Песня на 3,15 icon

Песня на 3,15



НазваниеПесня на 3,15
Дата конвертации09.07.2012
Размер64.62 Kb.
ТипДокументы

Песня на 3,15


Николай ХРУСТАЛЕВ

В Эстонию Ядвига Поплавская и Александр Тиханович приехали после долгого перерыва, что ни говорите, а 10 лет - срок немалый. Но мы тем не менее всегда помнили о них - «Верасах», с которых все начиналось когда-то, и знаменитом теперь дуэте. Они тоже, как выяснилось, нас не забывали, так что в Таллинне встретились добрые знакомые. Но перед концертом белорусских гостей, который в начале мая состоялся в Центре русской культуры, удалось пообщаться только с Поплавской, у Тихановича была запланированная заранее встреча.
^

Старшая сестра


- Ядвига, имя у вас польское, да и фамилия тоже.

- Ничего странного, я родилась в Западной Белоруссии, от Минска это километров 80, и в наших краях всегда было много поляков. В начале 60-х многие родичи уехали в Польшу, а мы вот остались.

- Что так?

- Дело в том, что моя старшая сестра Кристина ходила в вундеркиндах, уже в три года играла на фортепиано и Моцарта, и Баха, о ней писали газеты, снимали кино. Потом папа говорил нам, что боялся, уехав в Польшу, испортить Кристине будущее, ведь неизвестно еще было, как там все сложится. А здесь его дочкой интересовались профессора и очень известные в музыкальном мире люди, достаточно сказать, что среди них была даже наша великолепная певица, народная артистка СССР Лариса Помпиевна Александровская, это имя я с самых малых лет помню. Так что мы остались в Минске.

- А когда внимание стали обращать и на вас?

- У нас в семье никто из детей не был обойден вниманием, папа уделял нам много времени. Господь дал нам абсолютный слух, а все остальное - папины старание и труд. У папы была мечта - создать семейное трио: сестра на фортепиано, брат - на виолончели, а я на скрипке.

Не получилось из-за меня. Я, правда, училась год играть на скрипке, но была слабенькой, хиленькой, инструмент держала с трудом, и меня усадили за пианино. Окончила специальную среднюю школу при консерватории, потом консерваторию...

- Существует такое мнение, что поп-музыкантам, которые уже сами по себе как бы самородки, консерватория ни к чему, даже вредна, потому что порядок нивелирует индивидуальность.

- Думаю, дело тут не в самом классическом образовании, а в преподавании. Когда-то в серьезном музыкальном учебном заведении любая легкая музыка была под запретом, считалось, что она дурно пахнет. Эту формулировку со школьных времен на всю жизнь запомнила. Так что такую музыку ни в коем случае не разрешалось даже подбирать. Но от жизни не спрячешься, и вот на переменках кого-то ставили на дверях, чтобы вовремя заметить идущего педагога, и тайно вкушали сладкий запретный плод.
Мы с сестрой так же тайно купили пластинку «Вокруг света», были тогда такие сборники зарубежной эстрады, и когда дома никого не было, слушали и кайфовали.

- А что на ней было?

- Был Нат Кинг Кол с песней «16 тонн», были, по-моему, Элвис Пресли, Карел Готт, Дин Рид. Через несколько лет нам довелось вместе с Дином Ридом совершить поездку по БАМу, для своих гастролей там он себе в компанию выбрал «Верасы». Но это отдельная история. А если вернуться к учебе, то ее в моей жизни было очень много - 11 лет в музыкальной школе, потом фортепианное отделение в консерватории. Работая уже не один год в «Верасах», я снова пошла в консерваторию, теперь уже на композицию. Образование дает уверенность, когда слышу, что можно и без него, то понимаю - это от лени. Я знаю этих ребят, у меня племянник такой. Он басист, я ему говорю: надо учиться, а он в ответ - зачем, Дин Рид тоже не знал нот. Я тоже знаю немало ребят, которые не ведают нот и при этом обладают сложным музыкальным мышлением. Но Бог-то может много дать, однако если все останется на уровне попсы, то и мир вокруг станет узким, неинтересным, и многого не узнаешь даже про музыку, а она же бесконечна.


^

Великие «Песняры»


- В свое время Белоруссия дала советской эстраде одновременно «Песняров», «Сябров», «Верасов»...

- А Виктор Лукьянович Вуячич? У нас и сегодня немало хороших музыкантов, просто у них нет выхода к публике, нет прежнего пространства большой страны. «Верасы» начинали как женский ансамбль, а солистом был великолепнейший Эдуард Мицуль, с ним и «Песняры» работали, в то время они еще «Лявонами» назывались. Была еще и замечательная певица Нелли Богуславская, как раз ей, кстати, все мы обязаны тем, что запел Владимир Мулявин. Однажды она попросила его помочь, вторым голосом подпеть... Интересных коллективов было много, все они были разными, каждый шел своей дорогой, но высокую планку не только нам, но и всем, кто выступал на эстраде, определили, конечно, «Песняры». Теперь уже можно сказать, что это был без преувеличения великий коллектив. Только что вышла прекрасная просто книга о Мулявине, буквально позавчера держала ее в руках. А теперь мне поручили быть музыкальным редактором собрания его песен, антологии своего рода. И вот при любой возможности, в дороге, в поездах сижу и и читаю, и слушаю эту музыку, вся она проходит передо мной. Когда-то как раз эта музыка сделала нашу Белоруссию одним из лидеров на эстраде. Помню, одна из первых больших поездок «Верасов» была на Дни культуры Белоруссии в Алтайском крае. И поразило то, что вроде «Верасов» еще никто не знал, такую раскрутку телевизионную, как сейчас, было невозможно еще представить, а залы набиты битком. После концертов приходили люди, благодарили, спрашиваю у одной женщины: откуда вы про нас знаете? До концерта, отвечает, мы про вас не слышали, но вы ведь из Белоруссии, а это лучшая рекомендация, идем, не задумываясь, зная, что будет очень душевно, искренне, артистично, по-настоящему, без вранья.

- На многие годы вашей визитной карточкой стали «Малиновка» и «Я у дедушки живу, я у бабушки живу», не огорчает, что только они?

- Почему это должно огорчать? У кого-то нет счастья остаться в памяти даже одной песней. Знаете, как это здорово, что до сих пор люди хотят их слышать. Вообще у нас в репертуаре всегда было много лирики, сейчас она вообще стала возвращаться на эстраду, потому что вся эта однообразная дискотека на сцене народу уже приелась. Хочется нормального, глубинного.

- Говорят, всегда трудно угадать, какая судьба ждет ту или другую песню. Рассчитываешь на успех одной, а слушатель выбирает другую.

- Так действительно нередко случается. Песню про жизнь у бабушки и дедушки Эдуард Ханок написал вообще-то для документального фильма о проблемах семьи с одним ребенком. Фильм должен был быть телевизионным, трехсерийным, но так получилось, что до его выхода Эдуард показал эту песню музыкальному редактору «Голубого огонька». Дело было накануне 8 марта, ее сразу взяли. Записали в Ленинграде, а премьера 8 марта состоялась на «Голубом огоньке» в 81-м году. Записывала я ее, находясь в положении, напророчила сама себе, как говорится. Дочка родилась, Настя.

- Она тоже поет?

- Она музыкальна, голос хороший, но пока Настю больше привлекает журналистика. Где-то написали, что природа отдохнула на ее родителях, мы с Сашей так смеялись, прочитав. Сейчас Настя родила нам внука, мы в нем души не чаем. А что дальше будет, покажет, думаю, самое ближайшее будущее.


^

Песня на 3,15


- Своя история, вероятно, связана и с не менее знаменитой «Малиновкой»?

- Тут совсем странный случай. Мы записывали очередную пластинку, и для нее не хватало материала на 2.40-2.50 минуты. «Малиновка у нас уже была, но мы только готовились серьезно ею заниматься, аранжировать. Эту песню на 3,15, как выражаются музыканты, мы сделали практически на ходу. Наш руководитель Вася Раимчик что-то там наиграл-наиграл, записал, мы после концерта приехали в студию, надо было что-то забрать, а он говорит: давайте к микрофонам. Разбросали по голосам - люди-то все, слава Богу, грамотные - вот вам, кстати, еще один довод в пользу настоящего профессионального образования. Так что встали и сразу спели. И только потому, что на пластинке не хватало немного времени, появилась «Малиновка», вышла на диске и сразу сделала погоду.

Хит-момент


- Сейчас вы с Александром Тихановичем много занимаетесь дома, в Белоруссии, поиском новых талантов, молодых дарований. Надо думать, их у вас в стране хватает.

- Искать, во всяком случае, не приходится, находятся сами - ребята звонят, предлагают свой материал. Конечно, сегодня им раскрутиться значительно сложнее, чем нам когда-то. Мы то в 74-м году поехали на Всесоюзный конкурс молодых артистов эстрады, который проводился каждые 5 лет. Среди участников тогда значились и Алла Пугачева, и Геннадий Хазанов, и Ренат Ибрагимов. Много было ВИА. Мы стали лауреатами, а это открывало зеленую улицу: теперь у нас было право записать на «Мелодии» пластинку, могли выступать на телевидении, после первого появления мы так понравились, что нас стали приглашать практически во все «Огоньки». Так что с того конкурса все покатилось-поехало.

- Вам кажется, главная проблема для молодых сегодня в отсутствии таких конкурсов?

- Не только. Сейчас могут помочь спонсоры, и вы даже получите возможность сделать на телевидении клип. Но надо, чтобы повезло с песней. Без хорошего материала ни одна картинка не поможет. Еще одна проблема, по-моему, заключается в том, что у исполнителя раскручиваются одна-две песни, а приходишь к нему на концерт и, кроме них, больше и слушать нечего, ничего нет. Да и профессиональный уровень тоже оставляет желать лучшего. Помню, Настя буквально визжала в ожидании приезда одной раскрученной певицы. Сходила на концерт и вернулась в полном разочаровании. Мама, пожаловалась, она так нечисто поет, и вообще все было не так, как по телеку.

- А те ребята, которых находите, не обречены на трудную судьбу людей, которым теперь так трудно раскрутиться?

- Знаете, что им требуется в первую очередь - иметь свои записи на аудио и видео. Это Саша им помогает сделать в нашей студии. Он организовал конкурс «Хит-момент», дал возможность показаться и проявиться многим ребятам, и теперь нет отбоя от желающих попробовать свои силы. Тут главное - дать возможность сделать качественную запись, а ребята попадаются очень способные. И когда есть хорошая запись, когда есть что показать - дальше все в ваших руках.

- И кому повезет - путь в звезды.

- По правде говоря, я не очень понимаю, что это такое - звезда. Есть артисты хорошие или средние, или плохие. Но быть звездой еще не значит быть хорошим артистом...




Похожие:

Песня на 3,15 iconК. П. Апухтиной Песня туманная, песня далёкая, и бесконечная, и заунывная

Песня на 3,15 iconДавняя песня мне помнiцца дауняя песня

Песня на 3,15 iconGutter=15> в туле — авторская песня
...
Песня на 3,15 iconПесня моя, песня

Песня на 3,15 iconПесня моя, песня

Песня на 3,15 iconПесня моя, песня

Песня на 3,15 iconДокументы
1. /иванов-крамской - каталонская песня/иванов-крамской - каталонская песня.pdf
Песня на 3,15 iconДокументы
1. /иванов-крамской - астурийская песня/иванов-крамской - астурийская песня.pdf
Песня на 3,15 iconЗвучит песня «Бухенвальдский набат». Песня затихает
Второй мировой войны. Однако из памяти человечества не изгладились и никогда не изгладятся чудовищные преступления немецко-фашистских...
Песня на 3,15 iconДокументы
...
Песня на 3,15 iconИз нашей фонотеки: Вокально-инструментальный ансамбль «Лейся, песня!»
Вокально-инструментальный ансамбль «Лейся, песня!». Руководители — Валерий Селезнев и Михаил Плоткин
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©podelise.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации
Документы

Разработка сайта — Веб студия Адаманов