? 21%) указывают на использование предварительных знаний, т.е. пресуппозицию.

Это дает основания для того, чтобы сделать вывод о большей значимости импликационной составляющей по сравнению с пресуппозиционной составляющей имплицитности в процессе понимания научно-популярного текста, что и подтверждает нашу исследовательскую гипотезу.

В заключении диссертации обобщаются полученные результаты, обсуждаются области их возможного применения и формулируются общие выводы, основными из которых являются следующие:

1. С помощью метода денотативного анализа и денотатного графа установлено, что имплицитная информация в форме пресуппозиции и импликации составляет важнейший компонент структуры содержания текста.

2. Денотативный анализ исследуемых научно-популярных текстов помог также выявить преобладание в их денотатной структуре импликационной составляющей по сравнению с пресуппозиционной составляющей. Установлено, что количество денотатов пресуппозиционного характера меньше количества денотатов, имеющих природу импликации.

3. Первые два вывода позволили выдвинуть гипотезу о том, что хотя при понимании текста вообще и научно-популярного сообщения, в частности, важную роль играют два вида имплицитной информации – пресуппозиция и импликация – тем не менее, импликационная составляющая доминирует, когда речь идет о понимании целого текста. В ходе исследования, в том числе и его экспериментальной части сформулированная выше гипотеза нашла свое подтверждение.

4. Экспериментальное исследование с использованием методики «встречного текста» А.И. Новикова дало возможность выделить и классифицировать несколько видов реакций, связанных с восстановлением имплицитной информации в процессе понимания письменного сообщения.

5. В основе механизмов восстановления реципиентами имплицитности текста в процессе его понимания лежат реакции ассоциация, мнение, оценка, ориентировка, инфиксация, прогноз, аргументация, предположение, компликативная реакция и свободный ответ.

6. В основе механизма восстановления импликационной составляющей лежат такие типы реакций как: мнение, оценка, свободный ответ; в то время как механизм реконструкции пресуппозиции связан с реакциями инфиксации, предположения, аргументации; реакции ассоциация, прогнозирование, ориентировка и компликативная в равной мере связаны с пресуппозицией и импликацией.

7. Путем использования метода рефлексии выявлены 10 стратегий восстановления скрытой информации, используемых испытуемыми реципиентами в процессе понимания научно-популярного текста. Анализ стратегий показал, что в них в равной степени проявляют себя механизмы восстановления обеих составляющих имплицитности – импликационной и пресуппозиционной.

8. Полученные от испытуемых данные показывают, что имеет место определенное равновесие лингвистических и экстралингвистических знаний, необходимых для реконструкции импликационной составляющей в процессе понимания содержательно-смысловой структуры текста.

9. Личность реципиента, его сознание накладывают свою проекцию на используемые им стратегии реконструкции имплицитной информации текста в процессах его понимания.


Основные положения диссертационной работы нашли отражение в 12 публикациях.

Публикации в рецензируемых журналах, периодических изданиях из списка ВАК РФ:

  1. Анохина, Н.В. Роль пресуппозиции и импликации в процессе понимания научно-популярного текста [Текст] / Н.В. Анохина // Вестник Башкирского университета. – № 1, 2009. – Уфа, 2009. – С. 92-94.

  2. Анохина, Н.В. Исследование имплицитности в индивидуальных реакциях реципиентов в процессе понимания письменного научно-популярного текста [Текст] / Н.В. Анохина // Вестник Башкирского университета. – № 2, 2009. – Уфа, 2009. – С. 451-454.

Другие публикации:

  1. Анохина, Н.В. О проблеме имплицитности в тексте [Текст] / Н.В. Анохина // Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. – Уфа: УГАТУ, 2005. – С. 18-20.

  2. Анохина, Н.В. Формы существования скрытой информации в тексте [Текст] / Н.В. Анохина // Антропоцентрическая парадигма лингвистики и проблемы лингвокультурологии: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. Т. 1. – Стерлитамак: СГПА, 2006. – С. 74-75.

  3. Анохина, Н.В. Механизмы передачи и средства создания имплицитных смыслов [Текст] / Н.В. Анохина // Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. – Уфа: УГАТУ, 2006. – С. 19-21.

  4. Анохина, Н.В. Понятие пресуппозиции в современной лингвистике [Текст] / Н.В. Анохина // Лингвометодические проблемы обучения иностранным языкам в полилингвальном пространстве. Материалы международной научно-практической конференции. – Стерлитамак: СГПА им. Зайнаб Биишевой, 2006. – С. 5-7.

  5. Анохина, Н.В. Импликатура как категория процесса устной коммуникации [Текст] / Н.В. Анохина // Вопросы обучения иностранным языкам: методика, лингвистика, психология. – Уфа: УГАТУ, 2007. – С. 32-34.

  6. Анохина, Н.В. Понятие компрессии информации [Текст] / Н.В. Анохина // Лингвометодические проблемы обучения иностранным языкам в полилингвальном пространстве. Материалы международной научно-практической конференции. – Стерлитамак: СГПА им. Зайнаб Биишевой, 2007. – С. 12-14.

  7. Анохина, Н.В. Эллипсис как один из компонентов компрессии текста [Текст] / Н.В. Анохина // Вузовская наука: инновационные подходы и разработки. Сб. научных трудов. – Стерлитамак: СГПА им. Зайнаб Биишевой, 2008. – С. 56-59.

  8. Анохина, Н.В., Николаева, А.В. Имплицитная информация как средство коммуникативного воздействия (на материале англоязычных рекламных текстов) [Текст] / Н.В. Анохина, А.В. Николаева // Лингвометодические проблемы обучения иностранным языкам в полилингвальном пространстве. Материалы международной научно-практической конференции. – Стерлитамак: СГПА им. Зайнаб Биишевой, 2008. – С. 9-14.

  9. Анохина, Н.В. Понятие подтекст в лингвистической литературе [Текст] / Н.В. Анохина // Гуманитарные и социально-экономические науки в начале 21 века. Материалы Всероссийской научной конференции. – Нижний Новгород, 2008. – С. 21-22.

  10. Анохина, Н.В. О проблеме классификации методов исследования и описания содержательной структуры текста [Текст] / Н.В. Анохина // Текст. Язык. Человек. Сборник научных трудов. Ч. 1. – Мозырь, 2009. – С. 8-9.





^

АНОХИНА Наталья Владимировна




ИМПЛИЦИТНОСТЬ КАК КОМПОНЕНТ СТРУКТУРЫ
СОДЕРЖАНИЯ ТЕКСТА И СОСТАВЛЯЮЩАЯ
ПРОЦЕССОВ ЕГО ПОНИМАНИЯ


(на материале научно-популярного текста)


Специальность 10.02.19 – теория языка


Подписано в печать 11.01.2010 г.

Бумага ксероксная. Печать оперативная.

Формат 60х841/16. Гарнитура «Times». Усл. печ. л. 1,2.

Тираж 100 экз. Заказ № / 10


Отпечатано в полиграфическом участке Стерлитамакской
государственной педагогической академии имени Зайнаб Биишевой:
453103, Стерлитамак, пр. Ленина, 49.








Похожие:

Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconМеханизмы и стратегии понимания и перевода иноязычного текста (на материале анализа вариантов перевода научно-популярного текста на английском языке)
...
Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconРабота редактора с содержанием текста, его логической основой
Смысловая структура текста как логическая основа текста (его логическая схема, модель)
Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconТема: виды редакторской правки текста
Подготовка текста к опубликованию предполагает редакционно-техническую обработку — правку. Правка — это различного вида преобразования...
Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconТема: виды редакторского чтения текста
В основе редакторского анализа текста лежит его чтение. Редактору при работе с текстом приходится несколько раз прочитать его, каждый...
Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconН. К. Данилова операциональный подход к моделированию текста
...
Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconЛабораторная работа «Работа с текстовыми фрагментами без помощи мыши»
Скопируйте последнее слово получившегося текста и вставьте его в начало текста один раз
Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconЛекция 12 Вывод текста на экран и устройство в Windows Содержание: 12. 00. Аннотация
На данной лекции описываются «собственно» функции вывода текста в окно приложения или во всплывающее окно. Также даётся представление...
Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconКомлексный анализ текста д. С. Лихачев. Про зависть
Проблематика текста (Основные вопросы, поставленные в тексте, требующие изучения, разрешения)
Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconИгра для двоих. Один громко переводит каждую фразу текста на русский язык. Второй синхронно переводит каждую фразу на английский. Первый слушает перевод напарника и при необходимости уточняет его произнесением исходного варианта текста

Имплицитность как компонент структуры содержания текста и составляющая процессов его понимания (на материале научно-популярного текста) iconЖанрово-стилистические характеристики англоязычного научно-популярного дискурса (на материале периодических изданий по авиации)
...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов