«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) icon

«колба» (Басенно-политическая фантасмагория)



Название«колба» (Басенно-политическая фантасмагория)
страница1/3
Дата конвертации08.07.2012
Размер0.57 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3

«КОЛБА»

(Басенно-политическая фантасмагория)


Главные действующие лица: Обзод, Лис, Писец.


Оглавление:


Откуда беда?

"Колбо"-мания

Откуда "колба"?

Может ли Дон-Кихот стать "колбо"-владельцем?

Лис

Берег Великого Будущего

Забегая вперед

Возвращаясь в режим текущего времени

Лев и Шакал

Наивный человек

Сорока и Медведь

НИПСКЛОАКА

Зуд пера (Утомленный трудами Писец – всё Писец)

Прощание Обзода

Быть и оставаться самим собой

В Замке и за его пределами

А Сан-Дримленд, Берег Святой Мечты, безмолвствует


^ ОТКУДА БЕДА?


Одни говорят, что с Севера, другие – с Юга. Третие категорически утверждают, что Север тут ни при чем, что все дело в Западе. Иные же кивают на Восток. Есть и такие, которые призывают искать корни зла прежде всего в своей округе и в себе самом.


"КОЛБО"-МАНИЯ


Умельцы фасуют и фасуют по "колбам" все, что можно и не можно: ценности мира реального, материального, абстрактного, интеллектуального, духовного, виртуального, потустороннего, – любого. В том числе и самих людей: действительных, вымышленных, живых, полуживых, здоровых, больных, погибших, почивших, – всяких.


ОТКУДА "КОЛБА"?


"Колб" на свете великое множество и разнообразие. Но людей-то гораздо больше, и "колб" на всех не хватает. Потому так часто и случается, что человеку в этой жизни тесно и с себе подобным, и не совсем подобным, и вовсе антиподом, и даже с самим собой.

Если у вас "колбы" нет, – значит, вы человек простой, рядовой, работяга, либо один из странствующих по миру чудаков – рыцарь, миссионер, дервиш, бродяга, а то и вовсе бомж. И чудаковатое положение ваше таковым и останется, пока вы не станете "колбо"-владельцем или хотя бы вас не возьмет к себе в оседлое услужение тот, у кого "колба" имеется.

Служить – не грех, прислуживаться – тяжко.

Но вот у вас появляется своя "колба". Вами ли созданная, купленная ли у производителей, приобретенная ли у торговцев или отхваченная у зазевавшегося хозяина, соседа, партнера, друга, – всё это неважно. Значение имеет лишь то, что отныне вы имеете вполне определенные шансы стать уважаемым человеком.


^ МОЖЕТ ЛИ ДОН-КИХОТ СТАТЬ "КОЛБО"-ВЛАДЕЛЬЦЕМ?


Риторический вопрос. И вообще, хватит ходить вокруг да около.
Пора быка брать за рога.

Дай Бог тебе, Писец, сил и умения одолеть "быка"! Да не знать тебе в твоем нелегком деле утомления безмерного и безвременного!


ЛИС


  • Я – Аркадий Лис, владелец "Колбы". "Колба" – моя фабрика, мой завод, творческая лаборатория и мастерская, моя судоверфь. Каждый месяц с ее стапелей уходит по одной яхте в постоянное плавание по Океану. Я – не просто владелец, но стратег и тактик, идеолог и конструктор, технолог и единственный рабочий своего яхтопроизводства.

  • Я, Аркадий Лис, – единоличный специалист и исполнитель, который занимается снаряжением яхты в плавание. Я определяю ее маршрут, присваиваю ей уникальный порядковый номер, под которым она будет вечно бороздить гладь Океана, и ни одну из моих яхт нельзя спутать ни с каким другим средством передвижения, созданным мною или же другими умельцами.

  • Моя "Колба" – это еще и место, где я самолично отбираю кукол – участников плавания. Из гардероба куклы, прошедшей сквозь сито моего конкурса, я подбираю подходящую одежду, которую она будет постоянно носить во время своего постоянного плавания на яхте по постоянному маршруту. И, наконец, подготовленные таким образом куклы группируются мною или размещаются индивидуально по определенным каютам яхты.

  • Я, Аркадий Лис, есть капитан и штурман, боцман и единственный матрос, – на каждой из моих яхт. Я есть наблюдатель и координатор Фаланги – ежемесячно пополняющейся флотилии моих судов.

  • Гуманизм, толерантность, демократизм – мои принципы. И в жизни, и в работе, и в творчестве. Любой человек, имеющий Подзорно-Слуховую Трубу, может стать зрителем и слушателем спектаклей и концертов, устраиваемых куклами на моих яхтах. Он также имеет возможность вникать в особенности того или иного маршрута и даже оценить мои, главного режиссера, дирижера и капитана, способности, квалификацию, умение и потенциал. В Гуслях – гостевой книге, свободно доступной в течение 24 часов в сутки, посетитель яхты может оставить запись о своих впечатлениях, суждениях, мнениях, замечаниях, пожеланиях. И подавляющее большинство записей весьма положительно оценивает и "Колбу", и яхты, и кукол, и их одежду, и представления, и маршруты, и мою многофункциональную деятельность по созданию и жизнеобеспечению моего детища...

Каждый вечер тишина довольно большой квартиры в северо-восточной части Сан-Дримленда, Берега Святой Мечты, нарушается этим многозначительным монологом.

Вообще-то, Аркадий Лисовский – инженер-электронщик. Здесь, на Западе, его по-настоящему оценили как специалиста. Лис – его псевдоним, или ник, как говорят в виртуальном мире, и такое сокращение его фамилии, соответствующее рационализму западного образа жизни, ему очень нравится. Жена и единственная дочь, как это ни странно, отказались 9 лет назад от возможности эмигрировать в мир настоящей свободы и подлинной цивилизации. Видимо, настолько разуверились в его талантах за полтора десятилетия совместной жизни в условиях советских и постсоветских мытарств, что так и не решились променять синицу в руках на журавля в небе – тем более что не в своем, родном, а далеком, неведомом, чужом. Сейчас, конечно, жалеют. Делают прозрачные намеки о своей готовности к воссоединению семьи. А ему теперь и без них очень даже неплохо.

Лис спешит после работы домой. В одиночестве наскоро перекусывает на кухне. Затем проходит в кабинет и прежде, чем подступиться к своему любимому хобби, останавливается на середине комнаты. Он не просто произносит слова и фразы, а исполняет их артистически, "с выражением", как тому учили его около 35 лет назад в студии художественной самодеятельности при Дворце пионеров города Львова. Монолог служит ему своего рода психологической разминкой. И даже заменяет молитву – за незнанием настоящих, ни одну из которых Лис, несмотря на свою исключительную память, так и не может заучить наизусть. В своем монологе он всякий раз находит новые возможности декламации, улавливает новые оттенки смысла, получает новые ощущения, ублажающие душу.

После кульминационного слова "детища" Лис замирает, чуть-чуть прикрыв ресницами свои карие глаза и немного склонив на грудь лысину. Было бы, конечно, лучше, если до настоящего времени сохранилась бы его давняя шевелюра светлокожего брюнета, пусть и слегка посеребренная прожитыми годами. Увы! Высокий накал мыслей и страстей, сколько он помнит себя (а ему все-таки уже 48), никогда не давал ему покоя, что в основном и способствовало выведению головной растительности, которая теперь имеется только по бокам и на затылке.

Выдержав должную паузу, бывший студиец вскидывает голову, устремляет взор вдаль, взмахивает рукой и торжественно выдает заключительный пассаж.

  • Я, Аркадий Лис, многолик, многорук, вездесущ и славен. Я знаю, что мне нужно и куда я иду. Мне есть, чем заслуженно гордиться. Но на людях я скромен и романтичен, прост и доступен, честен и благороден. Словом, я – такой, каким и должен быть настоящий Лис.

Он склоняет голову перед воображаемой публикой и под шквал воображаемых зрительских аплодисментов готовит себе чашку растворимого кофе, который выпивает, сидя в большом, глубоком кресле с деревянными, полированными подлокотниками, и только потом подсаживается к ПСТ – Подзорно-Слуховой Трубе. Так он называет свой компьютер новейшей модели, подсоединенный к Всемирной Информационной Паутине.

Среди писем, которых он каждый день получает не менее десятка с разных концов планеты, но в основном из городов бывшего СССР, одно сразу обратило на себя внимание уже начальной информацией. От: "Одинокий Обитатель Замка". Во как! Дело в том, что он, Лис, втайне называет Замком свою сан-дримлендскую квартиру, а себя – Одиноким Обитателем. Получается, что где-то, на развалинах бывшей империи (ясное дело, что письмо "оттуда", раз rambler.ru), живет его двойник. А может, это частички его собственного сердца, которые остались "там", напоминают ему о себе?

"Здравствуйте! Привет с Берега Великого Будущего, из солнечного Тюркистоля! – так теперь называют нашу республику, бывшую некогда советской, социалистической, и ее столицу. Живя в Бервелбуде... Отдушина... Чудо века... Границ и далей покоритель... Посылаю на пробу три файла и свои ссылки...

Всего доброго.

С уважением, Обзод."

Помнится, среди студентов инженерно-физического института, где учился Аркаша, был парень из Душанбе. Сокурсники звали его "Зод в кубе", "Кубозод", "Кубинец Зод", "Кубинец". Во многом благодаря такому обилию "партийных кличек" он был известен на весь институт. А по-настоящему его звали Шерзод Турсунзодович Бекзодов. "Трижды Зод". Нынешний Обзод, видимо, был из той же категории "зодов". «Подожди, подожди... А может, Обзод… Впрочем, не буду отвлекаться.»

Через три дня после получения Лисом этого письма его новая яхта под номером 3-003-12 присоединилась к Фаланге. В еще пахнущей "красками" и "мастиками" каюте №1 заняла свое место и новая кукла, неведомая ранее поклонникам детища Лиса. Ее "одежды" импонируют зрителю неподдельной добротностью, довольно редкой в наше непростое время, сочетая в себе мощь и надежность русской "ткани" с орнаментом и замысловатостью восточного стиля.

Лис отправил в плавание новую яхту ночью, а следующим же вечером, вернувшись с работы, он уже читал короткое, но, как уже стало привычным, благодарное и восторженное письмо нового участника плавания. На следующий вечер было еще письмо (причем, датированное самим отправителем, как это нередко бывает с посланиями из стран Восточного Полушария, завтрашним днем), которое окончательно выдвинуло Обзода в число НН. Такой аббревиатурой Лис, редактор и издатель виртуального журнала "Русская Колба", обозначает тех из своих кукол, чьи параметры и характеристики на его яхтах – выпусками издания создаются людьми неординарными и незабываемыми. Их немного, и в большом списке "Authors", строки которого при выведении на монитор медленно, торжественно, под музыку, постоянно движутся по кругу, имена НН-личностей высвечиваются на темном фоне синим цветом, в отличие от массового, зеленого. Среди них нет ни одного публициста, кроме самого Лиса (конечно же, место среди НН ему принадлежит по праву), а только те, кого Аркадий относит к художникам – поэты, прозаики, рисовальщики. Правда, Лис сделал исключение еще для одного человека – Абрама Эксперта: он – не художник, но тот, в ком Лис признает "гиганта русской филологии" (определение Обзода, но об этом – много ниже. – Писец).

"Я, конечно, понимаю совершенно, каких трудов, усилий, трат и затрат стоит вам, Аркадий, ведение Ежемесячника, – писал Обзод. – А теперь, когда мои представления о "Русской Колбе", ее содержании, авторах, Редакторе несколько сдвинулись с нулевой точки, в коей они пребывали еще и два дня назад, я испытываю чувство удовлетворения, отрадное и надежное, оттого, что я обнаружил Журнал в виртуальном мире, и чувство благодарности ресурсам Виолетты Фотс, на одном из которых, тщетно ожидая ежедневно, в течение двух месяцев, подвижек в моих делах (бесплатное создание сайта), я и наткнулся на ссылку, поначалу совершенно неведомую и непонятную для меня.

Как там было в диамате и истмате: случайность – это осознанная необходимость?

То бишь такого рода случайности таковыми кажутся лишь на первый взгляд, на самом же деле суть закономерность, предопределенность.

Два-три шага, которые я сейчас успел сделать на длинном пути по узнаванию "Русской Колбы" и вас, Аркадий, как Редактора, критика, эссеиста, мыслителя, творческой личности и человека, породили во мне устойчивые ощущения, которые являются верным признаком влюбленности в товарища, единомышленника, друга, благодарности за то, что он есть. И такой силы ощущения мне уже лет 10 неведомы, – с тех пор, как эмигрировал в Израиль Станислав Швейковский, с которым мне привелось работать в газете «Учитель Беркомнеба» в 1986-90 годах (он был ответсеком). Странно, что до сих пор его нет среди авторов "Русской Колбы" ..."


"Здравствуйте, уважаемый Обзод!

Очень признателен Вам за обстоятельные письма, письма "по сути дела". Мне было сложно ответить сразу после их получения, т.к. ко всему я еще и работаю полный рабочий день, а все, что связано с журналом, делаю во внерабочее время, вместо сна и отдыха. Сегодня так же я не в состоянии ответить по всем вопросам, но обязательно сделаю это в ближайшие дни, т.к. это важно.

Ошибки никогда не стыдно исправлять, стыдно только от них отказываться – таков мой принцип.

Я искренне признателен за те теплые высказывания в адрес журнала и меня лично и, надеюсь, что этот главный стержень сотрудничества у нас сохранится.

С уважением и дружеским приветом,

Аркадий."


^ БЕРЕГ ВЕЛИКОГО БУДУЩЕГО


Бервелбуд. Берег Великого Будущего. Суверенное государство, возрождающееся из небытия.

''Небытия – в том смысле, что в ХХ веке более 70 лет нашей истории не имели места в природе'' («Ежегодник Полного Собрания Трудов Нынешнего Правителя Бервелбуда» \ЕПСТНПБ – епэ-эстэ-эн-пэбэ\, Т., 1993 г., т.9, стр.318).

Бервелбуд – республика, которая ''независимость свою обрела не благодаря самопроизвольному развалу коммунистической империи, а в результате долгой борьбы и многих жертв'' (ЕПСТНПБ, Т., 1996 г., т.38, стр.14).

Сопоставление двух приведенных цитат наводит на еретические соображения, которые, как водится, нельзя озвучивать публично, а кулуарно – этого никак не запретишь. Раз уж с гордостью утверждают о ведении борьбы, скорбят о жертвах да попутно признают факт бывшего существования империи, то, между нами говоря, не быть жизни республики и ее населения в составе этой империи просто-напросто не могло, а объявление небытием 74-летней истории является, по меньшей мере, тем, что называется “не сводить концы с концами”. Следовательно, Бервелбуд в легко обозримом прошлом был Беркомбытом – Берегом Коммунистического Бытия. Но, сами понимаете, политический климат, текущая конъюнктура, ценные указания, цензурные ограничения. Поэтому на всякий случай вслух произнесем другое название – Берег Коммунистического Небытия, Беркомнеб.

''В глубине же веков, когда многие народы еще ходили в шкурах и жили в пещерах, Бервелбуд был Берегом Великого Прошлого'' (ЕПСТНПБ, Т., 1992 г., т.2, стр.95).

Словом, у береговиков и береговичек есть все: великий язык – берегуду, великое прошлое, коммунистическое небытие, великое будущее. Настоящее тоже, конечно, есть, но оно является началом отсчета новой истории, нулевой точкой возрождения из небытия и при всей своей значимости бледнеет перед прошлым и, тем более, будущим. Потому-то и нет ни названия страны с упоминанием настоящего, ни трезвого взгляда на дни сегодняшние.

А если без обиняков и честно, то не исключено, что через некоторое время в историю будут внесены очередные поправки, и Тогдашний Правитель объявит, что страна только теперь стала Бервелбудом, а на заре своего возрождения была еще Берегом Младенческих Блужданий.

''Не нами сказано: все – относительно, все – зависит от точки отсчета и системы координат'' (ЕПСТНПБ, Т., 2003 г., т.112, стр.687).

Воистину так: то, что не нами сказано, нередко куда как ценнее того, что изрекаем мы сами.

Но независимо от каких бы то ни было цитат, названий, определений, поправок и переписывания истории (прошлых, настоящих, будущих), Берег – всегда Берег. В том смысле, что внешняя атрибутика и внутренняя сущность – явления далеко не всегда совпадающие.


^ ЗАБЕГАЯ ВПЕРЕД


Здравствуйте, Аркадий!

Прочитал пополнение – перепечатки РК-3-003-12, побывал на "перекрестке политических мнений", ознакомился с рейтингом политических деятелей.

Получается, что спасение Державы заключается:

в постоянном наличии иностранных инвестиций,

в преодолении политической и оппозиционной элитой страха перед Медведем;

в том, чтобы в мужестве и борьбе с Медведем брать пример с олигархов-мультимиллионеров, несправедливо и коварно обиженных Аппаратом;

в проведении 2-3-х показательных судов над теми, кто в недавнем прошлом нарушал действующие в ту пору законы, в целях отрезвления нынешней правоохранительной системы.

М-да...

Вспоминается классическая формула: "умом Россию не понять". И другая, тоже достаточно банальная, повторенная недавно лидером (отнюдь не симпатичным мне в целом) одной из партий, традиционно представленных в Думе, в первую ночь после последних парламентских выборов: "имеем, что можем и чего достойны, а иного – не дано".

^ Иначе говоря, данный "перекресток" – это интересно, но куда дальше ведут "дороги" и ведут ли вообще, – этого не видно. Конечно, конечно, нельзя объять необъятное...

Как бы там ни было, это здорово, что "Русская Колба" не только не чурается политических тем, но и относится к ним весьма заинтересованно. Кстати, а не следует ли внести поправочку: "литературно-художественный, МУЗЫКАЛЬНЫЙ и публицистический журнал"?

^ Всего вам доброго.

С уважением, Обзод.


Здравствуйте, Аркадий!

Уже целые сутки не могу прорваться в Гостевую книгу нашего Журнала. Все его ниши доступны, а та, куда я так хочу поместить заметочку об одном тронувшем меня Авторе, – нет. Словно, кто-то назло мне на вход, всегда свободный (ранее я несколько раз заходил в Гостевую), повесил замок.

Посылаю ее, заметочку, вам, дорогой Редактор.

Всего доброго.

С уважением, Обзод.


^ ВОЗВРАЩАЯСЬ В РЕЖИМ ТЕКУЩЕГО ВРЕМЕНИ


По случаю трехлетия "Русской Колбы" от авторов и читателей со всех концов планеты к Редактору идут письма с поздравлениями, со словами восхищения и благодарности, с пожеланиями "так держать" и дальнейших успехов. "Замечательнейший журнал!", "Превосходный!", "Интереснейший!", "Талантливо и профессионально охватывает почти всю широту и многообразие культуры, политики и общественной жизни!", "Надеюсь на продолжение сотрудничества!", "Делаете большое дело!", "Вы нам очень нужны!" – честь и слава Аркадия Лиса и его детища громки, верны, надежны и заслужены.

Сегодня не обычный день. Вечером, к назначенному часу, в квартире Лиса, где имеется отличное фортепиано и прекрасная виолончель (это – давние специальности Аркаши по Львову, где он некогда закончил 11-летнюю среднюю музыкальную школу. – Писец.), соберутся члены и гости литературно-музыкального собрания "Сан-Дримленд", среди которых немало известных писателей, поэтов, художников, музыкантов, певцов, бардов. Собственно, собрание регулярно проводит свои вечера уже в течение семи лет, и "Русскую Колбу" вполне можно считать его дочерним предприятием, благодаря Интернету быстро обретшему известность во всем мире. Конечно же, сегодняшний the party (прием гостей. – Писец.) выльется в празднование первого юбилея Журнала, его трехлетия. Ожидается прибытие участников с других городов, а также Канады, Австралии, Германии, России.

За два часа до начала собрания в дверь, как и было назначено в коротком телефонном разговоре накануне, раздался звонок. С тем, кто нажал на кнопку внизу, на входной двери с кодовым замком, предстоял серьезный разговор о политической, аналитической и публицистической компонентах Журнала.

  • Я внимательно изучил завязавшуюся переписку «Колбы» с двумя новыми куклами – Сорокой и Обзодом, – сказал Олигарх. – И не могу избавиться от чувства досады. Со вторым вы явно поспешили.

Для завуалированных разговоров по телефону между Лисом и Олигархом и были в свое время определены условные термины – судоверфь, яхта, плавание, Океан, маршрут, кукла и ее одежда, посетители и зрители, спектакль, концерт, ПСТ, Гусли. Выработался своего рода жаргон, настолько удачный, что он стал использоваться даже при встречах с глазу на глаз.

  • Но ведь его "одежды", взгляните сами, – это "чистое искусство". Причем довольно высокого уровня, – попробовал было возразить Лис, но Олигарх его перебил:

  • Вы, как говорят ваши поклонники, действительно делаете благое дело, отыскивая по всему миру одаренных людей, живущих и творящих с помощью русского языка. Но в данном случае вы не учли других факторов. Или, по меньшей мере, отнеслись к ним легкомысленно. Да, "наряды" и "искусство" Обзода радуют глаз, ласкают слух, ублажают душу. Но! Во-первых, он – мусульманин. Это одно означает, что он, если даже не враг потенциальный, то все равно не друг. Во-вторых, он слишком умен, самостоятелен, самодостаточен и опытен, чтобы оставаться у нас на поводу. В-третьих, и это самое главное, вы в нем не усмотрели задатков энциклопедизма, издревле свойственного мыслителям Востока. Это – у них в крови, в генах, и ничто – ни пролетевшие века, ни большевистские десятилетия, ни идиотизм правителей – не может изменить Божьего предначертания. Поэзия, художественная и документальная проза, другие из искусств, естествознание, философия, общественное и государственное устройство, аскетизм, справедливость, народовольчество – вот круг интересов таких людей, а также узел наших противоречий с ними. Обзод – это наш потенциальный враг. И враг очень серьезный.

  • А может, все-таки не совсем так? – попробовал опять вставить Лис, но Олигарх продолжал, не обратив никакого внимания на его попытку:

  • Обзода во избежание вполне возможных проколов ни на одну из яхт, которые с ваших стапелей будут в дальнейшем уходить в плавание, не брать. Доступ к Гуслям Обзоду – блокировать. Не возражайте. Делайте, как я вам говорю. Вам не достаточно печального опыта полемики по Чечне с этой поэтессой-полукровкой?

  • Ну, а Сорока, – продолжил после некоторого молчания Олигарх, – достаточно глуп и тщеславен, чтобы по-настоящему понять наши цели, задачи и интересы. Слегка приласкать его, вовремя подбросить ему косточку, и он, пес и ручной попугай, соединенных в одной кукле, будет служить нам верой и правдой.

Лис молчал, всем своим видом выражая покорность.

  • Мне этот Обзод настолько не нравится, что меня так и подмывает выбросить его за борт: нет человека – нет проблем. Увы, нельзя. В конце концов, пока ничего страшного не произошло. Напротив, его участие в маршруте 3-12 – нам только на руку, расширяет нашу географию, демонстрирует нашу демократичность и терпимость, плюрализм и взаимодействие разных культур, многообразие наших подходов. Но! Никакого продолжения не должно быть! Ни из области "чистого искусства", ни из области публицистики. А от политики, анализов, гражданского звучания, философии – вообще Боже упаси!

  • Теперь о том, чем обязательно надо доукомплектовать яхту-3-12, пока месяц еще не закончился. Сделайте вот эти перепечатки, в рубрику "На перекрестке политических мнений». Поместите вот этот материал с рейтинговыми данными. Словом, наша тактика, выработанная в веках нашими мыслителями и деятелями, остается незыблемой: ненавязчиво, при естественном выражении демократичности, объективности и независимости суждений и мнений, действительной приверженности к "чистому искусству", держать наших людей на первых ролях, а за тех из наших, кто нуждается в поддержке или защите, стоять горой.



ЛЕВ и ШАКАЛ


Русские самодержцы, в отличие от монархов Запада и некоторой части Востока, в штате своей челяди не держали специального человека в шутовском колпаке. Видимо, потому, что они могли назвать дураком не только шута, но и едва ли не любого из своего окружения. (И сие не одолимо в психологии населения на территории бывшего СССР до сей поры: ты начальник – я дурак, я начальник – ты еще дурнее, чем когда я был под твоим началом.) Нужно сказать и о том, что шутами обзаводились короли, а последних на русском и российском престолах не имелось (Восток оставим в покое, дело ведь, сами знаете, тонкое). Были князья, цари, императоры, но королей – ни одного. Солнцем русской поэзии называли и называют Пушкина. Про развенчанного же С.Умновым "сиятельного графа" (уж поостерегся бы этой расхожей, банальной фразы) говорили: "В России два царя – Николай Второй и Лев Толстой". Иначе говоря, россияне даже столпов своей словесности в былые времена "короновали" по-русски, в отличие от своих нынешних потомков, весьма склонных давать своим кумирам титул "короля". Что и продемонстрировал С.Умнов. Правда, как выясняется, для того, чтобы по поводу Льва Толстого возопить на весь виртуальный мир:^ "ЛЮДИ! КОРОЛЬ-ТО ГОЛЫЙ!"

Ну, понятно, также и для того, чтобы те, кто имеет доступ в Интернет, обратили внимание на сам источник истошного вопля.

Обратить-то обратили, но прошло уже довольно времени, а высказываться, несмотря на постоянно бегущую строку с редакционным призывом, не хотят. Кто-то посмеялся, кто-то покачал головой, кто-то пожал плечами, кто-то подвигал пальцами много выше пояса. И – тишина! Некому возмутиться даже тем, что шут-самозванец измывается над потусторонним королем, "химичит" в своем мнимо-литературном анализе, не гнушается ради своих целей срывать " белые одежды" с давно покойного Человека. "Шут – он и есть шут: с него взятки гладки", – решили люди. "Да и гадки! Пусть бы этот Петруха попробовал посягнуть на кого-нибудь из здравствующих "королей" литературы!" – добавлю я.

Вдаваться глубоко в разбор данного продукта "химико-литературоведческой" технологии в творческой "колбе" Серафима Шкальмана (подлинная фамилия Умнова, по его собственному признанию) – не стоит труда. Достаточно привести перечень грехов, в которых он уличает Толстого: повтор слов, тавтология, паразитные рифмы, двусмысленности, замусоренность чуть ли не каждого предложения, неспособность подобрать правильное слово, сюжетная и смысловая халтура, враньё, бескультурье, фальшь, безграмотность в вопросах естествознания, нереалист, псевдоромантик, катастрофическая ограниченность словарного запаса, бездарь. Нет, нет, откровенной брани в статье не сыскать, внешне все в ней обставлено вполне пристойно и чинно, но "список" составлен "по Умнову". Словом, насколько там Толстой – граф, нужно еще посмотреть, а вот то, что он – графоман, в этом нет никакого сомнения.

«И зачем Лев Николаевич бросил военную карьеру? говорят, он был неплохим топографом. А вот образчик стиля: "...подумала я, с счастливым напряжением во всех членах..."» – это из обсуждаемой статьи, а “члены” – это цитирование Умновым Толстого, призванное доказать с неопровержимостью крайнюю степень ничтожности "голого короля" ("царя").

И зачем только Борис Стругацкий, бывший в данном случае не совсем проницательным, переубедил подросшего Серика в том, что "все писатели давно повешены в кабинетах литературы"? Может, он, не будучи сбит с панталыку, оставшись просто Шкальманом и просто химиком, не утруждая себя псевдонимом на "ов" (чтобы его публиковали чаще), научился бы выражать свои научные труды столь же изящным языком, как у Менделеева, и к тому же, добившись после падения "железного занавеса" своей востребованности в более прагматичном мире, эмигрировал бы и, чем черт не шутит, получил бы Нобелевскую премию. Ведь и Альберт Эйнштейн, как и Серик, был весьма сереньким школяром. Его-то, гениального создателя теории относительности, видимо и держит в уме наш химик и "химик", несколько раз выпячивая в своем автобиографическом опусе, предваряющем статью, то, что он – "троечник" и лентяй. Увы, таковым Шкальман-Умнов остался и до сей поры. Иначе он, даже надев на себя колпак с бубенцами, знал бы, что в дворянской России 19 века "членами" называли конечности человеческого тела, а отнюдь не то, на что у сего писателя начала века 21-го только и хватает фантазии. Нашего Петруху за одну лишь эту проруху следовало бы повесить, но отнюдь не в кабинете литературы.

"А как оценивать Булгакова, я не знаю, Булгаков не писал для детей", – его, Серафима Умнова, можно цитировать, цитировать и еще раз цитировать. И поражаться всякий раз тому, что это только у них, "умновых", все многообразие подходов к творчеству великого писателя и многомерность оценок сводятся к одной точке, а свое НЕЗНАНИЕ они возводят в ранг, если и не ниспосланной свыше благодати, то собственных достоинств – уж точно.

А король, если он и голый (исключительно благодаря потугам "умновых"), даже если его давно нет в этом не худшем из миров, все равно остается королем.

Точно так же, как шут не перестает быть таковым, даже если он устраивает небольшой МАСКЕРАД, сменив свой традиционный колпак с бубенчиком на опусоманскую корону.

{"Маскерад" – это из Михаила Лермонтова, а не из горячо любимого Умновым земляка, детского писателя Виталия Бианки, действительно занимательного, компетентного в вопросах флоры и фауны, большой фрагмент из которого наш Серик процитировал, как утверждается в статье, по памяти. В пику нелюбимому детскому (!) писателю Льву Толстому.

А термином "опусомания" я предлагаю обозначать ту разновидность графомании, которой в силу разных причин и обстоятельств удается, скинув суровую спецовку любительства, рядиться хотя бы в течение ограниченного срока или на определенной дистанции в приличную с виду тогу профессионализма.}

Король – всегда король. Даже если его гильотинировать. И Лев – всегда Лев. Шакал же всего лишь и остается шакалом. Даже если и тявкает на огрехи Великого Льва, давно почившего.


^ НАИВНЫЙ ЧЕЛОВЕК


Здравствуйте, Аркадий!

Статью - отклик на развенчание Л.Толстого, которой я дал заголовок «О ШУТОВСКОМ КОЛПАКЕ И ОПУСОМАНСКОЙ КОРОНЕ, или ПОЧЕМУ Я НЕ ЛЮБЛЮ "ХИМИКОВ"», – я все-таки посылаю вам, хотя в полном варианте моего материала есть следующее вступление:


"Это – мой ответ Серафиму Умнову, по образованию химику, по призванию, как мне показалось, комику, выступившему в "Русской Колбе" (3-003-10) со статьей "О ГРАФАХ И ГРАФОМАНАХ, или ПОЧЕМУ Я НЕ ЛЮБЛЮ ЛЬВА ТОЛСТОГО".

Скажу сразу: я не хотел выносить свой ответ на страницы Журнала, дабы не осквернять этого замечательнейшего и благороднейшего издания публичным, скажем так, разногласием, пусть и не безосновательным, с человеком, судя по его фото, добрым, добродушным и порядочным. Я всерьез подумывал о том, а не послать ли мне свой ответ нашему уважаемому Редактору конфиденциально, с тем, чтобы он, если сочтет нужным, переадресовал его по назначению. Но по готовности материала я осознал, что, коль скоро С.Умнов выступил во всеуслышанье, то и резонанс келейным быть никак не может. Не осквернять, но от скверны очистить, – такова, не больше и не меньше, цель моего выступления.

Лично против вас, Серафим, я ничего не имею, с удовольствием выпил бы с вами пару рюмочек "Бервелбудского стандарта" (угощу этой весьма недурственной водочкой, если представится случай) и поговорил бы о том, что без женщин жить нельзя на свете...

Простите! Поехали!"


Прошу вас, Аркадий, ответить безотлагательно, что будем делать с моей статьей? Спрашиваю единственно из соображений, а вдруг относительно нее у вас возникнут какие-либо планы, отличные от ее представления в виде просто отклика. Если этот вопрос вы оставляете на мое усмотрение, то я ее помещу в Гостевой книге Журнала.

^ Всего вам доброго.

С уважением, Обзод.


Уважаемый Обзод!

Впервые знакомясь с множеством материалов, помещенных в журнале, Вы, возможно, найдете для себя немало неожиданного, поэтому не стоит торопиться.

Я готов поместить Вашу точку зрения отдельной публикацией в самом номере.

Также у меня есть к Вам вопросы по этому поводу. а сейчас вынужден бежать на работу зарабатывать свой хлеб.

Потерпите, пожалуйста: 1-2 дня, и я дам ответ. Оно того стоит.

Всего доброго.

Аркадий.


Здравствуйте, Аркадий!

Сейчас в Тюркистоле половина второго ночи, и я по ходу вашего письма, только что полученного, буду вставлять свои замечания и рассуждения.


"Уважаемый Обзод!

В своих письмах Вы поднимаете вопросы, которые требуют обстоятельной оценки и ответа. Мне крайне сложно отвечать Вам в режиме реального времени, как Вы того хотите, потому как помимо основной работы у меня есть еще основной план по выпуску журнала, и я, уважая своих читателей, не могу его срывать."


Я все это понимаю, Аркадий. И лично для себя я делаю вывод, что в будущем не буду обременять вас без крайней нужды письмами, требующими обстоятельной оценки и ответа. Это – не обида, а именно правильное понимание вашей мысли и реального положения вещей. Свои суждения буду высказывать в основном в Гостевой книге. Но "нужда" и "крайняя нужда" обратиться непосредственно к Редакции может возникнуть и у других авторов и читателей Журнала. И всякий раз вы будете испытывать танталовы муки. Без них, мук, Журнал будет не тот, что ныне. Но все имеет предел, норму. В том числе и ваши силы и время. Выход один: вам нужен помощник, чтобы часть "мук" переложить на него. Я уже предлагал вам свою бескорыстную помощь в редакторско-корректорском просмотре ОТОБРАННЫХ ВАМИ материалов для текущего номера. Такая помощь не намного уменьшит ваши "муки", но повысит, скажем так, издательское качество Журнала. Помимо того, что такая помощь бескорыстна, она еще и НЕЙТРАЛЬНА. Вернее, почти полностью нейтральна. То есть почти не посягает на область, которую вы ревниво и совершенно справедливо охраняете: "дитя – мое, я его родил, я поддерживаю в нем жизнь, и Боже упаси от дурного влияния на него чужих мозгов, сердец и рук".

^ Я ПОВТОРЯЮ СВОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ РЕДАКТОРСКО-КОРРЕКТОРСКОЙ ПОМОЩИ в указанном выше ключе.

Вместе с тем у меня возникла идея "забрать" у вас и обязанности по ведению редакционного отдела писем ( без кавычек, ведь эту работу вы ведете, а значит, и отдел, так или иначе, существует). Естественно, опять-таки на бескорыстной основе. Эта помощь уже никак не может быть нейтральной. То есть ваше "дитя", как это всегда и бывает с нашими отпрысками, непременно будет испытывать влияние "чужого дяди".


"Я ознакомился с Вашими последними письмами и статьей, хотя, откровенно, не так обстоятельно, как хотелось бы, по крайней мере, это на сегодня, но обязательно на них отвечу."


Вот, вот, рано или поздно, но вашему детищу никак нельзя будет обойтись без "дядьки". Эту роль я могу взять на себя не только безвозмездно, но и, так сказать, нелегально. То есть работу я выполнять буду, но вовсе не обязательно, чтобы об этом еще кто-то знал. Во всяком случае, на первых, испытательных порах. Иначе говоря, предварительно обговариваются условия моей помощи. Буду я им отвечать и будет от меня толк – значит, вы будете продолжать со мной сотрудничество в этом плане, и тогда уже можно будет и легализовать мою бескорыстную помощь с предварительной утряской новых условий. Нет – вы отрезаете мою помощь, и никакой обиды друг на друга.


"Я признателен за положительную оценку журнала и моего труда как редактора и его создателя, за добрые словах о многих авторах. Небольшой фрагмент из этого я уже поместил в отклики "О Журнале"."


^ Я посмотрел. Годится.

Хочу здесь же впервые изложить на "бумаге" одну шутку, которая сравнительно недавно витала в моем сознании. Шутка возникла в связи со словом "ягодицы" в моем стихотворении "Доживем до понедельника", надеюсь, полученного вами:


Могло такое только сниться:

Сижу весь мир передо мной,
  1   2   3




Похожие:

«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconДокументы
1. /политическая мифология/Политическая мифология 1.doc
2. /политическая...

«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconДокументы
1. /К.С. Гаджиев Политическая наука/К.С.Гаджиев. Политическая наука (часть 1).doc
2....

«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconДокументы
1. /Иванов В. Н., Семигин Г. Ю. Политическая социология. М., Мысль. 2000. 294 с/Политическая...
«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconЗаявка на участие в работе симпозиума «Политическая бюрократия и силовое предпринимательство: случай сегодняшней России»
«Политическая бюрократия и силовое предпринимательство: случай сегодняшней России»
«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconУрок по физике: "Кипение" Цели: добиться усвоения учащимися понятия кипения как второго способа парообразования
Оборудование: электроплитка, колба с водой, термометр для измерения температуры жидкости, штатив, стакан с водой, резиновая медицинская...
«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconНаучно-историческая, общественно-политическая газета Виртуальный (электронный) выпуск №25, май 2008г Третий Рим – Святая Русь
Научно-историческая, общественно-политическая газета Виртуальный (электронный) выпуск №25, май 2008г
«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconЕ. Н. Азизова Государственная и общественно-политическая деятельность Дмитрия Павловича Рунича
Государственная и общественно-политическая деятельность Дмитрия Павловича Рунича
«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconИздана уникальная энциклопедия общественная мысль России XVIII – начала XX века. Энциклопедия / Отв ред. Журавлев В. В. М.: «Российская политическая энциклопедия»
Общественная мысль России XVIII – начала XX века. Энциклопедия / Отв ред. Журавлев В. В. М.: «Российская политическая энциклопедия»...
«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconПримерная тематика курсовых работ и рефератов по спецкурсу «Политическая психология»

«колба» (Басенно-политическая фантасмагория) iconДокументы
1. /Доган-Пеласси. Сравнительная политическая социология/1.doc
2. /Доган-Пеласси....

Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов