ч1гл5 icon

ч1гл5



Названиеч1гл5
Дата конвертации29.07.2012
Размер20.77 Kb.
ТипДокументы
1. /Ч1гл1.txt
2. /содержание.txt
3. /ч1гл2.txt
4. /ч1гл3.txt
5. /ч1гл4.txt
6. /ч1гл5.txt
7. /ч1гл6.txt
8. /ч2гл10.txt
9. /ч2гл11.txt
10. /ч2гл12.txt
11. /ч2гл13.txt
12. /ч2гл14.txt
13. /ч2гл8.txt
14. /ч2гл9.txt
15. /ч3гл15.txt
16. /ч3гл16.txt
17. /ч3гл17.txt
18. /ч3гл18.txt
19. /ч3гл19.txt
20. /ч3гл20.txt
21. /ч3гл21.txt
ГЛАВА V

(1)

Три психических центра Личности в любом наблюдаемом случае формируются
 порознь и в разное время.

Двигательный центр высоко развит уже у новорожденных. Его положитель-
ная, инстинктивная часть, или половина, формируется еще в утробе матери, начи-
ная с момента зачатия, так что в момент рождения он уже функционирует в нор-
мальном режиме1. После этого с ним не происходит каких-либо существенных
перемен. Значительно меньше развита другая его половина — отрицательная,
двигательная. Можно сказать, что у новорожденных инстинктивная часть двига-
тельного центра функционирует на 75% его общей мощности, а для отрицательной,
двигательной части этот показатель составляет всего 25%, причем вся ее мощность
уходит на внутренние потребности тела. В процессе роста, в детстве и отрочестве,
отрицательная часть двигательного центра развивается в отношении не только ко-
личественном, но и качественном. Кроме того, умение1 телесного, плотского «я»
подлежит совершенствованию на каждой последующей ступени развития, начиная
с хватательного рефлекса, когда тело уже вынуждено выполнять более сложные
движения. Это развитие продолжается в течение всей жизни.

Эмоциональный центр новорожденного характеризуется прежде всего своей
чистотой. Пока ребенок не научился лгать, он сохраняет присущее данному центру
чудесное, можно сказать, свойство — спонтанно различать истинное от ложного в
очень широком диапазоне всего, что доступно непосредственному опыту.
С тече- нием времени, благодаря принудительному формированию Личности ребенка об- разованием и всем прочим, эмоциональный центр деградирует и теряет эту свою способность, которую впрочем можно впоследствии возродить с помощью эзоте- рической работы, специальных упражнений и настойчивых усилий. Следует также отметить, что эмоциональный центр у новорожденного развит значительно мень- ше, чем двигательный, и в течение всей жизни внешнего человека — «человека №№ 1, 2, З» — отстает от двух прочих — двигательного и интеллектуального. Несмотря на то что как родители, так и общество в целом достаточно усердно занимаются воспитанием и образованием детей, эмоциональный центр получает очень мало шансов для развития. В нашей современной цивилизации это привело к чрезвычайному оскудению эмоциональной жизни. Уже в XVIII веке аббат Прево в своем знаменитом романе «Манон Леско» отмечал: «Немногие знают полную силу различных движений сердца. У огромного боль- шинства людей лишь пять или шесть чувств, которые ограничивают пределы их 54 жизни и воображения. Кроме любви и ненависти, удовольствия и боли, надежды и страха они не чувствуют ничего». И далее: «Но у благородных натур — тысячи душевных движений. Такие натуры как бы могут воспринимать мысли и чувства, выходящие за обычные рамки природы». Развитие эмоционального центра — центральная задача и ось эзотерической культуры. Позже мы увидим, что только с помощью этого центра человек может найти ключ, который откроет ему врата иной, высшей жизни. Интеллектуальный центр у новорожденного находится в зачаточном состо- янии. В течение всей жизни он подвергается интенсивному развитию, благодаря которому его деятельность в условиях нашей цивилизации нередко принимает ги- пертрофированную форму. В понимании нынешней эпохи формирование человека — это, главным обра- зом, формирование его интеллектуального центра: посредством ли обучения, на личном ли опыте или посредством аналитической или творческой работы, ориги- нальной или компилятивной. (2) Интеллектуальный центр ребенка — это tabula rasa, чистая граммофонная плас- тинка, на которую будет наноситься запись. Вся система обширна, хорошо отрегулирована и вдобавок снабжена механизмом, который доигравшую до конца пластинку тотчас сменяет ближайшей по содержанию. Когда мы слышим и автома- тически записываем чью-либо речь, в нас по ассоциации так же автоматически включается воспроизведение соответствующей записи. Так создается и поддержи- вается тот чисто механический процесс, который называют «диалог». Мы можем наблюдать его в беседе между людьми, которые едва знакомы друг с другом. Такой обмен мнениями неизбежно сводится, в виде нормы, к элементарному уровню са- мых банальных интересов: погода, политика, городские новости. Мы слышим, как эти записи проигрываются, чередуясь и меняя пользователей, и лица собеседников при этом искажены гримасой, которая, как принято полагать, выражает друже- любие. Запись продолжается фактически непрерывно; фонотека обширна и записыва- ющий аппарат очень чувствителен. При этом когда человек говорит, легко понять, проигрывает ли он очередную пластинку — или же мы слышим его собственную речь, слова, которые исходят из более глубоких областей его внутреннего мира. В последнем случае он обычно пользуется образным, простоватым и несколько неук- люжим языком, тогда как проигрывая пластинку говорит бегло и почти нараспев. Здесь особенно полезно самонаблюдение, позволяющее выявить такие вариации речи. Иногда случается, что, казалось бы, говорит само Я, — а на самом деле это лишь та или иная запись из прошлого, воспроизводимая внутри человека. И еще одна примечательная деталь: стоит пластинке «заработать» — и ее уже почти не- возможно остановить, пока она не доиграет до конца. 55 Некоторые пластинки мы бережно храним; с других все стираем и переписы- ваем наново. Существует особая серия пластинок, где содержится информация о сумме приобретенных навыков. Каждый из нас в ходе своей работы бессознательно создает коллекцию таких пластинок, используемую затем для профессиональных нужд. Кроме того, в этой коллекции есть также пластинки, содержание которых во- обще лишено смысла: оно не соответствует ни нашим нуждам, ни действительнос- ти, — например, анекдоты и все, что кажется запустившему пластинку остроум- ным. Тщательное при помощи интроспекции наблюдение над этим явлением позво- ляет пересмотреть весь репертуар внутренней «фонотеки» и устранить все лишнее. Для этого следует сперва найти нужные пластинки, которые можно применять для какой-либо цели. Это можно сделать, анализируя их содержание, внутренние встряхивания и толчки, которые запускают ту или иную пластинку, а также харак- терную окраску, которую она придает нашему голосу. Затем следует уловить само начало воспроизведения. Именно в этот момент — далее мы рассмотрим его под- робнее — можно проконтролировать свои записи и стереть ненужные. W Опытным путем установлено, что жизнь ребенка проходит под знаком само- отождествления с телесным, или плотским «я». Личность как бы подчиняется этому «я» и остается недоразвитой. Вместо «я» ребенок часто произносит собствен- ное имя — один из атрибутов Личности. Он говорит о себе в третьем лице — точно так же, как говорит о своей душе взрослый, идентифицирующий себя со своей Личностью. Для внешнего человека Душа —такая же незнакомка, как для ребенка Личность. Но о теле этого не скажешь — даже если ребенок говорит о нем в третьем лице. Впрочем, и у взрослых Личность нередко остается в подчинении у телесного «я», хотя и в менее явной форме. Заметив эту связь, человек, занимающийся эзотерической практикой, пытается ее устранить. И здесь его ожидают непредвиденные затруднения, испытания и соблазны — как, например, в некоторых частных эзотерических техниках (правос- лавных ли, мусульманских или индуистских), где аскеза возведена в культ, вплоть до самого нещадного умерщвления плоти. При этом забывают, что тело —это конь, который дан в распоряжение человека, чтобы везти его всю жизнь; это инструмент, который ничем не заменить. Конечно, конь должен быть послушным и его надле- жит держать в узде, но это не исключает необходимости беречь его и всячески о нем заботиться. В данном случае желательно найти такой подход, который ничем не угрожал бы вашему здоровью — телесному и душевному. 56 (4) Формирование характера происходит одновременно с ростом и развитием пси- хических центров человека. Как мы уже видели, Личность состоит из дробных «я», фиксирующих возможные комбинации центров и их секторов. Эти дробные «я» суть «железные опилки»; при определенных условиях (трении вплоть до воз- горания) с ними происходит то, что мы называем плавкой. Данный процесс, знаме- нующий собой окончательное формирование характера, имеет место в том случае, когда человек достигает следующих идеальных качеств: твердости, стойкости (для мужского пола) или восприимчивости, доброты (для пола женского). Такие качес- тва обретаются, как правило, лишь после многих житейских бурь, зато сохраняются навеки, хотя и окрашены индивидуальными чертами человеческого характера. По- ка плавка не завершена, характер можно уподобить утлой лачуге на песчаном бере- гу, открытой всем ветрам и бурям. В действительности такой характер представля- ет собой некую группировку дробных «я», имеющих нечто общее — врожденную предрасположенность, образование, воспитание, личные интересы или уровень сознания (чаще всего это подсознание) и, наконец, случайные обстоятельства. Опи- сываемые группировки могут создаваться на самых разных основах, и сила связей, объединяющих дробные «я», способна свести их в нерасторжимый союз и даже привести к частичному сплаву, который, если пользоваться нашей аналогией (внут- ренний мир человека как тигель с «железными опилками»), бывает либо в виде корки у стенок тигля, кольцеобразной (рис. 10) или фрагментарной (рис. 11), либо в виде сгустков (рис. 12). Рис.10 Рис. 11 В первом случае характер создает определенную видимость постоянства, весь- ма условного как по сути, так и по форме, и чаще всего встречается среди англосак- сов, главным образом среди германцев. Люди такого склада руководствуются в своей жизни вполне четкими принципами, но в своей основе чересчур прагматич- ны. Во втором случае характер менее постоянен, —так сказать, более хрупок, более уязвим. Чаще всего мы наблюдаем его у романских народов. Характер такого типа склонен к культивированию формальной логики и господству картезианского духа во всех сферах деятельности. Третья категория характеризуется формированием внутри совокупности дроб- ных «я» не одной, а двух группировок, подобных сгусткам в жидкой массе. 57 Рис.12 Такие случаи часто встречаются у славян и уроженцев Ближнего и Среднего Востока. Благодаря наличию в человеке двух группировок вместо одной он более уязвим и мнителен. С другой стороны, такая структура делает его «двусторонним», вследствие чего он более объективен и понятлив. Первый из двух сгустков состоит из интеллектуальных «я», второй — из эмо- циональных. При любом внешнем или внутреннем потрясении между ними возни- кает тесное сотрудничество. На это время они образуют единый блок; характер становится твердым, так что человек способен к принятию важных решений и героическим поступкам. В обычных условиях характер описываемого типа таков, что недостаточно никаких, скажем, личных интересов или соображений выгоды, чтобы, нарушив равновесие между двумя сгустками, обеспечить их полный сплав. «Опилки» в таком составе намагничиваются каким угодно личным или безличным мотивом: идеей, верованием, благочестием, преданностью, доверием и т. д. Иногда формирование двух «сгустков» приводит к отрицательному результату: человек становится склонным к колебаниям, он уже не способен принимать решения и всегда найдет любые оправдания своему бездействию. Примеров такий людей мно- жество в русской литературе — например, в романах Достоевского. Одновремен- ная кристаллизация двух сгустков внутри массы дробных «я» может вызвать рас- кол Личности. Бывают случаи, когда в массе формируются три сгустка, но это уже случаи патологии, которая не входит в сферу данного исследования. Заметим толь- ко, что одновременная кристаллизация трех и более сгустков дробных «я» приво- дит к полному распаду личности; классический пример — российский император Александр II. Третий император Голыптейн-Готторпской династии, сын полусумасшедшего Павла I, убитого своими придворньми, внук дегенерата Петра III, также убитого придворными, правнук Карла-Фридриха, герцога Голыптейн-Готгорпского, алкоголика. Современники оставили об Александре I весьма странные свидетельства. Так, шведский посол Лагербёрк говорил о нем: «Тоньше иглы, острее бритвы, переменчивей прилива и отлива». Стоит вспомнить также высказывание Наполеона: «Редко встретишь столь ясный ум, как у императора Александра; но я убежден, что какая-та часть его утеряна, и притом нельм понять, какая именно». Наконец, Н. К. Шильдер, лучший из биографов Александра, говорил, что «его обыкновением было иметь два образа мыслей для каждого случая». Александр ненавидел всех, кому приоткрывалось его истинное обличье, и сам, конечно, был прекрасно о нем осведомлен; всячески скрывая свою двойственность, он всегда заканчивал яростным отрицанием того, что вначале со всем пылом отстаивал, включая самые возвышенные идеалы. 58 (5) Рассмотрим теперь то отношение, в котором находится Личность взрослого че- ловека к его истинному, сокровенному «Я» — верховному, пусть пассивному, но беспристрастному и справедливому судье. Это взаимоотношение можно изобра- зить в следующем виде: Рис. 13 Кружок слева изображает «я» Личности — совокупность дробных «я», которая фактически есть «не-Я». Кружок справа — истинное Я. В «человеке №№ 1, 2 или З» преобладает Личность. Личность совершает поступки, в то время как истинному «Я», которое с самого грехопадения Адама играет в человеке роль весьма пассив- ную, приходится принимать на себя их последствия. Преследуя свои собственные цели и действуя по своему усмотрению. Личность то и дело входит в противоречие с принципами и нормами, диктуемыми истинным Я. Такое наблюдение позволяет понять сокровенный смысл слов св. Павла: «Не то делаю, что хочу, а что ненави- жу, то делаю» (Рим 7:15). Таково положение каждого, кто живет не ведая о своих скрытых способностях и не зная истинной Жизни. Его иллюзорное существование дано ему взаймы; оно преходяще и окончится смертью, по слову Господа: «ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт 3: 19). Каков смысл и какова цель такого существования? Мы не найдем точного ответа на этот вопрос, пока не проанализируем его в более широком контексте — то есть в контексте всей жизни Вселенной. Только так мы сможем понять истинный смысл человеческой жизни и ее значение в экономии Вселенной^. Напротив — в индивидуальном аспекте, то есть с субъективной точки зрения, такое сушествова- 59 ние представляется, конечно, абсурдным, что всегда было несомненным для вели- ких умов, которые заявляли об этом со всей определенностью. Недаром Пушкин воскликнул: «Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?» Здесь мы снова соприкасаемся с великой проблемой Смерти. Чем больше че- ловек отождествляет себя с Личностью, тем меньше он думает о смерти: вопреки всей очевидности, несмотря на то, что все вокруг ей обречено, у него отсутствует непосредственное ощущение того, что такова ведь и его участь. Даже при самой богатой фантазии человек с трудом представляет себе свою смерть. Чтобы соста- вить внятное представление о смерти (пусть даже не своей собственной), ему необ- ходимо приложить значительное усилие. Самое большее, на что он способен, — это вообразить собственный труп; но из такой картины невозможно исключить наблю- дателя — того, кто созерцал бы себя в виде трупа. Это общеизвестный факт, и именно его избрали некоторые авторы в качестве бесспорного доказательства на- шего бессмертия. Но он лишь часть правды. Для пытающегося представить свою смерть привычное самоотождествление становится не совсем привычным, итак он получает возможность подумать о себе (т. е. тем самым привычно отождествить себя с предметом такого мышления) не как о теле или Личности, а — хотя бы отдаленно и всего на несколько мгновений — как о своем истинном Я. Такой маневр — быть может, единственный шанс вспомнить свое истинное Я, затерянное в глубинах бодрствующего сознания, полностью детерминированного привычным взамодействием Личностного и телесного «я». Представить себе собственную смерть — упражнение не только полезное, но и, можно сказать, необходимое. В православной монашеской традиции оно называ- ется памятью смертной и рекомендуется для ежедневной практики наравне с «мо- литвой Иисусовой»1. Смерть — единственное подлинное и уникальное событие, встреча с которым несомненно уготована каждому. Другими словами, постоянно думать о смерти, близящейся день ото дня, — средство вполне конкретное и эффек- тивное, дающее возможность взглянуть в лицо неумолимой реальности, перед ко- торой меркнут все радости и тревоги нашей Личности. Благодаря этому простому упражнению человек на собственном опыте наконец постигает, что «все суета и томление духа» (Екклес 1: 14; 2: 17). (6) Ситуация остается безвыходной до тех пор, пока человек, так сказать, в качестве Личности отождествляет себя со своим относительным сознанием, принимая его цели и интересы за свои собственные. Ибо «широки врата и пространен путь, ведущие в погибель» (Мф 7: 13). Но где же найти «тесные врата и узкий путь, ведущие в Жизнь» (Мф 7: 13)? Уже самое беглое знакомство с общей картиной отношений между Личностью и истинным Я подсказывает, где искать ответ на этот вопрос. Именно в этой точке, как на последней надежде, должен сосредоточить свои усилия каждый, кто постиг всю суетность иллюзорного бытия и желает вырваться из его сетей. (7) Начиная с этого момента, человек рассматривается в эзотерической науке уже не как данность, а как возможность. Согласно эзотерическому учению био- логическое, психологическое и нравственное развитие внешнего человека в опреде- ленный момент прекращается. Впрочем, человек по-прежнему продолжает целе- направленно и в той или иной мере конструктивно действовать на высших уровнях своего бодрствующего сознания, особенно в том, что касается его основного рода занятий. Он может совершать открытия, может служить обществу — но для него — такого, каков он на самом деле и каким остается, — закрыта возможность повышать уровень собственного бытия. В результате в физическом теле немед- ленно запускается механизм деградации, которая приводит к старению и смерти. Однако такую ситуацию, представленную на рис. 13, можно обратить вспять _ тогда нам и откроется узкий путь, ведущий к Жизни. Достигается это посредс- твом установления непрерывной и постоянной связи между Личностью и пассив- ным истинным Я. И в зависимости от интенсивности усилий ситуация со временем может совершенно перемениться. Чем больше истинное Я, подобно горчичному зерну (Мф 8: 31; Мк 4: 31; Лк 8: 19), укореняется в психической жизни, где прежде безраздельно господствовала Личность, тем больше Личность подчиняется воле этого беспристрастного судьи. Отождествляя себя с истинным Я, человек вновь утверждается в его целостности и постоянстве. И для такого человека жизнь, быв- шая до недавнего времени иллюзией и абсурдом, вновь становится логичной и реальной. Это новое состояние, противоположное изображенному на рис. 13, мож- но представить в виде следующей схемы: Рис. 14 Постоянное связующее звено между Личностью и истинным Я—ую эзотери- ческое Знание. В сочетании с умением', обретаемым его посредством, эзотеричес- 61 кое Знание и есть тот самый философский камень, с помощью которого может начаться процесс трансмутации в каждом, кто искренно стремится к ней. Однако это путь узкий и страдный — по той причине, что для Личности такой процесс означает потерю ее господства и полное подчинение истинному Я. Дело тем более непростое, что именно Личнорть должна первой принять это новое поло- жение; более того, она должна сама к нему стремиться. А ведь, напомним, у внеш- него человека истинное ^парализовано и как бы не существует. Появление, а затем постоянное присутствие этого Я на внутренней сцене достигается именно за счет того, что Личность теряет свободу выбора, поэтому Личность реагирует на такую перспективу чрезвычайно болезненно, причем даже весьма кратковременная реак- ция может проявиться в довольно опасных формах. Личность полна гордыни и амбиций; она не желает возвращаться на положенное ей место. Теперь мы можем лучше понять, почему для выхода на узкий путь (то есть чтобы начать эзотеричес- кую работу) человек-Личность должен прежде всего признать свое внутреннее поражение. Пока он доволен собой, он принадлежит к тем, кто в Евангелии имену- ются богатыми; и это о них сказано, что «удобнее верблюду пройти сквозь иголь- ные уши, нежели богатому войти в царство Божие» (Мф 19: 24; Мк 10: 25; Лк 18: 25). Найти этот узкий путь — вот подлинный смысл нашей жизни, этого бесценно- го дара, о котором Пушкин вопрошал как о «напрасном». Этот дар и есть наш единственный шанс, и голос нашего сердца призывает не упустить его. Но для этого нужно приступить к работе не откладывая, иначе можно и не успеть. Как сказал Христос, работать следует «доколе есть день; приходит ночь, когда никто не мо- жет работать» (Ин 9: 4). Если же непрестанно помнить о смерти, мы вскоре с сожалением поймем ис- тинную цену каждого потерянного дня.



Похожие:

ч1гл5 iconДокументы
1. /Ч1гл1.txt
2. /содержание.txt
3.
ч1гл5 iconДокументы
1. /Ч1гл1.txt
2. /содержание.txt
3....

ч1гл5 iconДокументы
1. /muravjev-01/Ч1гл1.txt
2. /muravjev-01/содержание.txt
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов