Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы icon

Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы



НазваниеМарт 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы
Дата конвертации07.07.2012
Размер203.31 Kb.
ТипДокументы





Письменные замечания

по делу

Дюльдин и Кислов против России


представлены в Европейский суд по правам человека

автономной некоммерческой организацией

«Юристы за конституционные права и свободы»


март 2005 г.


Юристы за конституционные права и свободы

(ЮРИКС)

В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

Дюльдин и Кислов против России, Жалоба № 25968/02

ПИСЬМЕННЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ ОРГАНИЗАЦИИ «ЮРИСТЫ ЗА

^ КОНСТИТУЦИОННЫЕ ПРАВА И СВОБОДЫ

Организация «Юристы за конституционные права и свободы» (ЮРИКС) подает настоящие письменные замечания с разрешения Председателя Палаты Европейского суда по правам человека («Суд»)1 в соответствии со Статьей 36(2) Европейской конвенции по правам человека («Конвенция») и правилом 44(2) Регламента Суда.

I.Введение


  1. Дело ^ Дюльдин и Кислов против России – одно из двух дел против Российской Федерации2, находящихся в данный момент на рассмотрении Суда и касающихся ограничения свободы выражения мнения в политических дискуссиях. Данное дело поднимает чрезвычайно важные вопросы, касающиеся толкования понятия свободы выражения мнения в демократическом обществе и его применения в случаях критики представителей государственной власти и их действий, публикуемой в СМИ, а также правильного применения национального законодательства о защите репутации, чести и достоинства с учетом Статьи 10 Конвенции.

  2. ЮРИКС просил и получил разрешение Суда на подачу своих письменных замечаний относительно общих принципов, которые следует принять во внимание при вынесении решения по данному делу.

  3. В данных замечаниях мы ссылаемся на соответствующие решения Суда, Комитета ООН по правам человека и судов Германии, США, Великобритании и Канады, чтобы подчеркнуть важность свободы выражения критических мнений как составной части свободы выражения мнения в демократическом обществе и недопустимость произвольного ограничения этой свободы путем подачи государственными чиновниками судебных исков о защите чести и достоинства.
    В своем анализе мы уделяем основное внимание трем важнейшим факторам: толерантности государственных чиновников к критическим замечаниям; различиям между неопределенными суждениями, политическими оценками и мнениями, с одной стороны, и фактами – с другой, а также тому, какая степень идентификации достаточна, чтобы разумный читатель мог узнать в критикуемом лице подающего иск государственного чиновника. В заключение мы вкратце изложим наши взгляды на то, как достичь равновесия между публичным интересом защиты права прессы придерживаться определенных мнений и распространять их и правом граждан на защиту достоинства и репутации в свете Статьи 10, разделов (1) и (2) Конвенции.
^

II.Природа права в отношении границ приемлемой критики в контексте публичного обсуждения политического вопроса, представляющего общий интерес


  1. Суд определил, что «свобода выражения мнения представляет собой одну из важнейших основ» демократического общества и «одно из главных условий его прогресса, а также развития каждого человека»3. Наряду с этим Суд подчеркивает важность роли прессы в правовом государстве. На СМИ возложена задача распространения информации и идей по вопросам, представляющим общественный интерес, а общество имеет право на получение такой информации. В противном случае пресса не сможет выполнять свою важную роль «сторожевого пса»4.

A.Ограничения раздела (2) Статьи 10 не должны быть истолкованы как дающие основание отдельным государственным чиновникам подавать иски в суд в случае, когда они принадлежат к большой группе не названных поименно представителей государственной власти, подвергающихся критике общего характера.


  1. Статья 10 – это единственная статья Конвенции, в которой защита репутации других лиц рассматривается как основание для вмешательства государства в реализацию права, гарантированного Конвенцией. В нескольких из рассмотренных Судом дел оспаривались необходимость и/или пропорциональность вмешательства государства в свободу выражения мнений с целью защиты этого закономерного частного интереса. Главным образом такие дела касались публикации в прессе критических статей в отношении лиц, имеющих определенный социальный статус – политиков5, судей6, полицейских7, представителей государственной власти8.

  2. При рассмотрении таких дел Суд обращал внимание на следующие обстоятельства: статус лица, подвергнутого критике; характер критических заявлений, соотношение между фактами и оценочными суждениями в тексте публикации; формулировки утверждений. Как правило, Суд признавал нарушение государством Статьи 10 в тех случаях, когда публикация содержала главным образом оценочные суждения, не поддающиеся доказыванию, а проблема, освещаемая в публикации, представляла общий интерес в контексте политической дискуссии.

  3. В решениях Суда защита свободы выражения мнения в соответствии со Статьей 10 последовательно распространяется на случаи добросовестной критики правительства, государственных учреждений и представителей публичной власти. Такая критика является центральным элементом демократического самоуправления. Представители публичной власти, указывает Суд, самим фактом своего вступления в должность выражают готовность стать объектом пристального внимания и должны проявлять более высокую степень толерантности к критике.9 Это особенно важно, когда критика касается исполнения чиновниками возложенных на них государственных обязанностей.
^

(i)Кто может подавать иск


  1. Использование представителями государственной власти законов о клевете или диффамации с целью наказать своих критиков является нарушением Статьи 10, что подтверждается судом в деле Castells v. Spain.10 Защита критики, содержащаяся в Статье 10, была бы неэффективной, если бы представителям государственной власти удалось подменить понятие «государство» понятием «чиновник». Позволить не поименованным чиновникам действовать в качестве суррогатов или «двойников» государства с целью наказания СМИ за критику значило бы отрицать аргументы в защиту критики, приведенные в деле Castells v. Spain.

  2. Общее право США с давних пор обеспечивает защиту от диффамационных исков со стороны непоименованных представителей группы, подвергшейся критике – это называется доктриной «клеветы в отношении группы».11 Согласно этой доктрине, потенциально ложные утверждения относительно какой-либо группы лиц нельзя считать «непосредственно касающимися и ущемляющими интересы» отдельных представителей этой группы.12 В рамках данной доктрины представители группы, как правило, не правомочны подавать индивидуальные иски о диффамации на основании заявлений или публикаций, в которых эти лица не идентифицированы. Даже избираемые руководители организации не имеют права, согласно доктрине о «клевете в отношении группы», подавать в суд иски о диффамации на основании критических утверждений в отношении их организации.13

  3. Запрет исков о «клевете в отношении группы» - не только принцип общего права; в США он также признан конституционным принципом, проистекающим из положений о защите свободы выражения мнения. Верховный суд США в деле New York Times v. Sullivan постановил на основе Конституции, что «критика деятельности государственных органов без упоминания конкретных лиц» не может быть предметом иска о диффамации со стороны неназванного государственного чиновника, ответственного за такую деятельность. Если позволить чиновнику подавать такой иск о клевете, слишком велик риск, «что добросовестный критик правительства будет наказан за критику».14 Конституция ограничивает исковую силу заявлений о клевете и возлагает на суды обязанность следить за тем, чтобы оспариваемое в судебном порядке заявление содержало не оставляющее сомнений указание на имя истца или прямое обвинение истца в ненадлежащем поведении. В противном случае, если якобы пострадавшим представителям публичной власти будет позволено подавать диффамационные иски в отношении заявлений, в которых они не поименованы, это вызовет злоупотребление судебной процедурой и необоснованные тяжбы, что в свою очередь станет помехой выражению политических мнений.

  4. Факты, послужившие основанием для вынесения решения Верховного суда США по делу Sullivan, не являются уникальными и сходны с фактами в рассматриваемом нами случае.

  5. Ранее принятое решение в пользу г-на Салливена с присуждением ему значительной компенсации было отменено Верховным судом США, что обеспечило надежную защиту средствам массовой информации. Частью такой защиты является требование, согласно Первой поправке к Конституции США, чтобы представитель государственной власти или иное публичное лицо, подающее иск о клевете, представили доказательства того, что заявления, на которых основан иск, определенно относятся к данному лицу и ущемляют его интересы.

  6. Не меньшего требует и Статья 10. Любой иной стандарт создал бы возможность судебного преследования СМИ за критику чиновников. Такая ситуация подорвала бы одну из главных функций нормально действующей прессы, затормозила бы политические дебаты и помешала бы участию граждан в самоуправлении.15 Для демократического общества цена исков о диффамации со стороны неназванных чиновников слишком высока.

  7. В другом деле, которое рассматривалось в Великобритании в 1993 г., Палата лордов постановила, что органы местной власти не могут подавать диффамационные иски, поскольку при этом возникла бы опасность использования такой возможности выборными органами власти с целью подавления публичной критики их действий. В деле Derbyshire County Council v. Times Newspapers Палата лордов предупреждает об опасности «парализующего воздействия» диффамационных исков на свободу слова, если государственным органам будет позволено подавать в суд на своих критиков. Делом «высочайшей государственной важности» является «открытость любого государственного органа для публичной критики». Палата лордов одобрила решительное заявление о том, что «было бы серьезной ошибкой…. если бы государственные средства, полученные от налогоплательщиков, были бы использованы для подачи диффамационных исков в отношении тех же налогоплательщиков по причине того, что они, пусть даже безосновательно и несправедливо, высказывают критику или обвинения в отношении управления страной».16 Выборные органы власти не должны иметь право на подачу диффамационных исков, поскольку их репутация является достоянием всего общества и в итоге лишь выиграет от беспрепятственной критики. В любом случае состав выборных органов власти постоянно меняется, поэтому, как отмечает суд в деле Derbyshire, «трудно сказать, обладают ли органы местной власти как таковые собственной репутацией».17 И наконец, у государства достаточно возможностей защититься от резкой критики другими способами - например, незамедлительно отвечая на такие заявления. Поэтому позволить государственным органам подавать иски - значит тратить средства налогоплательщиков не по назначению, создавая при этом возможность злоупотреблений со стороны органов власти, нетерпимых к критике.18

  8. Кроме того, в законодательстве о защите чести и достоинства учитывается число лиц, затронутых критикой. Порочащие заявления не могут быть предметом судебного иска, если касаются какого-либо класса лиц, не названных поименно. Может ли отдельный представитель данного класса лиц подать иск зависит от размеров класса и характера утверждений - должны присутствовать некоторые обстоятельства, в силу которых у обычного читателя сложится мнение, что истец лично является объектом критики. Если кто-то скажет, что «все барристеры – воры», это еще не дает право любому из 9000 барристеров обращаться в суд – обозначенный класс лиц слишком широк, чтобы утверждение было воспринято как относящееся лично к отдельным его представителям.19 Утверждение должно быть в достаточной степени конкретным, чтобы у отдельно взятого барристера появилось право подать иск - по меньшей мере, из контекста должно быть ясно, что утверждение действительно относится к конкретным лицам, а не является примером «привычки к необоснованным обобщениям… или намеренного шутливого преувеличения».20

  9. Соответственно, всегда должен быть задан вопрос, относится ли порочащее утверждение к классу лиц как таковому (и в этом случае иск невозможен) либо у обычного читателя может сложиться мнение, что утверждение непосредственно касается конкретного истца.
^

(ii)Публичный интерес и личный интерес


  1. Как правило, суды в разных странах стремятся найти равновесие между публичным интересом защиты права на свободу выражения мнения и другими общественными или личными интересами. В деле Albert Womah Mukong v. Cameroon21 Комитет ООН по правам человека постановил, что «любое ограничение свободы выражения мнения согласно п. 3 статьи 19 допустимо лишь при наличии всех следующих условий: оно должно быть предусмотрено законом, оно должно преследовать одну из целей, перечисленных в п. 3(а) и (б) статьи 19, и оно должно быть необходимым для достижения легитимной цели. Государство косвенно оправдывает свои действия соображениями национальной безопасности и общественного порядка… Хотя государство указывает на то, что ограничение свободы автора на выражение мнения предусмотрено законом, необходимо установить, были ли принятые в отношении автора меры необходимы для защиты национальной безопасности и/или общественного порядка…». Исходя из обстоятельств дела, Комитет признал нарушение права на свободу выражения мнения.

  2. В деле ^ Feldek v. Slovakia22 Европейский суд по правам человека постановил, что словацкий суд не предъявил убедительных аргументов в пользу необходимости поставить защиту личных интересов государственного деятеля выше права заявителя на свободу выражения мнения по вопросам, представляющим общественный интерес. В деле Dichand v. Austria23 Европейский суд также отметил, что «в Статье 10 § 2 дается мало оснований для ограничения политических выступлений или дебатов по вопросам, представляющим общественный интерес».

  3. Подобным же образом, Верховный суд Канады неоднократно заявлял, что право на свободу выражения мнения может быть ограничено лишь в тех случаях, когда реализация этого права нанесла бы существенный вред интересам общества и отдельных граждан.24 При принятии решения о том, в каких случаях ограничения оправданы, суд должен рассмотреть необходимость или важность запрета и то, в какой степени он отрицательно повлияет на возможность свободного выражения мнения.25 Например, выражение политических взглядов считается имеющим основополагающее значение. В силу этого оно может быть ограничено лишь по самым существенным и убедительным причинам.

  4. Федеральный конституционный суд Германии в деле Schmid-Spiegel 26 отменил решение суда Геттингена и последующее решение апелляционного суда, поскольку они не учли важность процесса формирования общественного мнения. Федеральный конституционный суд заявил: «… мы должны – признавая важную роль общественного мнения – находить равновесие между такими ценностями, как личная честь и свобода выражения». Местные суды «ошибочно рассматривают факты и обстоятельства данного дела исключительно с позиций личной чести и личных интересов, которым был нанесен ущерб, не учитывая особый характер полемики в печати и ее значение как элемента формирования общественного мнения…».27 Поскольку в рассматриваемых решениях местных судов этот стандарт оценки отсутствовал, Конституционный суд Германии вынес постановление о нарушении принципа свободы выражения мнения.

  5. Пленум Верховного суда Российской Федерации в своем недавнем постановлении28 подтвердил, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации российские суды должны «обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами - свободой мысли, слова, массовой информации… и правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления».

  6. Подводя итог, можно сказать, что в каждом случае столкновения свободы выражения мнения с иными индивидуальными или коллективными интересами суд должен оценивать и те и другие, делать выбор между ними и четко объяснять, на каком основании аргументы одной стороны признаны более весомыми, чем аргументы другой. Если суд придет к выводу, что общепризнанное право на свободу выражения мнения и распространения идей не преобладает над частным иском о компенсации ущерба репутации и достоинству, такой вывод должен быть основан на установлении существенной степени вреда конкретному лицу, которое либо названо по имени, либо иным образом легко идентифицируется обычным читателем, что должно опираться на достаточные доказательства, быть тщательно рассмотрено судом и сформулировано в тексте судебного постановления.

B.Обоснованность судебной практики, при которой от ответчиков – СМИ требуется доказать правдивость их мнений, ценностных суждений и политических оценок, в свете Статьи 10 Конвенции.


  1. В отношении того, может ли какое-либо заявление быть предметом иска о диффамации или клевете, Европейский суд еще на ранней стадии рассмотрения вопроса признал одно важное обстоятельство: мнение или ценностное суждение невозможно доказать или опровергнуть. Например, сторона судебного разбирательства не имеет возможности доказать суду, что истец «идиот» или «аморален» либо придерживается политических взглядов, близких к национал-социализму. Если национальный суд признает журналиста виновным по закону о диффамации по той причине, что журналист не смог доказать правдивость мнения или оценочного суждения, это является нарушением статьи 10.29

  2. За последнее время Суд рассмотрел этот вопрос в ходе разбирательства нескольких дел. В деле ^ Feldek v. Slovakia30 Суд установил, что заявление о фашистском прошлом министра является оценочным суждением, доказать или опровергнуть которое невозможно. Суд отверг аргумент о том, что оценочное суждение можно считать таковым лишь в том случае, если в основе его лежат факты. В деле Perna v. Italy.31 заявителем выступал журналист, который [у себя в стране] предложил судье – члену Коммунистической партии – принести присягу перед Богом, законом и ЦК Компартии. Это было критическим мнением, облеченным в провоцирующую форму, но при этом основанным на фактическом материале, а именно, на факте политической активности судьи. Решение итальянского суда о диффамации с отягчающими обстоятельствами было нарушением статьи 10. В деле Dichand v. Austria32 тот факт, что заявители опубликовали жесткие критические замечания в адрес политика, составленные ярким полемическим языком и основанные на незначительном объеме фактов, еще не означал, что заявители утратили право на защиту Статьи 10 в отношении информации или идей, которые оскорбляют, шокируют или причиняют беспокойство.

  3. В упомянутом выше Постановлении33 Пленум Верховного суда Российской Федерации в своем разъяснении российским судам указывает, что при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации им следует «различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности».

  4. При этом грань между фактическими утверждениями, могущими быть предметом иска, и оценочными суждениями или мнениями, не могущими стать таковыми, порой с трудом различима. Особенно трудно ее установить в случае слишком общей, метафорической или экстравагантной формулировки утверждения или риторической гиперболы,34 часто используемых при критике в адрес политиков. Чтобы не «задушить» свободу выражения мнения, всякое сомнение в том, следует ли отнести утверждение к категории мнений или фактов, должно решаться в пользу первого варианта.

  5. Особенно это важно в контексте политического дискурса. Признавая актуальность политического контекста, суды США отклонили иски по целому ряду весьма несдержанных отрицательных высказываний в адрес представителей государственной власти - например, заявление о том, что судья «коррумпирован» и должен быть отстранен от должности;35 утверждение о том, что должность в руководстве школьным округом была получена путем политического влияния и манипуляций;36 заявление в материалах предвыборной кампании о том, что соперник прибегнул к «политическому давлению» с целью получения налоговых льгот;37 утверждение, что прокурор поспешил возбудить уголовное дело, чтобы повысить свои шансы на выборах.38 Каждое из этих утверждений было признано не дающим оснований для судебного иска в том контексте, в котором оно было сделано, поскольку граждане должны иметь возможность оценить достоверность источника информации и прийти к собственному суждению относительно этих чисто политических заявлений.

III.Заключение


  1. Общие принципы, которые следует принять во внимание при вынесении решения по делу ^ Дюльдин и Кислов против России, убедительно указывают на то, что:

  1. у представителей государственной власти нет оснований для подачи диффамационных исков против журналистов и газет с требованием компенсации за ущерб, нанесенный их репутации, если публикация касается вопроса, представляющего общественный интерес, и не выходит за рамки общей критики действий и поведения истца на государственной должности, поскольку это является неотъемлемой частью политических дебатов в демократическом обществе;

  2. диффамационный иск могут подавать лишь те лица, которые конкретно указаны и могут быть идентифицированы на основании таких утверждений;

  3. в каждом случае, где идет речь о конфликте между свободой выражения мнения и иными частными либо коллективными интересами, суд должен оценить и взвесить и те и другие интересы и разъяснить, на каких основаниях был сделан вывод о приоритете одного интереса над другим;

  4. недопустимо требовать от ответчиков – журналистов и СМИ – доказывать правдивость утверждений, которые должны рассматриваться как мнения, ценностные суждения и политические оценки.

  1. Когда политики используют иски о клевете и диффамации в отношении СМИ якобы для защиты своей чести, достоинства и репутации, представляется более вероятным, что их истинная цель – защититься от критики. Судебное преследование делает более рискованной дальнейшую критики в их адрес. От этого страдает свобода информации, необходимая для жизнеспособного политического дискурса. Чтобы достичь цели, которая поставлена в Статье 10, и эффективно защитить свободу выражения политических мнений, чрезвычайно необходимы строгие правила, которые регулировали бы возможность подачи политических исков против СМИ. Для нормально функционирующей демократии необходимо, чтобы такие правила способствовали политическому дискурсу, а не тормозили его.


Анита Соболева

ЮРИКС, Исполнительный директор


Виктор Монахов

ЮРИКС, директор проекта "Стратегическая судебная защита"


Алексей Симонов

ЮРИКС, Председатель правления

Президент Фонда защиты гласности

1 Согласно письму, датированному 7 марта 2005 г., от Регистратора секции Сорена Нильсена.

2 Второе дело - Filatenko v. Russia, Жалоба № 7321 9/01.

3 Handyside v. the United Kingdom, решение от 7 сентября 1976 г., серия А № 24, стр. 23. § 49.

4 См., в частности: Castells v. Spain, решение от 23 апреля 1992 г., серия А № 236, стр. 23. § 43; Thorgeir Thorgeirson v. Iceland, решение от 25 июня 1992 г., серия А № 239, стр. 28. § 63; Bladet Tromsш and Stensaas v. Norway [GC], № 21980/93, § 62, ECHR 1999-III; Dichand and Others v. Austria, № 29271/95, 26 февраля 2002 г., § 40.

5 Lingens v. Austria, решение от 8 июля 1986 г., серия А № 103. п.46; Oberschlick v. Austria, решение от 23 мая 1991 г., серия А № 204. п.59; Schwabe v. Austria, решение от 28 августа 1992 г. серия А № 242-B.

6 Barford v. Denmark, решение от 22 февраля 1989 г., серия А № 149; Prager and Oberschlick v. Austria, решение от 26 апреля 1995 г., серия А № 313; De Haes and Gijsels v. Belgium, решение от 24 февраля 1997 г., Отчеты 1997-1.

7 Thorgeir Thorgeirson v. Iceland, решение от 25 июня 1992 г., серия А № 239.

8 Castells v. Spain, решение от 23 апреля 1992 г., серия А № 236.

9 Lingens v. Austria, решение от 8 июня 1986 г., серия А № 103, стр. 26. § 42; Oberschlick v. Austria, решение от 23 мая 1991 г., серия А № 204, стр. 26, § 59; Colombani and Others v. France, № 51279/99, § 65, ECHR 2002-V, § 56.

10 Castells v. Spain, решение от 23 апреля 1992 г., серия А № 236.

11 См., к примеру, ^ Abramson v. Pataki, 278 F.3d 93 (2d Cir. 2001) (отказ в иске о клевете в отношении неназванных членов профсоюза на основании утверждения о криминальном поведении некоторых работников); Anyanwu v. Columbia Broad. Sys., Inc., 887 F. Supp. 690 (S.D.N.Y. 1995) (отказ принять иск от нигерийца, занимающегося бизнесом в США, на основании диффамационных утверждений относительно всех нигерийцев, занимающихся бизнесом в США); Church of Scientology., 806 F. Supp. 1157 (отказ принять иск от отдельной церкви по поводу критических утверждений в отношении данной религии в целом).

12 См., к примеру, 1 Sack on Defamation (3d ed.) § 2.9 at 2-121 (2003); Restatement [Second] Of Torts § 564A, cmt. a (1977-2004).

13 См., к примеру, ^ McMillen v. Arthritis Foundation, 432 F. Supp. 430, 432 (S.D.N.Y.1977) (председатель правления и главный акционер не могут подать иск на основании критического утверждения в адрес корпорации); Provisional Government of the Republic of New Afrika v. American Broad Cos., 609 F. Supp. 104, 108 (D.D.C. 1985.) (утверждения об организации не подразумевают утверждений о должностных лицах организации).

14 376 U.S. 254, 292 (1964). ^ См. также Rosenblatt v. Baer, 383 U.S. 75, 81 (1966) (чтобы государственный чиновник имел право подать иск о клевете, должны существовать доказательства того, что ложное и порочащее утверждение «было адресовано конкретно истцу») (курсив наш).

15 См., к примеру, ^ Talal v. Fanning, 506 F. Supp. 186, 187 (N.D.Cal. 1980) (отказ в основаниях для подачи иска представителям исламской религии, оспаривающим ложные утверждения о своих религиозных верованиях).

16 ^ Derbyshire County Council v. Times Newspapers 1993 A.C. 534 на 557-559, per Lord Keith.

17 Там же, стр. 1020.

18 Die Spoorbond and Anor. v. South African Railways [1946] AD 999, на 1012-1013.

19 MEDIA LAW [Законодательство о СМИ]. Fourth Edition by Geoffrey Robertson and Andrew Nicol. London, Sweet & Maxwell, 2002, стр. 99.

20 Knupffer v. London Express Newspapers 1944 A.C. 116, per Lord Atkin.

21 ^ Albert Womah Mukong v. Cameroon, Коммуникация № 458/1991

22 Feldek v. Slovakia (29032/95) [2001] ECHR 459 (12 июля 2001 г.). п. 87

23 Dichand and Others v. Austria (29271/95) [2002] ECHR 154 (26 февраля 2002 г.).

24^ Ross v. New Brunswick School District, № 15 [1996], 1 S.C.R. 825 («свобода выражения мнения может быть ограничена только по четко определенным обстоятельствам»)

25 Dagenais v. Canadian Broadcasting Corporation, [1994] 3 S.C.R. 835.

26 Schmid-Spiegel Case (1961), 12 BVerfGE 113.

27 Цитируется по: Kommers, Donald P. The Constitutional Jurisprudence of the Federal Republic of Germany. – Durham and London: Duke University Press, 1989, стр. 378-379.

28 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 г. Москва «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

29 ^ Lingens v. Austria, решение от 8 июля 1986 г., серия А № 103; Oberschlick v. Austria, (No. 1) решение от 23 мая 1991 г. серия А № 204; Oberschlick v. Austria, (No. 2) решение от 1 июля 1997 г.

30 ^ Feldek v. Slovakia (29032/95) [2001] ECHR 459 (12 июля 2001 г.).

31 Perna v. Italy. решение от 25 июля 2001 г.,

32 Dichand v. Austria (29271/95) [2002] ECHR 154 (26 февраля 2002 г.).

33 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 г. Москва «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

34 ^ Old Dominion Branch No. 496, national Ass’n of Letter Carriers, AFL-CIO v. Austin, 418 U.S. 264, 2782, 94 S.Ct. 2770, 2782 (1974) («***Данное Джеком Лондоном определение ‘скэба’ (штрейкбрехера) – всего лишь риторическая гипербола, эмоционально-преувеличенное выражение презрения, которое испытывали члены профсоюза в отношении тех, кто отказывался вступать в их ряды»). Ранее о том, что гипербола не может приравниваться к клевете, говорилось в Greenbelt Cooperative Pub. Ass’n v. Bresler, 398 U.S. 6,90 S.Ct. 1537 91970).

35 Rinaldi v. Holt, Rhinehart & Winston, 42 N.Y. 369, 397 N.Y.S.2d 943 (1977).

36 DiBernaado v. Tonawanda Publishing Co., 117 A.D.2d 1009, 1010, 499 N.Y.S.2d 553, 554 (4th Dep’t 1986).

37 Pace v. Rebore, 107 A.D.2d 30, 32, 485 N.Y.S.2d 291, 293 (2d Dep’t 1985).

38 Hentel v. Alfred A. Knopf, Inc. 92 A.D.2d 756, 458 N.Y.S.2d 969 (1st Dep’t 1983).





Похожие:

Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconМарт 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы
Организация «Юристы за конституционные права и свободы» (юрикс) подает настоящие письменные замечания с разрешения Председателя Палаты...
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconКононов Анатолий Леонидович 13 октября 1999 года в одной из первых статей закон
Этот закон был применен в конкретном деле этого жалобщика или заявителя, и он соответственно нарушал конституционные права и свободы...
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconЗакон РФ от 27 апреля 1993 г. N 4866-1 "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан"
Ответственность государственного служащего наступает в связи с его обязанностью признавать, соблюдать и защищать права и свободы...
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconСтатья Обязательство соблюдать права человека Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I настоящей Конвенции
Правительства, подписавшие настоящую Конвенцию, являющиеся членами Совета Европы
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconДокументы
1. /Комментарий указов Президента РФ, гарантирующих конституционные права граждан и юридических...
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconТренинговый курс Механизм реализации и защиты
И (Воронеж, Россия) объявляют конкурс для участия в тренинговом курсе посвященном российскому законодательству и международным стандартам...
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconТренинговый курс Механизм реализации и защиты
И (Воронеж, Россия) объявляют конкурс для участия в тренинговом курсе посвященном российскому законодательству и международным стандартам...
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconИстория государства и права. Тест с правильными ответами «Конституция»
...
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconУрок «Понятие права. Норма права»
Сформировать у учащихся представление о праве, целостности системы права и её элементах – отраслях права, институтах права, нормах...
Март 2005 г. Юристы за конституционные права и свободы iconМэру Москвы Лужкову Ю. М
Это является покушением на конституционные и имущественные права граждан. Согласно статьям 12, 130-132 Конституции РФ граждане РФ...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов